Содержание

Черчилль, Франклин, Тесла и еще 4 гения, которые спали очень мало :: Здоровье :: РБК Стиль

Уинстон Черчилль

© Yousuf Karsh. Library and Archives Canada

Автор

Ирина Рудевич

06 апреля 2020

Принято считать, что необходимая норма сна — восемь часов в сутки. Но некоторые люди не хотят тратить столько времени на бездействие, а некоторые и вовсе известны тем, что ставили сон на последнее место.

Гай Юлий Цезарь (100–44 годы до нашей эры)

Полководец, политик и писатель родился в семье патрициев. Военная карьера Цезаря привела к образованию первого триумвирата в 60 году до н.э., а в последующие годы он присоединил к Римской республике обширные территории. Политик проводил беспрецедентные реформы, боролся с консервативными взглядами членов сената, писал сочинения, которые стали классикой римской литературы. Времени на сон почти не оставалось. Цезарь уделял ему 2–4 часа в сутки, поэтому успевал гораздо больше других; до сих пор его имя упоминают, когда говорят о многозадачности и невероятной работоспособности. Полководец проводил много времени в военных походах, где не искал привилегий: спал на земле под открытым небом рядом с простыми солдатами.

Леонардо да Винчи (1452–1519)

Ученые, интересующиеся особенностями сна, экспериментируют с альтернативными графиками бодрствования. Например, пробуют спать определенное количество времени через равные периоды в течение дня. Термин полифазный сон появился сравнительно недавно, но еще в XV веке такого режима придерживался гениальный изобретатель Леонардо да Винчи. Он спал по 15–20 минут каждые четыре часа. То есть всего в сутки получалось порядка двух часов сна. Разбивая график на такие небольшие отрезки, художник не пытался охватить несколько дел одновременно: многие из его великих работ занимали несколько лет. При этом Леонардо да Винчи считал, что утренняя продуктивность в несколько раз выше вечерней, поэтому его часто упоминают, советуя перейти на режим жаворонка. Полифазный сон стал популярным у современных людей: его пробуют как челлендж и делятся впечатлениями в соцсетях. Мало кому удается выдержать первые десять дней, когда организм подстраивается под новый режим, и врачи не рекомендуют проводить подобные эксперименты со здоровьем.

Бенджамин Франклин (1706–1790)

Политик был также писателем, журналистом, изобретателем и издателем. Он первым из граждан США стал членом Императорской академии наук и художеств, известной сейчас как Российская академия наук. Франклин родился в небогатой семье ремесленника и самостоятельно получил образование, работал подмастерьем в типографии. С детства он придерживался строгого распорядка дня и считал, что хорошего должно быть понемногу. Сон тоже попал в категорию благ, которые нужно ограничивать. Человек удивительной трудоспособности, портрет которого украшает стодолларовую купюру, спал не более четырех часов в сутки. Современные медики наверняка бы сказали, что этого недостаточно, но отсутствие длительного сна не помешало Франклину изучить Гольфстрим, изобрести бифокальные очки, запатентовать кресло-качалку и выдвинуть идею электрического двигателя.

Наполеон I Бонапарт (1769–1821)

Французский император и полководец родился в семье мелких аристократов, он был вторым из 13 детей. С детства будущий политик много читал, учился в Парижской военной школе, изучал математику, военную технику и тактику. Приступив к роли полководца, Бонапарт придерживался очень строго режима. Жан Тюлар, профессор Сорбонны и автор книги «Наполеон, или Миф о спасителе», утверждает, что великий император вставал в 7:00. В 10:00 был завтрак, затем Бонапарт работал до 13:00, участвовал в заседаниях. Обед подавали в 17:00, а иногда и в 19:00, а спать правитель ложился около 01:00. В 03:00 он просыпался, чтобы принять ванну и почитать, а через два часа снова засыпал. Итого в сутки — четыре часа сна, разбитого на две части. Будить императора можно было только в случае крайней необходимости. Этот режим полководцу приписывают на время военных действий, в мирные дни он все же спал около семи часов. На острове Святой Елены у Бонапарта пропала необходимость контролировать происходящее и много успевать; после изгнания он перестал соблюдать режим.


Никола Тесла (1856 — 1943)

В отличие от многих любителей спать мало, но по строгому распорядку, ученый-физик не придерживался расписания. Тесла предпочитал работать над проектом без отрыва, иногда сутками. После многодневных трудов он спал целый день, а затем возвращался к науке. Иногда ученый дремал урывками, но чаще всего ложился спать, когда сил совсем не оставалось. Врачи и друзья пророчили худшие перспективы при таком графике, но Тесла с детства не привык опираться на чужое мнение: будущему гению пророчили стезю священника, но, вопреки ожиданиям родителей, он выбрал инженерное дело. Сутками без сна изобретатель работал над электромобилем, изучал асинхронный электродвигатель, переменный ток и магнитные потоки. Его считают человеком, который изобрел XX век. Никола Тесла умер после несчастного случая — его сбила машина. Тесла отказался от услуг врачей, получив на фоне переломов острое воспаление легких, перешедшее в хроническую форму.

Уинстон Черчилль (1874–1965)

Военнослужащий запаса, политический деятель, Премьер-министр Великобритании и журналист также занимался писательством. В 1953 году он стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Благодаря автобиографическим трудам Черчилля современники знают немало интересных фактов о его расписании. Любитель виски и сигар не особенно следил за здоровьем и не придерживался графика отдыха. Премьер-министр вставал около 8:00 и до 11:00 работал, лежа в кровати: отвечал на письма, читал газеты, давал распоряжения. День состоял из встреч и совещаний, а около 17:00 часов Черчилль ложился спать на полтора часа. После перерыва он снова возвращался к работе и трудился до 03:00. В среднем сэр Уинстон Черчилль спал около шести часов в сутки, но в два захода. Политик считал, что по сравнению с почти полноценным шестичасовым сном короткий послеобеденный отдых позволяет сделать в два раза больше дел. Он следовал этой схеме настолько ответственно, что мог заснуть во время заседания парламента или важного совещания. В мемуарах «Вторая мировая война» Черчилль утверждал, что эта способность помогла ему спасти Великобританию, позволяя работать на максимуме своих сил.

Маргарет Тэтчер (1925–2013)

Первая женщина-премьер-министр европейского государства, получившая прозвище Железная леди, с детства отличалась самодисциплиной и способностью работать в многозадачном режиме. Помимо учебы Тэтчер посещала дополнительные занятия: играла в хоккей, плавала, писала стихи и играла на фортепиано. На посту главы правительства она провела реформы, вывела Великобританию на новый экономический уровень, в результате чего ее переизбрали в 1983 и 1987 году. Маргарет Тэтчер спала по четыре часа в сутки, но, несмотря на восхищение Черчиллем, никогда не прерывалась на дневной сон. Тэтчер не устраивала себе каникулы: она работала в праздники и выходные, вставала раньше всех и оставалась в кабинете до глубокой ночи. Режим политика подтверждает некоторые из гипотез современных медиков о сне. Так, пожилые люди обычно проводят в постели меньше времени и рано просыпаются. Кроме того, способностью долго бодрствовать отличаются военные в нестабильное время. Тэтчер была пожилой леди, пережившей Вторую мировую войну, поэтому режим мог быть для нее привычным. Джон Кэмпбелл, биограф баронессы, утверждал, что умение обходиться коротким сном сделало Маргарет Тэтчер самым осведомленным человеком на свете.  

Великие люди, которые любили поспать: спящие красавицы 🙂

Когда-то обещал я Полному Подъему, что напишу о тех сильных мира сего, которые любили понежиться в постели, и это, как мы видим, ничуть не повредило их репутации. Один только Эйнштейн чего стоит! С него и начнем, но прежде поделюсь вот каким соображением: похоже, сон незаменим для сохранения женской красоты! 😉

Альберт Эйнштейн

Хочется начать повествование об этом великом ученом со слов «Как и всякий нормальный человек, Эйнштейн спал по 10 часов в сутки…». Но вы сами понимаете, что разговор о нормальности здесь вряд ли будет уместен. Поэтому напишем просто: Эйнштейн спал более 10 часов ежедневно. А иногда и все 12.
Вообще, ученый не любил ограничивать себя рамками, поэтому спал, пока не разбудят, бодрствовал, пока не отправят спать и ел, пока не остановят. О результатах такого «вальяжного» образа жизни и говорить не надо, упомянем лишь, что умер Эйнштейн в 76 лет, а мозг свой «завещал науке», которая установила, что тот отличается гораздо бОльшим количеством глиальных клеток, чем у обычного человека – то есть попросту сверхразвитием.

Иммануил Кант

Великий философ настолько любил спать, что ему пришлось просить своего слугу Лямпе будить его любыми методами и не покидать комнату, пока хозяин не встанет. Спал Кант 7 часов в сутки, так как очень ценил время. Вообще, философ был невероятно педантичен: ложился ровно в 10 вечера и вставал ровно в 4:45 утра.
Послеобеденное гулянье также совершалось строго по часам, причем, по свидетельству соседей, уходил и возвращался «господин профессор» в одно и то же время, минута в минуту. Так Иммануил Кант и прожил всю жизнь, причем ни разу не выехав из своего родного Кенигсберга.

Катрин Денев

Великая актриса, которой уже под 70, по-прежнему остается для большинства французов — и не только для них — самой красивой женщиной в мире. «Последняя мегазвезда Франции» утверждает, что никогда не делала пластических операций. Сон – вот незаменимая вещь для сохранения красоты, считает она и спит не менее 8 часов в сутки.
Однажды Катрин Денев попросили раскрыть секрет ее «долгоиграющей» красоты. Вот что она ответила: «Много спать, не загорать, мало заниматься спортом — конечно, я не бегаю по утрам. Время от времени езжу в деревню, мне это нравится. Могла бы сказать, что пью только воду, но это будет неправдой. И все-таки я стараюсь хорошо высыпаться и вести здоровый и активный образ жизни. Вот и весь мой секрет».

Хелен Миррен

В этом году «оскароносной» «Королеве» «стукнет» 65 лет. Как и Денев, она никогда не делала пластику, а секретом своей красоты называет обилие сна и отсутствие комплексов и переживаний по поводу возраста. 🙂

Синди Кроуфорд

Супермодель, еще одна «ветеранша» подиумов и сцен, почти 50-летняя Синди Кроуфорд также считает важнейшей составляющей своей красоты сон.
Вот что рассказывает Синди: «Я не использую сырые яйца на волосы или огурцы на глаза, как это многие хотят услышать. Считаю это старомодными методами. Я много сплю, много пью воды, избегаю алкоголя и сигарет, правильно питаюсь и занимаюсь фитнесом. Это все очень скучно, но это правда».

Мария Шарапова

А вот и известная теннисистка-модель-дизайнер Мария Шарапова. И снова одним из важнейших секретов своей красоты она называет умение хорошо высыпаться. 🙂
«Чтобы быть здоровой и красивой, мне надо спать, по крайней мере, восемь часов в сутки, пить большое количество воды и соблюдать сбалансированную диету, богатую углеводородами и белком. Мои три непреложных правила, позволяющие всегда отлично выглядеть: хороший сон, йога и теннис на открытом воздухе», — советует Мария в интервью.

Дорогие девушки, надеюсь, свидетельств этих венценосных особ вам хватило! 🙂
Ну и напоследок, пожалуй, вспомним «формулу сна» Наполеона, еще в стародавние времена советовавшего барышням спать не менее 8 часов в сутки.

Будьте красивы! ;)

Каким был Альберт Эйнштейн: 15 фактов из жизни великого гения | Справка | Вопрос-Ответ

Альберт Эйнштейн родился 14 марта 1879 года в южногерманском городе Ульме, в небогатой еврейской семье.

Учёный жил в Германии и США, впрочем, всегда отрицал, что знает английский язык. Учёный был общественным деятелем-гуманистом, почётным доктором около 20 ведущих университетов мира, членом многих академий наук, в том числе иностранным почётным членом АН СССР (1926).



Эйнштейн в 14 лет. Фото: Commons.wikimedia.org

Открытия великого гения в науке дали огромный рост математике и физике в XX столетии. Эйнштейн является автором около 300 работ по физике, а также автором более 150 книг в области других наук. За свою жизнь им было разработано много значительных физических теорий.

АиФ.ru собрал 15 интересных фактов из жизни всемирно известного учёного.

Эйнштейн плохо учился

В детстве знаменитый учёный не был вундеркиндом. Многие сомневались в его полноценности, а его мать даже подозревала врождённое уродство своего ребёнка (у Эйнштейна была большая голова).

В школе, где будущий гений зарекомендовал себя замкнутым, ленивым, медлительным и почти ни на что не способным, все смеялись над ним. А учителя говорили, что из Альберта никогда и ничего путного не выйдет.

Эйнштейн так и не получил аттестата об образовании в гимназии, однако заверил родителей, что сам сможет подготовиться к поступлению в Высшее техническое училище (Политехникум) в Цюрихе. Но с первого раза он провалился.

Всё-таки поступив в Политехникум, студент Эйнштейн очень часто прогуливал лекции, читая в кафе журналы с последними научными теориями.

После получения диплома он устроился работать экспертом в патентное бюро. В связи с тем, что оценка технических характеристик у молодого специалиста занимала чаще всего около 10 минут, он много занимался разработкой собственных теорий.

Не любил спорт

Кроме плавания («вид спорта, который требует наименьшей энергии», как говорил сам Эйнштейн), он избегал любой энергичной деятельности. Однажды учёный сказал: «Когда я прихожу с работы, я не хочу делать ничего, кроме работы ума».

Решал сложные задачи игрой на скрипке

У Эйнштейна был особый способ мышления. Он выделял те идеи, которые были неизящны или дисгармоничны, исходя в основном из эстетических критериев. Потом он провозглашал общий принцип, по которому восстановилась бы гармония. И делал прогнозы, как поведут себя физические объекты. Такой подход давал ошеломляющие результаты.



Любимый инструмент Эйнштейна. Фото: Commons.wikimedia.org

Учёный тренировал в себе умение подняться над проблемой, увидеть её с неожиданного ракурса и найти неординарный выход. Когда он оказывался в тупике, играл на скрипке, решение внезапно всплывало в голове.

Эйнштейн «перестал носить носки»

Говорят, Эйнштейн был не очень опрятным и однажды по этому поводу высказался так: «Когда я был молодым, я узнал, что большой палец всегда заканчивается дыркой в носке. Так что я перестал носить носки».

Любил курить трубку

Эйнштейн был пожизненным членом клуба Монреальских курильщиков трубок. Он очень уважительно относился к курительной трубке и считал, что она «способствует спокойно и объективно судить о делах человеческих».

Ненавидел фантастику

Чтобы не исказить чистую науку и дать людям ложную иллюзию научного понимания, он рекомендовал полное воздержание от любого типа научной фантастики. «Я никогда не думаю о будущем, оно и так скоро придёт», — говорил он.

Родители Эйнштейна были против его первого брака

Со своей первой женой Милевой Марич Эйнштейн познакомился в 1896 году в Цюрихе, где они вместе учились в Политехникуме. Альберту было 17 лет, Милеве — 21. Она была из католической сербской семьи, жившей в Венгрии. Сотрудник Эйнштейна Абрахам Пайс, ставший его биографом, в фундаментальном жизнеописании своего великого шефа, изданном в 1982 году, писал, что оба родителя Альберта были против этого брака. Только на смертном одре отец Эйнштейна Герман дал согласие на женитьбу сына. А Паулина, мать учёного, так и не приняла невестку. «Всё во мне сопротивлялось этому браку», — цитирует Пайс письмо Эйнштейна 1952 года.

Тем не менее свадьбу скромно отпраздновали 6 января 1903 года.



Эйнштейн со своей первой женой Милевой Марич (ок. 1905). Фото: Commons.wikimedia.org

За 2 года до свадьбы, в 1901 году, Эйнштейн так писал своей возлюбленной: «…Я потерял разум, умираю, пылаю от любви и желания. Подушка, на которой ты спишь, во стократ счастливее моего сердца! Ты приходишь ко мне ночью, но, к сожалению, только во сне…».

Однако спустя короткое время будущий отец теории относительности и будущий отец семейства пишет своей невесте уже совсем в ином тоне: «Если хочешь замужества, ты должна будешь согласиться на мои условия, вот они:

  • во-первых, ты будешь заботиться о моей одежде и постели;
  • во-вторых, будешь приносить мне трижды в день еду в мой кабинет;
  • в-третьих, ты откажешься от всех личных контактов со мной, за исключением тех, которые необходимы для соблюдения приличий в обществе;
  • в-четвёртых, всегда, когда я попрошу тебя об этом, ты будешь покидать мою спальню и кабинет;
  • в-пятых, без слов протеста ты будешь выполнять для меня научные расчёты;
  • в-шестых, не будешь ожидать от меня никаких проявлений чувств».

Милева приняла эти унизительные условия и стала не только верной женой, но и ценным помощником в работе. 14 мая 1904 года у них рождается сын Ганс Альберт, единственный продолжатель рода Эйнштейнов. В 1910 году родился второй сын Эдуард, который с детства страдал слабоумием и закончил свою жизнь в 1965 году в цюрихской психиатрической лечебнице.

Твёрдо верил, что получит Нобелевскую премию

Фактически первый брак Эйнштейна распался в 1914 году, в 1919 году уже при юридическом бракоразводном процессе фигурировало следующее письменное обещание Эйнштейна: «Обещаю тебе, что когда я получу Нобелевскую премию, то отдам тебе все деньги. Ты должна согласиться на развод, в противном случае ты вообще ничего не получишь».

Супруги были уверены, что Альберт станет нобелевским лауреатом за теорию относительности. Нобелевскую премию он действительно получил в 1922 году, хотя и с совсем другой формулировкой (за объяснение законов фотоэффекта). Эйнштейн слово сдержал: все 32 тыс. долл. (огромная сумма для того времени) он отдал бывшей жене. До конца своих дней Эйнштейн заботился и о неполноценном Эдуарде, писал ему письма, которые тот даже не мог прочесть без посторонней помощи. Навещая сыновей в Цюрихе, Эйнштейн останавливался у Милевы в её доме. Милева очень тяжело переживала развод, длительное время находилась в депрессии, лечилась у психоаналитиков. Умерла она в 1948 году в возрасте 73 лет. Чувство вины перед первой женой тяготило Эйнштейна до конца его дней.

Второй женой Эйнштейна была его сестра

В феврале 1917 года 38-летний автор теории относительности не на шутку заболел. Чрезвычайно интенсивная умственная работа при плохом питании в воюющей Германии (это был берлинский период жизни) и без должного ухода спровоцировала острую болезнь печени. Потом добавилась желтуха и язва желудка. Инициативу по уходу за больным взяла на себя его двоюродная по материнской линии и троюродная по отцовской линии сестра Эльза Эйнштейн-Ловенталь. Она была на три года старше, разведена, имела двух дочерей. Альберт и Эльза были дружны с детства, новые обстоятельства способствовали их сближению. Добрая, сердечная, по-матерински заботливая, словом, типичная бюргерша, Эльза обожала ухаживать за своим знаменитым братом. Как только первая жена Эйнштейна — Милева Марич — дала согласие на развод, Альберт и Эльза поженились, дочерей Эльзы Альберт удочерил и был с ними в прекрасных отношениях.



Эйнштейн с женой Эльзой. Фото: Commons.wikimedia.org

Не относился к неприятностям серьёзно

В обычном состоянии учёный был неестественно спокоен, почти заторможен. Из всех эмоций предпочитал самодовольную жизнерадостность. Абсолютно не выносил, когда кто-то рядом был печален. Он не видел того, чего видеть не хотел. Не относился серьёзно к неприятностям. Считал, что от шуток беды «рассасываются». И что их можно перевести из личного плана в общий. Например, сравнить горе от своего развода с горем, приносимым народу войной. Подавлять эмоции ему помогали «Максимы» Ларошфуко, он их постоянно перечитывал.

Не любил местоимение «мы»

Он говорил «я» и не разрешал никому произносить «мы». Смысл этого местоимения просто не доходил до учёного. Его близкий друг лишь раз видел невозмутимого Эйнштейна в ярости, когда жена произнесла запретное «мы».

Часто замыкался в себе

Чтобы быть независимым от общепринятых мнений, Эйнштейн часто замыкался в одиночестве. Это было привычкой детства. Он даже разговаривать начал в 7 лет потому, что не желал общаться. Он строил уютные миры и противопоставлял их реальности. Мир семьи, мир единомышленников, мир патентного бюро, в котором работал, храм науки. «Если сточные воды жизни лижут ступени вашего храма, закройте дверь и засмейтесь… Не поддавайтесь злобе, оставайтесь по-прежнему святым в храме». Этому совету он следовал.

Отдыхал, играя на скрипке и впадая в транс

Гений всегда старался быть сосредоточенным, даже когда нянчился с сыновьями. Писал и сочинял, отвечая на вопросы старшего сына, качая на колене младшего.

Эйнштейн любил отдохнуть у себя на кухне, наигрывая на скрипке мелодии Моцарта.

А во второй половине жизни учёному помогал особый транс, когда ум его ничем не ограничивался, тело не подчинялось заранее установленным правилам. Спал, пока не разбудят. Бодрствовал, пока не отправят спать. Ел, пока не остановят.

Последний свой труд Эйнштейн сжёг

В последние годы жизни Эйнштейн работал над созданием Единой теории поля. Её смысл, главным образом, заключается в том, чтобы с помощью одного единственного уравнения описать взаимодействие трёх фундаментальных сил: электромагнитных, гравитационных и ядерных. Скорее всего, неожиданное открытие именно в этой области и побудило Эйнштейна уничтожить свой труд. Что это были за работы? Ответ, увы, великий физик навеки унёс с собой.



Альберт Эйнштейн в 1947 году. Фото: Commons.wikimedia.org

Разрешил исследовать свой мозг после смерти

Эйнштейн считал, что только маньяк, одержимый одной мыслью, способен получить значительный результат. Он дал согласие, чтобы его мозг исследовали после его смерти. В итоге мозг учёного был извлечён через 7 часов после смерти выдающегося физика. И тут же украден.

Смерть настигла гения в Принстонской больнице (США) в 1955 году. Вскрытие проводил патологоанатом по имени Томас Харви. Он извлёк мозг Эйнштейна для изучения, но вместо того, чтобы предоставить его науке, забрал его лично себе.

Рискуя своей репутацией и рабочим местом, Томас поместил мозг величайшего гения в банку с формальдегидом и унёс его к себе домой. Он был убеждён, что такое действие является научным долгом для него. Мало того, Томас Харви в течении 40 лет посылал кусочки мозга Эйнштейна для исследования ведущим неврологам.

Потомки Томаса Харви пытались вернуть дочери Эйнштейна то, что осталось от мозга её отца, но от такого «подарка» она отказалась. С тех пор и по сегодняшний день остатки мозга, по иронии, находятся в Принстоне, откуда он и был украден.

Учёные, которые исследовали мозг Эйнштейна, доказали, что серое вещество отличалось от нормы. Научные исследования показали, что области мозга Эйнштейна, ответственные за речь и язык, уменьшены, в то время как области, ответственные за обработку численной и пространственной информации, увеличены. Другие исследования констатировали увеличение количества нейроглиальных клеток*.


*Глиальные клетки [ glial cell ](Греч.: γλοιός — липкое вещество, клей) — тип клеток нервной системы. Глиальные клетки в совокупности называют нейроглией или глией. Они составляют по крайней мере половину объёма центральной нервной системы. Число глиальных клеток в 10–50 раз больше, чем нейронов. Нейроны центральной нервной системы окружены глиальными клетками.

Лицо прогресса: Альберт Эйнштейн без гримас

В детстве Эйнштейн учился в католической школе и до 12 лет оставался глубоко религиозным ребёнком, а затем неожиданно увлёкся научно-популярной литературой. В 21 год Эйнштейн закончил Политехникум, получив диплом преподавателя математики и физики. На фото: Альберт Эйнштейн в 14 лет.
© Commons.wikimedia.org / Randolph College

В 1905 году были опубликованы три выдающиеся статьи Альберта Эйнштейна, в одной из которых впервые была описана Специальная теория относительности – наивысшее достижение учёного.
© Commons.wikimedia.org / Lucien Chavan

В то же время Эйнштейн впервые женился – в 1905 году его супругой стала Милева Марич, она была единственной девушкой, учившейся с Эйнштейном на одном курсе.
© Commons.wikimedia.org / Rev. Superinteressante

В 10-20-х годах XX века Альберт Эйнштейн благодаря специальной и общей теориям относительности стал самым популярным учёным своего времени. Он много путешествовал по Европе, читал лекции для учёных, студентов и любой другой любознательной публики.
© Commons.wikimedia.org / Ferdinand Schmutzer

Несмотря на то, что идеи Эйнштейна разделяли не все, он пользовался большим уважением среди коллег. Например, Хендрик Лоренц (на фото) не до конца соглашался с Эйнштейном и интерпретировал его теории в контексте собственных, однако именно он в 1920-м выдвинул его на Нобелевскую премию. В 1928 году Эйнштейн находился рядом с Лоренцом, когда тот умер.
© Commons.wikimedia.org

В рамках своих поездок Эйнштейн посещал самые разные страны и побывал в том числе в США, Индии, Китае и Японии. На фото: Эйнштейн со своей женой в 1922 году в Японии.
© Commons.wikimedia.org / Meiji Seihanjo

Эйнштейн не боялся указывать коллегам на их ошибки и зачастую делал это по собственной инициативе без поддержки других. Нильсу Бору (на фото) он заявил, что «Бог не играет в кости», когда критиковал «копенгагенскую интерпретацию» квантовой механики.
© Commons.wikimedia.org / Paul Ehrenfest

Во времена нацистской Германии Альберт Эйнштейн открыто выступал против фашизма и в 1933-м был вынужден навсегда покинуть страну. Он переехал в США, которые выдали учёному сертификат о гражданстве в 1940 году.
© Commons.wikimedia.org / Библиотека Конгресса США

После войны Эйнштейн занимался проблемами космологии и единой теорией поля. Вместе с этим учёный всё чаще играл на скрипке – он никогда не расставался с этим музыкальным инструментом. В литературе Эйнштейн отдавал предпочтение Льву Толстому, Фёдору Достоевскому и Бертольту Брехту. Вместе с этим он увлекался филателией и садоводством.
© Commons.wikimedia.org / E. O. Hoppe

Альберт Эйнштейн скончался 18 апреля 1955 года от аневризмы аорты. По предсмертному распоряжению учёного, место и время захоронения не разглашались. Процедура кремации состоялась на следующий день в присутствии двенадцати самых близких друзей.
© Commons.wikimedia.org / Библиотека Конгресса США

Лицо прогресса: Альберт Эйнштейн без гримас

В детстве Эйнштейн учился в католической школе и до 12 лет оставался глубоко религиозным ребёнком, а затем неожиданно увлёкся научно-популярной литературой. В 21 год Эйнштейн закончил Политехникум, получив диплом преподавателя математики и физики. На фото: Альберт Эйнштейн в 14 лет.
© Commons.wikimedia.org / Randolph College

В 1905 году были опубликованы три выдающиеся статьи Альберта Эйнштейна, в одной из которых впервые была описана Специальная теория относительности – наивысшее достижение учёного.
© Commons.wikimedia.org / Lucien Chavan

В то же время Эйнштейн впервые женился – в 1905 году его супругой стала Милева Марич, она была единственной девушкой, учившейся с Эйнштейном на одном курсе.
© Commons.wikimedia.org / Rev. Superinteressante

В 10-20-х годах XX века Альберт Эйнштейн благодаря специальной и общей теориям относительности стал самым популярным учёным своего времени. Он много путешествовал по Европе, читал лекции для учёных, студентов и любой другой любознательной публики.
© Commons.wikimedia.org / Ferdinand Schmutzer

Несмотря на то, что идеи Эйнштейна разделяли не все, он пользовался большим уважением среди коллег. Например, Хендрик Лоренц (на фото) не до конца соглашался с Эйнштейном и интерпретировал его теории в контексте собственных, однако именно он в 1920-м выдвинул его на Нобелевскую премию. В 1928 году Эйнштейн находился рядом с Лоренцом, когда тот умер.
© Commons.wikimedia.org

В рамках своих поездок Эйнштейн посещал самые разные страны и побывал в том числе в США, Индии, Китае и Японии. На фото: Эйнштейн со своей женой в 1922 году в Японии.
© Commons.wikimedia.org / Meiji Seihanjo

Эйнштейн не боялся указывать коллегам на их ошибки и зачастую делал это по собственной инициативе без поддержки других. Нильсу Бору (на фото) он заявил, что «Бог не играет в кости», когда критиковал «копенгагенскую интерпретацию» квантовой механики.
© Commons.wikimedia.org / Paul Ehrenfest

Во времена нацистской Германии Альберт Эйнштейн открыто выступал против фашизма и в 1933-м был вынужден навсегда покинуть страну. Он переехал в США, которые выдали учёному сертификат о гражданстве в 1940 году.
© Commons.wikimedia.org / Библиотека Конгресса США

После войны Эйнштейн занимался проблемами космологии и единой теорией поля. Вместе с этим учёный всё чаще играл на скрипке – он никогда не расставался с этим музыкальным инструментом. В литературе Эйнштейн отдавал предпочтение Льву Толстому, Фёдору Достоевскому и Бертольту Брехту. Вместе с этим он увлекался филателией и садоводством.
© Commons.wikimedia.org / E. O. Hoppe

Альберт Эйнштейн скончался 18 апреля 1955 года от аневризмы аорты. По предсмертному распоряжению учёного, место и время захоронения не разглашались. Процедура кремации состоялась на следующий день в присутствии двенадцати самых близких друзей.
© Commons.wikimedia.org / Библиотека Конгресса США

Сон – пустая трата времени или физиологическая необходимость / Хабр

Нам, простым смертным время от времени напоминают, насколько важен для организма полноценный 8-часовой сон. Вместе с тем опыт некоторых представителей нашего вида, имя которых в нашем представлении ассоциируется с определенными достижениями, зачастую свидетельствует об обратном. Многие из этих людей стали и остаются знаменитыми и успешными, уделяя сну минимум времени. Один из ярких примеров — ныне здравствующий харизматичный Дональд Трамп, отводящий на сон не более 3-4 часов в сутки. И, по мнению зажигающему своей энергией кандидата в президенты, такое распределение времени дает ему ощутимое преимущество над конкурентами.

Сон – пустая трата времени – был глубоко убежден Томас Эдисон, предпочитающий всю сознательную часть жизни прерываться на короткий сон по нескольку раз в течение дня. Того же мнения и распорядка, правда на несколько веков ранее, придерживался Леонардо да Винчи, проваливающийся в т. н. «полиморфный» 20-ти минутный сон 6 раз в сутки. Никола Тесла жертвовал на сон из своего предельно плотного графика не более 2 часов, начиная с полуночи.

Уинстон Черчилль взял за привычку уделять сну, помимо нескольких часов ночью, короткое дневное время. С этой целью он распорядился перевезти в здание Парламента свою любимую кровать, что не помешало ему впоследствии привести свою страну к победе в Битве за Британию и прослыть одним из величайших дипломатов всех времен и народов.

В контексте сказанного, предлагаем вашему вниманию любопытную подборку – инфографику, состоящую из 12 фактов о том, как и сколько затрачивали и продолжают затрачивать на сон некоторые вошедшие в историю персоналии, включая и перечисленных особ.

8 часов – миф, или реальность?

Согласно усредненной статистике, большинство из нас затрачивает на сон в общей сложности около 24 лет. А много ли это или мало? И как отыскать ту золотую середину, которая позволит каждому извлекать из сна максимальную пользу? Давайте по крайней мере попробуем приблизиться к ответу на эти вопросы, проанализировав, насколько вредны недосып или пересып, и что происходит с нашим мозгом, когда времени для сна хронически не хватает.

Один из признанных авторитетов в научном мире, посвятивших изучению феномена сна десятилетия, профессор психиатрии Даниэль Крипке основываясь не только на собственном мнении, но и на убедительных фактах утверждает: «Люди, которые спят от 6,5 до 7,5 часов в сутки, живут дольше. Они более продуктивны и счастливы. А вот излишний сон вполне может быть вреден для здоровья. И вы можете чувствовать себе разбитым, проспав 8,5 часов, и отлично отдохнувшим, проспав 5».

«… Как бы ни хотелось каждому из нас, единых рекомендаций, увы нет и быть не может… — продолжает профессор… — Речь, скорее, в некотором приближении, может идти о выработке индивидуального графика. Каждому стоит поэкспериментировать и сократить время сна, для начала, до 7,5 часов, прислушаться к своим ощущениям и прочувствовать, как влияет такая разница на качество жизни. Если ночью вы крепко спите по 6 часов и чувствуете себя в течении дня отлично — вы счастливчик, и вам, вероятнее всего, вряд ли необходимо еще что-то сокращать».

Не может заведомо считаться плюсом для большинства из нас и привычка подражать Эдисону или Маргарет Тэтчер и принудительно сокращать время сна до 4 часа в сутки, разумеется, если эти 4 часа – не ваш личный, опробованный и подтвержденный годами практики здоровый физиологический минимум, позволяющий чувствовать себя после пробуждения свежо и бодро, а в течение дня успевать переделать уйму дел.

Здесь необходимо правильно расставить акценты: человек, проспавший 4 часа действительно может концентрировать внимание на происходящем и воспринимать действительность так же адекватно, как и тот, кто проспал 7-8 часов. И этот факт неоднократно подтвержден специальными тестами и упражнениями. Ловушка заключается в том, что человек, систематически и искусственно ограничивающий свой минимальный лимит сна, теряет способность к концентрации внимания при решении даже простейших повседневных задач значительно быстрее человека, достаточно строго придерживающегося своего естественного биологического графика.

По мнению профессора Киффорда Сапера из Гарвардской медицинской школы: «Мозг невыспавшегося человека может работать нормально, но время от времени с ним происходит что-то похожее на сбой питания у электрического прибора». Получить наглядное представление о том, как это происходит позволит иллюстрация ниже.

Как только вы теряете фокус и ваше внимание рассеивается, в мозгу начинаются процессы, активирующие фокус (зоны, в которых это происходит, отмечены жёлтыми участками). У людей недоспавших подобная активность проявляется на минимальном уровне или не проявляется вовсе, зато активизируется амигдала (красная зона), которая является своего рода «центром тревоги». В результате мозг перестраивается в режим работы в условиях стресса, как в случае, когда человеку угрожает опасность. На физическом уровне это проявляется напряжением мышц, вспотевшими ладонями, урчанием в животе, крайне расбалансированным эмоциональным состоянием, невозможностью выполнить даже простейшую задачу с первого раза.

При этом проблема усугубляется тем, что человек не выспавшийся в такие моменты не замечает скачкообразного снижения способности к концентрации и производительности. Напротив, велика вероятность развития ощущения правильности и иллюзии результативности выполняемых действий. Последствия такого выпадения из “фокуса адекватности” могут оказаться весьма серьезны. Именно поэтому, садиться за руль не выспавшись, даже выпив предварительно термос кофе и ощутив прилив бодрости, категорически не рекомендуется.

Как и в случае с пересыпом, свой индивидуальный минимальный лимит сна каждому из нас придется вырабатывать самостоятельно. А вот вздремнуть несколько минут днем при наличии такой возможности и желания очень даже полезно. Буквально 20 минут будет достаточно, чтобы вернуть себе уровень концентрации и продуктивности, необходимый для адекватного восприятия и решения текущих задач как минимум на пару часов. Оптимально, если такая кратковременная передышка придется на время, когда дефицит энергии ощущается особенно остро. Вероятно именно такую установку дал себе при жизни Уинстон Черчилль, регулярно добавляющий к 5-ти ночным часам сна двухчасовой дневной «досып».

Полифазный или однофазный?

По мнению ряда психологов и физиологов, изучающих природу сна, тем, кто испытывает определенные проблемы с ночным “однофазным” сном стоит попробовать в течение нескольких дней регулярно и по мере необходимости дремать днем в одно и то же время в течение 30 минут. Организм, утверждают они, совсем скоро привыкнет к такой корректировке, а качество восприятия и продуктивность во время бодрствования значительно улучшатся.

Природу “полифазного” сна, как альтернативы однофазному (продолжительного разового сна преимущественно в ночное время) ученые изучали еще с начала 20-х годов прошлого столетия. И, тем не менее, однозначного, опирающихся на доказательную базу выводов о том, насколько вреден или полезен многофазный сон для человека в долгосрочной перспективе наукой до сих пор не представлено. Мнения признанных авторитетов достаточно кардинально разнятся и иногда с точностью до наоборот.

Так изучение природы многофазного сна в группах испытуемых разных возрастов и анализ накопленных к моменту экспериментов знаний позволили части ученых сделать вывод: “… полифазный сон следует считать скорее правилом, чем исключением для всего животного царства (Campbell & Tobler, 1984; Tobler, 1989). Существует мало оснований полагать, что человеческая система сна / бодрствования развилась на принципиально иной основе. То, что люди часто не проявляют такую организацию сна в повседневной жизни просто предполагает, что они располагают искусственными возможностями (часто с помощью стимуляторов, таких как кофеин или повышение физической активности) преодолевать естественную склонность к кратковременному сну в течение дня».

В контексте последней цитаты будет любопытно вспомнить альтернативный пример, вошедший в историю выдающихся спортивных достижений последних нескольких десятилетий. Косвенно, он позволит судить, в какой мере некоторые, принудительно вырабатываемые нами физиологические привычки оказываются зависимы от принятых неким сообществом (или же обществом) психологических установок.

Клиффорд Янг – победитель первого Уэстфилдского ультра марафона

Дистанция ставшего впоследствии знаменитым благодаря одному человеку первого Уэстфилдского ультра марафона от Сиднея до Мельбурна, состоявшегося в 1983 году составила 875 км. Старт и финиш расположились в Westfield Parramatta в Сиднее и Westfield Doncaster в Мельбурне соответственно. Несмотря на отсутствие жестких требований к профессиональному уровню участников, большая часть из них была представлена легкоатлетами мирового класса, затрачивающими на подготовку к состязанию достаточно продолжительное время. Возраст большинства спортсменов, согласно статистике не превысил 30 лет, а за возможность принять участие в качестве спонсоров состязания состязались крупнейшие бренды – производители спортивной формы и кроссовок.

Тем удивительнее оказался день старта ультра марафона, участвовать в котором пожелал 61-летний фермер Альберт Эрнест Клиффорд Янг из Бич-Фореста, ставший совсем скоро для многих просто Клиффом Янгом. Увидев Клиффа на старте большинство из присутствующих зрителей посчитали, что этот человек — один из них, но по каким-то причинам покинувший импровизированные трибуны. Думать так были все основания, ведь на старт человек вышел в рабочем комбинезоне и в галошах, обутых поверх ботинок. И, тем не менее, ничуть не смущаясь, колоритный загорелый Янг направился к столику судейской коллегии и потребовал для себя номер участника забега. Номер нашелся – он был 64-м. Обративший на себя не только внимание публики, но и прессы, Клифф решился дать короткое интервью съемочной бригаде. Спустя неделю это интервью, как и сам интервьюер вошли в историю…

— Привет! Кто ты такой и что тут делаешь?

— Я Клифф Янг. Мы разводим овец на большом пастбище недалеко от Мельбурна.

— Ты действительно будешь участвовать в этом забеге?

— Да.

— А у тебя есть спонсор?

— Нет.

— Тогда ты не сможешь добежать.

— Да нет, я смогу. Я вырос на ферме, но только 4 года назад купил машину. Когда надвигался шторм, я выходил загонять овец. Их было у нас 2000, они паслись на 2000 акрах (8.1 кв. км). Иногда ловить овец приходилось по 2–3 дня, — это было непросто, но мне всегда удавалось. Я думаю, что могу участвовать в марафоне, ведь он, по моим подсчетам, окажется всего на 2 дня длиннее и составит всего 5 дней, тогда как я зачастую загонял овец по 3 дня кряду…

Свои первые беговые навыки будущий сверхмарафонец получил в 57 лет. На подготовку к ультра марафону у Янга ушло в общей сложности 3 недели. Готовясь к пробегу вместе с Джо Рекордом, в первую неделю он преодолевал по 20 миль ежедневно, во вторую — по 30, в третью — по 50.

… Марафон начался, и вскоре профессионалы оставили Клиффа в его галошах далеко позади. Часть зрителей, отслеживающая развитие событий с момента старта прониклись к Янгу сочувствием, другие откровенно потешались, а часть призывала небеса сохранить обаятельному 61-летнему фермеру жизнь. Согласно рекомендациям, разработанным ведущими спортивными институтами того времени, 18 часов в сутки участники пробега могли посвятить собственно бегу и 6 часов – обязательному однофазному сну в ночное время. Поскольку профессиональная спортивная индустрия и ее рекомендации были настолько же далеки от Янга, насколько он от них, про суточный регламент состязаний ему было ровным счетом ничего неизвестно.

Когда наступило утро следующего дня, болельщики и пресса с удивлением узнали, что фермер практически не спал, и, останавливаясь на короткий отдых в пару минут, продолжал бежать всю ночь. С утра Янг приветствовал жителей Миттагонга, вышедших поглазеть на чудо-бегуна в Новом Южном Уэльсе. Первая бессонная ночь не позволила Клиффу приблизиться к опередившим его за это время легкоатлетам на конкурентную дистанцию. Тем не менее, не делая ежесуточно по 6 часовых перерывов на сон, как другие участники, вооружившиеся рекомендациями спортивного медицинского комитета и останавливаясь в пути лишь на непродолжительный отдых, Янг сумел на оставшемся участке дистанции обойти лидеров забега из спортсменов мирового класса и финишировать с рекордным результатом: 5 дней, 15 часов и 4 минуты, улучшив предыдущие достижения других соревнований на дистанции Сидней — Мельбурн почти на двое суток!

Так простой 61-летний фермер, не будучи профессиональным спортсменом, не знакомый с теорией и рекомендациями ведущих спортивных институтов мира, а главное, не установивший для себя искусственных психологических барьеров, жестко регламентирующих время сна и бодрствования как среднестатистическую норму спортсмена, сумел не только достичь поставленной цели, но и установить мировой рекорд на этой дистанции. Разумеется, уровень напряжения, которому организм Янга подвергся в течение 5 дней, можно считать экстремальным. Но экстремальным нагрузкам подверглись и профессиональные спортсмены, использующие жесткую схему однофазного сна по 6 часов в сутки.

Примечательно, что после марафона 61-летний Клифф Янг обзавелся молодой 23-летней женой Мэри Хауэлл (Mary Howell). Свадьбу оплатил спонсор марафона, компания Westfild.

Можно ли считать Клиффа Янга исключением из общего правила, уникумом, чей организм продемонстрировал неординарные физические способности? Или же, напротив, пример Клиффа в который раз подтверждает условность наших представлений о гранях физических возможностей и потребностей организма, навязанных нам с первых дней рождения социумом в виде жестких установок? Вполне возможно, наши представления о необходимости сна, продолжительностью в 8 часов — не более чем комфортно расположившийся в сознании устойчивый стереотип, привычка, но формирующаяся веками и множеством поколений, как, возможно, и привычка стареть и умирать в возрасте 60-70-80 лет, так и не раскрыв заложенного природой потенциала? На этот вопрос еще предстоит найти ответ.

Мемориал Клиффу Янгу в форме резинового сапога. Бич-Форест, штат Виктория

Памятная табличка мемориала

Альтернативное мнение

Проблема эффективности и безопасности схемы полиморфного сна исследовалась и в вооруженных силах ряда стран. Одно из таких исследований было проведено при участии экипажа канадских морских летчиков.

Полученные результаты позволили специалистам сделать вывод: в экстремальных условиях, когда суточная потребность организма в сне не может быть полностью восполнена непрерывным сном, короткие дополнительные перерывы на дремоту по 10-20 минут днём через равные промежутки времени смогут поддержать требуемую производительность пилота в течение нескольких дней. Тем не менее, исследователи согласились, что уровень эффективности при коротком «дополнительном» сне оказывался неизменно и ощутимо ниже, чем при систематическом продолжительном ночном сне в однофазном режиме.

Ряд современных исследователей полифазного сна также не разделяют точку зрения о его естественности. Так Пётр Возняк называет теорию резкой смены общего времени сна короткими интервалами дремоты необоснованной, утверждая, что механизмов контроля мозга, которые позволяют адаптироваться к многофазной системе на сегодняшний день не обнаружено. Он, и его единомышленники считают, что тело всегда будет иметь тенденцию к консолидации сна, по меньшей мере, в один длительный блок, и выражают обеспокоенность тем, что полифазный сон может привести к снижению умственной и физической активности, повышению стресса и тревоги, ослаблению иммунной системы. С другой стороны, именно полноценный продолжительный ночной сон, по его мнению, способствует естественному протеканию процессов физического восстановления организма — роста мышечной массы, восстановления соединительной ткани, синтеза белка и др.

Возняк утверждает, что проанализировав блоги полифазников, он пришел к выводу, что они вынуждены постоянно работать, чтобы не заснуть, и что сегментированный сон ни в коей мере не способствует качественному улучшению способностей человека к обучению или творчеству. В то же время, искусственно и регулярно прерываемый сон со временем неизбежно приведет к нарушению метаболизма, гормонального баланса и сбоям в работе важнейших систем организма — уверен ученый.

«Если ваш ночной сон составляет менее 6 часов, то можете считать что вы уже на кратчайшем пути к могиле» — предельно конкретны британские и итальянские ученые. — «Люди регулярно, тратящие на ночной сон менее 6 часов имеют на 12% больше шансов умереть в 25-летний период, чем те, которые спят от 6 до 8 часов». Это мнение дополняет другой исследователь проблемы — профессор Франческо Капучино, утверждающий что систематический сон продолжительностью менее 6 часов увеличивает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний на 48%!

Как и ученый мир, изучающий проблему сна столетие с лишним, мы так и не приблизились к четкому и однозначному ответу: сколько и как природа отписала спать среднестатистическому человеку. И это неудивительно, поскольку каждый из нас — это уникальный мир, со своими правилами и предписаниями. Все что мы можем — внимательно прислушиваться к голосу нашего организма, поскольку никто кроме него не решит, сколько, когда и как нам желательно и позволительно тратить на сон.

В заключение хотелось бы дать возможность нашим читателям познакомиться с удивительной лекцией доктора биологических наук, главного научного сотрудника Лаборатории передачи информации в сенсорных системах ИППИ РАН Ивана Пигарёва, состоявшейся 27 февраля 2014 года. В соответствии с результатами проведенных экспериментов и предложенной парадигмой сон — это время, отведенное на «приватное общение» мозга с биологическими системами и органами нашего организма, время, отпущенное на коррекцию накопившихся за день «внутренних» проблем.

Спасибо за внимание и время, проведенное с нами!


На этом всё, с вами был Dronk.Ru. Не забывайте

возвращать деньги за покупки в Китае

и подписываться на наш 

блог

, будет ещё много интересного.

Рекомендуем:

— Экономим до 8% с каждой покупки на AliExpress и других интернет-магазинах Китая

— Почему интернет-магазины отдают деньги за покупки?

— Верните свои деньги — Выбираем кэшбэк-сервис для Aliexpress

— История развития Dronk.ru — от выбора квадрокоптеров до возвращения денег за покупки на AliExpress и не только

— Лучший кэшбэк сервис или 5 основных критериев оценки кэшбэк-сервиса

Альмар. Пьеса — Вестник Европы

Автор: 
Гельман Александр
Темы: 
Литература
25.12.2020

Источник

Пьеса в двух актах

Действующие лица:

Альберт Эйнштейн, 66 лет

Маргарита Конёнкова, 49 лет

Акт первый

Принстон, США.

Конец августа 1945 года. Поздний вечер.

Двухэтажный небольшой дом — «гнездышко», как его называет проживающий здесь Альберт Эйнштейн. Первый этаж: большая, на всю сцену, комната — это и прихожая, и кабинет, и гостиная. У окна письменный стол, беспорядочно заваленный бумагами, папками. Рядом черная школьная доска, на ней наполовину стертые формулы, графики. Тут же маленький столик с курительными трубками. У стены полукруглый диван. В глубине сцены лестница на второй этаж, там спальня. Слева две двери — на кухню и в ванную. Справа выход на улицу, в сад. У входной двери вешалка, большое овальное зеркало.

Сейчас Эйнштейн находится один в доме. Он спит в кресле посередине комнаты — небритый, неухоженный, в махровом халате не первой свежести. Вокруг кресла раскиданы газеты, журналы — похоже, он уже много дней не убирал прочитанное. На газетах стоит телефонный аппарат, от него к стене у письменного стола тянется длинный запутанный провод.

Эйнштейн спит неспокойно, ворочается, дергается, выкрикивает: «Нет, нет!» Голова падает на грудь, он нервно водит пальцами рук по своим длинным, слипшимся волосам.

Раздается короткий звонок в дверь.

Эйнштейн приоткрывает глаза — закрывает обратно. Продолжает дергаться, ворочаться. Звонок не повторяется, слышно, как ключом снаружи открывают дверь.

С большой дорожной сумкой в руках, в мокром плаще, с мокрым зонтиком входит Маргарита — красивая высокая женщина, выглядит моложе своих лет. Она сразу обращает внимание, что Эйнштейн спит неспокойно, дергается, что-то выкрикивает. Маргарита на ходу выпускает сумку из рук, скидывает на пол мокрый плащ и быстро подходит к Эйнштейну. Смотрит на его жалкий вид, наклоняется к нему, принюхивается к слипшимся волосам. Отстраняется: от Эйнштейна плохо пахнет.

МАРГАРИТА (негромко). Аль… Аль… Альберт… Альберт…

Эйнштейн не реагирует. Повернулся шумно в другую сторону, халат раскрылся, обнажив белую майку на довольно еще крепком теле и темные домашние брюки, из которых торчат босые ноги.

МАРГАРИТА (решительно заходит за спинку кресла, прямо над головой Эйнштейна громко, по-солдатски). Альберт Германович, подъем! Встать!

Эйнштейн вскакивает – лицо затравленное, глаза дикие. Перед собой никого не видит. Обернулся назад, увидел Маргариту.

ЭЙНШТЕЙН. Откуда ты знаешь, как звали моего отца?

МАРГАРИТА. Мы десять лет знакомы, Альберт. От кого-то услышала. Скорей всего, от тебя… На кого ты кричал во сне?

ЭЙНШТЕЙН. Мар, мне очень плохо, я боюсь засыпать. Меня мучает жуткий сон.

МАРГАРИТА. Что за сон… Что тебе снится?

ЭЙНШТЕЙН. Второй город, на который бросили бомбу, как называется? Не могу запомнить.

МАРГАРИТА. На-га-са-ки. Первую бомбу бросили на Хиросиму, вторую – на Нагасаки. Написать тебе на доске?

Эйнштейн кивает.

МАРГАРИТА (подходит к доске, берет тряпку). Можно стереть?

Эйнштейн кивает.

Маргарита стирает всё с доски, мелом пишет большими буквами:

ХИРОСИМА — 6 АВГУСТА,

НАГАСАКИ — 9 АВГУСТА

ЭЙНШТЕЙН. А сегодня какое число?

МАРГАРИТА. Сегодня двадцать третье августа.

ЭЙНШТЕЙН. Вот с девятого по двадцать третье… четырнадцать суток, когда бы я ни уснул — днем, ночью, мне снится один и тот же мерзкий сон. Я стараюсь не спать, но совсем не спать я не могу.

МАРГАРИТА. Что тебе снится? Ты всегда спишь спокойно, даже чуточку улыбаешься во сне.

ЭЙНШТЕЙН. Летит самолет. Из самолета выпадает бомба. Медленно, на парашюте, падает. Я во сне знаю, что это атомная бомба, внизу Япония. Потом она увеличивается, крупный план, и оказывается, что внутри бомбы лежу я, голый… С одной стороны из бомбы высунулась моя голова, с летящими волосами, с другой стороны — голые волосатые ноги, в этих тапочках (показывает на тапочки на своих ногах), а внизу из корпуса, торчит, извини, мой обрезанный член. Но он гораздо толще и длинней, чем в натуре. Как у лошади. При этом я внутри бомбы поначалу чувствую себя прекрасно: веселый, смеюсь, хохочу. Ты знаешь, как они назвали эти бомбы?

Маргарита качает головой — не знает.

ЭЙНШТЕЙН. На Хиросиму которую бросили — «Малыш», а которую на (взглянул на доску) Нагасаки — «Толстяк». Мне снится как бы «Толстяк». Бомба падает, взрыв! Я одновременно кричу и распадаюсь, разлетаюсь на миллион мелких кусочков. Образуется огромный гриб из пыли, дыма и кусочков меня. Вдруг все исчезает, конец фильма. И тут же начинается сначала: опять бомба выпадает из самолета, летит вниз, я во сне знаю, что внизу Япония… И это каждую ночь непрерывно: кончается — начинается, кончается — начинается. (Он поднимает с пола ее плащ, относит на вешалку.) Я боюсь заснуть. Будь жив Фрейд, я бы позвонил ему, он бы посоветовал, как избавиться…. Когда мой сыночек сошел с ума, ему было пятнадцать лет, я уже был женат на Эльзе. Я обратился к Фрейду, он велел немедленно класть в клинику, сам позвонил, говорил с главным врачом… Через три месяца Эдуарда отпустили домой. Но потом опять. Он и сейчас в этой клинике. Я тебе, кажется, говорил?

Маргарита качает головой — не говорил.

ЭЙНШТЕЙН. Ночью звонила Милева из Цюриха, разбудила. Кричала на меня… После смерти Эльзы она как бы стала снова моей женой на расстоянии. Но я был ей благодарен — оторвала от кошмарного сновидения. Мар, я сплю три-четыре часа в сутки, не больше… Я ожидал, ты сразу приедешь, после Хиросимы.

МАРГАРИТА. Альберт, честное слово, я не могла. Ужасные были дни… Я понимала, что тебе плохо…

ЭЙНШТЕЙН (перебивает). Не надо оправдываться. Ты здесь, это главное. Я уверен, будешь лежать рядом со мной – эта мерзость не посмеет снова присниться. Злые духи тебя боятся. Поцелуй меня.

МАРГАРИТА (делает шаг к Эйнштейну, но останавливается, ближе не подходит). Принеси зеленый таз, он на веранде, я тебе голову помою. Ты в таком виде ходил в институт?

ЭЙНШТЕЙН. Я никуда не ходил.

МАРГАРИТА. Сестра еще в больнице?

ЭЙНШТЕЙН. Она умирает. Сегодня утром, когда ты позвонила, что приедешь, ты не представляешь, как я обрадовался… я заплакал. Написал стихотворение. (Улыбается.)

МАРГАРИТА. Прочитай.

ЭЙНШТЕЙН. Потом.

МАРГАРИТА. Альберт, ты когда-то мне сказал, что самая большая беда в этом мире – это глупость умных людей. Прости меня, ты сейчас в этой роли. Тебе все это снится… потому что ты считаешь себя виноватым… в том, что произошло в Японии.

Эйнштейн напрягся, но молчит.

МАРГАРИТА. Ведь все было при мне, я — свидетель. Вот за этим столом (показывает на письменный стол) ты и Сцилард в октябре 1939 года писали Рузвельту письма насчет бомбы, вы боялись, что Гитлер сделает бомбу раньше… и подчинит себе весь мир. Поэтому ты настаивал, чтобы здесь быстрее начали делать. Того, что произошло сейчас с Японией, никто предположить тогда не мог. Вы были уверены, что у Гитлера будет эта бомба и надо его опередить. Ты ни в чем не виноват.

ЭЙНШТЕЙН. Мар, я прошу тебя, оставим сейчас эту тему. Ладно?

МАРГАРИТА. Ты скажи это себе, а не мне.

ЭЙНШТЕЙН. Мар, эти бомбы, к появлению которых я имею прямое отношение, уничтожили двести тысяч японцев… ни в чем не повинных…

МАРГАРИТА. Это большая беда, но ты за это никакой ответственности не несешь.

ЭЙНШТЕЙН (раздраженно, резко). Замолчи!

МАРГАРИТА. Я вижу, ты не рад, что я приехала?

ЭЙНШТЕЙН. Не рад, что рад! Я знаю, что тебе мешало приехать ко мне сразу после Хиросимы. Он живет в Нью-Йорке?

МАРГАРИТА. Кто он?

ЭЙНШТЕЙН. Капитан.

МАРГАРИТА. Какой капитан?

ЭЙНШТЕЙН. Капитан, который хромает слегка — он уезжал из Принстона в одном купе с тобой. Небрежно мазнул глазами по моему лицу и сразу на тебя глаз положил, я видел. И ты ему ответила твоим особым взглядом – «я свободная женщина» — точно таким же взглядом ты на меня посмотрела, когда мы первый раз приехали с Эльзой к вам в Нью-Йорк… в тридцать пятом году.

Маргарита хохочет.

ЭЙНШТЕЙН. Хромые, они очень страстные в постели. Моя первая жена, Милева, прихрамывала… Я называл ее «неистовая сербка»…

МАРГАРИТА. Во-первых, это был не капитан, а полковник.

ЭЙНШТЕЙН. Не знал, что ты разбираешься в чинах американской армии…

МАРГАРИТА. Во-вторых, он не мазнул по твоему лицу, а сразу узнал тебя и растерялся. Он инженер-полковник, он знает, что такое теория относительности. Ты для него святыня, а когда он увидел, что святыня, прощаясь, запросто чмокнула меня два раз в щечку и один раз в ухо — я повернула голову в это время, и ты попал в ухо, — он все понял и относился ко мне с большим почтением, нес мою сумку, когда мы выходили из вагона. А меня встречал Конёнков, я его представила полковнику — мой муж, и ошеломленный полковник буквально убежал: в течении двух часов он увидел Эйнштейна, любовницу Эйнштейна и мужа любовницы Эйнштейна. Теперь ему есть что рассказывать всю оставшуюся жизнь. А в-третьих – да, я разбираюсь в чинах американской армии, потому что я живу в этой стране почти двадцать пять лет, с двадцать второго года. А в-четвертых, я просто счастлива, что наконец-то ты познал чувство ревности. Мы с тобой два раза в разные годы смотрели «Отелло» и оба раза ты кричал: «Я не понимаю, за что он ее убил»… Так бы и умер, не познав одно из важнейших человеческих чувств.

ЭЙНШТЕЙН (улыбается). Поцелуй меня!

Маргарита не хочет его целовать.

ЭЙНШТЕЙН. Ты не представляешь, что со мной было. Взрываются две атомные бомбы, которые появились в Америке, потому что я написал Рузвельту письмо, по моей вине… начинается новая трагическая эра в истории человечества, а я в это время переживаю по поводу того, что какой-то капитан, который оказался полковником, в дешевой привокзальной гостинице снимает с тебя платье через голову. Эта картинка все время торчала перед моими глазами.

МАРГАРИТА. Альберт, ты никогда не замечаешь, во что я одета. Я уже года три ношу в основном брюки, а в поезде — всегда.

ЭЙНШТЕЙН. В том-то и дело — да, не замечаю. Но тогда откуда вдруг влетела в меня дикая ревность? Ответ один: я старею, я теряю уверенность в себе как мужчина. Поэтому чувство ревности оказалось мощнее чувства моей вины…

МАРГАРИТА. Опять «чувство вины». В чем ты виноват? В чем?

ЭЙНШТЕЙН. В том, что я думал только о Гитлере… Надо было думать, что произойдет, если в Германии не сделают бомбу, а здесь сделают. Как и произошло на самом деле. Я должен был добиться, чтобы Соединенные Штаты приняли документ, в соответствии с которым они обязуются не применять атомное оружие, если таким оружием никто кроме них не обладает в мире. Но я этого не сделал. Я даже не заикнулся на этот счет. И теперь у Трумэна свободные руки!

МАРГАРИТА. Почему ты этого не сделал?

ЭЙНШТЕЙН. Потому что я действовал, как испуганный обыватель, а не как ученый. Я не знал точно, я лишь предполагал, что в Германии бомба уже делается. Я не имел права настаивать, чтобы здесь немедленно начались работы, я обязан был рассмотреть все возможные варианты и опасности каждого варианта. Если бы я в свое время поступил так, как я сейчас говорю, атомной бомбы сегодня на свете не было. Хиросима и (смотрит на доску) Нагасаки были бы целы.

МАРГАРИТА. Когда в прошлом году стало точно известно, что у Гитлера бомбы нет и не будет, ты написал письмо Рузвельту, ты требовал немедленно остановить работу над бомбой. И что? И ничего!

ЭЙНШТЕЙН. Рузвельт уже был тяжело болен, я думаю, ему не прочитали мое письмо. А Трумэн наплевал на мое письмо.

МАРГАРИТА. Трумэн ладно… Я была свидетелем, как ты говорил с Оппенгеймером, ты считал, что он, как руководитель проекта, учитывая потенциальные опасности появления атомной бомбы, имеет право своей властью остановить работы. Он кричал: «Уже затрачено столько сил, столько таланта, столько денег… Через месяц намечены испытания!» Я считаю, Альберт, ты сделал все, что было в твоих силах. Твоя совесть чиста!

ЭЙНШТЕЙН (Маргарита хочет еще что-то сказать, но он резким движением руки пресекает ее). Моя совесть нечиста. Но говорить сейчас об этом не имеет смысла. Лучше поцелуй меня.

МАРГАРИТА. Принеси таз, я помою тебе голову.

Эйнштейн пытается обнять ее, она отстраняет его.

МАРГАРИТА. Принеси таз.

Эйнштейн отправляется за тазом.

МАРГАРИТА (вдогонку). Табуретку захвати!

Эйнштейн скрывается.

Маргарита опускается на стул, лицо ее становится озабоченным, тяжелым, она закрывает лицо руками и сидит с закрытым лицом, пока Эйнштейн не возвращается с зеленым тазом и табуреткой. Он ставит таз на табуретку.

ЭЙНШТЕЙН. Я собирался тебя встретить, приготовил резиновые сапоги, большой зонт (показывает рукой — у вешалки стоят сапоги, зонт), хотел уже вызвать такси — в это время позвонила твоя подруга…

МАРГАРИТА. Какая подруга?

ЭЙНШТЕЙН. Ну, жена Оппенгеймера.

МАРГАРИТА. Кэтрин?

ЭЙНШТЕЙН (кивает). Голос взволнованный, плачет, просит поговорить с Оппи — он в жутком состоянии, она боится, что он покончит с собой. Я сказал: «Сейчас не могу, должен поехать на станцию, встретить Маргариту». Она начала умолять — если не успею встретить, она тебе объяснит, почему так вышло, извинится перед тобой. Не дала положить трубку. Оказывается, Трумэн несколько дней назад устроил прием в Белом доме по случаю капитуляции Японии, по существу, в честь успешного применения нового оружия. Оппи, как отец бомбы, естественно, был приглашен.

МАРГАРИТА. Тебя не позвали?

ЭЙНШТЕЙН. Слава богу, что не позвали. Короче говоря, на этом празднике в честь атомной бомбы чуть ли не первому предоставили слово Оппенгеймеру. Оппи произнес мрачную речь. Фактически устроил скандал. Испортил праздник. Кричал на весь Белый дом: «Я проклинаю свой ум, я проклинаю мой мозг, которые это сделали! Надо не праздновать, а молиться, чтобы никогда ничего подобного не повторялось!». Помощник Трумэна хотел вызвать скорую: решили, что он сошел с ума. Кэтрин с трудом увела Роберта. Теперь он в тяжелом состоянии — с одной стороны, из-за того, что сделал бомбу, с другой — из-за того, что устроил скандал в Белом доме. Боится, что ему откажут в обещанном назначении на высокую должность. Он говорил непрерывно. Не давал слово вставить. Несколько раз повторил: «Я не хочу жить». Я боялся, что если прерву его, внезапно закончу разговор, он зайдет в другую комнату и застрелится. Это длилось больше часа. Я изнемог. Рухнул в кресло и уснул. Тут же явился этот мерзкий сон…. Я обещал Кэтрин, что мы с тобой завтра поедем к ним. От тебя исходит покой сибирских лесов. Они будут рады. Ты себе не представляешь, как я был зол на тебя. Приготовил несколько гневных монологов. Я не понимал, как ты могла не приехать. Приехала — все забыл, все простил.

Маргарита принимает комплимент как должное.

ЭЙНШТЕЙН. Я обещал, что ты сваришь русский борщ, которым ты их угощала в прошлом году, когда они приезжали ко мне. Кэтрин пробовала сама приготовить твой борщ, у нее ничего не вышло…

МАРГАРИТА. Альберт, я не смогу поехать.

ЭЙНШТЕЙН (удивленно). Почему?

МАРГАРИТА. Я завтра утром должна вернуться в Нью-Йорк.

ЭЙНШТЕЙН. Ты что, приехала на одну ночь?

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН. Что за ерунда! Ты никуда утром не уедешь! Почти месяц тебя не было, и ты приехала на одну ночь? Кто тебя ждет в Нью-Йорке?

МАРГАРИТА. Меня ждут дела, которые без меня не будут сделаны.

ЭЙНШТЕЙН. Какие дела, что ты несешь? Полковник?

МАРГАРИТА. Аль, я не просто приехала ненадолго. Все гораздо хуже.

ЭЙНШТЕЙН. Что хуже… Что хуже?!

МАРГАРИТА. Я приехала с тобой попрощаться. Мистер Конёнков и я возвращаемся в Россию… в Москву.

ЭЙНШТЕЙН. Не понял. (Кричит.) Я ничего не понял!

МАРГАРИТА. Мой муж, мистер Конёнков, как ты его называешь, решил вернуться на родину. В Россию. Пароход отплывает из Сиэтла второго сентября.

Эйнштейн внимательно посмотрел на Маргариту, подошел к столику с трубками. Там стоял низенький стульчик, он присел на этот стульчик, взял одну из трубок.

ЭЙНШТЕЙН. Почему я узнаю об этом только сейчас?

МАРГАРИТА. Я тебе говорила несколько раз, ты пропускал мимо ушей: он всю войну писал Сталину ободряющие письма. Отправлял через посольство. В самый трудный момент, зимой сорок второго, собирал деньги для Красной армии, молился за ее успех. Предсказал победу над Гитлером: май сорок пятого. Все это я тебе говорила. Он написал Сталину, что хочет вернуться. Просил помочь перевезти его работы. Но ответа не было, он уже и не надеялся. Вообще стал сомневаться, что его письма показывают Сталину. И вдруг, я была в это время у тебя, приезжает к нему советский консул. «Товарищ Сталин распорядился зафрахтовать пароход для перевозки ваших скульптур до Владивостока. Пароход уже стоит в Сиэтле. Отъезд через две недели. От Владивостока до Москвы вам будут выделены вагоны». Он сразу мне позвонил сюда. Поэтому я тогда уехала.

ЭЙНШТЕЙН. Мне ты тогда назвала совсем другую причину… срочного отъезда…

МАРГАРИТА. Я была уверена, мне удастся его убедить… чтобы отказался. Или переложил хотя бы на полгода. Он даже слушать не хочет. Гордится, что сам Сталин велел зафрахтовать пароход. Уже позвонил всем знакомым в Нью-Йорке, устраивает прощальный банкет двадцать девятого. Бросить его одного я не могу. Он старый, больной…

ЭЙНШТЕЙН. Он старше меня всего на пять лет.

Эйнштейн хмуро пыхтит трубкой. Маргарита смотрит на него и, словно считывая с его лица немые вопросы, отвечает на них.

МАРГАРИТА. Он не совсем в своем уме. Стал членом какой-то секты русских староверов. Оказывается, есть такая в Нью-Йорке. Почти каждый день ему мерещатся космические видения, перестал работать. Бросил недоделанными несколько заказов, пришлось вернуть полученные авансы. (Помолчав.) Я была девчонкой, сошлась с ним из любопытства ко всему тому, что его окружало. Я послужила моделью для нескольких замечательных его работ. Ты их видел. Благодаря ему я попала в круг самых знаменитых людей России: Есенин, Мейерхольд, Таиров, Маяковский, Рахманинов, Шаляпин. Только благодаря ему я познакомилась с тобой. Я была диковатой провинциалкой из маленького сибирского городка. Статная фигурка, милая улыбка. Он влюбился в мои руки. Он любил меня как натурщицу больше, чем как женщину. С годами превратился в бдительного старика-ревнивца. Но по-человечески я в большом долгу перед ним. Он из меня сделал человека. Двадцать три года назад он меня привез сюда, я его должна отвезти обратно. Я не могу ему сказать: «Извини, детка, я с тобой не поеду».

ЭЙНШТЕЙН. Изменять ему десять лет ты могла, а сказать не можешь?

МАРГАРИТА. Это разные вещи. Ты тоже изменял Эльзе, но ты же не переставал быть ее мужем, пока она была жива. У него никого нет, кроме меня.

ЭЙНШТЕЙН. А у меня кто есть? Что у меня есть?

МАРГАРИТА. Ты окружен обожающими тебя людьми. У тебя есть сестра, два сына. Один скоро получит кафедру в Калифорнии. (Вдруг достает из заднего кармана брюк визитную карточку. Протягивает Эйнштейну.) Хорошо, что вспомнила. Это карточка советского консула, он нам помогает, и когда узнал, что я еду к тебе, попросил передать. Он мечтает встретиться с тобой. Просит разрешения через какое-то время после того, как мы уедем, тебе позвонить.

ЭЙНШТЕЙН (бросает карточку на стол, даже не взглянув. Решительно подходит к телефону, снимает трубку, набирает номер). Такси? Мерсер-стрит, 112, восемь утра, на станцию. Спасибо.

МАРГАРИТА. Куда ты собрался?

Эйнштейн не отвечает. Сбрасывает халат, ему жарко, остается в майке и домашних штанах. Набирает другой номер.

ЭЙНШТЕЙН (в трубку). Кэтрин, надеюсь, вы еще не спите? Подождите с благодарностями, Кэтрин, это еще не конец этой истории… Роберт может взять трубку? (Ждет.) Роберт, я рано утром собираюсь в Нью-Йорк. Вы не против, если я за вами заеду? Поехать со мной в одно место — мне предстоит сложный разговор с одним человеком, я хочу быть не один. Нет, нет, вы не будете присутствовать при разговоре, просто я хочу, чтобы он знал, что вы поблизости. Спасибо, если не трудно, продиктуйте мне адрес. (Записывает.) Спасибо. В десять я за вами заеду… Роберт, не надо сейчас — после моей встречи мы с вами спокойно… Роберт, не обижайтесь, но кто не хочет жить, тот не живет! Мы обязаны жить — мы обязаны объяснить миру, что произошло. Почему произошло. Какие последствия ждет род человеческий в связи с этой бомбой. Что можно, что нужно сделать, чтобы предотвратить более страшные вещи… В конце концов, я несу бо́льшую ответственность, чем вы. Если бы я не ходатайствовал, не писал Рузвельту, ничего бы не было. В десять я у вас буду.

Маргарита догадалась, куда собрался поехать Эйнштейн, она очень взволнована.

МАРГАРИТА. Альберт, не делай этого, не смей! Я запрещаю тебе встречаться с моим мужем. Ты не имеешь права. Он не будет с тобой разговаривать.

ЭЙНШТЕЙН (подходит к Маргарите, берет ее дрожащие руки, негромко, ласково). Мар, успокойся. Я ничего дурного не сделаю. Мне приходилось иметь дело с людьми при самых сложных обстоятельствах. Я надеюсь, после нашего разговора мистер Конёнков сам тебе скажет: оставайся. Может быть, мне удастся его убедить, что и ему не следует спешить. В Москве хлеб выдают по карточкам. Люди живут очень тяжело.

МАРГАРИТА. Он посчитает, что я тебя подослала. Я не хочу, чтобы он так думал. Я не хочу! Ты не имеешь права вмешиваться в мои отношения с мужем. Я ему сказала, что поеду с ним, и я этому слову не изменю. (Помолчав.) У него в мастерской валяются куски гранита, он разломает тебе голову. Или после того, как ты уйдешь, сам повесится, у него в мастерской очень удобно вешаться. Свисают с потолка цепи, канаты…

ЭЙНШТЕЙН. Мар, это тебе кажется, что ты должна, ты ему нужна. Знаешь, кем ты для него будешь в Москве? Ежедневным, ежечасным напоминанием, как он был унижен. В течение многих лет! О чем многие люди знали — ему не говорили, но знали. Об этом и в Москве скоро узнают. Может быть, уже знают. Тем, что ты поедешь, ты навешиваешь на него огромную тяжесть. Я поговорю с ним очень корректно, я не задену его достоинства человеческого.

МАРГАРИТА. Ты не знаешь его. Ему надо, чтобы я была с ним. Он ждет не дождется, когда мы окажемся лицом к лицу. Чтобы он мог мне каждый день напоминать, какая я неблагодарная дрянь. Он жаждет мести. Он не лишит себя этого удовольствия.

ЭЙНШТЕЙН. Зачем же ты с ним едешь?

МАРГАРИТА. Он терпел, теперь я буду терпеть. Моя очередь. Я не могу его бросить одного.

ЭЙНШТЕЙН. Мар, послушай меня. Ты полюбила свою идею поехать с мужем, которого ты не любишь, который тебя ненавидит, но перед которым у тебя, как тебе кажется, есть какой-то невероятный долг, и ты призвана высшими силами его исполнить. Ты просто сейчас не видишь всю нелепость этого шага.

МАРГАРИТА. Надо было раньше думать, если я тебе так дорога и если ты такой умный. Восемь, семь лет назад ты мог сделать так, чтобы мне теперь не нужно было уезжать. Ты не сделал.

На лице Эйнштейна резко проступает скука.

ЭЙНШТЕЙН. Что я не сделал? Не сделал тебя моей женой?

МАРГАРИТА. Да… Да!

ЭЙНШТЕЙН. Ты никогда не…

МАРГАРИТА (перебивает). Альберт Германович Эйнштейн, вам не к лицу! Зачем вы темните? После смерти Эльзы я была уверена, что ты скажешь: разводись со своим скульптором, мы поженимся. Я даже боялась, что ты сразу мне это предложишь, через несколько дней после похорон. Поэтому я три месяца к тебе не приезжала. Ты требовал, просил, слал телеграммы: приезжай, приезжай. А я не хотела, чтобы твоя сестра, твои друзья считали, что я наглая русская бабища, которая обрадовалась, что умерла Эльза, и спешит занять ее место. Но когда я наконец приехала к тебе, ты был рад, по-моему, даже счастлив, но никаких предложений не сделал. А я настолько была уверена, приехала с большой-большой сумкой, вот с этой (показывает на сумку, с которой сейчас приехала), приехала надолго. В поезде я придумала нам общее имя — соединила Альберта и Маргариту…

ЭЙНШТЕЙН (улыбаясь). А разве Альмар ты придумала? По-моему, это я придумал.

МАРГАРИТА. Не все на свете вы придумываете, Альберт Германович. Ты сейчас прикидываешься, хитришь. (Эйнштейн беспомощно развел руками.) Ты прекрасно помнишь, что Альмар придумала я. Я хотела, чтобы наши жизни соединились так же, как я соединила наши имена. Но ты посчитал… большего, чем любовница, я не заслуживаю.

ЭЙНШТЕЙН. Между прочим, Альбертом Германовичем ты не первая меня называешь.

Маргарита пожимает плечами: ей не нравится, что Эйнштейн переводит разговор на другую тему.

ЭЙНШТЕЙН. Я разве тебе никогда не рассказывал, как я собирался эмигрировать в СССР?

МАРГАРИТА. Первый раз слышу.

ЭЙНШТЕЙН. У меня работал ассистентом замечательный математик — Яша Громмер, родом из Белоруссии. До двадцати шести лет он изучал талмуд, готовился стать раввином, и вдруг все бросает, приезжает в Германию и через два года защищает блестящую докторскую диссертацию по математике. Мы вместе написали несколько статей. В двадцать восьмом году, почуяв рост нацизма в Германии, он возвращается на родину. Я написал ему рекомендацию, он стал профессором Минского университета, получил квартиру, счастлив! И когда в тридцать третьем сжигали мои книги и я понял, что надо из Германии бежать, я ему написал — не могу ли я тоже переехать в Минск, там продолжать свою работу. Ректор Минского университета передал мое письмо руководству Белоруссии, оттуда переслали в Москву. Яша был уверен – мы скоро с Эльзой приедем в Минск, и он уже называл меня в письмах Альберт Германович. Эльза подхватила, кричала: «Альберт Германович, обедать! Альберт Германович, к телефону!» Но в Москве мне отказали. Будто бы Сталин сказал: «Пусть этот сионист играет на скрипке в Берлине». Я был тогда очень огорчен. Но теперь я понимаю, почему Сталин отказал — он не хотел помешать нашей встрече с тобой.

Маргарита слушала невнимательно — всем своим видом она показывает, что не поняла, что помешало бы им встретится, вообще о чем речь.

ЭЙНШТЕЙН. Если бы Сталин тогда дал добро и я оказался в Минске, мы бы с тобой никогда не встретились. Понятно?

Маргарита равнодушно кивает: поняла.

ЭЙНШТЕЙН. А ты теперь вдруг оставляешь меня.

МАРГАРИТА. Ты сам виноват.

ЭЙНШТЕЙН (почти кричит). Я вообще не собирался жениться! Ни на ком! Никогда! У меня были две жены, обе были несчастны. Обеим я беспощадно изменял. Они это знали, страдали, меня угнетало, что я такой бессердечный. Первая жена, ты знаешь, еще жива. Живет в Цюрихе. Прошла тысяча лет, в свое время я перевел на ее имя всю денежную часть Нобелевской премии, я это обещал, когда мы разводились, и я это сделал, а она до сих пор сводит со мной счеты…Считает, я виноват в том, что Эдик сошел с ума. Если бы не развод, этого не было бы. Не знаю, может, она права! Не знаю!.. Эльза поседела через два года после того, как вышла замуж за меня. Я не хочу больше быть преступником. Напротив, мне казалось, что мы с тобой… нам хорошо, мы свободные люди. Да, я тогда понимал, что ты хочешь переехать ко мне… поэтому придумала Альмар. Это было заметно окружающим. Мне сестра говорила: она хочет замуж за тебя. Но я не хотел жениться. Ну не хотел! Возможно, если бы ты поставила вопрос ребром, я бы отступился. Не знаю. Мне казалось, в какой-то момент ты тоже поняла, что нам лучше не терять свободу. Взаимозависимость независимых — об этом можно только мечтать. Это бывает так редко. Я другого такого случая просто не знаю.

МАРГАРИТА. Аль, можно я тебе объясню, почему я, мое поведение столько лет тебе по душе?

ЭЙНШТЕЙН. Ну… ради Бога.

МАРГАРИТА. У тебя на столе всегда стоит тарелка с помидорами, да? (Показывает — в углу стола действительно стоит тарелка с красными помидорами.)

ЭЙНШТЕЙН (удивленно разводит руками). Да.

МАРГАРИТА. Ты очень любишь помидоры, часто сам выбираешь их в лавке. Однажды я тебя спросила: «Альберт, почему ты так любишь помидоры?»

ЭЙНШТЕЙН. Когда? Я этого не помню!

МАРГАРИТА. Ты тогда ответил: «С помидорами нет никакой возни, две секунды подержал под краном — и кушай».

ЭЙНШТЕЙН. Правильно! Удобно, просто, быстро! И вкусно!

МАРГАРИТА. Так вот я для тебя — помидор. Позвонил — я приехала, не нужна — уехала, а если не уехала, сижу тихо, никогда не обижаюсь, что ты не уделяешь мне внимания… на твое драгоценное время не посягаю. Удобно, просто, быстро!

ЭЙНШТЕЙН. Во-первых, да, это так. И это замечательно! До того как мы с тобой встретились, у меня на женщин уходило слишком много времени. Каждый раз надо было ухаживать, угощать, уговаривать, обманывать жену, успокаивать ее ревность… На ревность моих жен уходила уйма времени! Во-вторых, это не только так. Если бы было только так, я бы не собирался сейчас говорить с твоим мужем.

МАРГАРИТА. Ну правильно, я еще вкусная…

ЭЙНШТЕЙН (смеется). Я сейчас прочитаю тебе стихи, которые сочинил утром. Прочитать?

МАРГАРИТА (без энтузиазма). Прочитай.

ЭЙНШТЕЙН (молчит, потом читает).

Вот уже десять лет

ты каждую ночь другая,

я ощущаю себя персидским вельможей,

хозяином большого гарема,

состоящим из одной тебя.

Стихи тронули Маргариту, она даже немножко растерялась.

МАРГАРИТА (подходит к Эйнштейну, обнимает, целует в губы, сквозь нахлынувшие слезы.) Прекрасные стихи.

ЭЙНШТЕЙН (обнимает ее, успокаивает). Помидор, ты никуда не уедешь. Утром я поеду с тобой в Нью-Йорк, мы явимся к мистеру Конёнкову вдвоем. Я собирался ехать один, но это неправильно. Мы оба перед ним виноваты, оба опустимся на колени. Но говорить буду только я. Я ему расскажу все как есть. Как все происходило между нами. Я уверен, он нас простит и благословит, простит и благословит. Он замечательный человек, великий скульптор. Он не может не проникнуться.

МАРГАРИТА (освобождается от его объятий). Ты его только унизишь, больше ничего. Явился просить у мужа руки жены! Я не допущу этого. Ты ни разу за эти годы не поинтересовался — как мне там живется, в Нью-Йорке. Я не слышала от тебя: если тебе там плохо, переезжай ко мне. А он за все эти годы ни разу не сказал: живешь с другим человеком, убирайся. Он обвинял во всем меня, только меня! А тебя продолжал уважать, несмотря ни на что. Когда в тридцать пятом году университет заказал ему твой скульптурный портрет и вы с Эльзой должны были к нам приехать познакомиться, ты не представляешь, как он волновался, готовился к вашему посещению. Заставил меня купить два пылесоса, тогда появились какие-то новые пылесосы, вызвал двух женщин, они мыли, чистили, подкрашивали, вылизывали — как же, сам великий Эйнштейн к нам пожалует. Он был готов даром сделать работу. Университет предложил, в сущности, гроши, он сразу согласился. Через каких-то знакомых в Принстоне он навел справки, что вы любите, едите ли некошерное, какие блюда, какие напитки, какие фрукты, какой кофе. Мистер Конёнков, как ты его называешь, волновался как мальчишка. Он в то время крепко выпивал, но перед вашим посещением несколько дней в рот не брал. А ведь он тоже не мальчик — русский Роден.

ЭЙНШТЕЙН. Недаром волновался…

МАРГАРИТА. Ладно, это уже другая история. Я прошу тебя: ни в коем случае ты не должен с ним встречаться. Мы уезжаем, и, пожалуйста, дай нам возможность уехать спокойно. Мне придется еще многие годы существовать с ним рядом, пожалуйста, считайся с этим. Ты опоздал.

ЭЙНШТЕЙН. У вас в России жил один мудрейший раби… Нахман из Браслава. Я читал его книгу, он говорил: «Если можно все испортить, значит, можно все исправить». Пока мы живы, ничего не поздно. Просто у тебя в душе сейчас все смешалось, перепуталось. Мы с тобой потихонечку все распутаем, разложим по полочкам, помоем, почистим, лишнее отбросим, и останется самое главное — я и ты. Ты только подумай: для того чтобы мы с тобой встретились, в мире должны были произойти планетарные катастрофы: в России — революция, к власти пришел Ленин, потом Сталин, начались репрессии, поэтому вы не вернулись в СССР. В Германии должен был появиться Гитлер, в Берлине на площади перед оперным театром сжигали мои книги. Я эмигрировал — оказался здесь. Какие страшные события, какие трагедии – но в результате мы с тобой встретились. История отвратительна, а жизнь прекрасна. Я завтра утром поеду к мистеру Конёнкову один. Без тебя.

МАРГАРИТА. Нет! И вдвоем — нет, и один — нет!

ЭЙНШТЕЙН. Я никогда себе не прощу, если не сделаю все, что в моих силах. Я не буду с тобой считаться. Сейчас ты не ты. Я поеду к нему и вернусь с бумагой о том, что он согласен дать тебе развод. Или я пойму, что ты действительно должна с ним поехать, и тогда ты поедешь. Всё!

МАРГАРИТА. Это тебе только кажется, Аль, что ты можешь убедить кого угодно в чем угодно. Ты никого не сумел убедить, что надо остановить работы над бомбой. Тогда нашелся только один человек, молодой физик, кажется, швед, который отказался работать у Оппи, после того как узнал, как ответили на твое письмо. А твое обращение к Сталину… в тридцать восьмом году ты просил… мы еще приложили русский перевод, который я сделала… химика из Австрии, твоего приятеля, арестовали, обвинили в шпионаже, он работал в Харькове… Тебе даже не ответили. А его расстреляли.

Выслушав спокойно Маргариту, Эйнштейн подходит к телефону, снимает трубку, начинает набирать номер.

МАРГАРИТА (подходит к нему). Кому ты звонишь?

ЭЙНШТЕЙН. Я звоню твоему мужу, надо договориться, в котором часу он готов со мной завтра встретиться.

МАРГАРИТА. Положи трубку.

ЭЙНШТЕЙН. Я у себя дома, между прочим!

Маргарита подбегает к стенке у школьной доски, одним резким движением выдергивает телефонный провод из розетки. Наматывая длинный провод себе вокруг шеи, она приближается к Эйнштейну. Он отдает ей телефонный аппарат с трубкой, а сам подходит — сначала к кушетке, там лежит его свитер, он его надевает, направляется к вешалке, надевает свое летнее длинное пальто и направляется к выходу. Маргарита, с намотанным на шее телефонным проводом, бросается к двери, перекрывает выход.

МАРГАРИТА. Куда ты собрался?

ЭЙНШТЕЙН. Позвоню мистеру Конёнкову из автомата.

МАРГАРИТА. Не надо ему звонить, дело не в нем.

ЭЙНШТЕЙН. Что значит не в нем?

МАРГАРИТА (нервно, запинаясь). Это я хочу уехать отсюда, я хочу домой. Я его уговорила написать Сталину, чтобы помогли перевезти скульптуры. Это я, я!

ЭЙНШТЕЙН. Мар, что с тобой? Я вижу по твоему лицу, ты что-то скрываешь. Ты хотела сказать что-то другое, но сама себя… испугалась. Почему ты испугалась?

МАРГАРИТА. Мне приказано.

ЭЙНШТЕЙН. Что?

МАРГАРИТА. Мне приказано уехать в Москву.

ЭЙНШТЕЙН (взглянул на нее настороженно). О боже! Тебе что, слышатся голоса? Давно? Кто тебе приказал? Мой Эдуард получал такие приказы, однажды он получил приказ убить свою мать. Он провел половину жизни в клинике. Он и сейчас там.

МАРГАРИТА. Я здорова, не беспокойся. Мне приказали не голоса, а конкретные люди.

ЭЙНШТЕЙН. Кто тебе мог…

МАРГАРИТА. Я уезжаю потому, что у меня есть муж и я должна с ним поехать. Всё!

ЭЙНШТЕЙН (долго, очень участливо смотрит на нее). Мар, несколько лет назад мне приснился сон. Ночью пришла полиция, много полицейских, человек двадцать, и тебя увели. Я обычно сны свои тебе рассказываю. А этот не рассказал.

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН. Что да?

МАРГАРИТА. То, что тебе приснилось.

ЭЙНШТЕЙН. Это связано с Бомбой?

МАРГАРИТА. Да. Нет!

Эйнштейн подошел к окну, распахнул его, стоит у открытого окна.

МАРГАРИТА. Закрой, я простужусь.

ЭЙНШТЕЙН (закрывает окно. Взволнованный, подходит к ней). Зачем ты призналась? Что ты наделала? Ты прекрасно знаешь: я могу проболтаться! Я разговариваю во сне! Я не умею хранить секреты! Нашла кому довериться!

МАРГАРИТА. Я не могла допустить, чтобы ты встречался с мужем. Он ничего тебе не мог сказать. Он сам толком ничего не знает. Ты только разжег бы в нем нехорошие чувства.

ЭЙНШТЕЙН. Значит, он Сталину не писал? Как же выделили пароход? Ты просила?

МАРГАРИТА. Он писал. Но он был уверен, что это будет нескоро… если будет. И вдруг неожиданно — собирайтесь немедленно. Ему объяснили, что это меня нужно как можно быстрее отправить в Москву. Официальная версия: знаменитый скульптор возвращается на Родину, жена, естественно, следует за ним.

ЭЙНШТЕЙН. С каких пор ты?..

МАРГАРИТА. Успокойся, я не спала с тобой для этого. Мы не приехали сюда для этого… мы приехали в двадцать третьем году на выставку и остались. Мы познакомились с тобой в тридцать пятом, если ты помнишь, а это началось в сорок втором.

ЭЙНШТЕЙН. В сорок втором?

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН. С Кэтрин ты подружилась…

МАРГАРИТА. С Кэтрин я подружилась потому, что она замечательный человек. Я ничего не делала только для этого.

ЭЙНШТЕЙН. В прошлом году ты просила Оппи взять на работу какого-то физика, да?

МАРГАРИТА. Нет.

ЭЙНШТЕЙН. Оппи его взял?

МАРГАРИТА. Нет.

ЭЙНШТЕЙН. Ты врешь?

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН. Мистер Конёнков с самого начала был в курсе, что ты?..

МАРГАРИТА. Нет. В январе сорок третьего, если ты помнишь, я стала чаще и дольше у тебя оставаться. Неожиданно он устроил жуткий скандал, опрокинул одну незавершенную работу, которой очень дорожил, она разбилась. Запретил тебя посещать, причем очень резко, категорически. Мне пришлось сообщить…

ЭЙНШТЕЙН. Твоим работодателям?

МАРГАРИТА. С ним поговорили. Кто-то приезжал к нему, я не видела. После этого он унес свою постель в мастерскую и больше в мою жизнь не вмешивался.

ЭЙНШТЕЙН. А в чем, собственно, заключалась твоя задача?

Маргарита молчит, не отвечает.

ЭЙНШТЕЙН. Ты отдавала себе отчет, что ты подвергаешь риску мою жизнь, мою свободу? Никто ведь не поверил бы, что я ничего не знаю о твоей роли в моем доме.

Маргарита не отвечает.

ЭЙНШТЕЙН. Я тебя ни в чем не обвиняю, я просто хочу понять.

МАРГАРИТА. Та женщина, которая в сорок втором предложила мне этим заниматься, дала мне понять, что, если я откажусь, о моих отношениях с тобой станет всем известно. А кроме того она мне объяснила, как это важно для России. Я согласилась. Потом пыталась отказаться, но это было невозможно.

ЭЙНШТЕЙН. Почему тебя сейчас решили отозвать?

МАРГАРИТА. Не знаю.

ЭЙНШТЕЙН. Ты спрашивала?

МАРГАРИТА. Те, у кого я спрашивала, тоже не знают.

ЭЙНШТЕЙН (подошел к столу, нашел карточку, которую ему передала Маргарита). Почему этот… консул (заглядывает в карточку) Михайлов вдруг решил прислать мне карточку? Он твой шеф?

МАРГАРИТА. Наверное, как многие люди, он просто мечтает с тобой познакомиться.

ЭЙНШТЕЙН (протягивает ей карточку). Забери, скажешь, забыла передать.

МАРГАРИТА. Мне неудобно, он нам помогает с погрузкой, выделил людей. Мне неудобно… вдруг забыла.

ЭЙНШТЕЙН. Ничего. Вот забыла.

Маргарита вынужденно берет карточку, кладет в задний карман брюк.

ЭЙНШТЕЙН. Я хочу тебе задать один вопрос. Можно?

Маргарита неопределенно пожимает плечами.

ЭЙНШТЕЙН. Однажды, мы здесь, внизу, спали с тобой. (Показал на кушетку.) Рано утром ты потихонечку поднялась, тебе надо было поехать в Нью-Йорк. Ты приняла душ, оделась. Я лежал голый на спине. Спал. (Маргарита слушает очень напряженно.) Ты подошла, опустилась на колени, (показывает) вот здесь. Прошептала по-русски что-то, какие-то слова, это было похоже на молитву. Перекрестилась сама и перекрестила мой живот, нижнюю часть моего живота. И ушла. Не так. Сначала прикоснулась губами… и ушла. Я был потрясен. Я не спал, краешком глаз все видел. Это было похоже на жест невероятной женской благодарности. До сих пор я был уверен – ты не знала, что я не спал. Но сейчас усомнился. Я хочу знать, ты тогда знала, что я не спал, или не знала?

МАРГАРИТА (подходит вплотную к Энштейну). Не знала. (Кричит и бьет его по лицу.) Не знала! Не знала! Я не знала, что ты не спишь. А кроме того, это было в тридцать девятом или сороковом году. А это началось в сорок втором. (Кричит.) В сорок втором! В сорок втором! В сорок втором! Через семь лет после того, как мы познакомились! Через семь лет!

Она начинает быстро собираться: поднялась наверх, в спальню, оттуда несет охапку своих вещей: несколько пар брюк, рубашки, майки, трусики, кофту, какую-то коробку, похоже, из-под обуви — все побросала в свою просторную сумку. Натыкается на что-то в сумке. Вынимает красивую коробочку, подходит к столу, кладет коробочку на стол.

ЭЙНШТЕЙН. Это что?

МАРГАРИТА. Откроешь – увидишь. Не бомба.

Она закрывает сумку — что-то вспомнила, побежала в ванную, схватила там легкий халатик, сунула в сумку. Надевает плащ, берет сумку, зонтик, направляется к двери.

ЭЙНШТЕЙН. Подожди.

МАРГАРИТА. Что такое? Да, ключи! Извини. (Из кармана плаща достала ключи, кинула на стол. Снова направляется к двери.)

ЭЙНШТЕЙН. Подожди!

Маргарита останавливается. Но не поворачивает к нему лицо.

ЭЙНШТЕЙН. Ты хотела помыть мне голову… передумала?

МАРГАРИТА (медленно, медленно, с остановками поворачивает к нему лицо, глаза мокрые). Принеси два ведра воды — горячую и холодную. Ты знаешь. Мыло…

Пока Эйнштейн ходит за водой, Маргарита снимает плащ, вешает на вешалку, относит к стенке сумку, зонтик. Вытирает слезы, старается взять себя в руки.

Процедура мытья головы у них отработана. Эйнштейн приносит ведра с водой, ставит их возле таза — в ведре с холодной водой большой ковш. Эйнштейн привычно выливает в таз сначала ведро с горячей водой. Затем, зачерпав ковш холодной воды, выливает в таз. Пробует пальцем воду, выливает в таз еще два ковша холодной воды.

Маргарита стоит у таза с опущенной головой.

МАРГАРИТА (сдерживая слезы, про себя). Я боюсь, что в Москве меня арестуют. Было несколько таких случаев — вызывали и сажали. Или расстреливали. Может быть, я до Москвы и не доеду. Меня возьмут во Владивостоке. Но не поехать я не могу, выхода нет.

Эйнштейн снимает с себя свитер, белую майку.

ЭЙНШТЕЙН. Мар, штаны тоже снять?

МАРГАРИТА. Лучше сними, у тебя всегда туда затекает…. (Подходит ближе к тазу, ждет, пока он снимет штаны.)

В одних широких трусах Эйнштейн подходит к тазу.

Маргарита, расплескивая воду из таза, моет ему голову.

ЗАНАВЕС

конец первого акта

Акт второй

Прошло несколько часов, за окном глубокая ночь. Скоро утро. На сцене та же декорация, но произошли некоторые изменения. Нет зеленого таза, ведер, кувшина. Вокруг кресла убраны газеты и журналы. Телефон на длинном проводе (провод распутан) остался на своем месте, у кресла, но с другой стороны, где ему, видимо, и положено быть. Чуть-чуть прибрано на письменно столе, туда с небольшого низкого столика временно перенесены трубки Эйнштейна. Освободившийся столик накрыт скатеркой, стоит глубокая тарелка с фруктами, плоская тарелка с нарезанным сыром нескольких сортов, две маленькие тарелочки, у каждой вилочка, ножик. Початая бутылка красного вина, два бокала, в одном из них, который принадлежит Эйнштейну, осталось вино. Самого Эйнштейна сейчас в комнате нет. Маргарита, в светлой пижаме, выходит из спальни на втором этаже, спускается по лестнице вниз.

Оказывается, Эйнштейн выходил из дома, и теперь открывается дверь с улицы и он входит. Это совсем другой Эйнштейн. Длинные седые волосы, тщательно вымытые Маргаритой, вьются, светятся, дышат, он побрился, помолодел, на нем белая рубашка, широкие домашние брюки, сандалии на босу ногу, на плечи накинут голубой тонкий плед. В правой руке трубка, которой он то и дело будет попыхивать — это он обживает, обкуривает новую трубку, подаренную Маргаритой. Выглядит бодро, доволен собой, таинственно улыбается.

ЭЙНШТЕЙН (спускающейся по лестнице Маргарита). Мар, ты не представляешь, как прекрасно в саду после дождя, звезды вымыты, блестят.

МАРГАРИТА. С деревьев на тебя не капало?

ЭЙНШТЕЙН. Капало. Примерно по три капли в минуту. Я провел в саду, (смотрит на часы на левой руке) тридцать четыре минуты, значит, на мою голову упало сто две капли. (Пощупал голову.) Макушка мокрая.

МАРГАРИТА (обнимает Эйнштейна, целует в шею). Я так рада, что оставляю тебя в полном порядке.

ЭЙНШТЕЙН. То есть?

МАРГАРИТА. То есть, во-первых, я вышвырнула из твоей головы кошмарный сон, который тебя мучил, ты спал несколько часов спокойно, чуточку похрапывал. А во-вторых, я вижу, ты принял мой отъезд как неизбежность, успокоился, и мы прощаемся, как я мечтала – с печальной радостью. Ты согласен?

Эйнштейн смеется.

МАРГАРИТА. Ты помнишь, где мы с тобой первый раз целовались?

Не помнит.

МАРГАРИТА. В ванной, у меня дома. Эльза увлеченно беседовала с мистером Конёнковым, а ты пошел вымыть руки перед обедом. А я проходила мимо ванной и зашла показать, где чистое полотенце… Помнишь?

Эйнштейн смотрит на нее так, что непонятно, помнит или не помнит.

МАРГАРИТА. Ты меня обхватил мокрыми руками и поцеловал в губы… мне пришлось по-быстрому натянуть свитерок на кофточку. Я не ожидала от тебя такой дерзости. Прошло не больше двух часов, как мы впервые увидели друг друга.

ЭЙНШТЕЙН. Я сам от себя не ожидал.

МАРГАРИТА. А теперь закрой глаза.

ЭЙНШТЕЙН. Зачем?

МАРГАРИТА. Закрой!

Эйнштейн закрыл глаза.

Маргарита быстро снимает со спинки стула черную футболку, разворачивает – на футболке золотистыми нитками вышито крупно «АЛЬМАР».

МАРГАРИТА. Открой!

ЭЙНШТЕЙН (открывает глаза). О!

Маргарита поворачивает футболку другой стороной — опять «АЛЬМАР».

ЭЙНШТЕЙН. О!

МАРГАРИТА. Я ее несколько раз искала, не могла найти. А теперь доставала свои ночнушки, и вдруг смотрю – она лежит. Я так обрадовалась! (Протягивает футболку Эйнштейну.) Надень.

Эйнштейну неохота переодеваться.

МАРГАРИТА (подходит к нему сзади — снимает с него плед, снимает белую рубашку, надевает на него футболку. Отошла на шаг, глянула на него.) Замечательно!

МАРГАРИТА. Ты помнишь, когда я подарила тебе эту футболку?

ЭЙНШТЕЙ. На какой-то день рождения.

МАРГАРИТА. На какой-то! На твое шестидесятилетие! 14 марта 1939 года. Ты надел ее и сидел в ней за праздничным ужином, твоя сестра была этим очень недовольна, сказала: «Альберт, зачем ты надел черное?» Но ты не стал снимать, не снял, и я была этим очень довольна. Аль, я хочу, чтоб ты спал в ней, когда я уеду.

ЭЙНШТЕЙН. Думаешь, она заменит тебя?

МАРГАРИТА. Найдешь, кем меня заменить, не прибедняйся. Но футболку эту надевай на ночь, даже когда будешь с другой женщиной. Обещаешь?

Эйнштейн смеется.

МАРГАРИТА. Я хочу, чтобы ты подарил мне на память одну вещь — это дорогая тебе вещь, я знаю. Если не захочешь, я не обижусь.

Эйнштейн поднял вопросительно глаза.

МАРГАРИТА. То, что у тебя на левой руке.

Эйнштейн взглянул на свою левую руку от плеча вниз, там часы.

ЭЙНШТЕЙН (протягивает к ней руку с часами). Бери.

Она не дотрагивается до часов. Он опускает руку.

МАРГАРИТА. Я не потому, что золотые. Просто ты много лет их носишь не снимая. Они слиплись с твоим телом, если ты мне их подаришь, я их тоже никогда не буду снимать. Они будут знать только две руки — твою и мою.

Эйнштейн снова протягивает руку с часами.

МАРГАРИТА. Нет, сам.

Теперь она протягивает свою руку. Он снимает часы и надевает на протянутую руку Маргариты.

Она целует то место на его руке, где были часы, от руки переходит к шее, к лицу — целует его долго, страстно. Он сидит безучастный, ждет, когда она кончит его целовать. Нацеловавшись, Маргарита, довольная подарком, встает и разливает в бокалы вино.

МАРГАРИТА. Можно задать глупый вопрос?

Эйнштейн кивает — можно.

МАРГАРИТА. У тебя три главные женщины: Милева, первая жена, Эльза — вторая, Элен Дюкас, твоя секретарша, помощница, ну и я. Кто из них, из нас в твой душе на первом, втором и так далее местах?

ЭЙНШТЕЙН. Ты сейчас на первом месте.

МАРГАРИТА. Не сейчас, а вообще…

ЭЙНШТЕЙН. Конечно, Милева — главная. Мать моих детей. Первая любовь. Она прекрасный математик — без ее помощи моя теория относительности была бы опубликована минимум на два года позже.

МАРГАРИТА. Почему же ты позволяешь, чтобы ее значение в твоей жизни в разных публикациях принижалось, ее фактически оскорбляют… Почему ты молчишь по этому поводу?

ЭЙНШТЕЙН. Это ты как славянка за славянку заступаешься?

МАРГАРИТА. Можешь и так считать. Несправедливо.

ЭЙНШТЕЙН. Ее невзлюбила Элен Дюкас, она Эльзу любила, а имя Милевы не могла слышать. Они с Эльзой старались оттеснять Милеву, она, мол, ничего в моей жизни не значила. А я, поскольку всегда был виноват перед Эльзой, не очень этому мешал.

МАРГАРИТА. Бедная Милева — мало того что ты ей изменял, бросил ее, так она теперь еще расплачивается за твои измены Эльзе.

ЭЙНШТЕЙН. Да, Милеве с самого начала не везло со мной, это правда. Мои родители, особенно моя мама, были категорически против нашего брака.

МАРГАРИТА. Потому что не еврейка?

ЭЙНШТЕЙН. Поэтому тоже. Но еще потому, что она была старше меня на четыре года, хромала… Они ее ненавидели. Мама писала мне просто страшные письма, а я по своей рассеянности эти письма забывал спрятать, Милева их читала…

МАРГАРИТА. Аль, ты должен написать отдельную статью о значении Милевы в твоей жизни, в твоей работе. Эльзы уже давно нет… перед кем ты… Когда у нее день рождения?

ЭЙНШТЕЙН (не сразу, очень не сразу, но все-таки вспомнил). 19 декабря…

МАРГАРИТА. Напиши к дню ее рождения, только не проси Дюкас организовать публикацию, она не опубликует. Ты ратуешь за справедливость к целым народам, а близкого тебе человека обижаешь. Напишешь?

ЭЙНШТЕЙН. Постараюсь.

МАРГАРИТА. Я тебе в письме из Москвы напомню. Хорошо?

Эйнштейн кивает.

МАРГАРИТА. Это мой старый недостаток: понимаю, что хочу задать глупый вопрос, что задавать его не надо, а все равно задаю. (Поднимает свой бокал.) Альберт, скажи прощальное слово. Потом я скажу.

Эйнштейн к своему бокалу не притрагивается.

МАРГАРИТА (с бокалом в руке). Ты что?

ЭЙНШТЕЙН. Поставь.

МАРГАРИТА. Почему?

ЭЙНШТЕЙН. Поставь.

Она опускает бокал.

ЭЙНШТЕЙН. Ты никуда не уедешь.

МАРГАРИТА (встрепенулась). Это как? Запрешь меня в своем доме и не выпустишь, пока пароход не отчалит?

ЭЙНШТЕЙН. Я серьезно. Я нашел выход.

Она насторожилась.

МАРГАРИТА. Когда гулял в саду?

ЭЙНШТЕЙН. Когда ты мыла мне голову. Ты заплеснула мне с водой одну идею. В саду я додумывал. Все додумал до конца.

Она испугана — неловко повела рукой, уронила свой бокал, вино пролилось на скатерть, Маргарита успела раздвинуть колени, чтобы не попало на пижамные брюки.

МАРГАРИТА. Аль, я не знаю, что ты там придумал, но я уверена – никакого выхода нет. Я перебрала все возможные варианты. Один-единственный выход мог быть, если бы ты не был Эйнштейном, если бы тебя не знал весь мир. Тогда мы могли бы с тобой просто исчезнуть — были такие и нет таких, растворились в Нью-Йорке, уехали в Мексику. Но ты, к сожалению, Эйнштейн. А я, к сожалению, должна выполнить повеление начальства.

Он смеется.

ЭЙНШТЕЙН. Ты в Бога веришь? В православную церковь меня водила в Нью-Йорке.

МАРГАРИТА. Конечно, верю.

ЭЙНШТЕЙН. Если бы Бог захотел, чтобы ты не уезжала — не ты, не я, а Бог, — он что, не мог бы что-нибудь придумать?

МАРГАРИТА. Ты не Бог. Ты гениальный физик, но не Бог.

ЭЙНШТЕЙН. А что такое гений?

МАРГАРИТА. Откуда мне знать.

ЭЙНШТЕЙН. Гений — это человек, который шепчется с Богом. Шу-шу, шу-шу. В девятьсот пятом он тихим-тихим голосом, потому что боялся разбудить сынишку, я его укачивал в это время… тишайшим голосом нашептал мне в ухо уравнение: E равно mc в квадрате. Я сначала плохо расслышал, попросил повторить, и Он повторил. Два раза повторил, пока я не записал.

МАРГАРИТА. Что же он тебе нашептал в этот раз?

Спросила и боится ответа.

ЭЙНШТЕЙН. Пусть, говорит, Маргарита Ивановна Конёнкова доведет до сведения тех, кто ей приказал уехать в Москву, что, если она не уедет, если они ее оставят в Соединенных Штатах Америки, за это великий Альберт Эйнштейн готов помочь Советскому Союзу как можно быстрее обрести необходимые материалы для строительства собственной атомной бомбы.

МАРГАРИТА (испуганно). Еще раз.

ЭЙНШТЕЙН. Что еще раз?

МАРГАРИТА. Повтори.

ЭЙНШТЕЙН. Ты завтра утром — отсюда — звонишь этому… как его… верни карточку…

Маргарита вынимает из кармана брюк, лежащих на диване, карточку, передает Эйнштейну.

ЭЙНШТЕЙН /заглянув в карточку/ консулу Михайлову. Насколько я понимаю, он твой шеф, да?

Маргарита молчит.

ЭЙНШТЕЙН (продолжает). …И говоришь, что у тебя к нему очень важное дело, надо немедленно встретиться. Во столько-то ты выезжаешь из Принстона… просишь выслать к поезду машину… У него есть машина?

МАРГАРИТА. Конечно, есть.

ЭЙНШТЕЙН. Чтоб прямо с поезда тебя привезли к нему. Ты явишься перед ним вся взволнованная и скажешь: Эйнштейн очень расстроился, когда узнал, что я должна уехать. За десять лет знакомства никогда не видела его таким буквально растерянным. И он просил передать: если меня оставят здесь, то он, Эйнштейн, готов помогать, чтобы в СССР быстрее появилась бомба. И добавишь: он готов в любое время встретиться с вами в Нью-Йорке или Принстоне.

Маргарита сидит бледная, напряженная.

ЭЙНШТЕЙН (настроен решительно). Что ты молчишь? Ты что, полагаешь, они откажутся от моих услуг?

МАРГАРИТА (взяла себя в руки, игриво). Аль, я первый раз в жизни глубоко сожалею, что у меня нет детей. И у меня не будет внуков, которым я могла бы это рассказать. (Как бы обращается к внукам.) «Представляете, этот величайший гений, Ньютон двадцатого века, ради того, чтобы не расстаться со мной, с вашей бабушкой, был готов стать русским шпионом!» Аль, это гениальное предложение. И они, конечно, не откажутся.

ЭЙНШТЕЙН. А ты, значит, отказываешься?

МАРГАРИТА. Да, я, значит, отказываюсь. Дорогуша, твоя жизнь будет изучена вдоль и поперек, все тайны будут вскрыты. Я не хочу остаться в истории той женщиной, из-за которой великий Эйнштейн стал шпионом.

ЭЙНШТЕЙН. А то, что ты была много лет его любовницей, это тебя не смущает? Когда-нибудь это тоже станет всем известно?

МАРГАРИТА. Наоборот, это говорит обо мне с самой хорошей стороны. Быть подругой великого Эйнштейна, да еще в течение многих лет – этим гордилась бы любая женщина.

ЭЙНШТЕЙН (внимательно смотрит на нее — он не расстроился, улыбается). Маргарита, помнишь, ко мне приезжал Чаплин?

МАРГАРИТА. Кто?

ЭЙНШТЕЙН. Чаплин, Чарли Чаплин!

МАРГАРИТА. Конечно, помню.

ЭЙНШТЕЙН. Помнишь, что я ему сказал? Когда… ну, за столом мы…

МАРГАРИТА. Помню.

ЭЙНШТЕЙН. Что?

МАРГАРИТА. Ты сказал, что не знаешь другого человека, который был бы так известен и так любим во всем мире, как он…

ЭЙНШТЕЙН. А что он сказал в ответ, ты помнишь?

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН. Что он сказал?

МАРГАРИТА. Он сказал: «Альберт, то, что меня знают, – это не удивительно, я артист, комик, все видели мои фильмы. Но то, что вас, Альберт, знают и любят во всем мире, хотя никто не понимает, включая меня, что, собственно, вы такого сотворили, – вот это действительно удивительно!»

ЭЙНШТЕЙН. А ты знаешь, почему я такой известный? За что?

МАРГАРИТА. Я?

ЭЙНШТЕЙН. Да, ты?

МАРГАРИТА. Несколько раз ты пытался мне объяснить свою теорию относительности, один раз даже большое письмо написал, с рисунками, я его храню, но в голове у меня осталось что-то очень смутное. Зато я знаю, как к тебе относятся другие ученые, которые понимают, что ты сделал…

ЭЙНШТЕЙН (смеется). Иди сюда… другие ученые.

Маргарита подходит к нему.

ЭЙНШТЕЙН. Обними меня.

Она его обнимает.

ЭЙНШТЕЙН. Поцелуй меня.

Она его целует.

ЭЙНШТЕЙН. А теперь принеси из кладовки мешок писем, которые я получил из разных стран.

Маргарита не двигается с места.

ЭЙНШТЕЙН. Ну, принеси, принеси. Они не тяжелые.

МАРГАРИТА. Зачем?

ЭЙНШТЕЙН. Я хочу, чтоб свидетельство моей мировой славы находилось вот здесь, у моих ног.

Маргарита идет — возвращается с мешком писем.

ЭЙНШТЕЙН. Сколько там таких мешков?

МАРГАРИТА. Три или четыре, я не считала.

ЭЙНШТЕЙН (показывает пальцем на мешок). Почему они мне пишут? Сотни людей? Будучи без понятия о том, что я сделал?

МАРГАРИТА. Не знаю, тебя все любят. Все женщины мира готовы стать твоими любовницами.

ЭЙНШТЕЙН. Откуда ты знаешь?

МАРГАРИТА. Сужу по себе.

ЭЙНШТЕЙН. Я сейчас тебе объясню структуру моей всемирной славы… за что меня любят. Меня любят не за то, что у меня в голове, а за то, что у меня на голове. Вот за это вот (обеими руками хватает свои длинные пушистые космы). Один, кажется, мексиканский поэт, написал поэму «Волосы Эйнштейна». O-o-o-o-o! Я укажу в завещании: когда помру, чтоб отрезали клок моих волос и послали ему в коробочке. Когда он будет читать поэму, чтобы в руке держал волосы Эйнштейна.

Маргарита подходит к Эйнштейну, рукой дергает его волосы, потом гладит их.

ЭЙНШТЕЙН (убирает ее руку). Дальше. Ты тоже любишь эту фотографию… где я высунул язык, да?

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН. Ты ее хранишь в сумочке. Не расстаешься. Или уже выкинула?

МАРГАРИТА. Не выкинула.

ЭЙНШТЕЙН. Эту фотографию знают во всем мире. Меня преследовал несколько дней фотограф. Настырный. Навязчивый. Он мне надоел, я его уже видеть не мог. И когда однажды утром я выходил из дома (показывает на входную дверь), он стоял в саду, у калитки, наготове, с поднятым фотоаппаратом. Я высунул язык (показывает, как он тогда высунул язык), чтобы показать, что я его презираю, что я уже больше не могу его видеть. Он вот так мне уже… (Полоснул по шее рукой.) Но когда в журнале появился снимок — это было воспринято как знак моей детской непосредственности: великий ученый, как ребенок, показывает всему миру язык. Надо же! Как здорово! Вы видели фотографию, где Эйнштейн высунул язык? Не видели? Обязательно посмотрите, в последнем номере «Таймс». Дальше. Россия гордится своими огромными пространствами, на которых вырастают такие замечательные люди, как ты, как твой муж. Америка гордится своей великой демократией. Англия — своими финансовыми институтами. Испания — своими зажигательными плясками. Париж — столица любви. А у евреев нет ничего, кроме тех знаменитых, известных всему миру личностей, которые вышли из этого гонимого, лишенного родины народа. Я недавно читал в какой-то газете: американские евреи уже подсчитали, сколько было во время войны в американской армии евреев генералов, евреев полковников, евреев летчиков, сколько евреев погибло, сколько евреев не знаю что… Когда евреям попалась на язык фамилия Эйнштейн, нобелевский лауреат, они раззвонили всему миру, они несли, несут это имя, как знамя своей значимости, своего достоинства. Как выразился один антисемит: Эйнштейн — гений всех времен и одного маленького народа. Вот из чего состоит моя слава. Из ничего, из ерунды. Игра скудного или поруганного воображения. И ты! которая спит со мной десять лет, которая знает, которая каждый день видит, до какой степени мне наплевать на всю эту мировую мою значимость, — ты все это воспринимаешь всерьез? (Передразнивает.) Я не хочу быть женщиной, из-за которой великий Эйнштейн…

Она хочет его перебить.

ЭЙНШТЕЙН. Помолчи!

МАРГАРИТА. Я хочу тебя поцеловать!

ЭЙНШТЕЙН (подставляет щеку для поцелуя, получив поцелуй, продолжает). Почему ты вдруг решила, что я готов пойти на… на это… исключительно из-за тебя? Чтобы ты не уехала? Ты уж извини меня. (Смотрит, как она реагирует на последние его слова. Остается доволен.) Ты толкнула мою мысль в эту сторону — это да. Эйнштейн, неужели ты не можешь придумать что-то, чтобы она не уезжала? И мне вдруг явилась эта идея… ты ее заплеснула мне в голову из зеленого таза. Тут ты действительно мне помогла. Я не могу допустить, чтобы ты уехала… раз-два, и тебя нет. Десять лет была и вдруг нет. Прямо какая-то черная сказка. Но дело не только в тебе, — здесь многое сошлось. Внутри нашей с тобой истории лежит Бомба, влезла туда… Как выяснилось из твоего признания, мы спали не вдвоем, а втроем. Бомба лежала между нами, когда мы занимались любовью. Это я призвал в Соединенные Штаты — это чудовище, которое нас теперь разлучает. (Вдруг.) Кстати, ты тогда доложила в Москву, что я отправил одно, потом второе письмо Рузвельту?

МАРГАРИТА. Я что, должна через каждые пять минут напоминать тебе, что я начала… это… в сорок втором году? В январе сорок второго, в январе сорок второго, в январе сорок второго! А письма ты отправил в тридцать девятом.

ЭЙНШТЕЙН. Извини. Я не нарочно. Просто у меня в голове еще не улеглась новая информация, которую я получил сегодня от тебя.

МАРГАРИТА. В прошлом году, когда ты написал Рузвельту, что надо приостановить все работы, поскольку у Гитлера бомбы нет и уже не будет, – об этом я передала.

Эйнштейн помрачнел.

МАРГАРИТА. Альберт, прошло всего несколько дней после этих страшных взрывов — поэтому тебе кажется, что ты во всем виноват. Оппи готов застрелиться, ты готов стать шпионом. Пройдет немного времени, ты успокоишься. Твоя совесть чиста!

ЭЙНШТЕЙН. Не надо про мою совесть! Ты уже залезла в мою совесть! Я возмущаюсь, негодую, что Гитлер уничтожал евреев в газовых камерах, а я сам помог сжечь десятки тысяч невинных японцев. Пусть невольно, но помог. Я, я помог! Я даже тебе не все сказал, не всю правду. Мы со Сцилардом обсуждали возможность такой ситуации, какая и случилась. Но мы боялись поставить этот вопрос перед Рузвельтом. Он ведь не очень хотел начинать делать бомбу, после моего первого письма он никаких решений не принял. Мы боялись ему сказать, что в случае, если США окажется единственной страной, обладающей атомной бомбой, она должна будет отказаться от ее применения где бы то ни было. Я это не к тому, чтобы сейчас каяться, устраивать самобичевание. Прошлое не изменишь! Но я должен, я обязан сделать все, что в моих силах, чтобы больше такие бомбы не взрывались. А существует только один способ этого добиться — содействовать тому, чтобы у Сталина как можно быстрее появилась такая же бомба. Только равновесие страха может предотвратить атомную войну. Пока эти бомбы имеются только в одной стране, эта страна начинает сходить с ума. Мы это только что наблюдали. Было предложение: для того чтобы Япония быстрее капитулировала, достаточно императору Японии показать документальный фильм об испытаниях в США первой атомной бомбы. В крайнем случае взорвать одну бомбу, а не две, как сделал Трумэн. А кто мог ему что-то сказать, если только он один имел такие бомбы? Никто. Даже Сталин промолчал. Я уверен, Трумэну наверняка какие-то генералы сейчас подсказывают, толкают — надо поставить Россию на колени, пока у них не появилась атомная бомба, потом будет поздно. Я не люблю Сталина, ты знаешь. Мне не понравилось, что ты скрыла от меня, что докладываешь обо всем, что происходит в моем доме. Я тебе больше скажу — я догадывался, что ты чем-то подобным занимаешься. Но поскольку это содействовало тому, чтобы Москва быстрее обрела бомбу, моя душа закрыла на это глаза. Я обязан все время помнить: только равновесие страха может спасти мир от новой мировой войны. И то! Это на каких-нибудь пятьдесят-восемьдесят лет. Не больше. Через пятьдесят лет бомбу научатся делать во многих странах. Даже в самых маленьких. И сама бомба станет маленькой, ее можно будет перевозить в багажнике автомобиля. За эти пятьдесят лет должно возникнуть планетарное управление особо опасными видами оружия, планетарное управление наукой и многими другими видами человеческой деятельности. Потребуется что-то наподобие мирового правительства. Но это уже забота не моя и не твоя… другого поколения. Мы обязаны дать мировому сообществу эту передышку, эти пятьдесят-восемьдесят лет, а будут или не будут эти годы использованы для создания надежной безопасности, за это мы уже не отвечаем.

МАРГАРИТА (перебивает). Ты что, всерьез считаешь, что вот тут мы сидим — два человека, и мы можем предотвратить большую мировую войну?

ЭЙНШТЕЙН. Вот тут, за этим столом, в тридцать девятом году тоже сидели двое — Сцилард и я, ты нам подавала чай, кофе. Здесь мы написали те два письма Рузвельту, в результате которых появилась атомная бомба. Теоретические работы всего шести-восьми человек, включая меня, сделали возможным производство этих бомб. Большую роль сыграли две женщины: Мария Склодовская-Кюри, из Польши, и еврейка из Германии Лиза Мейтнер, слава Богу, успевшая эмигрировать, как и я.

МАРГАРИТА (неожиданно). Аль, эти бомбы, которые взорвали в Японии… они какого размера были?

ЭЙНШТЕЙН. Размера?

МАРГАРИТА. Ну да… ширина, длина… высота.

ЭЙНШТЕЙН. А зачем тебе?

МАРГАРИТА. Просто интересно.

ЭЙНШТЕЙН. Не знаю… Оппенгеймер как-то говорил: вес — четыре тоны, та бомба, которая мне снилась… ну, метра три в длину, по метру в ширину и высоту… Поиск самолета, который мог бы ее доставить до цели… это была проблема. Сейчас начали строить специальные самолеты… ракеты… Фактически началась подготовка к новой большой войне. Поэтому важно дать эти пятьдесят лет — дать время для осознания новых опасностей. Для достижения этой цели никакое занятие не позорно, не постыдно! Это возвышает, а не унижает.

МАРГАРИТА. Аль… Дорогой мой. Милый мой… Ты забываешь о своих особенностях. О своей рассеянности, абсолютной открытости. Ты всегда поглощен своими мыслями, они тобой управляют, а не ты ими. Извини, не так уж редко случалось — ночью мы в постели, и в самом интересном месте ты вдруг вскакиваешь и бежишь вниз, чаще всего совершенно голый, чтобы записать какую-то мысль, иногда сразу возвращаешься, а иногда через час или через два часа, будишь меня. Ты сам только что ругал меня, что я тебе открылась… Ты не способен что-то держать в секрете. Ты подведешь и себя, и дело. Никто не посмотрит, что ты Эйнштейн, если окажешься замешанным. Посадят до конца жизни. Этим должны заниматься другие люди, не такие, как ты.

ЭЙНШТЕЙН. То, на что у других уйдет год, я сделаю за месяц. Я знаю всех, кто делает бомбу… это мои товарищи, люди, которые ко мне прислушиваются.

Маргарита не согласна, крутит головой, закрывает руками лицо.

ЭЙНШТЕЙН (продолжает). И потом, у тебя искаженное представление о моем характере, о моих особенностях. Это легенды. Если надо, я могу быть собранным, дисциплинированным, хитрым, конкретным, внимательным к деталям, упорным, последовательным. Я опытный обманщик, между прочим. Двух жен, притом двух бдительных жен, очень умело обманывал. А как я и мой любимый доктор Густав Букки обманули тебя и твоего мужа…

МАРГАРИТА. Когда?

ЭЙНШТЕЙН. Когда? (В глазах Эйнштейна — задор, азарт.) В тридцать шестом или тридцать седьмом. Ты не приезжала. Я очень скучал. Мистер Конёнков тебя не отпускал, все время тебе давал какие-то поручения. Ты нужна была по его делам. А мне ты нужна была по другим делам. И мой любимый доктор говорит: «Я знаю, что надо сделать, чтоб он ее отпустил». Помнишь, ты его попросила, чтобы он тебя послушал, ты покашливала?

МАРГАРИТА. Он послушал, сказал, все в порядке.

ЭЙНШТЕЙН. А мистеру Конёнкову он написал, что не стал тебе говорить, не хотел расстраивать, но на самом деле «у вашей супруги есть проблемы с легкими…»

Маргарита в ужасе, на лице выражен ужас.

ЭЙНШТЕЙН (продолжает радостно). «…Ей необходимо проводить летом несколько недель не в пыльном, душном Нью-Йорке, а хотя бы на озере, недалеко от Принстона. У мистера Эйнштейна там есть домик для отдыха, там сейчас никто не живет».

МАРГАРИТА. Так это что, была неправда?

Эйнштейн разводит руками.

МАРГАРИТА. Бедный мой Конёнков — я действительно ему нужна была, я вела все его финансовые дела, были проблемы с налогами. Но он тут же меня отправил, отпустил. Я была уверена, что твой доктор действительно обнаружил что-то в моих легких. Ну Эйнштейн! Ну доктор!

ЭЙНШТЕЙН. А ты говоришь, рассеянный, не от мира сего. Ты сама только что рассказала, как я ловко с тобой все устроил: и не женился, и не потерял тебя.

МАРГАРИТА. Ну, если ты так уверен в своих способностях, ради бога… после того как я уеду, позвони Михайлову, предложи свои услуги. Может быть, в расчете на это он и хочет с тобой встретиться, я не знаю. Но только не при мне и не из-за меня.

ЭЙНШТЕЙН. Мар, без тебя ничего у меня не выйдет. Даже поднять трубку и позвонить Михайлову… не хватит куража, вдохновения… Если ты будешь рядом, у меня все получится… у нас все получится.

МАРГАРИТА. У тебя редкий ум, талант. В Принстоне создали специальный институт для того, чтобы ты мог спокойно, плодотворно работать. Ты должен заниматься тем, к чему ты призван, где тебя никто не может заменить.

ЭЙНШТЕЙН (выпивает остаток вина из бокала, ставит бокал на стол). Я должен тебя разочаровать, Мар.

Маргарита вскинула голову.

ЭЙНШТЕЙН. Ты просто не в курсе, как у меня обстоят дела. Я тебя никогда не посвящал. Сейчас я тебе расскажу, и ты придешь в ужас. В двадцать втором году я получил Нобеля. В это время мы были с Эльзой в Японии, я читал лекции. Меня принимали как Бога! Я не поехал получать Нобелевскую — настолько нам было там хорошо, радостно. Еще поэтому я с такой болью воспринимаю эти взрывы. Я помог уничтожить два города в стране, которая меня любит и которую я люблю. В Японии у меня зародилась новая грандиозная идея, библейский замысел. Я уверовал, что должен существовать закон, который одновременно объясняет и все, что происходит в космосе, и все, что происходит в атоме. Авраам пришел к идее единого Бога, а я решил доказать, что в природе существует единый физический закон — закон единого поля. И вот прошло больше двадцати лет упорных поисков, я привлекал к сотрудничеству крупнейших физиков, математиков, однако подтвердить мою гипотезу не удалось.

Эйнштейн говорит с дрожью в голосе. До этого за ним ничего подобного не наблюдалось. Маргарита слушает очень внимательно.

ЭЙНШТЕЙН (продолжает). Возможно, сама эта идея о едином законе, работающем и в макро-, и в микромире является заблуждением. Возможно, я оказался во власти ложной уверенности. Я перепутал две истины: да, каждая верная идея красива, но не каждая красивая идея верна. Возможно, нет одного закона, объясняющего все на свете — есть некий узел, пучок закономерностей, сложнейшее взаимодействие между которыми приводит ко всему тому, что мы видим и не видим. Как видишь, я оказался сейчас в окружении одних неприятностей. В начале века я открыл великую формулу: E равно mc в квадрате, но эта формула оказалась теоретической основой атомной бомбы. Я старался не допустить, чтобы только у Гитлера имелось атомное оружие, – в результате стерли с лица земли два японских города. Я потратил двадцать с лишним лет на великий замысел — результат ноль. Мое воображение пригасло, моему уму не хватает былой дерзости. Если быть честным до конца, я должен признать: подлинным гением я был несколько часов в моей жизни — в 1905 году. Когда открыл формулу: E равно mc в квадрате, сформулировал теорию относительности. Ну, может быть, не несколько часов — несколько дней, несколько недель, самое большое — несколько месяцев. Меня никто не упрекает, но это же не шутка — двадцать лет упорного труда без результата. И в это время ты меня покидаешь. Ты права, я сам не смогу сделать то, что надо сделать, чтобы как можно быстрее начало действовать равновесие страха. Но если б это удалось, а для этого ты должна быть рядом со мной, я пришел бы к концу жизни все-таки не с пустыми руками.

МАРГАРИТА. Аль, побойся Бога… миллионы людей, по сравнению с тобой, приходят к концу жизни…

ЭЙНШТЕЙН (жестко). Я не миллионы. Я этот конкретный один-единственный в своем роде, вот этот! (Тычет себя в грудь.) Со своей историей, со своими амбициями, со своими ожиданиями, у меня свой счет с собой! Я прошу у тебя помощи, поддержки в очень тяжелый, очень сложный момент моей жизни. А ты произносишь банальные нравоучения. Миллионы… для миллионов я не человек Эйнштейн, я для них слово Эйнштейн. Но я не думал, что и для тебя… Я придумал простой гениальный способ, как сделать, чтобы ты осталась, не уезжала, заодно мы вместе ускорили бы решение сложнейших мировых проблем — ты упорно отказываешься использовать мою идею.

МАРГАРИТА. Я не могу сказать Михайлову то, о чем ты просишь. Он сразу догадается, что я тебе открылась. И меня уже не на пароходе, а на первом же самолете отправят в Москву. А там прямо с самолета снимут и увезут… откуда я уже никогда не вернусь. Или здесь прикончат.

ЭЙНШТЕЙН. Хорошо, есть другой вариант.

МАРГАРИТА. Что?

ЭЙНШТЕЙН. Я придумал, как это сделать иначе. Чтобы ты была в полной безопасности.

МАРГАРИТА. Когда ты придумал?

ЭЙНШТЕЙН. Пять секунд назад!

МАРГАРИТА. Альберт, никакой вариант не поможет. Я прошу тебя… Это последние два часа, когда мы вместе. Мы никогда больше не увидим друг друга. Давай просто посидим, просто поговорим, попрощаемся по-человечески. Выхода нет!

ЭЙНШТЕЙН. Послушай, что я предлагаю. Сядь.

Маргарита, тяжело вздохнув, усаживается в кресло.

ЭЙНШТЕЙН. Не туда, сюда (указал на табурет).

Маргарита пересаживается на табурет.

ЭЙНШТЕЙН. Когда речь идет о серьезных вещах, надо сидеть на чем-то твердом. Так меня учил мой отец. Слушай внимательно, как мы сделаем. Я тебя никуда не посылал. Я тебя ни о чем не просил. Ты провела со мной здесь тяжелую ночь, ты никогда не думала, что известие о твоем отъезде произведет на меня такое сильное впечатление. Я буквально плакал, когда ты поцеловала меня на перроне, прощаясь. Мы расстались навсегда. Но вернувшись домой, оценив холодной головой все, что происходило со мной в течение ночи, ты сочла своим долгом поделиться с шефом одним соображением. Тебе показалось, ты почти уверена, что если сейчас поговорить с Эйнштейном, то при условии, что ты останешься, он согласится помогать вам. Всё, больше ничего не надо. У тебя возникла важная мысль и ты довела ее до сведения своего шефа. Дальше все должно закрутиться. Он доложит своему начальнику. Его начальник доложит еще большему начальнику, кто-то доложит, может быть, даже Сталину. Вот тут миф «великий Эйнштейн» и должен сработать. Или не сработать.

Маргарита плачет — слезы просто потекли, затопили лицо.

ЭЙНШТЕЙН (встревожено). Почему ты плачешь? Что случилось, Маргарита? Мар?

МАРГАРИТА (сквозь слезы, но громко). Я не все тебе рассказала.

ЭЙНШТЕЙН (раздраженно). Что-о? Не понял!

МАРГАРИТА. Я не все тебе рассказала.

ЭЙНШТЕЙН. Опять не все?

Эйнштейн ошеломлен.

МАРГАРИТА. Когда я от тебя тогда, после звонка мужа о том, что Сталин зафрахтовал судно, уехала в Нью-Йорк, я была очень встревожена. Не заходя домой, встретилась с Михайловым. Почему я должна уехать в Москву, что случилось? Михайлов сказал: «Не знаю». Я попросила: «Позвоните в Москву, узнайте». «Не могу, не положено задавать такие вопросы». — «А это может быть что-то плохое, опасное для меня?» Он ответил: «Все может быть». Он ко мне хорошо относится, говорит всегда, как есть.

ЭЙНШТЕЙН. Ты с ним спала?

МАРГАРИТА. Я поняла, что дело плохо. Я говорила тебе: было несколько случаев, когда таких, как я, вызывали в Москву и там сажали в тюрьму, или даже расстреливали. Я решила удрать, исчезнуть — ничего не сказав ни мужу, ни тебе, ни Михайлову. Меня охватил страх. На следующее утро я побежала в банк, сняла большую сумму и, как есть, уехала на окраину Нью-Йорка, купила там сумку, самое необходимое, мыло, зубную пасту, полотенце… сняла номер в захолустной гостинице. Всю ночь думала — что делать, куда уехать. Но когда представила себе, что будет после того, как я исчезну, как меня будут искать, приедут к тебе, мужа затерзают вопросами, я еще больше испугалась. Но утром мне пришла в голову одна мысль, которая мне показалась спасительной.

ЭЙНШТЕЙН. Какая мысль?

МАРГАРИТА. Я поехала к Михайлову. Он ко мне хорошо относится.

ЭЙНШТЕЙН. Ты с ним спала?

МАРГАРИТА. Рассказала ему мое предложение.

ЭЙНШТЕЙН (кричит). Какое предложение?

МАРГАРИТА. Альберт, я не виновата. Но месяц назад мне пришла в голову та самая идея, которая в твою голову пришла сегодня вечером. Я не виновата! Я сказала Михайлову, что уверена: если меня не отправят в Москву, Эйнштейн согласится за это помогать нам с бомбой. Я сказала, что много раз слышала, как ты говорил, что только равновесие страха может спасти мир от новой страшной войны. О чем я, кстати, писала в своих донесениях.

ЭЙЕШТЕЙН. И что Михайлов?

МАРГАРИТА. Сказал, что о такой возможности он сообщит в Москву.

ЭЙНШТЕЙН. Не поговорив со мной, не встретившись со мной? Как это возможно?

МАРГАРИТА. Он об этом сообщил в Москву как о предположении, он спрашивал, нужно ли ему в этом направлении действовать.

ЭЙНШТЕЙН. И ему ответили, что не нужно?

МАРГАРИТА. Да.

ЭЙНШТЕЙН (резко). Почему ты мне сразу об этом не сказала? Я, как идиот, тратил силы, нервы! Напрягал мозги всю ночь!

МАРГАРИТА. Я боялась, что ты очень расстроишься. Ты с такой гордостью говорил о своей готовности стать шпионом, возлагал на это такие большие надежды, был так уверен в успехе, что я не смела тебе сказать, что эту идею я уже опробовала. Надеялась, что мне удастся иначе тебя убедить, что выхода нет. Кроме того, Михайлов меня предупредил: никому никогда не рассказывать о том, что он обращался в Москву с этим предложением.

ЭЙНШТЕЙН. Ты не спросила его — как он считает, почему отказались от моих услуг?

МАРГАРИТА. Спросила. Он точно не знает. Возможно, сказал он, ничего уже не надо, все, что надо, уже доставлено. Возможно, руководство не хочет привлекать слишком известных иностранцев, чтобы потом не говорили, что бомбу русским сделали иностранцы. Возможно, в окружении Сталина продолжает работать тот чиновник, который много лет назад ему докладывал о том, что Эйнштейн просится эмигрировать в Минск, и этот чиновник помнит реакцию Сталина и поэтому не видит смысла о таком человеке докладывать второй раз, полагая, что Сталин высказался о нем навсегда.

ЭЙНШТЕЙН. Откуда Михайлов знает, что я хотел эмигрировать в Минск?

МАРГАРИТА. Я ему сказала.

ЭЙНШТЕЙН (неожиданно, Маргарите). Поднимись наверх.

МАРГАРИТА. Зачем? Не надо. Я не хочу. Через полчаса приедет такси. Я не хочу, не надо…

Эйнштейн поднимается по лестнице, на площадке останавливается.

ЭЙНШТЕЙН. Я жду тебя (скрывается в спальне, дверь оставляет открытой).

Маргарита поднимается наверх, закрывает за собой дверь.

Через некоторое время дверь наверху резко распахивается — в длинном тонком халате быстро спускается по лестнице мрачный, подавленный Эйнштейн. Находит на письменном столе свою трубку, зажигает, усаживается в кресло, пыхтит трубкой, сидит с опущенной головой.

Маргарита, одетая в дорогу, в чем приехала, выходит из спальни, спускается вниз, берет низкий стульчик, усаживается напротив Эйнштейна.

МАРГАРИТА. Ну, что ты расстроился… просто перенервничал, устал… мы же три часа назад (показала рукой в сторону спальни) спали, все было в порядке…

ЭЙНШТЕЙН. Тоже было не… Не надо меня утешать… А если это всё?

МАРГАРИТА. Что все?

ЭЙНШТЕЙН. Ну, все! Мне шестьдесят шесть лет.

МАРГАРИТА. Перестань! Все у тебя будет хорошо.

ЭЙНШТЕЙН. Ты уверена?

МАРГАРИТА. У меня есть некоторый опыт обхождения с пожилыми мужчинами… Хочешь, я тебе дам письменную гарантию, что у тебя все будет в порядке?.. Ты элементарно устал, столько переживаний… Дай мне слово – когда убедишься, что я права, обязательно напишешь мне… чтоб я знала…

Эйнштейн смущенно улыбается.

МАРГАРИТА. Ой, застеснялся. Обещаешь написать?

ЭЙНШТЕЙН. Хорошо…

МАРГАРИТА. Ты мой последний мужчина, между прочим.

ЭЙНШТЕЙН. Ну, ну, ну! Тебе пятидесяти нет!

МАРГАРИТА. После тебя мне ни с кем не будет интересно. Разве что для поддержания здоровья, как советовал твой доктор, раз в месяц возьму бутылку водки и зайду к дворнику… или какой-нибудь сосед одинокий попадется… Если, конечно, меня не посадят… Я не могу понять, почему мне не говорят, для чего, зачем я должна уехать. Я боюсь Москвы.

ЭЙНШТЕЙН. Я думаю, тебя хотят орденом наградить, за особые заслуги.

МАРГАРИТА. Если мне дадут орден, я его распилю и тебе половину отошлю.

ЭЙНШТЕЙН (смеется, встает). Пойду оденусь, поеду тебя проводить. (Быстро поднимается наверх.)

Маргарита подходит к шкафчику, привинченному к стене возле школьной доски. Открывает, достает футляр со скрипкой, кладет на кресло.

Эйнштейн по лестнице спускается вниз, он одет как прежде: широкие штаны, черная футболка, на которой вышито золотистыми буквами на груди и на спине «АЛЬМАР», сандалии на босу ногу.

МАРГАРИТА. Аль, не надо меня провожать на станцию. Я буду счастлива, если ты для меня сыграешь что-нибудь Брамса или Моцарта. На прощание. Я вынула скрипку.

Эйнштейн кивает.

ЭЙНШТЕЙН. Когда мы спали, ночью, мне приснился какой-то странный, тревожный сон, я не хотел тебе рассказывать…

Маргарите передалась обеспокоенность Эйнштейна, она поцеловала его.

МАРГАРИТА. Что тебе приснилось?

ЭЙНШТЕЙН. Будто я сплю на кушетке (показал рукой), и я во сне слышу, что на полу, рядом, кто-то стонет. Я во сне заглядываю за край кушетки — там сидит, закутанный в мое старое одеяло, Всевышний, плачет. «Господи, почему вы здесь, что случилось, почему вы плачете?» Дрожащим слабым голосом он отвечает: «Альберт, у меня отняли Царство Небесное». «Кто это сделал?» Молчит. «Кто это сделал?» Молчит. И вдруг мне во сне становится жарко, и я чувствую, что это сделал я. Я начинаю кричать: «Это я, это я, это я!» — и от собственного крика просыпаюсь. Ты спала. Я спустился сюда.

Маргарита слушала с открытым ртом, не знает, что сказать.

ЭЙНШТЕЙН. Это какое-то предупреждение. Даже не мне персонально, а всей науке. Может, мне надо опубликовать этот сон, рассказать?

Маргарита пожимает плечами.

В это время слышно — к дому подъехала машина. Такси сигналит.

Эйнштейн достает из футляра скрипку.

МАРГАРИТА. Я выставлю сумку и зонтик водителю, он отнесет в машину, и я вернусь.

Маргарита подхватывает сумку, зонтик, плащ, выходит на улицу, тут же возвращается.

ЭЙНШТЕЙН. Знаешь, в те дни, когда я был Отелло, когда был уверен, что ты спишь с хромым капитаном, который оказался полковником, и поэтому не приехала ко мне после Хиросимы, я как-то ночью не спал, спросил себя: «Эйнштейн, если Маргарита будет не против и тебя навещать иногда, раз в месяц или реже, ты на это согласишься? Делить ее с хромым капитаном?» Я заплакал и сказал: «Да». Закричал в пустом доме: «Да-а-а!»

Маргарита обнимает Эйнштейна вместе со скрипкой, целует его, целует скрипку — в обнимку, целуясь, они выходят из дома.

На сцене никого нет, сцена пустая, а мы слышим с улицы скрипку Эйнштейна, звучит «Турецкий марш» Моцарта, минуты через две слышно, как машина с Маргаритой отъезжает.

Скрипка умолкает.

Эйнштейн возвращается. Он очень устал. Кладет скрипку на свой письменный стол, поверх бумаг, папок. Подходит к креслу, снимает футляр, ставит его рядом с креслом на пол и опускается в кресло. Сразу засыпает, и по его стонам и выкрикам мы понимаем, что ему снова снится тот жуткий сон, который ему снился до приезда Маргариты. В это время мы слышим его голос, он читает письма, которые он писал Маргарите в Москву.

«Любезнейшая Маргарита! Дорогая Мар!

Твое письмо, отправленное с парохода, я получил. Было очень приятно, что в последний момент перед отъездом ты вспомнила обо мне.

Надеюсь, что ты найдешь на старой родине, к которой ты так сильно привязана, новую радостную жизнь».

«Дорогая Мар!

Это уже третье посланное тебе письмо, а от тебя так и нет ни одного.

Я встречался с господином Михайловым, как ты просила, он показался мне весьма интересным человеком.

Время мое заполнено медицинскими процедурами. Вчера мне удалили два зуба, чтобы затем вставить в рот ужасное устройство. Как только это произойдет, я стану настоящим американцем.

После твоего отъезда я не был ни на одном концерте. На скрипке я больше не играю, потому что мои пальцы заржавели».

«Дорогая Мар!

Я пишу это письмо на полукруглом диване, укрытый твоим голубым пледом, с подаренной тобой трубкой во рту. Все осталось точно так, как было во время твоего последнего посещения. Только зеленый стул перенесли с веранды сюда, чтобы мои посетители могли удобно посидеть. Сад стоит во всем своем весеннем наряде и говорит о твоем отсутствии. Мои волосы скучают по твоим рукам.

Я тебя крепко обнимаю и очень надеюсь скоро получить от тебя письмо

Твой Аль».

Эйнштейн озяб, обняв плечи руками, он продолжает тревожно спать.

ЗАНАВЕС

© Текст: Александр Гельман

30. Их дети. Альберт Эйнштейн

Читайте также








Дети



Дети
После обеда жена забеспокоилась и начала торопить мужа: «Заканчивай скорее свои дела, что-то у меня предчувствие плохое, не с мамой ли чего случилось ? «Вадим увязал сумки, закрыл домик, и они пошли. Тридцать минут до трассы, две пересадки на автобусах — и они дома.






X ДЕТИ



X
ДЕТИ

And when she was good,
She was very, very good.
But when she was bad,
She was — horrid!!!
Английская детская песенка.[11]
Детей там любят и балуют, о стариках забывают и не заботятся о них, животных бьют и портят. Впрочем, все равно кошки там паршивеют, собаки облезают и покрываются экземой, а лошади через






«Дети лжи»



«Дети лжи»
Оппозиция была избита, но еще не «добита». Она могла воспрять духом и помешать Лукашенко выиграть референдум, а выиграть ему нужно любой ценой.Здесь на горизонте и возникает Владимир Заметалин, тот самый, в чьем кабинете исчезла видеозапись избиения






Дети



Дети
К примеру, лететь в Ляплянтию можно через столицу (Лялю), это четыре часа, а можно через город Кап, это шесть.Однажды я летела как раз шесть часов, причем в очень интересной компании — с нами было множество маленьких детей.Рядом со мной, локоть к локтю, сидела милая пара






Дети



Дети
И немного о завершающем автопробеге по Сибири в Москву. Лайош уговорил, упросил нас взять его с собой. Он настолько поднаторел на стройке в русском языке (хотя начинал изучать, по его словам, с мата), что поступил на заочное отделение Иркутского института и завершал






Дети



Дети
Когда я искал своей цели, меня беспокоило, что я ничем не занят, и наконец без всякого видимого принуждения я взвалил на себя бремя. После этого я долго жил так, как вела меня жизнь и как однажды предсказала мне много лет назад маска. И вот теперь у меня было бремя, но не






Дети 56-го



Дети 56-го

С какой и когда точки зрения кто на что будет глядеть: в одно и то же время одному будет что-либо приятно, а другому противно.
Г. Р. Державин
Мой концерт от Московской филармонии вела милая скромная женщина, лет на семь-восемь старше меня. Собственно, не вела даже, а






Дети



Дети
В первые годы моей жизни никто и не собирался сообщать мне о брате. Я очень любила своих родителей и чувствовала себя вполне счастливой, хотя мама и папа уезжали на съемки на долгие месяцы. Но вот они возвращаются, они дома, и наступают самые блаженные мгновения, мы






30. Их дети



30. Их дети
Какими бы странными и непонятными ни выглядели отношения Альберта Эйнштейна и Милевы Марич, но это был всё-таки брак – со своими радостями и трагедиями, счастливыми моментами и несуразностями.В 1904 году Милева родила первого мальчика, которого назвали Ганс. А






6. Дети



6. Дети
И среди этой борьбы за имущество, за существование, сплетен, допросов, самоотвержения немногих, лицемерия во спасение, существовал островок — простодушный мирок детей. Дети спасли мне не только психику, но дважды и жизнь. В первый раз это было в пути.Перед






Мои дети



Мои дети
Итак, моё существование продолжалось, и в нём начали происходить не только приятные, но и по-настоящему трогающие меня вещи. Доченька Ника вышла замуж за, как это теперь принято в нашей семье, артиста Павла Акимкина. Их роман начал развиваться в самый тяжёлый для






ДЕТИ



ДЕТИ
К будущему дочерей и сыновей Шаляпин относился очень серьезно и взволнованно. Конечно, было бы странно, если бы в его семье искусство не стало главным увлечением детей, но вместе с тем Федор Иванович был убежден: художественный талант по наследству не передается и






Дети



Дети
XVII век не любит детей — они наводят на него тоску. Их много рождается, много умирает в младенчестве. Жизнь и смерть настолько проворны, что не хватает времени привязаться к самым маленьким. Детей крестят только к 6–7 годам, когда детская смертность уже хорошенько






Дети



Дети
Отношения с детьми были для Толкина поистине святы. И это было несколько больше, чем «обычная» отцовская любовь. Чтобы понять степень его заботы и внимания к каждому из детей, его восторга от самого их существования, следует помнить, что сам Толкин совершенно не






МОИ ДЕТИ



МОИ ДЕТИ
Передав пост председателя земства моему преемнику Корнееву, я очень скоро вместе с семьей переехал в Петербург. Моя дочь Ирена с началом войны вступила сестрою милосердия в основанный царицей Александрой Феодоровной и носящий ее имя сестринский орден. Вместе с






Дети



Дети
— Папа, скажи, что случается, если презерватив порвется?— Посмотри на себя в зеркало!* * *ХVIII век. Комната, где рожает женщина, освещена свечами. Бабка принимает роды, присутствует отец. Один ребенок родился, бабка говорит:— Кажись, второй идет!Родился второй. Бабка














Онлайн-кинотеатр ivi — фильмы, сериалы и мультфильмы смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Каждый день миллионы людей ищут фильмы онлайн, и никто не хочет усложнять себе жизнь – и вы наверняка один из них! А раз так, то ivi – это именно тот ресурс, который вам нужен. От лучших кинолент в HD-качестве вас отделяет буквально один клик. Мы не просто освобождаем от необходимости идти в кинотеатр или изучать программу телепередач – у посетителей нашего ресурса гораздо больше возможностей.

Видеотека ivi – это постоянно пополняющаяся коллекция в рунете, которая насчитывает более 60 тысяч отечественного и зарубежного контента, доступного для просмотра онлайн. Мы первыми в России подписали контракты с крупнейшими голливудскими студиями (Walt Disney, Warner Bros., Sony, 20th Century Fox, Universal, Paramount, MGM и другими) и на постоянной основе сотрудничаем с крупнейшими российскими компаниями и телеканалами.

Онлайн-кинотеатр ivi.ru – это:

  1. уникальная рекомендательная система, учитывающая ваши предпочтения и предлагающая посмотреть именно то, что точно придется вам по душе;
  2. просмотр в одно касание на любом из устройств, подключенном к вашему ivi-аккаунту – от смартфонов до телевизоров с технологией Smart TV;
  3. возможность скачивать в память мобильного устройства лицензионный контент и смотреть его без доступа к Интернету;
  4. уникальные условия и преимущества для обладателей подписки ivi, делающей кинопросмотр комфортным и приятным;
  5. удобная и продвинутая система уведомлений, вы не пропустите выход крутого обсуждаемого блокбастера – мы известим о появлении подходящим для вас способом;
  6. возможность добавлять фильмы в «смотреть позже», чтобы вернуться к ним в свободное время;
  7. контент, для просмотра которого не требуется устанавливать видеоплееры или искать кодеки;
  8. просмотр онлайн контента хорошего разрешения без регистрации и смс.

Откройте для себя возможность смотреть фильмы онлайн бесплатно в отличном качестве с кинотеатром ivi!

Что вы можете узнать из причудливых привычек Эйнштейна

События веретена начинаются с всплеска электрической энергии, генерируемой быстрым срабатыванием структур глубоко в мозгу. Главный виновник — таламус, область овальной формы, которая действует как главный «переключающий центр» мозга, посылая входящие сенсорные сигналы в правильном направлении. Пока мы спим, он действует как внутренняя затычка для ушей, собирая внешнюю информацию, чтобы помочь вам спать. Во время веретенообразования волна поднимается к поверхности мозга, а затем снова возвращается вниз, замыкая петлю.

Интересно, что те, у кого больше событий веретена, как правило, обладают большим «гибким интеллектом» — способностью решать новые проблемы, использовать логику в новых ситуациях и выявлять закономерности — те, которые были у Эйнштейна в пиках. «Похоже, что они не связаны с другими типами интеллекта, такими как способность запоминать факты и цифры, поэтому они действительно связаны с этими умениями рассуждений», — говорит Фогель. Это хорошо согласуется с пренебрежением Эйнштейна к формальному образованию и советом «никогда не запоминать то, что можно найти».

И хотя чем больше вы спите, тем больше у вас будет событий веретена, это не обязательно доказывает, что больше сна полезно. Это сценарий с курицей и яйцом: у некоторых людей больше событий веретена, потому что они умны, или они умны, потому что у них больше событий веретена? Жюри еще не принято, но недавнее исследование показало, что ночной сон у женщин — и дневной сон у мужчин — может улучшить навыки рассуждения и решения проблем. Важно отметить, что повышение интеллекта было связано с наличием веретен, которые происходили только во время ночного сна у женщин и дневного сна у мужчин.

Пока не известно, почему события веретена могут быть полезны, но Фогель считает, что это может иметь какое-то отношение к активируемым регионам. «Мы обнаружили, что те же области, которые генерируют веретена — таламус и кора [поверхность мозга] — ну, это области, которые поддерживают способность решать проблемы и применять логику в новых ситуациях», — говорит он.

К счастью для Эйнштейна, он также регулярно спал. Согласно апокрифической легенде, чтобы убедиться, что он не переборщил, он откинулся в кресле с ложкой в ​​руке и металлической тарелкой прямо под ним.Он позволил себе расслабиться на секунду, а потом — бац! — ложка выпадет из его руки, и звук удара по тарелке разбудит его.

ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПРОГУЛКИ

Ежедневные прогулки Эйнштейна были для него священными. Когда он работал в Принстонском университете в Нью-Джерси, он прошел полтора мили туда и обратно. Он пошел по стопам других прилежных пешеходов, в том числе Дарвина, который совершал три 45-минутных прогулки каждый день.

Эти конституциональные меры были предназначены не только для фитнеса — существует множество доказательств того, что ходьба может улучшить память, творческие способности и решение проблем.По крайней мере, для творчества гулять на улице еще лучше. Но почему?

Быстрый ответ: был ли у Эйнштейна странный цикл сна

Альберт Эйнштейн Эйнштейн, как говорят, спал ровно по 10 часов каждую ночь, что значительно больше средней продолжительности сна — к этому добавлялся дневной сон. Все это указывает на то, что олицетворение гения было также олицетворением либерального сна !.

Сколько времени Альберт Эйнштейн спал?

Весьма вероятно, что большинство людей видели его знаменитые юмористические портреты в классах и лабораториях.В любом случае Эйнштейн известен как большой поклонник регулярного сна. Раньше он спал по 10 часов каждую ночь. Это больше среднего.

Назовите 3 интересных факта об Альберте Эйнштейне?

10 вещей, которые вы (возможно) не знали об Эйнштейне. Он отказался от немецкого гражданства, когда ему было 16 лет. Он женился на единственной студентке в его классе физики. У него было досье ФБР на 1427 страницах. У него был внебрачный ребенок. Он заплатил своей первой жене деньги за развод Нобелевской премии.Он женился на своей двоюродной сестре.

Каким был распорядок дня Альберта Эйнштейна?

Работай как босс. Альберт Эйнштейн годами работал по 10 часов в день, шесть дней в неделю. Он продемонстрировал потрясающую способность сосредотачиваться на работе в течение длительных периодов времени и применять большие мысли. Прежде чем стать известным профессором, он работал в швейцарском патентном бюро в Берне.

Спал ли Леонардо Давинчи по 20 минут каждые 3 часа?

Режим сна Леонардо да Винчи включал 20-минутный сон каждые четыре часа.Да Винчи придерживался экстремальной формы полифазного режима сна, называемого циклом сна Убермана, который состоит из 20-минутного сна каждые четыре часа.

Спит ли Эйнштейн 3 часа в году?

и работая в мире стартапов, я узнал одну вещь: все лгут о том, как много они работают. Конечно, вы работали по 90 часов в неделю, потому что вы так усердны и заботитесь о своем стартапе больше, чем кто-либо другой заботится о своем стартапе. Я слышал, что Эйнштейн спал всего 3 часа в году.

Спал ли Эйнштейн по 10 часов в сутки?

Общеизвестно, что сон полезен для мозга, и Эйнштейн воспринял этот совет более серьезно, чем многие другие. Сообщается, что он спал не менее 10 часов в день — почти в полтора раза больше, чем средний американец сегодня (6,8 часа).

Каков был IQ Эйнштейна?

2. Альберт Эйнштейн. Альберт Эйнштейн был немецким физиком-теоретиком и философом науки, чей IQ оценивался по разным оценкам от 205 до 225.

Был ли у Эйнштейна ребенок?

Альберт Эйнштейн / Дети.

Что убило Эйнштейна?

18 апреля 1955 года.

Какой была диета Эйнштейна?

Эйнштейн был строгим вегетарианцем только в последние пару лет своей жизни, спустя десятилетия после многих из его самых важных научных открытий. Существует бесчисленное множество записей о том, как Эйнштейн ел мясо в зрелом возрасте.

Что расслабил Эйнштейн?

Раньше он часами играл на скрипке, наблюдая за птицами.Он сказал: «Я часто думаю о музыке. Я живу своими мечтами в музыке. Я вижу свою жизнь с точки зрения музыки », а также« Я знаю, что больше всего радости в моей жизни принесла мне скрипка ». 26 августа 2020 г.

Было ли у Альберта Эйнштейна расписание?

Эйнштейн использовал 3 простых принципа для продуктивной работы: У него был ежедневный ритуал и расписание. Он вел минималистский образ жизни.

Как долго спит Илон Маск?

В недавнем выступлении в подкасте «The Joe Rogan Experience» Илон Маск сказал, что он спит около шести часов каждую ночь — по необходимости, иначе его работа страдает.Это признание Маска, основанного на данных, следует принять во внимание каждому перегруженному работой основателю стартапа или бизнес-менеджеру.

Меньше спят успешные люди?

Многие успешные руководители признают, что могут меньше спать и добиваться большего. В то время как среднестатистическому человеку требуется от 6 до 8 часов, успешные люди думают, что, меньше спя, они могут создать для себя больше часов, чтобы работать больше.

Сколько часов спал Никола Тесла?

Изобретатель Никола Тесла никогда не спал более двух часов в день.Тесла получил больше от дня благодаря своему ограниченному графику сна. Он утверждал, что никогда не спал более двух часов в день и, как сообщается, однажды работал без сна в лаборатории 84 часа.

Эйнштейн спал с Монро?

1. Мэрилин Монро могла иметь роман с Альбертом Эйнштейном. В конце 1940-х годов актриса Шелли Уинтерс делила квартиру с Мэрилин Монро — и в своей автобиографии Уинтерс утверждала, что Монро намекнула на увлечение гением.

Эйнштейн был совой?

Альберт Эйнштейн Эйнштейн, как говорят, спал ровно по 10 часов каждую ночь, что значительно больше средней продолжительности сна — к этому добавлялся дневной сон.Все это указывает на то, что олицетворение гения было также олицетворением либерального сна !.

Был ли Эйнштейн гением?

Альберта Эйнштейна многие считают гением, но как он дошел до этого? Изучение 14 недавно обнаруженных фотографий мозга Эйнштейна, которые были сохранены для изучения после его смерти, показывает, что мозг действительно был во многих отношениях весьма необычным.

Как спит Илон Маск?

Илон Маск: Я сплю «около 6 часов» в сутки — «Я пробовал меньше, но общая продуктивность снижается». Он сводит время на сон к минимуму.Маск спит «около шести часов», сказал он Рогану. «Я пытался меньше спать, но потом общая продуктивность снизилась», — сказал он.

В каком возрасте умер Эйнштейн?

После разрыва аневризмы брюшной аорты за несколько дней до этого, Альберт Эйнштейн умер 18 апреля 1955 года в возрасте 76 лет.

Умен ли IQ Илона Маска?

Каков IQ Илона Маска? По оценкам, IQ Илона Маска составляет 155, хотя точное число не известно, по крайней мере, публично. Основываясь на предыдущем тесте на способности, который он прошел, и на его различных способностях, принято считать, что его IQ составляет около 155.

Насколько хорош IQ 131?

Число фактически показывает, насколько ваши результаты сравниваются с результатами других людей вашего возраста. Балл 116 или больше считается выше среднего. Оценка 130 или выше свидетельствует о высоком IQ. Членство в Mensa, обществе с высоким IQ, включает людей, которые попадают в верхние 2 процента, что обычно составляет 132 или выше.

У кого IQ выше, чем у Эйнштейна?

У восьмилетней девочки, живущей в Мексике, коэффициент интеллекта (IQ) выше, чем у Альберта Эйнштейна и Стивена Хокинга.У Адхары Перес IQ составляет 162 балла по сравнению с IQ Эйнштейна и Хокингса, у которых оценочный IQ составлял 160.

Какой была группа крови у Альберта Эйнштейна?

Названный лучшим физиком двадцатого века, Альберт Эйнштейн считался странным человеком из-за его невероятного поведения и своего собственного темпа. Это было вызвано его группой крови «B» !.

Альберт Эйнштейн не справился с математикой?

1. Эйнштейн в детстве не подводил математику. Позже, когда ему представили новостную статью, в которой утверждалось, что он провалил математику в начальной школе, Эйнштейн отверг эту историю как миф и сказал: «До 15 лет я овладел дифференциальным и интегральным исчислением.”26 октября 2015 года.

Эйнштейн потерял ребенка?

27 января 1902 года, через девять месяцев после идиллической паузы на озере Комо, одноклассница Альберта и будущая жена Милева Марич тайно родила девочку в доме своих родителей в Сербии. Ни Милева, ни Альберт никогда о ней не говорили, даже с близкими друзьями.

От Аристотеля до Эйнштейна: краткая история силовой пеленки | Сон

История изобилует известными подсыпками: Аристотель, Эйнштейн и Уинстон Черчилль — все они использовали дневной сон разной продолжительности, в то время как «Одиссея Гомера» ссылается на полифазный сон отдельными кусками.

Во время Второй мировой войны Черчилль спал по крайней мере час после полудня, написав в своих военных мемуарах: «Природа не предполагала, что человечество будет работать с восьми утра до полуночи без освежения блаженного забвения, которое даже если он длится всего 20 минут, этого достаточно, чтобы восстановить все жизненные силы ».

Сальвадор Дали в своей книге «50 секретов волшебного мастерства для начинающих художников» изложил советы по созданию односекундного микровремового сна, в том числе сидеть прямо, с ключом в руке и перевернутой тарелкой внизу.Когда вы уснете, ключ упадет, и последовавший за этим лязг обеспечит мгновенное возрождение. Альберт Эйнштейн применил похожую технику, используя ложку или карандаш вместо ключа.

Аристотель также превозносил достоинства этого гипнагогического сна — полусветного состояния между сном и бодрствованием — для вдохновения, заявляя: «Ибо часто, когда человек спит, есть что-то в сознании, которое заявляет, что то, что тогда представляет себя, есть всего лишь мечта.»

Леонардо да Винчи, который спал по два часа в день во время рисования Моны Лизы, придерживался формы полифазного режима сна, называемого циклом сна Убермана, который включает 20-минутный сон каждые четыре часа.

Джон Ф. Кеннеди ежедневно дремал после обеда со своей женой Джеки с закрытыми дверями, запрещенными телефонными звонками и без доставки документов. Его глава домашнего хозяйства Дж. Б. Уэст рассказывал: «Никто ни по какой причине не поднялся наверх».

Билл Клинтон, который, казалось, задремал во время первого президентского обращения Джо Байдена, однажды сказал: «В те дни, когда мне не хватает сна, я пытаюсь решить это, чтобы я мог ускользнуть и просто лечь. в течение 15 минут, получаса, и это действительно имеет значение в мире.

Рональд Рейган, однако, казалось, стыдился своей привычки, а его жена Нэнси отрицала слухи о его ежедневном сне и боялась, что его сочтут ленивым.

Маргарет Тэтчер, которая спала по четыре часа в сутки, не была застрахована от соблазна кошачьего сна, поскольку документы Национального архива свидетельствуют о том, что она баловалась на заднем сиденье своей служебной машины. Должностные лица были настолько обеспокоены, что она могла получить травму, если ее Daimler был вынужден тормозить, пока она кивала головой, что они договорились о том, чтобы установить подголовник, изготовленный по индивидуальному заказу.

То, что происходит за дверями Букингемского дворца, остается конфиденциальной. Но однажды королеву застали дремлющей на работе во время лекции по медицине и магнитам в Дюссельдорфе в 2004 году. Возможно, это был сонный предмет, а может, секрет долгого правления Ее Величества — это сонливость.

Маленьких чудес в год | Сеть здравоохранения Эйнштейна

33 года маленьких чудес!

В этом году мы смогли возобновить Ежегодный турнир по гольфу «Маленькие чудеса», создав безопасную и веселую атмосферу.Мы собрали более 230 000 долларов для финансирования жизненно необходимого оборудования для наших наиболее уязвимых младенцев, включая мониторы вентиляции и оксигенации для отделения интенсивной терапии Медицинского центра Эйнштейна в Филадельфии и кардиомониторы для родильных отделений Медицинского центра Эйнштейна в Монтгомери.

В 2019 году компания Small Miracles предоставила люльки для прикроватных кроватей почти 3000 младенцев, рожденных в Эйнштейне в Филадельфии каждый год, чтобы обеспечить безопасный сон новорожденных и снизить высокий уровень синдрома внезапной детской смерти (СВДС) в обществе.Финансирование также поддержало комплексную программу питания, образования и консультирования, проводимую педиатрической клиникой Эйнштейна Монтгомери для борьбы с распространенностью педиатрического ожирения .


Маленькие чудеса имеют большое значение

2019

Персонал отделения неотложной помощи Эйнштейна в Филадельфии демонстрирует оборудование, недавно приобретенное для оказания помощи самым маленьким и наиболее уязвимым пациентам Эйнштейна.

2018

Super Tory обеспечивает расширенное обучение для лиц, осуществляющих уход, расширяя программу моделирования Эйнштейна. Посмотрите видео, чтобы узнать больше о Super Tory.

2017

Giraffe Isolette Carestations — это увлажненный воздух и тепло, имитирующие состояние матки. Узнайте больше о том, как они спасают жизни.


Оказание специализированной помощи детям

Медицинский центр Эйнштейна, Филадельфия,

Заболеваемость синдромом внезапной детской смерти (СВДС) в США снизилась на 50% с 1992 года, когда Американская академия педиатрии (AAP) впервые рекомендовала помещать младенцев в нетяжелые (т.е., бок или спина) положение для сна. Однако вероятность смерти афроамериканских младенцев от СВДС в два раза выше; кроме того, афроамериканские младенцы в два раза чаще умирают от других смертей, связанных со сном, таких как случайное удушение и удушение в постели (ASSB), а также от неустановленных причин смерти. Все эти причины смерти часто связаны с совместным постельным бельем. Исследования национального исследования практики сна младенцев показали, что 13,5% родителей обычно делили постель, а 46% родителей сообщили, что когда-то делили кровать. со своим младенцем (возрастом 12 месяцев и младше).Наиболее поразительно то, что уровень младенческой смертности в Филадельфии почти вдвое превышает средний показатель по стране, который составляет 0,54% (показатель в Филадельфии 0,84%).

Средство правовой защиты: прикроватная кровать гарантирует, что у каждого ребенка будет безопасное место для сна, когда он покинет нашу опеку.

Медицинский центр Эйнштейна, Монтгомери

Детское ожирение — одна из самых серьезных проблем общественного здравоохранения нашего времени. Детское ожирение в настоящее время является чрезвычайной ситуацией в области здравоохранения в стране. Эти дети подвержены риску метаболических нарушений, сердечно-сосудистых заболеваний, психологических и социальных проблем, включая издевательства.Недавние исследования также продемонстрировали связь между детским ожирением и увеличением когнитивных и образовательных проблем, которые могут иметь пожизненные последствия для будущей занятости и дохода. Врачи Эйнштейна Монтгомери выявил более 1800 детей в нашей семейной медицине и педиатрической практике с индексом массы тела (ИМТ) выше 95-го процентиля.

Питание, физическая активность и поведенческое здоровье составляют основу успешной программы обучения и поддержки детей и их родителей в целях улучшения их здоровья.

На средства, полученные от «Маленьких чудес», Семейная практика Монтгомери и Педиатрический центр Траппа в пилотном режиме проводят комплексную программу борьбы с ожирением.

Невероятная жизнь и времена Альберта Эйнштейна

Ровно 137 лет назад — 14 марта 1879 года — Полина Кох родила мальчика, которого назвала Альбертом Эйнштейном. В детстве Эйнштейн не считался умным или продвинутым, но впоследствии стал самым блестящим ученым своего времени. Некоторые даже говорят, что мы больше никогда не увидим подобных Эйнштейну.

Вот как человек, «не понимавший, как относиться к людям», стал самым любимым ученым в истории.

Альберт Эйнштейн родился в Ульме, Германия, 14 марта 1879 года в семье Полины Кох и Германа Эйнштейна.

Полина Кох, мать Альберта Эйнштейна, Неизвестно, Викимедиа. Альберт Эйнштейн был старшим из двоих — его младшая сестра Мария Эйнштейн родилась примерно двумя годами позже, в ноябре 1881 года.

Эйнштейн, как сообщается, медленно учился разговаривать.Это, в сочетании с его склонностью тихонько шептать слова самому себе перед тем, как произнести их вслух, привело к тому, что горничная прозвала его «дер Депперте» — тупой.

Родители Эйнштейна беспокоились о его интеллекте, потому что он медленно учился говорить.

Эйнштейн в 3 года. Неизвестно, Викимедиа

Через год после рождения Эйнштейна его отец, мать и дядя переехали в Мюнхен, чтобы основать электротехническую компанию, где Эйнштейн получил большую часть своего раннего образования.

Средняя школа, в которой он учился, в конечном итоге была названа в его честь и называлась Гимназией Альберта Эйнштейна перед слиянием с другой школой в 2010 году.

Эйнштейн увлекся музыкой в ​​раннем подростковом возрасте.

Эйнштейн в возрасте 14 лет, загружен Quibik в Википедию

Эйнштейн начал уроки игры на скрипке в 5 лет, но не любил музыку до 13 лет, когда он открыл для себя скрипичные сонаты Моцарта. После этого юный гений увлекся игрой на скрипке в струнных квартетах позже, будучи молодым человеком, и всю оставшуюся жизнь.

«Музыка Моцарта настолько чиста и прекрасна, что я вижу в ней отражение внутренней красоты самой Вселенной», — позже сказал Эйнштейн своему другу.

Свою первую научную работу он написал еще подростком.

14-летний Эйнштейн со своей сестрой Марией. Загружено Materialscientist в Википедию

Первоначально Эйнштейну было суждено взять на себя семейный бизнес, но когда он потерпел неудачу в 1894 году, семья Эйнштейна переехала в северную Италию.

Именно там, в Италии, подросток Эйнштейн написал то, что сегодня называют его первой научной работой, в которой исследовалась природа эфира — гипотетическое следствие того, как свет распространяется в космосе, которое позже Эйнштейн опроверг.Перед смертью Эйнштейн опубликовал в общей сложности более 300 научных работ.

В возрасте 21 года Эйнштейн получил диплом преподавателя физики.

Эта фотография окончательных оценок Эйнштейна показывает, что он набрал 6, максимально возможную оценку, по 5 из 14 предметов. Загружено Schutz в Википедию

Эйнштейн окончил Цюрихский политехнический институт (Швейцария) в 1900 году с дипломом преподавателя. Хотя Эйнштейн показал исключительные способности на курсах теоретической физики, он получил более низкие баллы на курсах математики.

«Мне, как студенту, не было ясно, что более глубокое знание основных принципов физики связано с самыми сложными математическими методами», — позже признал более старый и мудрый Эйнштейн.

В детстве семейная борьба в конечном итоге привела к тому, что Эйнштейн стал социалистом.

Альберт Эйнштейн, около 1940 года. Коллекция Харриса и Юинга (Библиотека Конгресса)

В 1902 году умер отец Эйнштейна, оставив его заботиться о своей матери и сестре, что было невероятно сложно, поскольку он был безработным.

Более того, семья была в большом долгу перед дядей Эйнштейна. Это финансовое напряжение, которое в значительной степени было связано с провалом бизнеса, в конечном итоге привело Эйнштейна к тому, чтобы отдать предпочтение идеалам социализма перед капитализмом. В последние годы своей жизни Эйнштейн представлял себе единое правительство, которое будет управлять земным шаром.

В 23 года у Эйнштейна родился первый ребенок — вне брака.

Загружено Андре Кёне в Википедию

В том же году, когда умер его отец, Эйнштейн стал отцом внебрачного ребенка от Милевы Марич, с которой он познакомился в Политехническом институте Цюриха, Швейцария.

Марич училась по той же программе преподавания физики, что и Эйнштейн, но так и не окончила ее. Они поженились в 1903 году, но мало что известно о судьбе их первого ребенка — дочери, которая, по мнению историков, была усыновлена ​​или умерла от скарлатины.

В 1904 году у пары родился первый из двух сыновей, Ганс Альберт Эйнштейн.

Несмотря на свой талант, Эйнштейн не смог получить академическую работу после окончания учебы.

Эйнштейн (справа) с друзьями Конрадом Хабихтом (слева) и Морисом Соловином (в центре).Загружено Quibik в Википедию

Даже имея диплом преподавателя физики, Эйнштейн не мог найти работу в академических кругах, и его первоначальные попытки получить высшее образование — докторскую степень — помешали ему в поисках работы.

Вместо этого он занял должность клерка в Федеральном патентном ведомстве интеллектуальной собственности в Берне, Германия, в 1903 году — за два года до того, как он представил свою специальную теорию относительности.

Проработав два года патентным клерком, Эйнштейн быстро опубликовал четыре научных статьи в престижном журнале Annals of Physics .

Эйнштейн, когда он работал в патентном бюро. Изображение © Архив Альберта Эйнштейна, Еврейская национальная и университетская библиотека, Еврейский университет в Иерусалиме, Израиль

Вот объяснение — его собственными словами из письма, которое он написал другу — некоторых бумаг:

» Первый касается излучения и энергетических свойств света и является очень революционным ». (Это описывает его фотоэлектрический эффект, положивший начало совершенно новой научной области: квантовой механике.)

«Вторая статья — определение истинных размеров атомов». (Его вторая и третья статьи установили броуновское движение, которое помогло доказать существование атомов.)

«Четвертая статья представляет собой только набросок на данный момент и … использует модификацию теории пространства и времени». (Это описывает его Специальную теорию относительности, которая установила ограничение скорости Вселенной: скорость света.)

Но только в конце 1905 года Эйнштейн разработал свое самое известное уравнение.

Впоследствии 1905 год был назван Эйнштейном «годом чуда». До конца года он опубликовал пятую статью, которая включала дополнение к своей предыдущей работе по специальной теории относительности.

В приложении была указана новая взаимосвязь между энергией и массой, которая в конечном итоге породила самое известное уравнение в мире: E = mc 2 .

Четыре года спустя, в 1909 году, Эйнштейну была предложена его первая постоянная академическая должность, от которой он сначала отказался.

Wikimedia Commons

Эйнштейн принял временное ученичество в Бернском университете в 1908 году. Однако после двух учебных семестров он отменил свои лекции, потому что посещаемость снизилась до одного студента.

В следующем году, в 1909 году, Эйнштейну была предложена его первая постоянная академическая должность в качестве профессора Цюрихского университета. Но сначала он отклонил предложение, потому что зарплата была ниже, чем его зарплата в патентном бюро.

Эйнштейн принял только после того, как университет сделал предложение.«Итак, теперь я тоже являюсь официальным членом гильдии проституток», — написал Эйнштейн своему коллеге, воскликнув новость.

В следующем году у Эйнштейна родился еще один сын — его последний биологический ребенок.

Портрет семьи Эйнштейна в 1914 году. Википедия

В 1910 году у Эйнштейна и Марича родился второй сын, которого они назвали Эдуардом Эйнштейном. К тому моменту, несмотря на растущую известность Эйнштейна в научном сообществе, отношения пары становились неустойчивыми.

В 1912 году Эйнштейн завязал роман со своей двоюродной сестрой и другом детства Эльзой Левенталь, которая позже стала его второй женой.

В разгар надвигающейся глобальной войны и семейного конфликта Эйнштейн совершил нечто невероятное.

Каким-то образом, несмотря на свои непростые отношения и начало Первой мировой войны, Эйнштейну удалось разработать один из величайших вкладов в науку 20-го века: его Общую теорию относительности, которую он представил в 1915 году.

Эта новая теория , который позволил более широко применить его Специальную теорию относительности, ввел противоречащую интуиции концепцию, согласно которой пространство и время были не отдельными сущностями, а единым элементом, который он назвал пространством-временем.

Но возникла проблема.

Теперь Эйнштейну нужно было доказать, что его теория работает.

Фотография полного солнечного затмения в 1919 году. Загружено Quibik в Википедию

В то время как гений Эйнштейна заключался в его мысленных экспериментах, которые бросали вызов традиционной науке, он изо всех сил пытался придумать способ доказать свою общую теорию относительности путем экспериментов и наблюдений. .

В 191 году сэр Фрэнк Уотсон Дайсон придумал способ: измерить видимое положение звезд около Солнца.

Но это могло быть сделано только во время редкого события, называемого полным солнечным затмением, когда свету солнца препятствует луна. (Без затмения яркое солнце могло бы заглушить свет близлежащих звезд, что сделало бы невозможным их наблюдение.) Эйнштейн.

Звезда в позиции «A» могла бы казаться с Земли в позиции «B», потому что гравитация Солнца искривила ее световой путь.Источник: Центр исследований путешествий во времени

Если бы Эйнштейн был прав, звезды около Солнца во время затмения могли бы появиться в немного другом месте, чем обычно, потому что гравитация Солнца искривляла бы пространство-время вокруг себя, искривляя путь звездного света и поэтому меняется видимое положение звезды.

Сэр Артур Эддингтон провел эксперимент во время полного солнечного затмения в 1919 году, доказав правоту Эйнштейна и мгновенно сделав его знаменитостью за ночь.

Хотя его семья была хорошо осведомлена о славе Эйнштейна, они не понимали, почему.

Эйнштейн с сыном Эдуардом. Источник: Bundesarchiv

Позже второй сын Эйнштейна Эдуард однажды спросил, почему его отец так знаменит. Эйнштейн ответил:

«Когда слепой жук ползает по поверхности изогнутой ветки, он не замечает, что след, который он прошел, действительно искривлен. Мне посчастливилось заметить то, чего жук не заметил».

В том же году, когда Эйнштейн стал самым известным ученым в мире, он и его первая жена подали на развод.

Фотография Милевы Марич. Загружено Келсоном в Википедию

К тому моменту Эйнштейн был достаточно уверен, что в конечном итоге получит Нобелевскую премию по физике.

И чтобы убедить Марич подписать документы о разводе, чего она поначалу не хотела делать, Эйнштейн предложил ей все деньги, которые шли вместе с Нобелевской премией, если он выиграет. Тогда призовой фонд был в 37 раз больше, чем она заработала за год.

Она приняла его предложение.

Менее чем через четыре месяца после развода Эйнштейн женился на Эльзе — женщине, с которой у него был роман последние семь лет.

Эйнштейн и Эльза. Wikimedia Commons

У Эльзы было две дочери от предыдущего мужа, прежде чем она вышла замуж за Эйнштейна. Хотя Эйнштейн был доволен их отношениями, Эльза настаивала на браке, потому что чувствовала, что ее репутация находится под угрозой.

Несмотря на связи Эйнштейна с другими женщинами на протяжении всего их брака, Эльза оставалась с Эйнштейном, пока она не умерла в 1936 году от проблем с сердцем и почками.

Эйнштейн впервые был номинирован на Нобелевскую премию в 1910 году, но получил ее только 11 лет спустя.

Макс Планк вручает Альберту Эйнштейну медаль Немецкого физического общества в 1929 году. Источник: Bundesarchiv

Конечно, Эйнштейн получил Нобелевскую премию 1921 года по физике «за заслуги перед теоретической физикой и особенно за открытие закона. фотоэлектрического эффекта », который изменил представление физиков о поведении света и, в конечном итоге, о природе Вселенной.

Эйнштейн не выиграл ни одну из своих теорий относительности, что является распространенным заблуждением.Все его заработки достались Маричу и их двум сыновьям.

Всем хотелось узнать побольше об этом гении, который получил самую престижную в мире научную награду.

Эйнштейн в Нью-Йорке, 1921 г., его первый визит в США. Загружено Wikiwatcher1 в Википедию

Итак, в 1921 и 1922 годах Эйнштейн читал лекции по своим теориям по всему миру, включая Палестину, Японию, США, Францию ​​и другие страны. Куда бы он ни пошел, его встречали ликующие толпы.

Находясь в Японии, Эйнштейн был представлен императору и императрице того времени в Императорском дворце. Он больше не был патентным клерком, который испытывал трудности, а стал всемирно известным ученым, чье имя стало синонимом гения.

Вскоре после получения Нобелевской премии Эйнштейн начал поиск единой теории поля.

Он был в основном один в своих попытках открыть теорию всего, потому что ученые были заняты изучением квантовой механики — области, в развитии которой участвовал сам Эйнштейн.

Но Эйнштейну не нравилась неполнота теории квантовой механики, и поэтому он искал что-то более грандиозное, что связывало бы четыре ведущие области физики — электричество, магнетизм, квантовую механику и гравитацию — вместе.

В течение семи лет Эйнштейн был рабом своих поисков.

Getty

И на этот раз, когда Эйнштейн был готов представить свою единую теорию, весь мир наблюдал. В 1929 году он опубликовал свою первую трещину в теории всего и впоследствии был показан на обложке журнала Time — первое из пяти появлений на Time .

Но в теории, которую он представил, были дыры, которые быстро обнаружили другие ученые, что указывает на то, что это не та теория, которую Эйнштейн бесконечно искал до конца своей жизни.

Говорят, что в последнюю ночь своей жизни Эйнштейн записал ряд уравнений, которые были его последней попыткой создать великую теорию, ускользавшую от величайших ученых прошлого века.

Вскоре после публикации своей единой теории в 1929 году Эйнштейн в уединенном месте на северо-востоке Германии искал убежища от публики в связи с его 50-летием.

В качестве подарка на день рождения в том году город Берлин предложил Эйнштейну право жить в загородном доме на берегу озера недалеко от столицы.

Хотя Эйнштейн так и не научился плавать, он любил плавать и с радостью принял подарок. Но в загородном доме он пробыл недолго.

В 1933 году Эйнштейн переехал в США, когда к власти в Германии пришел нацистский лидер Адольф Гитлер.

Эйнштейн катается на велосипеде в Санта-Барбаре в том же 1933 году.Wikipedia

В апреле 1933 года новое правительство Германии приняло закон, запрещавший евреям занимать какие-либо официальные должности, в том числе академические.

Следующие несколько месяцев Эйнштейн был безработным. В конце концов он эмигрировал в США в октябре 1933 года, где занял должность в Принстонском университете, но не раньше, чем написал письма в страны с просьбой принять безработных немецко-еврейских ученых. Сообщается, что его письма спасли более 1000 человек.

Два года спустя Эйнштейн подал заявление на получение гражданства США, в конечном итоге получив его в 1940 году.

Будучи жертвой антисемитизма, Эйнштейн был откровенным защитником гражданских прав.

После того, как Эйнштейн переехал в Нью-Джерси, он вскоре узнал о разных школах и театрах для черных и белых. Эти откровенно расистские элементы американской культуры были тем, что Эйнштейн назвал «худшей болезнью страны».

Чтобы противодействовать расизму в Америке, Эйнштейн открыто подружился с афроамериканцами, такими как актер Пол Робсон и оперная звезда Мариам Андерсон, и публично поддержал Национальную ассоциацию за улучшение положения цветных людей.

Но была еще одна проблема, о которой Эйнштейн знал к концу 30-х: ядерное деление.

2 августа 1939 года, за месяц до Второй мировой войны, Эйнштейн написал это двухстраничное письмо президенту Франклину Д. Рузвельту, в котором США начали гонку ядерных вооружений против нацистов.

Вы можете увидеть подпись Эйнштейна в правом нижнем углу. Wikimedia Commons

Эйнштейн предупредил президента Франклина Д. Рузвельта, что массивная цепная ядерная реакция с участием урана может привести к созданию «чрезвычайно мощных бомб нового типа» — атомной бомбы.

«Одна бомба этого типа, доставленная на лодке и взорвавшаяся в порту, вполне может уничтожить весь порт вместе с некоторыми прилегающими территориями», — писал Эйнштейн Рузвельту. Позже он лично встретился с президентом, чтобы более подробно обсудить перспективы создания ядерной бомбы.

Два года спустя, после множества писем от Эйнштейна, США создали «Манхэттенский проект», план Америки по разработке и созданию самого разрушительного оружия, когда-либо созданного до того времени.

Хотя его письмо послужило толчком к Манхэттенскому проекту, Эйнштейн считал войну еще одной формой «болезни» и был категорически против использования атомного оружия.

Эйнштейну было отказано в допуске к работе над Манхэттенским проектом разведывательной службой армии США, которая сочла его потенциальной угрозой безопасности. И ученым, участвовавшим в проекте, было запрещено разговаривать с ним.

Позже он признался, что никогда бы не подписал это письмо Рузвельту, если бы знал, что попытки немцев создать атомную бомбу потерпят неудачу.

«Убивать во время войны, как мне кажется, ничем не лучше, чем обычное убийство», — написал он однажды.

На протяжении 40-х годов и до своей смерти в 1955 году Эйнштейн выступал против расизма и использования ядерного оружия, но у него были и свои хобби.

Викимедиа, Неизвестно

В 1950 году, приняв пожизненное членство в Монреальском клубе курильщиков трубки, Эйнштейн сказал, что, по его мнению, «курение трубки способствует спокойному и объективному суждению во всех человеческих делах».

Эйнштейн в конце концов бросил курить по просьбе своего врача.

«Он не отказывался от самих трубок и довольно часто засовывал пустую трубку в рот и просто жевал ее», — сказал Роджер Шерман, помощник куратора Смитсоновского института современной коллекции физики.

Несмотря на свои нестандартные взгляды, у Эйнштейна все еще были свои поклонники, причем некоторые из них очень сильные.

Сольвеевская конференция по квантовой механике в Международном институте физики Сольве, Брюссель, Бельгия, в 1927 году.Эйнштейн — впереди и в центре. Wikipedia

В 1952 году умер первый президент Израиля Хаим Вейцман, и Эйнштейну предложили занять его место. К тому моменту Эйнштейну было 73 года, и он сотрудничал с ведущими физиками того времени в области поведения черных дыр, червоточин и более абстрактных концепций, которые астрофизики продолжают изучать по сей день.

Эйнштейн вежливо отклонил предложение, заявив в своем отказном письме, что ему не хватает «естественных способностей и опыта для правильного обращения с людьми».

«Я выполнил свою долю, пора идти».

Стол Эйнштейна в Принстонском университете после его смерти. Источник: Princeton University

17 апреля 1955 года Эйнштейн перенес аневризму брюшной аорты и был доставлен в Университетский медицинский центр в Принстоне, штат Нью-Джерси.

Он отказался от лечения, сказав: «Безвкусно продлевать жизнь искусственно. Я сделал свою долю, пора уходить. Я сделаю это элегантно». На следующее утро, в возрасте 76 лет, Эйнштейн умер во сне.

Но мир не был полностью удовлетворен.

Национальный музей здоровья и медицины через Men et al.

По словам Брайана Баррелла, автора Открыток из Музея мозга , Эйнштейн не хотел, чтобы его мозг изучали или поклонялись.

«Он [Эйнштейн] оставил после себя конкретные инструкции относительно своих останков: кремировать их и тайно развеять пепел, чтобы отпугнуть идолопоклонников», — писал Баррелл.

Однако Томас Харви, дежурный врач в больнице, без разрешения извлек мозг Эйнштейна и разрезал его на 240 частей, чтобы продолжить изучение уникального мозга ученого.

Мозг Эйнштейна в настоящее время находится в Медицинском центре Принстонского университета.

Изначально эта статья была опубликована Business Insider.

Больше от Business Insider:

Монтефиоре и Эйнштейн получили грант NIH на 3,7 млн ​​долларов на изучение связи между апноэ во сне и детским ожирением

Грант будет финансировать многоцентровое и многопрофильное сотрудничество между Монтефиоре-Эйнштейном, Союзом Купера и Пенсильванским университетом

Раанан Аренс, доктор медицины, заведующий отделением респираторной медицины и медицины сна отделения педиатрии детской больницы в Монтефиоре (CHAM) и профессор педиатрии Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна получил 3 доллара.Грант в размере 7 миллионов от Национального института здоровья (NIH) на изучение и разработку средств борьбы с синдромом обструктивного апноэ во сне (СОАС). Расстройство, которое нарушает нормальное дыхание во время сна, затрагивает почти половину молодых людей с ожирением, однако существует мало эффективных методов лечения, поскольку точный механизм, приводящий к расстройству, остается неизвестным.

Доктор Аренс возглавит группу исследователей из различных учреждений и областей, включая педиатров, радиологов, экспертов по обработке и анализу изображений и инженеров-биомехаников.Вместе они построят компьютерную имитационную модель верхних дыхательных путей и окружающих тканей, чтобы лучше понять причины СОАС и найти способы улучшить состояние здоровья детей.

«Используя этот многопрофильный комплексный подход, мы можем определить, почему дети, страдающие ожирением, склонны к СОАС, и порекомендовать методы лечения, которые могут помочь снизить распространенность сопутствующих осложнений, таких как трудности в обучении, и серьезные риски для здоровья, такие как высокое кровяное давление и диабет», сказал докторАренс, главный исследователь исследования.

Используя биомаркеры, такие как насыщение кислородом и частоту сердечных сокращений, полученные во время исследований сна, многомерные изображения дыхательных путей с МРТ и комплексное компьютерное моделирование для имитации воздушного потока и давления в дыхательном цикле, команда создаст биомеханическую модель, которая позволит им изучить механику верхних дыхательных путей в периоды бодрствования и сна у тучных детей-подростков из группы риска СОАС.

В пятилетнем наблюдательном исследовании примут участие 140 подростков в возрасте от 12 до 17 лет.В течение двух лет исследователи будут анализировать дыхание пациентов как в бодрствующем, так и во сне. Они также оценят различные варианты лечения СОАС, чтобы лучше понять, почему у некоторых детей с ожирением есть СОАС, а у других — нет, и изучат причины, по которым только некоторые пациенты добиваются успеха при определенных методах лечения СОАС.

Доктор Аренс руководит Центром сна в CHAM, лабораторией сна с полным спектром услуг и центром оценки с многопрофильной командой, обеспечивающей диагностику и лечение проблем со сном каждого ребенка; работать в тесном сотрудничестве с родителями и опекунами в среде, ориентированной на семью, чтобы обеспечить лучшие результаты для пациентов.В течение последних 18 лет NIH финансировал его исследования в области апноэ во сне у детей.

Эйнштейн о единственном совете по продуктивности, который вам когда-либо понадобится — Кварц в действии

В 1902 году молодой, подавленный и торжественный 21-летний Альберт Эйнштейн был на грани отказа от своей мечты стать физик.

Шесть лет назад Эйнштейн поступил на факультет математики и физики в Швейцарский федеральный политехнический институт в Цюрихе, Швейцария, где он часто пропускал занятия и проводил свободное время, ухаживая за девушками, играя на скрипке на женских обедах и коктейльных вечеринках.

Из-за его наплевательского отношения профессора Эйнштейна отвергли его как ленивого студента, которому суждено было сделать посредственную карьеру в области физики.

А после окончания учебы Эйнштейн не мог найти работу — фактически, его обошли на роль лаборанта, и он даже подумывал продавать страховку.

После двух разочаровывающих лет поиска работы Эйнштейн переехал в Берн, чтобы работать клерком в швейцарском патентном бюро.

Работая шесть дней в неделю патентным клерком, Эйнштейн с трудом находил время для развития своих научных идей и в конце концов отказался от карьеры в области физики.

Или он?

В марте 1905 года Эйнштейн представил статью, в которой оспаривал общее мнение о том, что свет был волной, и вместо этого предположил, что это была частица.

Два месяца спустя, в мае 1905 года, Эйнштейн представил вторую статью. На этот раз он бросил вызов широко распространенному мнению о том, что атомов не существует, и представил доказательства их существования.

Но Эйнштейн еще не закончил.

В июне 1905 года Эйнштейн представил третью статью — дедушку их всех.2.

В ближайшие годы эти четыре документа, выпущенные в «год чуда Эйнштейна», радикально изменят то, как люди понимают мир.

К концу своей карьеры Эйнштейн опубликует более 300 научных работ, получит Нобелевскую премию по физике и прочно утвердится в качестве одного из величайших физиков всех времен.

Итак, вот загадочный вопрос:

Как это возможно, что этот неудавшийся ученый и неизвестный 26-летний клерк, обреченный на посредственную жизнь, мог внезапно выпустить четыре новаторских статьи в течение года, которые изменили бы курс истории?

А какой самый важный урок продуктивности и успеха мы можем извлечь из Эйнштейна?

Культ высочайшей производительности

«Если тебе одиноко, когда ты один, значит, ты в плохой компании.”—Жан-Поль Сартр

Мы живем в мире, который вознаграждает занятость и идею« довести дела до конца »: захватывающие крысиные бега, чтобы вычеркнуть как можно больше вещей из вашего списка дел как можно быстрее.

Из-за этой вирусной шумихи мы зарываемся в дела и пытаемся достичь гораздо большего, чем мы способны.

Каждый день мы создаем нереалистичные ожидания, чтобы отвечать на каждое электронное письмо в нашем почтовом ящике, проводить время с семьей и друзьями, заниматься спортом, читать книгу, спать до 22:00 и так далее.

Но эти сверхчеловеческие попытки сделать так много, а также постоянная бомбардировка новыми советами по продуктивности, хитростями и гаджетами приводят к промедлению, стрессу, выгоранию и разочарованию.

Хуже всего то, что культ чрезвычайной производительности лишил нас возможности наслаждаться собственной компанией.

Исследование, проведенное в Университете Вирджинии, показало, что участники предпочли подвергнуть себя электрошоку, чем остаться наедине со своими мыслями.

Точно так же в повседневной жизни мы отвлекаемся на социальные сети, электронную почту, новые цели и идеи, чтобы не оставаться наедине со своими мыслями.

Культ чрезвычайной производительности продал нам ложь о том, что надо избегать скуки любой ценой, а вообще ничего не делать — непродуктивная стратегия для ленивых людей.

Тем не менее, именно в моменты уединения мы можем находить оригинальные решения знакомых проблем и обретать ясность, чтобы принимать более правильные решения.

Время ничего не делать, кроме побыть одному

В своей книге Эйнштейн: его жизнь и вселенная биограф и историк Уолтер Исааксон делится мыслями Эйнштейна о необходимости уединения:

«Я действительно« одинокий путешественник » «и никогда не принадлежал моей стране, моему дому, моим друзьям или даже моим ближайшим родственникам, всем моим сердцем; перед лицом всех этих связей я никогда не терял чувство дистанции и потребность в одиночестве.

С юных лет Эйнштейн имел привычку проводить много времени вдали от друзей, семьи и работы, ничего не делая, кроме как думать.

Он регулярно отправлялся на длительные прогулки, бродил по тихим хижинам в горах, играл на скрипке или плавал по морям на своей деревянной лодке, чтобы обрести покой.

Именно в эти моменты уединения Эйнштейн находил оригинальные решения трудных проблем:

«Он часто играл на скрипке на кухне поздно ночью, импровизировал мелодии и размышлял над сложными проблемами.Затем, внезапно посреди игры, он взволнованно объявлял: «Я понял!»

По иронии судьбы, Эйнштейн часто сетовал на отвлекающие факторы коммуникационных устройств, которые позже были созданы его открытиями.

В письме своему другу он написал: «Каким образом долгое морское путешествие способствует размышлениям и работе — райское состояние без переписки, посещений, встреч и других изобретений дьявола!»

Если бы Эйнштейн был жив сегодня, его бы назвали одиночкой, нуждающейся в большем общении.Но без его одиночества он никогда бы не добился выдающихся успехов в своей жизни.

По совпадению, на протяжении всей истории существовала тема великих мыслителей — лидеров, ученых, предпринимателей, писателей, религиозных деятелей, художников, — которые регулярно искали уединения, чтобы омолодить и усовершенствовать свои мысли: Леонардо да Винчи, Мартин Лютер Кинг, Ницше, Иисус Христос. , Никола Тесла и Эрнест Хемингуэй, и это лишь некоторые из них.

Точно так же практика уединения поможет повысить нашу продуктивность, креативность и способность принимать решения в повседневной жизни.

Например, я ежедневно гуляю в тихом парке, путешествую без наушников и раз в пару месяцев провожу несколько дней в лесу.

И я могу сказать без тени сомнения, что мои прорывные идеи и ясность в отношении важнейших жизненных решений проявились в эти моменты одиночества.

Просто выделяйте несколько минут каждый день, чтобы побыть одному и вообще ничего не делать.

Поступая так, вы раскроете свой внутренний гений и откроете для себя наиболее эффективные способы действовать.

Примите одиночество

«Лучшее письмо — это одинокая жизнь» — Эрнест Хемингуэй

В нашем стремлении «делать больше дел» мы упустили из виду истинное значение продуктивности.

Продуктивность заключается не в том, чтобы сделать больше, а в том, чтобы делать правильные вещи, делая меньше.

Лучший способ выяснить, на чем следует сосредоточиться, и как лучше всего с ними справиться — это проводить больше времени наедине со своими мыслями и принимать уединение.

И так же, как Эйнштейн, вы достигнете гораздо большего и раскроете свой потенциал.

Майо Ошин пишет на MayoOshin.com, где делится практическими идеями о том, как лучше думать и жить, исследуя пересечение науки, искусства и философии. Чтобы получить эти идеи и узнать, как избежать глупостей, вы можете подписаться на его бесплатную еженедельную рассылку здесь.

Ищете более подробную информацию от Quartz? Станьте участником, чтобы прочитать наш премиум-контент и получить скидку 40% на подписку в течение ограниченного времени!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.