Содержание

как привести пищевое поведение в порядок

Многие люди, обращаясь за психологической помощью, жалуются на нарушенное пищевое поведение. Изначально безобидные привычки, связанные с едой, со временем могут вылиться в серьезное расстройство. Речь идет о нервной анорексии, булимии или компульсивном переедании. Лишний или, напротив, недостаточный вес при отсутствии серьезных патологических проблем с организмом часто сигнализирует о психологических проблемах. Для многих пища ассоциируется с расслаблением и отдыхом. В результате питание теряет свою основную функцию – получение необходимых микро- и макроэлементов для жизни, в этой ситуации требуется налаживание пищевого поведения.
Обычно простой коррекции рациона недостаточно, нужно понять, что толкает человека на формирование нездоровых привычек, чтобы поддержание нормального веса не вызывало особых трудностей. Иногда в корне проблемы лежат серьезные психологические заболевания или нарушения в работе организма.

Содержание статьи

 

Как формируется пищевое поведение

Налаживание пищевого поведения начинается еще в младенческом возрасте. Стоит учитывать все компоненты питания ребенка: начиная от расписания приемов еды и заканчивая условиями для хорошего аппетита. Важно отслеживать любые попытки отказа от обеда без причин.

Первый этап налаживания привычек происходит при грудном вскармливании. Важно следить, чтобы малыш питался своевременно, не отказывался от кормления. Наиболее важные особенности пищевого поведения закладываются в возрасте от одного до трех лет, когда начинается знакомство с «взрослой» едой.

В этот период важно налаживание правильного восприятия пищи. Например, не стоит злоупотреблять перекусами и сладостями; не пытаться «закормить» ребенка с помощью отвлечения мультфильмами. Нужно насторожиться при систематическом отказе от еды, если это происходит не из-за возбуждения после игр или во время болезни.

На пищевое поведение часто влияют вкусовые предпочтения. Например, людям с низкой чувствительностью к горькому легче есть овощи или другую полезную еду. При любви к кислому рацион легко разнообразить большим количеством фруктов, цитрусовых. Регулярное насилие над собой приводит к неприятию еды или другим последствиям, поэтому важна коррекция блюд в зависимости от вкусовых предпочтений.
Часто нарушение пищевого поведения начинается с немотивированного ограничения своего рациона из-за отсутствия пользы. Например, максимальный отказ от твердых продуктов, предпочтение исключительно клетчатке. Спровоцировать расстройство можно и некрасивой, неаккуратной подачей блюд, которые внешне не вызывают аппетита.

 

Типы нарушения пищевого поведения

Экстернальное пищевое поведение

Экстернальное расстройство питания формируется под воздействием практически незаметных факторов. Среди них выделяют доступность определенной пищи, мнение окружающих о выбранной еде, поведение в компании людей.

Наиболее распространены такие нарушения:

  • обязательно кушать в компании – расстройство проявляется невозможностью сказать «нет», когда предлагают поесть даже при отсутствии аппетита, причем, на столе может не быть любимых блюд;
  • переедание за столом – для многих налаживание питания во время застолья представляет огромную проблему, ведь нужно попробовать все угощения на праздничном столе;
  • постоянные попытки наесться «впрок» – сложно перенести время приема пищи на позднее, частые перекусы;
  • страх не успеть съесть что-то вкусное – такое поведение человека часто встречается в многодетных семьях. Ребенок знает, что оставленная на потом еда исчезнет. В итоге привычка закрепляется даже при самостоятельном проживании.

Эмоциогенное пищевое поведение

Эмоциональные факторы серьезно влияют на налаживание пищевого поведения. Например, проблемы и стресс могут «заедаться», в этом случае еда становится лечением грусти, скуки, способом утешения.

Не менее сложно налаживание пищевого поведения, когда с помощью угощений себя награждают за успехи, хорошие события или даже окончание недели. Распространено и импульсивное переедание при колебаниях настроения. Причиной нарушения нормального графика питания может стать неприятный звонок, ссора или даже просмотр грустного фильма.

Важна коррекция питания и при отказе от пищи из-за сильных эмоций. Иногда человек не может есть несколько дней, испытывает сильное отвращение даже к любимым продуктам. Налаживание нормального графика может занять несколько недель.

Ограничительное пищевое поведение

Ограничительный тип пищевых расстройств касается выбора блюд и количества еды. В такой ситуации налаживание здоровых привычек идет очень сложно, потому что осознание часто приходит после развития серьезного заболевания.

Стоит выделить такие нарушения:

  • невозможность остановиться – легко набирается лишний вес, зачастую механизм насыщения нарушен, чтобы наладить схему питания нужно разобраться именно с этой проблемой;
  • очень строгая коррекция питания – человек не прислушивается к потребностям организма, выбирая еду исходя из диет, модных тенденций или зачастую неправильных представлений о здоровой пище;
  • бесконечные диеты – вес постоянно прыгает, возникает расстройство обмена веществ;
  • анорексия и булимия – отказ от питания или неконтролируемое переедание с последующим устранением пищи из организма являются двумя пограничными состояниями, когда становится необходимым налаживание восприятия себя и серьезная помощь врача-психиатра.

 

 

Как изменить пищевое поведение

Для налаживания расстройства пищевого поведения необходимо определить причины, которые привели к набору или потере веса. Возможно понадобится легкая коррекция – например, следить за собой в компании или останавливать порывы пойти к холодильнику при плохом настроении.

Важно найти дополнительный ресурс при нарушении, который позволит не зависеть от еды – спорт, рисование или любое другое хобби. Нужно заручиться адекватными пищевыми правилами. Лучше это делать с врачом, а не с помощью диет из интернета. Строгие запреты в питании провоцируют нарушения и не способствуют здоровью и отличному внешнему виду.

 

Помощь специалиста

Иногда недостаточно выработать правильную привычку, чтобы решить свои проблемы с едой. Особенно, если речь идет о серьезном расстройстве, например, булимии или анорексии. Чтобы лечение расстройств было успешным, необходимо остановить опасный набор или потерю веса.

В зависимости от тяжести расстройства лечение можно проводить дистанционно, под контролем лечащего врача, или в стационаре. Чтобы получить профессиональную помощь от специалистов «Центра изучения расстройств пищевого поведения», записывайтесь на прием в Москве по телефону +7(499) 703-20-51 или через онлайн-форму.

Автор: Синеуцкая Екатерина Олеговна

Врач-психиатр, психотерапевт

Как формируется пищевое поведение человека

Каждый человек сам определяет, когда и что ему есть. Чаще всего это происходит спонтанно и практически неосознанно. Индивидуальные предпочтения при выборе конкретных блюд и продуктов питания, количество и частота приемов пищи могут иметь социальные, физиологические и психологические причины. В современной науке существуют даже отдельные области, направленные на изучение механизмов, которые управляют пищевым поведением человека.

Человеческий организм является результатом длительной эволюции, а его выживание в окружающей среде зависит от множества факторов. В конце двадцатого века был даже открыт особый ген, неправильное действие которого приводит к развитию у человека ожирения. Каждый орган или клетка в организме обладают определенной системой химических и/или электрических сигналов, которые позволяют им взаимодействовать между собой в рамках всего организма для того, чтобы он выживал и развивался.  

Мозг человека требует энергии и различных питательных веществ для нормального функционирования. Телу необходимо поддерживать постоянную температуру, что достигается совокупностью метаболических процессов, которые основаны на координации совместной деятельности между жировыми клетками, печенью, мышцами, мозгом, желудком и всем пищеварительным трактом. Подобное взаимодействие происходит при помощи конкретных молекулярных соединений, называемых ферментами. Многие сигналы в организме проходят также по нервным путям. Растяжение желудка можно считать механическим стимулом, который через сеть нейронов сообщает мозгу о том, что прием пищи уже можно прекратить. Чувство голода дает человеку возможность регулировать режим питания и контролировать вес тела на протяжении длительного времени. Известный эндокринолог Джудит Корнер из Колумбийского Университета в Нью-Йорке считает, что все аналогичные сигналы в организме можно разделить на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные.

Краткосрочные сигналы обычно передаются в начале и при завершении приема пищи. В желудке вырабатывается гормон грелин, который извещает головной мозг о том, что пора есть. Когда пища покидает желудок и проходит через тонкий кишечник, то другой гормон, который называется холецистокинином, передает информацию об окончании приема пищи и запускает процесс синтеза особых ферментов в желчном пузыре и поджелудочной железе.

Более долгосрочные сигналы обеспечиваются такими гормональными соединениями, как инсулин и лептин. Объем жира вокруг органов и под кожей контролируется экспрессией лептина, источником которого являются сами жировые клетки. Если жировые отложения уменьшаются, то человек теряет вес. В этом случае уровень лептина в организме падает, данная информация воспринимается мозгом и возникает чувство голода. Чем больше потеря веса, тем сильнее у человека возникает желание побольше поесть, чтобы восполнить запасы жира.
В ходе ряда исследований ученые выяснили, что диета с высоким содержанием жира, жареная и сильно рафинированная пища препятствуют правильному воздействию инсулина и лептина на головной мозг. Такое искажение управляющего сигнала стимулирует определенные рецепторы в мозге, что вызывает чрезмерный аппетит. Марихуана оказывает аналогичный эффект, поэтому любители этого натурального наркотика после его употребления чувствуют устойчивое желание съесть пару лишних бутербродов.

Как было отмечено выше, некоторые люди имеют генетическую предрасположенность к ожирению. Для противодействия накоплению избыточного веса разработаны различные технологии, включающие низкокалорийные диеты, специальные лекарственные препараты и многочисленные физиотерапевтические методики, занятия спортом, но не все желающие похудеть могут добиться ощутимых результатов по ряду физиологических и психологических причин. Поиск путей решения вопросов постоянного переедания и бесконтрольного увеличения веса продолжается во многих научных центрах мира.

Существует проблема, которую можно назвать противоположной склонности к ожирению.  

Есть люди, испытывающие настолько непреодолимое желание постоянно «чистить» организм модными диетами или сделать свою фигуру «суперстройной» путем хронического недоедания, что это становится навязчивой идеей и приводит к тяжелым последствиям. Итогом подобного поведения является развитие анорексии и булимии, избавление от которых требует уже интенсивного вмешательства врачей. 

Ученые сходятся во мнении, что ожирение, анорексия и булимия относятся к устойчивым психическим расстройствам. Патологические изменения в пищевом поведении человека могут быть вызваны хроническим алкоголизмом, наркоманией, длительными стрессовыми состояниями или социально-психологическими причинами (навязчивая реклама продуктов быстрого питания, модные диеты и желание выделиться среди окружающих). 

В настоящее время множество научных работ проводится в области изучения микрофлоры желудочно-кишечного тракта человека. Уже достаточно известно о том, что микроорганизмы, живущие в человеческом организме, не только используют питательные вещества, извлекаемые из окружающих живых тканей и выделений, но и сами стимулируют процесс их синтеза для обеспечения своей жизнедеятельности. Последнее достигается путем выработки этими бактериями определенных сигналов, воздействующих на головной мозг. Таким образом происходит изменение метаболизма в организме, что приводит чаще всего к появлению у человека определенных пищевых пристрастий.

Данная статья основана на материалах периодического научного издания International Journal of Eating Disorder.

Автор: Зимин Юрий Витальевич
Разработчик медицинской электроники и интегрированных компьютерных систем

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Психология пищевого поведения. Проблемы и принципы в психологии пищевого поведения человека

Пищевое поведение человека – это совокупность всех принципов и установок, с которыми он подходит к приему пищи, поведенческая реакция организма на употребление еды. Психологи различают адекватное и неадекватное отношение к питанию.

При адекватном пищевом поведении пища воспринимается, как способ насытиться и употребляется только при ощущении голода в необходимом количестве. При неадекватном пищевом поведении человек подходит к вопросу питания иррационально, что нередко вызывает такие заболевания, как переедание, булимия, анорексия и ряд других.

Основные проблемы в психологии пищевого поведения человека

Принятие пищи является естественной потребностью любого человека. Однако часто психологические и социальные аспекты приводят к патологическому отношению к еде. Желание быть стройным может заставить вовсе отказаться от пищи, а стрессовые ситуации – чрезмерно потреблять съестное.

Основная проблема психологии пищевого поведения заключается в том, что человек питается не в соответствии с его физиологическими потребностями. Например, при угнетенном эмоциональном состоянии ему хочется порадовать себя и наесться сладостей, хотя природной необходимости в этом нет. В ситуациях сильного стресса может возникать нежелание принимать пищу даже при ощущении голода. Это может привести к зависимости от определенных продуктов или от еды в целом, к регулярной рвоте, к отвращению к пище, к нарушению работы внутренних органов, а в запущенных случаях – к риску летального исхода.   

Для диагностики нарушений в психологии пищевого поведения проводится оценка психоэмоционального состояния. Такие расстройства могут быть следствием сильного стресса или неврологического заболевания. При личной беседе клинический психолог выясняет, в какой жизненной ситуации находится пациент, какие психологические проблемы может иметь, какого питания придерживается, как относится к своей внешности, есть ли беспокойства.

Часто используют тесты и опросники, которые помогают выявить, зависит ли человек от мнения окружающих, как себя оценивает, имеет ли эмоциональные проблемы.

Принципы здоровья в психологии пищевого поведения

Нарушения в пищевом поведении могут возникать как отдельно друг от друга, так и приводить одно к другому. Поэтому важно в первую очередь осознать наличие проблем, если таковые имеются. Нет определенной системы питания или специализированной диеты, способной вылечить от заболеваний, связанных с отношением к еде. Проблема заключается в негативных установках и неправильных убеждениях.

Главный принцип здоровья в психологии пищевого поведения – это осознанность. Негативные установки влияют на поведение человека в любых ситуациях, в том числе и в отношении питания. Все негативные убеждения необходимо заменить на позитивные. В этом, как правило, также помогает психолог. Когда работа с установками закончена, можно приступать к анализу своих пищевых предпочтений, узнавать информацию о пользе продуктов, выстраивать новый здоровый рацион.

Коррекция отношения к питанию

Психологи утверждают, что люди заблуждаются, думая, что могут похудеть, если будут меньше есть и больше двигаться. На самом деле любые диеты и ограничения в питании сами по себе заставляют организм испытывать стресс. Ведь для любого индивида еда – это способ выжить. Поэтому питаться надо не в малых количествах, а осознанно.

К осознанному отношению к еде призывает методика интуитивного питания. Коррекция психологии пищевого поведения – работа не столько внешняя (когда, что и в каком количестве принимать в пищу), сколько внутренняя.

Согласно методике интуитивного питания организм сам подсказывает, когда он голоден, что конкретно ему необходимо, и в какой момент он насыщается. Желание быть здоровым и питаться вкусно и полезно — залог красивого тела и эмоционального комфорта.

Подготовила 
психолог УЗ «Чериковская ЦРБ»
Ю.Л.Лопасина

11 признаков, что у вас проблемы с пищевым поведением — Wonderzine

Текст: Маша Будрите

С расстройством пищевого поведения в наше время может столкнуться каждый, и это не шутка: по статистике, в результате таких расстройств каждый час умирает один человек. К этим состояниям относят не только нервную анорексию и булимию, но и «запойное» объедание, диабулимию (расстройство, при котором люди с сахарным диабетом отказываются от инсулина, чтобы похудеть), сидение на диетах или системах «детокса»; при этом у человека нарушены восприятие собственного тела и отношения с едой. Причины развития расстройств пищевого поведения не совсем ясны — играет роль как генетика, так и факторы окружающей среды, например влияние социума и массовой культуры. Эта проблема касается людей любого возраста, пола и гендера. Мы составили список из одиннадцати признаков, которые могут указывать на проблемы с пищевыми привычками.

 

Вы недовольны своей фигурой 

Один из признаков расстройства пищевого поведения (он идёт в связке с другими) — недовольство отражением в зеркале. Например, может казаться, что у вас «слишком толстые» ноги, «слишком маленькая» грудь или в принципе «несовершенные» части тела. Такие мысли отрицательно сказываются на настроении, уверенности в себе и здоровье. Негативное восприятие образа тела — распространённое явление: опрос компании Dove показал, что примерно каждая вторая женщина в России недовольна своей внешностью. Качественная российская статистика по мужчинам, к сожалению, отсутствует, но, судя по мировым трендам, среди них тоже очень многие недовольны своим телом.

Важнейшая причина негативного отношения к своему телу — это влияние нереалистичных стереотипов о красоте; ситуацию усугубляет и низкая самооценка. Человека может волновать мнение окружающих, если негативные высказывания о внешности преследуют с самого детства. Помочь полюбить себя помогают работа с психотерапевтом и занятия спортом — но не потому, что таким образом можно похудеть. Физическая активность даёт возможность увидеть, на что способно тело вне зависимости от габаритов, улучшает настроение и снижает чувство тревоги.

Вы стесняетесь есть и пить на людях 

Страх принимать пищу на глазах у других может навредить как социализации, так и качеству питания. Еда — это важная часть жизни, будь то перерывы между уроками или парами, бизнес-ланчи или свидания в ресторанах. Нежелание есть на людях может быть вызвано страхом осуждения за то, что вы едите «слишком много», «неправильные» продукты или не умеете делать это «красиво». Если вышесказанное про вас, попробуйте разобраться в причинах и понять, чего именно вы боитесь. Если в окружении найдутся люди, которые откажутся принимать вас едящим, возможно, стоит прекратить общение с ними, ведь питание — это ваше личное дело.

Если проблема лежит в области страха «глупо выглядеть», стоит изучить простые правила этикета и не стесняться спрашивать — помните, что, например, до начала двухтысячных с повсеместными суши никто не умел есть палочками. Если же страх есть и пить на людях настолько невыносим, что вы не в состоянии с ним ничего сделать, стоит поговорить с психотерапевтом. В этом нет ничего стыдного — наоборот, умение признать, что нужна помощь специалиста, и есть проявление силы.

У вас часто бывает слабость или головокружение

Недостаток питательных веществ и энергии может плохо сказаться на базовых функциях организма. Стресс, негативные эмоции, опасная потеря веса и пониженный уровень сахара в крови приводят к физической и психической усталости. Продолжительное голодание может иметь серьёзные последствия для здоровья в долгосрочной перспективе, например, привести к проблемам с костями, мышцами, а также метаболическим расстройствам, в том числе сахарному диабету и ожирению.

Особенно опасен недостаток питательных веществ в критические для развития моменты — во время полового созревания, роста, беременности. Если вы постоянно утомлены, никак не можете восстановиться, у вас кружится голова, то необходимо обратиться к врачу, потому что эти симптомы могут указывать на самые разные проблемы со здоровьем. Не стоит прибегать к самолечению, ведь причины могут быть неочевидны и требовать клинического вмешательства.

Ваш вес неадекватен для роста и возраста

Безусловно, причиной слишком большой или маленькой массы тела (с медицинской точки зрения) могут быть разные проблемы, в том числе гормональные расстройства или даже онкологические заболевания. Хотя индекс массы тела не идеальный инструмент, он позволяет для начала сориентироваться, насколько ваш вес близок к диапазону нормы (для взрослых идеальным считается ИМТ от 18,5 до 25 кг/м²). Конечно, стоит учитывать здравый смысл и индивидуальные особенности: у спортсменов за счёт мышечной массы здоровый ИМТ может быть выше стандартного, а у человека с одной ногой или рукой — ниже.  

Для детей и подростков рекомендуется пользоваться таблицами, составленными ВОЗ. Для поддержания здорового веса лучше всего следовать авторитетным рекомендациям по здоровому рациону, например британскому Eatwell Guide. Если требуются более детальные инструкции — обратитесь к диетологу или своему лечащему врачу.

Вы вызываете рвоту, пьёте диуретики или слабительные

Эпизоды переедания могут сопровождаться чувством стыда, особенно если воспринимаются как срыв с диеты или попытки питаться «нормально». Кроме негативных эмоций, переедание вызывает и неприятные ощущения в животе. Чтобы избавиться от этих чувств, многие начинают прибегать к методам «очищения», вызывая рвоту после еды или стимулируя почки и кишечник лекарствами. 

Регулярное использование таких средств приводит к серьёзным проблемам: обезвоживанию, дисбалансу электролитов, заболеваниям зубов, пищеварительного тракта, почек и сердца. Важно понимать, что ни рвота, ни слабительные не помогут избавиться от всего съеденного, а урон нанесут серьёзный. При наличии таких проявлений стоит попытаться пересмотреть свои отношения с едой; одной из эффективных практик является интуитивное питание — система, построенная на внимательном отношении к голоду, насыщению и собственному телу в целом. 

Вы постоянно сидите на диетах и боитесь поправиться 

Если вы постоянно считаете калории, взвешиваетесь несколько раз в день и пробуете новые диеты — это уже расстройство пищевого поведения. Оно может проявляться также постоянным скачиванием новых приложений для похудения, покупкой книг о диетах и подпиской на десятки «гуру» питания. Следить за рационом важно, и нет ничего плохого в том, чтобы искать советы и рекомендации, но только пока это не превращается в обсессию.

Ограничительные диеты бывают необходимы при ожирении и некоторых других диагнозах, но должны строго контролироваться специалистом. Если вес вызывает у вас тревогу, стоит проконсультироваться с доктором, а не пытаться решить вопрос самостоятельно. Радикальные методы могут понадобиться, когда есть серьёзный риск для здоровья, но в остальных случаях надо стремиться к балансу и активному образу жизни. Важно помнить, что не существует «плохих» и «хороших» продуктов, главное — общий рацион на протяжении долгого времени. Нет еды, которая в небольшом количестве нанесёт непоправимый вред — о полном запрете можно говорить только при тяжёлой аллергии или непереносимости.  

 

Вы слишком много занимаетесь спортом

Навязчивое желание тренироваться — чтобы похудеть или «улучшить» собственное тело — тоже признак расстройства пищевого поведения. Одержимость спортом может развиться из-за желания сжечь все «лишние» калории или показать другим, что вы ведёте здоровый образ жизни. При этом пропуск тренировки вызывает панику, тревогу и ещё большую нелюбовь к себе. На фоне постоянных диет изнурительные занятия спортом могут навредить организму, истощая его. 

Конечно, активность — важнейшая часть здорового образа жизни, но и она хороша в меру. ВОЗ рекомендует аэробные нагрузки в течение 150–300 минут в неделю, причём средней интенсивности — это может быть быстрый шаг, плавание или просто уборка. Два и более дней рекомендуется посвящать силовым упражнениям. Тренировки нужно поддерживать адекватным питанием, снабжающим организм необходимыми веществами и энергией, иначе походы в спортзал будут приносить больше вреда, чем пользы.

У вас нерегулярные менструации

При сильном недостатке веса, минимум на десять процентов ниже нормы, работа репродуктивной системы может нарушиться — организму просто не хватает энергии для её регуляции. Небольшие изменения длины цикла могут быть безобидными, но если месячные не приходят пару месяцев, лучше поговорить со специалистом. 

Вести календарь менструаций — хорошая идея; такие календари помогают максимально рано заметить проблемы, да и упрощают ответ на вопрос гинеколога о последних месячных. Сейчас есть множество приложений, куда можно заносить в том числе информацию о настроении или недомоганиях в разные периоды цикла.  

Дома очень быстро заканчивается еда

Если еда в доме заканчивается раньше, чем планировалось, а вы постоянно ходите к холодильнику, чтобы что-то «перехватить», или едите среди ночи — это тоже признак проблем с пищевыми привычками. Приступы обжорства, когда человек покупает банку арахисовой пасты или мороженого «на неделю» и съедает её за вечер, могут вести к чувству стыда и ненависти к себе. Такое «запойное» поедание (binge eating) — повод обратиться за помощью.

Можно также попробовать определить, какие именно продукты съедаются сразу, и поставить себе определённые границы — например, не покупать этот продукт, но время от времени есть его в кафе (где размер порции ограничен). Полный запрет не лучшее решение, ведь он может привести к дальнейшим срывам и ещё большему чувству стыда.

Вы критикуете других за их пищевые привычки 

Если собственное питание кажется таким идеальным, что вы позволяете себе открыто критиковать питание других людей — это тоже тревожный звоночек. Даже когда вы делаете это «из лучших побуждений», вы не можете на сто процентов знать, что стоит за выбором пищи другого человека. 

Если вы заметили за собой привычку осуждать людей за их питание, попробуйте для начала вообще избегать обсуждения диеты и образа жизни во время еды. Ровно как вы не должны отчитываться за своё питание перед другими — никто не обязан объяснять вам, почему ест именно это. В конце концов, один из базовых факторов здоровых отношений с едой — это удовольствие от неё. Комментируя диету других, особенно во время еды, вы нарушаете гармоничные отношения с едой и для них, и для себя. 

Вы пропускаете приёмы пищи и не чувствуете голод 

Нерегулярное питание негативно сказывается на реакции организма на чувства голода и насыщения, а иногда человек игнорирует эти сигналы сознательно. В таком случае может быть ощущение, что постоянно хочется есть — или наоборот, человеку кажется, что он не голоден, хотя объективно с последнего приёма пищи прошло много времени. Второй вариант часто маскируется под чрезмерную занятость — когда мы «забываем» поесть из-за работы или учёбы.

В результате количество пищи не соответствует потребностям организма — и проявлением этого дисбаланса может стать слишком низкий или слишком высокий вес, а ещё слабость или нарушения работы кишечника. Сделать приёмы пищи более регулярными и приятными помогает их планирование, а ещё создание хорошей обстановки: за столом, с красивой посудой и с отложенным подальше мобильным телефоном.

Фотографии: ukrolenochka — stock.adobe.com, new_vision — stock.adobe.com, Gerald Bernard — stock.adobe.com, ArtCookStudio — stock.adobe.com, BillionPhotos.com — stock.adobe.com

Пищевые расстройства | Suomen Mielenterveysseura

Пищевые расстройства (расстройства пищевого поведения) являются расстройствами психического здоровья, при которых отношение человека к еде, двигательной активности, своему физическому образу (представление о том, как он выглядит внешне и каким кажется со стороны) или другие представления о себе оказывают отрицательное влияние на его здоровье. К симптомам пищевых расстройств относится, например, опасно малое или, наоборот, чрезмерное употребление пищи, рвота или навязчивая физическая активность.

Наиболее распространенными пищевыми расстройствами являются невротическая анорексия (которую обычно называют просто анорексией), булимия и обжорство (компульсивное переедание). Пищевые расстройства могут также сочетать в себе симптомы всех перечисленных. Пищевое расстройство обычно является сочетанием перечисленных расстройств, к примеру, анорексия сравнительно редко проявляется именно таким образом, каким она описана в диагностических критериях.

Общими для всех пищевых расстройств являются отвращение к самому себе, тревожность и переживание депрессии, самоизоляция, а также навязчивое пищевое поведение, например, избегание или, наоборот, предпочтение определенных продуктов. При многих расстройствах проявляется также своего рода самонаказание, например, после приема пищи обязательна более изнурительная пробежка.

Патологическое похудание, чрезмерные физические нагрузки или продолжающаяся насильственная рвота могут причинять хронический вред организму. Больные пищевым расстройством часто также страдают депрессией или каким-либо другим психическим расстройством.

Пищевые расстройства не связаны напрямую с возрастом или полом, несмотря на то что большинство больных составляют молодые девушки или женщины. Пищевые расстройства не являются каким-то новым историческим явлением, но их широкое распространение, как полагают, началось с 60-х годов прошлого века с началом восхищения худобой как пришедшим в моду идеалом красоты.

Больной с нарушением пищевого поведения, а также его семья, обычно нуждается как в помощи врача, психиатра или психолога, так и в помощи диетолога. В случае анорексии важно на начальном этапе привести вес пациента к безопасному уровню и нормализовать питание. При обжорстве пытаются выровнить дисбаланс между объеданием и снижением веса.

В число различных терапевтических средств входят диетические консультации и психотерапия. Психотерапия помогает больному понять причины сложившейся ситуации и возникновения болезни. Психотерапия может быть индивидуальной или групповой и включать при необходимости госпитализацию.

Анорексия

Больной анорексией при нормальном весе считает себя толстым и хочет похудеть. Он не может и не хочет остановить потерю веса, и его вес в соотношении с ростом снижается до опасных пределов. Низкий вес поддерживается путем недоедания или избыточного движения. Диагностическими критериями анорексии являются, в том числе, сильный страх прибавки в весе, снижение веса ниже 85% нормы, стойкий отказ от увеличения веса и прекращение менструаций у женщин.

У больных анорексией часто наблюдаются компульсивные (навязчивые) способы организации питания и физической активности. Они могут, например, употреблять в пищу только определенные продукты питания и строго избегать остальных, а также чрезмерно много заниматься физическими нагрузками. Иногда заболевание депрессией предшествует развитию анорексии. Одновременно с анорексией также может проявиться депрессия.

Худоба диктует самооценку больных анорексией

Замечено, что чаще других анорексией заболевают прилежные, интеллектуальные и амбициозные девушки. Больным анорексией может быть труднее обычного выразить отрицательные эмоции, такие как разочарование или гнев. Больные часто ставят перед собой трудные цели во многих областях жизни и предъявляют к себе слишком высокие требования.

Тем не менее, необходимо помнить, что не все больные анорексией вписываются в описанные выше рамки; анорексией могут заболеть дети, взрослые, женщины и мужчины. У больных анорексией худоба может являться важнейшим критерием самооценки, и прибавление в весе вызывает сильные чувства неудовлетворенности и комплекс неполноценности.

На развитие болезни могут влиять стереотипы, преобладающие в ближайшем окружении и навязываемые средствами массовой информации

В нашей культуре стройность часто ассоциируется с успехом и счастьем. Идеалом красоты представляется женщина, вес которой ниже нормального. Молодым людям диета может казаться альтернативой в решении их проблем, и поначалу она может создавать впечатление наличия контроля.

Тем не менее, патологические или компульсивные диеты весьма опасны как для физического, так и для психического здоровья. Потеря веса может также вести к изменениям в жизни, таким как развод или смена школы, или, например, к замечаниям других людей по поводу вашего внешнего вида.

В числе случаев заболеваний анорексия возникает гораздо чаще среди родственниц больных анорексией. Передающиеся в роду традиции и стереотипы частично объясняют повышенную склонность к заболеванию, также, согласно исследованиям пар близнецов, предрасположенность к анорексии наследуется пока еще необъяснимым образом.

Анорексия – тяжелое заболевание, но большинство больных полностью выздоравливает

Анорексия – весьма тяжелое заболевание, представляющее собой смертельную опасность вследствие чрезмерной потери веса. Поэтому важно вовремя обратиться за помощью. На выбор способа лечения влияют вес больного, общее состояние физического здоровья и мотивация к выздоровлению.

Обычно лечение проводится амбулаторно, но в тяжелых случаях необходима госпитализация. Например, опасно снизившиеся в результате похудения пульс или артериальное давление, нарушение обмена веществ, изменения на ЭКГ (кардиограмме) или серьезные проблемы с психическим здоровьем являются основаниями для госпитализации. Цель терапии – нормализовать недостаточное питание и пищевое поведение, а также устранить психические симптомы. То есть задача состоит в том, чтобы повлиять как на питание, так и на психическое состояние.

Обычно лечение подразумевает совместную работу между больным, его семьей, врачом и другими специалистами, а также, по возможности, школой. Вместе с больным составляются планы-обязательства, касающиеся его диеты и физических упражнений, его вес контролируется. По ходу продвижения лечения от контроля за весом переходят к беседам о мыслях и чувствах больного.

Больные анорексией могут нуждаться дополнительно в индивидуальной психотерапии или семейной терапии. Если анорексии сопутствует депрессия, то полезной может быть и лекарственная терапия. Выздоровлению могут также способствовать различные практические группы, например, художественная терапия (арт-терапия). Несмотря на то, что анорексия достаточно тяжелое заболевание, большинство больных полностью восстанавливаются.

Исследования показывают, что у финнок болезнь длится в среднем три года. За это время болезнь может значительно ограничить нормальную жизнь, но, по наблюдениям, излечившиеся от анорексии принимают участие в трудовой и учебной жизни, а также заводят семью и детей таким же образом, как и другие их сверстницы. Так же полностью восстановиться могут и те, кто страдал анорексией на протяжении многих лет, поэтому при анорексии всегда следует обращаться за помощью. Читать далее об обращении за помощью.

Булимия

Симптомами булимии являются повторяющиеся приступы обжорства и следующая за ними насильственная рвота. Булимия характеризуется также повышенным страхом располнеть и концентрацией внимания на контроле веса. Объедание обычно происходит в тайне от близких и вызывает у страдающих булимией сильное чувство стыда.

Во время приступов обжорства больной булимией чувствует, что не способен прекратить объедание или не может контролировать количество съеденного. Прибавку в весе пытаются предотвратить вызыванием рвоты, приемом мочегонных или слабительных препаратов, при помощи постов или повышенных физических нагрузок. Не у всех больных булимией рвота связана непосредственно с объеданием, многие больные страдают рвотой и при приеме нормальных или совсем маленьких порций пищи.

Многие заболевающие булимией имеют нормальный вес и не страдали ранее пищевыми расстройствами. Иногда булимией заболевают люди, которые ранее болели анорексией. Булимией заболевают в среднем в более старшем возрасте, чем анорексией, и причиной часто является отчаянная попытка похудеть. У больного булимией зачастую вес диктует личную самооценку: увеличение веса или мысль об его увеличении вызывает чувства неполноценности и тревожности. Самооценка больных, как правило, занижена.

Влияние булимии на состояние здоровья

Постоянно повторяющаяся рвота вызывает среди прочего нарушения солевого баланса организма, нарушения менструального цикла и сердечную аритмию, повреждение зубной эмали. Также у больного булимией обычно увеличены слюнные железы, поэтому лицо может быть опухшим. Рвота может повредить пищевод и вызывать боли в животе и тошноту.

У страдающих булимией чаще обычного наблюдаются другие расстройства психического здоровья. Самые распространенные из них – тревожные расстройства и депрессия. У больных булимией наблюдаются также другие формы нанесения вреда самому себе, такие как порезы.

Предрасполагающие к булимии факторы и лечение болезни

Подтверждено, что предрасполагающие к булимии факторы в целом те же самые, что и в случае анорексии. На возникновение болезни часто влияет позиция окружающей культуры и семьи, равно как и факты из предыдущей жизни личности, такие как школьные издевательства или изоляция из общества.

Для лечения булимии разработано множество различных способов. Обычно лечение сочетает, к примеру, диетическую консультацию, предоставление информации о болезни, психотерапию и меры по улучшению состояния физического здоровья. Иногда также используют антидепрессанты. Контроль за своим здоровьем пытаются наладить при помощи ведения пищевого и симптоматического дневника. Больные также могут научиться преодолевать разрушительные модели мышления и поведения, например ту, что вес диктует самооценку.

Больные булимией зачастую обращаются за помощью по истечении нескольких лет с момента начала проявления первых симптомов. Причиной этого, в частности, может быть то, что течение болезни носит волновой характер: порой страдающий булимией не чувствует позывов к обжорству или к рвоте, либо же в состоянии их преодолеть, несмотря на желание. Иногда позывы к обжорству и сопровождающая их рвота не поддаются контролю, и эти симптомы значительно затрудняют жизнь.

При помощи программ лечения булимии возможно научить больного предупреждать повторное возникновение болезни и контролировать ее симптомы. При помощи лечения достигается постоянное улучшение состояния: страдавшие булимией на протяжении длительного времени могут полностью излечиться от болезни.

Атипичные пищевые расстройства

Несмотря на свое название, атипичное пищевое расстройство является наиболее распространенной формой пищевых расстройств. Атипичное пищевое расстройство напоминает анорексию или булимию, при которых отсутствует какой-нибудь из главных симптомов. Больной атипичным пищевым расстройством может страдать, например, обжорством, но при этом отсутствует рвота, в отличие от случая булимии. Кроме того, если точно придерживаться критериев диагностики анорексии, диагноз «анорексия» нельзя поставить женщине, у которой не прекратились менструации. В этом случае нарушение классифицируется не как анорексия, а как атипичное пищевое расстройство.

Граница между пищевым расстройством и так называемой нормой может быть расплывчатой. К прмеру, чрезмерно регулируемое и ограничиваемое пищевое поведение соблюдающего диету человека можеть быть трудно отличимо от диагностических критериев болезни. Лечение же можно назначить только на основании характера симптомов и их тяжести, при этом необязательно точно обозначать само пищевое расстройство.

Binge Eating Disorder (BED) или обжорство (компульсивное переедание) – обычное атипичное пищевое расстройство

Binge Eating Disorder eli BED – такое расстройство, которое приводит к ожирению. Для этого расстройства характерно поглощение больших порций пищи без так называемого компенсаторного поведения, например, рвоты или приема слабительных. По оценкам каждый пятый обращающийся за помощью по поводу ожирения страдает названным расстройством.

Для страдающих обжорством типичны большие перепады в весе, оно также вызывает сильную тревожность. Страдающий обжорством может пытаться контролировать питание, пропуская приемы пищи, но, например, пропуск завтрака или обеда может приводить к вечернему приступу обжорства. Для страдающих обжорством важно регулярное и здоровое питание. Также больным необходимо избегать жестких диет по снижению веса, так как они могут усугублять и увеличивать приступы обжорства.

Мышечная дисморфия

Мышечной дисморфией называется состояние, при котором человек испытывает навязчивую необходимость в увеличении объема своих мышц и готов затратить на это значительно большое количество времени. Несмотря на то, что страдающие мышечной дисморфией обыкновенно имеют хорошо развитую мускулатуру, они сами считают себя худыми и слабыми. Образ собственного тела искажается таким же образом, как и у аноректиков, которые представляют себя толстыми, хотя в действительности худы. Страдающие мышечной дисморфией часто испытывают сильную тревожность, тяжелые тренировки помогают им преодолеть плохое настроение. Для увеличения объема мышц могут быть также использованы опасные для здоровья вещества, такие как гормоны.

Орторексия

У больного орторексией навязчивое стремление к здоровому питанию. Он может затрачивать многие часы на планирование меню и приготовление пищи, может полностью отказываться употреблять определенные продукты. Орторексия может развиваться, например, у человека, много занимающегося спортом и стремящегося предотвратить травмы. Страх увеличения веса может вызывать навязчивое стремление к здоровому питанию, такое пищевое поведение мало-помалу приводит к пищевому расстройству. Орторексия может привести к развитию анорексии или булимии.

Из относящихся к пищевым или образу своего тела расстройств для мужчин наиболее характерны компульсивное увеличение мышечной массы, т.е. мышечная дисморфия, и навязчивое стрмление к здоровому питанию, т.е. орторексия. У мужчин могут развиваться также анорексия и булимия.

Нарушения пищевого поведения | Tervisliku toitumise informatsioon

Нарушения, или расстройства пищевого поведения:  анорексия, булимия, орторексия, компульсивное переедание, компульсивное стремление тренироваться и все возможные сочетания указанных выше проблем – ВСЁ это психологические/психиатрические проблемы, которые могут иметь очень серьезные последствия.

Им сопутствуют физические опасности и осложнения, которые берут свое начало из ненормального пищевого поведения. Жизненные эмоциональные круговороты и низкая самооценка, стремление игнорировать свои чувства и боль и блокировать гнев являются общим индикатором любых расстройств пищевого поведения.

В основе множества расстройств пищевого поведения лежит придание слишком большой важности весу и форме тела, в связи с чем человек пытается предотвратить увеличение веса, используя крайние меры. Расстройства пищевого поведения на сегодняшний день широко распространены среди молодежи, т.к. СМИ создают образ идеальной фигуры, а расстройства пищевого поведения как раз и берут свое начало из желания достичь идеала. Если темы, связанные с едой, стали для человека навязчивой идеей, он постоянно думает о своем весе и фигуре, а малейший набор веса вызывает у него панику, это может указывать на возможное нарушение пищевого поведения.

Расстройство пищевого поведения – это серьезное заболевание, которое может привести к летальному исходу, и, как правило, лечение подобных заболеваний – процесс непростой и занимающий массу времени, а причиненный в результате заболевания вред здоровью может быть пожизненным. Люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, скрывают их, хотя для борьбы с подобным заболеванием прежде всего нужно признаться в его существовании себе и окружающим. Расстройства пищевого поведения, как правило, комплексные, и, несмотря на многочисленные исследования, до сих пор неизвестно, какие конкретно факторы вызывают развитие подобных заболеваний. Вероятней всего, это сочетание культурных, семейных, генетических и биологических факторов.

Отделение психиатрии Клиники Тартуского университета, в котором работает команда настоящих специалистов своего дела, является основным центром лечения расстройств пищевого поведения в Эстонии. Здесь ведется прием пациентов из всех городов и уездов. Лечение в центре проходят пациенты со следующими диагнозами: анорексия, булимия и компульсивное переедание. Пациентов направляет на лечение психиатр или семейный врач. Лечением пациентов с расстройствами пищевого поведения также занимается психиатрическая клиника Северо-Эстонской региональной больницы, Центр детского душевного здоровья психиатрической клиники Таллиннской детской больницы, Sensus OÜ и клиника Anbromed.

Основные расстройства пищевого поведения:
Помимо вышеперечисленных, также достаточно распространены следующие расстройства пищевого поведения:
Одно расстройство может трансформироваться в другое.
Типичные причины развития расстройств пищевого поведения
  • Генетика. Риск заболеть расстройством пищевого поведения в десять раз больше у тех, у кого в роду кто-то уже страдал подобными расстройствами. Исследования показывают, что анорексия генетически обусловлена на 58%, а булимия – на 59%.
  • Жизненные перемены. Многие люди, которые страдают расстройствами пищевого поведения, испытывают трудности, пытаясь справиться с различными переменами в жизни.
  • Семейные причины. Как правило, здоровые примеры в семье служат защитным механизмом от развития расстройств пищевого поведения, однако излишняя концентрация внимания родителей на вопросах, связанных со здоровым питанием и весом тела, может иметь обратный эффект.
  • Социальные проблемы. Чаще всего люди, которые страдают расстройствами пищевого поведения, имеют низкую самооценку и болезненный эмоциональный опыт.
  • Неудачи в школе, на работе или в ситуациях, в которых требуется продемонстрировать свое конкурентное преимущество. Люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, могут быть перфекционистами с завышенным уровнем притязаний.
  • Травматическое событие. Многие люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, пережили в своей жизни сексуальное или физическое насилие, и потому они осознанно или неосознанно пытаются избежать ситуаций, которые в будущем могли бы привести к повторению пережитого.

При составлении текста использовались источники:
www.eriline.ee

есть, чтобы жить или жить, чтобы есть?

Для поддержания жизни, наряду с другими естественными биологическими потребностями, людям необходима пища. Однако современный человек не ограничивается тем количеством еды, что необходимо для нормальной жизнедеятельности. Это происходит из-за ряда психологических, биологических и социальных причин, традиций и других факторов. Совокупность этих факторов влияет на развитие у человека правильных или неправильных пищевых привычек. Когда неправильные начинают главенствовать в жизни индивида, тот рискует заполучить психологические заболевания, именуемые расстройствами пищевого поведения.
Под пищевым поведением понимается отношение к пище и её приему, стереотип питания в обыденных условиях и в ситуации стресса, поведение, ориентированное на образ собственного тела, и деятельность по формированию этого образа.[1]

«Как правило, строгие диеты приводят к срыву и перееданиям, затем появляется систематика – диета-срыв»

У каждого человека строится индивидуальное пищевое поведение, формируемое в течение жизни: традиции и привычки семьи, религии, нормы этикета, личные предпочтения, скорость и количество поглощаемой пищи.
Пищевое поведение современного человека различно в зависимости от места, которое занимает процесс приёма пищи в иерархии его ценностей, от количественных (сколько съедает человек) и качественных (какого качества продукты и какова их польза) показателей питания.

1. Экстернальное поведение.
Человек реагирует не на физиологический голод, а на аппетит, который появляется при наличии внешних раздражителей. К таким относятся реклама с изображением еды, витрины магазинов и кафе, накрытый стол, другой, потребляющий пищу человек. Также этот тип нарушения связан с запаздыванием у человека насыщения организма, что часто встречается у людей с избыточной массой тела и пищевыми расстройствами.
Экстернальные поведение – частое явление, так как благодаря грамотной рекламе, усилителям вкуса и запаха и прочим добавкам, влияющим на организм человека, бывает сложно удержаться от манящего лакомства.

2. Эмоциогенное поведение.
В большинстве случаев с ним сталкиваются люди, подверженные эмоциональным всплескам. Как и при экстернальном поведении, еда здесь не является биологической потребностью, а выступает как плацебо. При эмоциогенном поведении человек заедает стрессы, обиды, неудачи, ссоры, скуку, плохое настроение, гнев и другие эмоции и состояния.
Еда становится главной поддержкой, когда человек боится своих эмоций или не может совладать с ними. У большого процента населения хорошие и плохие события сопровождаются приёмами пищи. Успех на работе отмечают тортом, провал тоже.
Одна из версий, почему так происходит, указывает на взаимосвязь между едой и домашним теплом, уютом и защитой, которую нам давали родители. Выходя во взрослый мир, мало кого учили проживать и справляться с неудачами и эмоциями, когда не на кого положиться и никто не защитит от бед. Если характер не позволяет справляться с проблемами в одиночку, на помощь приходит еда, хотя эмоции нужно переживать, а не пережёвывать.

 «У каждого человека строится индивидуальное пищевое поведение, формируемое в течение жизни: традиции и привычки семьи, религии, нормы этикета, личные предпочтения, скорость и количество поглощаемой пищи»

3. Ограничительное поведение.
Это тип расстройства характеризуется пищевым самоограничением и постоянными попытками соблюдения чрезмерно строгих диет. Как правило, строгие диеты приводят к срыву и перееданиям, затем появляется систематика – диета-срыв.
Часто именно с ограничительного поведения начинаются все пищевые нарушения и расстройства, потому как диета – ключ к дальнейшим проблемам. Когда человек разграничивает свое существование на «обычную жизнь» и на «сидение на диете», может возникнуть чувство обделённости, а вместе с этим в игру вступает правило «запретного плода».
В своей книге «Диеты не работают», врач-диетолог Роберт Шварц писал, что из 200 человек лишь у одного получается снизить вес и сохранить его таковым, остальные же возвращаются к своим прежним килограммам, увеличивая их. И дело тут явно не в слабоволии девяноста девяти процентов людей, прибегающих к диетам, а в природе человека.
Диеты появились с возникновением моды на худобу – реклама с худыми и атлетичными телами, продающими что угодно: от пирожных до туалетной бумаги; одежда, что шьётся всё меньших и меньших размеров. Согласно статистике,[4] самооценка молодых девушек, что в большей степени подвержены влиянию диет, напрямую зависит от степени стройности фигуры, красота для них невозможна без наличия идеальных параметров. «Идеальное тело» также зачастую связывается с признаком успеха, уважения и ключом от всех дверей.
Следует отметить, что девиантное пищевое поведение может наносить удар по психическому и физическому здоровью человека. Все знают о вреде нездоровой пищи, однако не все способны пройти мимо манящей витрины со сладостями, ненужными организму. Некоторые заедают свои проблемы, а для кого-то погоня за идеальной фигурой является одной из главных целей жизни. Во всех этих ситуациях еда используется не по назначению, и занимает в жизни человека неоправданно высокую ступень важности.

«При эмоциогенном поведении человек заедает стрессы, обиды, неудачи, ссоры, скуку, плохое настроение, гнев и другие эмоции и состояния»

Согласно анализу[5] исследований взаимосвязи пищевых нарушений и отдельных характеристик личности было выведено, что на возникновение нарушений пищевого поведения влияют следующие черты личности:
— низкая самооценка;
— отсутствие чувства контроля над собственной жизнью;
— недовольство своим телом;
— экспрессивность;
— перфекционизм;
— роль и позиция в семейных отношениях;
— депрессивное состояние;
— низкий уровень витальности;
— тревожность.

Для здорового человека нормой является наличие некоторых характеристик или иногда возникающих признаков девиантного пищевого поведения. Если же у человека начинает господствовать один или несколько паттернов пищевых нарушений, то речь идёт о таких психических болезнях как расстройства пищевого поведения (РПП).

Расстройство пищевого поведения как психическое заболевание

Американской психиатрической ассоциацией (DSM-IV) выделяются[6] три вида расстройств пищевого поведения: нервная анорексия, нервная булимия и компульсивное переедание.

Нервная анорексия – заболевание, в основе которого лежит нервно-психическое расстройство, проявляющееся навязчивым стремлением к похуданию, страхом ожирения. Больным анорексией свойственно постоянное соблюдение крайне жёстких диет или абсолютное голодание, подсчёты калорий, превращение приёмов пищи в особые ритуалы и прочее. Как правило, вес таких больных минимум на 15 % ниже нормы.

Выше было описано ограничительное пищевое поведение, однако людей, больных анорексией не стоит включать в список тех, чья диета удалась. Это отдельный тип людей, чьё восприятие себя, отношение к телу и к жизни заведомо ведёт к болезни.
Исследователи отмечают,[7] что чаще всего анорексией заболевают девочки переходного возраста, в особенности подверженные так называемому «синдрому отличницы» или перфекционизму. Не довести диету до конца или своё тело до «идеала» для них хуже смерти.

«Некоторые заедают свои проблемы, а для кого-то погоня за идеальной фигурой является одной из главных целей жизни»

Особое влияние на распространение анорексии и появление у девочек желания похудеть имеют социальные сети. Известные блогеры рассказывают о том, как похудели они. Популярные сообщества публикуют новые модные диеты и мотивирующие статьи, подкреплённые фотографиями худых девушек. Для тех, кто пытается следовать моде, диеты и худоба становятся неотъемлемыми спутниками.
Отдельно стоит упомянуть виртуальные сообщества, полностью посвящённые похудению. Помимо диет и мотивации, участники таких сообществ поддерживают друг друга, дают советы и мотивируют. От этого подобные группы пользуются популярностью, ведь всем желающим похудеть оказывается такое внимание и поддержка, какую в этом стремлении им не оказывают друзья и семья.

Нервная булимия – это периодические или частые колебания веса с периодами неконтролируемых приступов переедания и следующими за ними формами чисток, таких как произвольное вызывание рвоты, злоупотребление слабительными, чрезмерные физические нагрузки. Главная задача подобных чисток заключается в освобождении тела от нежелательных калорий. В отличие от анорексиков, булимиков распознать гораздо труднее, так как они могут поддерживать свой вес в оптимальном состоянии. Однако булимия является не менее опасным заболеванием и грозит множеством тяжёлых последствий для психики и организма.
Булимия обладает всеми характеристиками девиантного пищевого поведения, и начинается всё с желания похудеть и диет. В отличие от анорексиков, страдающие булимией срываются с диет и налегая на неестественное количество пищи винят и испытывают ненависть к себе, пытаясь избавить себя от поглощенной пищи. Наиболее распространено знание о ситуациях, когда человек намеренно вызывает рвоту. Но не мало тех, кто заменяет это чрезмерными изматывающими физическими нагрузками, наносящими большой вред организму. После переедания снова начинает придерживаться диеты, а многие в этот же день прекращают. Таким образом жизнь страдающего булимией представляет собой замкнутый цикл, «день сурка» с диетами, срывами и чистками.

Компульсивное переедание –  потребление огромного количества пищи, сопровождающееся чувством, что вы не в силах остановить аппетит. Эпизоды могут длиться как в течение нескольких часов, так и на протяжении всего дня. Люди с компульсивным перееданием живут с постоянным чувством вины из-за съеденного, самобичеванием, отвращением к себе и тревогой. Они отчаянно хотят остановить переедание, но безрезультатно.
Постоянные эпизоды компульсивов наносят тяжёлый удар по организму человека, а сопутствующее психоэмоциональное напряжение ведёт к развитию других психических заболеваний.
Особенностью является желание человека скрыть свою болезнь: он может питаться нормально при людях или не есть вообще, а дома давать себе волю.

«В отличие от анорексиков, булимиков распознать гораздо труднее, так как они могут поддерживать свой вес в оптимальном состоянии. Однако булимия является не менее опасным заболеванием и грозит множеством тяжёлых последствий для психики и организма»

Стоит отметить, что уровень смертности среди больных анорексией и булимией занимает первое место среди психологических заболеваний. Однако, согласно статистике[8], только 1 из 10 человек, страдающих пищевыми расстройствами, получают квалифицированную помощь и лечение в борьбе с зависимостью. Это связано с тем, что люди, имеющие пищевые расстройства, как и больные наркоманией или алкоголизмом не всегда могут осознать наличие проблемы и её масштаб.

Тенденция к здоровому образу жизни и питанию растёт с каждым годом. При таком стремительном развитии, становится сложно уловить, где заканчивается здоровая забота о собственном теле и начинается патология. Становясь на путь здоровья, важно не переступать границу, а сохранять и развивать связь с организмом, внутреннюю гармонию и заботу о себе, и своём теле.

Автор: Самарская Виктория

Фото: https://pixabay.com/ru/

[1] В. Д. Менделевич. Психология девиантного поведения, учебное пособие для вузов; издательство-Речь, Санкт-Петербург, 2005.

[2] Матусевич М. С. Особенности формирования пищевых нарушений у подростков // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 814-817.

[3] Матусевич М. С. Особенности формирования пищевых нарушений у подростков // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 814-817.

[4] Матусевич М. С. Особенности формирования пищевых нарушений у подростков // Молодой ученый. — 2013. — №12. — С. 814-817.

[5] Савчикова Ю.Л. Психологические особенности женщин с проблемой веса: дис. канд. психол. наук. — СПб., 2005. — 208 с.

[6] Ирина Германовна Малкина-Пых Терапия пищевого поведения Серия «Справочник практического психолога», издательство «Эксмо», 2009

[7]Цыганова Полина Васильева, «Взаимосвязь перфекционизма с особенностями самосознания при аутодеструктивном поведении» Издательство: Московский государственный областной университет (Москва) , 2010

[8] Согласно статистике National Association of Anorexia Nervosa and Associated Disorders (ANAD)
национальная Ассоциация по Анорексии и другим расстройствам пищевого поведения (Highland Park, IL, США) http://www.anad.org/

Развитие пищевого поведения

J Dev Behav Pediatr. Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 1 апреля 2013 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3426439

NIHMSID: NIHMS356545

Адрес для корреспонденции: Шейла Гахаган, MD, MPH, Отдел развития детей и общественного здравоохранения, Департамент Педиатрия, Калифорнийский университет, Сан-Диего и Центр человеческого роста и развития, Мичиганский университет, Анн-Арбор, адрес: 9500 Gilman Drive # 0927, La Jolla, CA

-0927, телефон: 1-619-243-2422, факс : 1-619-681-0666, уд.dscu @ nagahags См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Еда необходима для выживания, доставляет огромное удовольствие и может вызывать недоедание, переедание и расстройства пищевого поведения. Развитие кормления у людей зависит от сложного взаимодействия между гомеостатическими механизмами; нейронные системы вознаграждения; и двигательные, сенсорные и социально-эмоциональные способности ребенка. Кроме того, воспитание детей, влияние общества и пищевая среда влияют на развитие пищевого поведения.Ожидается, что быстрое распространение новых знаний в этой области, от фундаментальных наук до клинических и общественных исследований, приведет к срочно необходимым исследованиям в поддержку эффективных, основанных на фактических данных стратегий профилактики и лечения недостаточности питания, переедания и расстройств пищевого поведения на ранней стадии. детство. Этот обзор, основанный на биопсихосоциальном подходе, охватывает текущие знания о развитии пищевого поведения от мозга к отдельному ребенку с учетом важных контекстуальных влияний.

Ключевые термины: питание, пищевое поведение, развитие ребенка, социальная среда, воспитание детей

ВВЕДЕНИЕ

Пищевое поведение человека быстро развивается от младенческого до школьного возраста. Нормальное развитие должно приводить к адекватному, но не чрезмерному увеличению веса в детстве и к здоровому питанию на протяжении всей жизни. Мы рассматриваем многоуровневое влияние на пищевое поведение, включая нейронные механизмы, индивидуальное развитие ребенка, взаимодействие родителей и детей и социальные влияния.В этом обзоре собраны воедино биологические основы регуляции энергии; современное понимание сенсорных детерминант; исследования, связанные с социальными влияниями; и поведенческие процессы при приеме пищи, которые влияют на развитие принятия пищи и регуляцию аппетита. Захватывающие достижения в области нейробиологии помогают нам понять сложность приема пищи для энергетического баланса и удовольствия. Эта статья посвящена развитию от пренатального до школьного возраста и не включает расстройства пищевого поведения у подростков и взрослых или подходы к лечению проблем с питанием младенцев, малышей и школьников.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Биологические основы

Физиологические сигналы могут вызывать или подавлять кормление. Нейрофизиология регуляции питания через нейроэндокринные петли обратной связи затрагивает гипоталамус и ствол мозга, желудочно-кишечный тракт, поджелудочную железу и жировую ткань (). В периоды дефицита энергии грелин, пептид, высвобождается из желудка, сигнализируя дугообразному ядру гипоталамуса о высвобождении родственного агути пептида, нейропептида Y и орексина для стимуляции аппетита.[1] После еды инсулин поджелудочной железы, кишечный пептид YY и лептин из адипоцитов уменьшают высвобождение стимулирующих аппетит пептидов и орексина из дугообразного ядра, подавляя стимуляцию аппетита. [2, 3] В условиях избытка энергии холецистокинин и лептин влияют на высвобождение про-опиомеланокортина и регулируемых кокаин-амфетамином транскриптов нейронов из дугообразного ядра, подавляя аппетит. [4–6] Лептин увеличивает желание есть, когда его уровень низкий, и уменьшает чувство голода, когда он высокий.[2] Адипоциты также выделяют адипонектин с повышенным уровнем в ответ на голодание и снижением уровня в случае ожирения. [7]

Контроль аппетита

Ссылки / разрешения: перепечатано из Учебника педиатрии Нельсона, 19-е издание, рис. 44-2, стр. 182, Copyright 2011, с разрешения Elsevier.

Существуют сложные биологические системы, которые способствуют энергетическому балансу, избегают голодания, когда это возможно, и снижают вероятность ожирения. Недавние исследования подтверждают существование индивидуальных различий в чувствительности к энергетическому балансу и предполагают, что взаимодействия генов и окружающей среды могут влиять на гомеостаз массы тела.[8] Кроме того, люди могут игнорировать эти системы. [9–11] Например, во время голода люди могут сосредоточиться на различных занятиях, пока они не станут ослабленными. В противоположной крайности, когда аппетитная еда доступна в избытке, многие люди потребляют больше, чем им нужно. [12] Ежедневно на пищевое поведение человека сильно влияют особенности, не зависящие от потребности в энергии, особенно характеристики доступной пищи и окружающей среды. [13] Важными определяющими факторами являются вкус, запах, текстура, температура и внешний вид пищи.Более того, социальные факторы могут быть даже более важными, чем сенсорные сигналы самих продуктов, влияя на развитие пищевого поведения. [14–18]

Младенцы Регулирование потребления энергии

Младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, извлекают выгоду из петли положительной обратной связи, которая связывает сосание с производством молока. [19, 20] В первые месяцы жизни младенцы, вскармливаемые смесью, также способны к самостоятельному питанию. регулирование потребления молока. В экспериментальных условиях трехдневные младенцы отрицательно реагировали на запах смеси в течение нескольких часов после кормления, но не по прошествии большего времени.[21] Это говорит о том, что новорожденные менее заинтересованы в кормлении, когда они сыты. В исследовании с участием младенцев в возрасте от 7 до 14 недель количество потребляемого молока зависело от времени, прошедшего с момента последнего кормления. [17] Связь между прошедшим временем и потреблением молока была неожиданной, поскольку новорожденные экспериментальные животные максимально потребляли имеющееся молоко. Остается неясным, что именно ребенок ощущает как коррелят времени с момента последнего кормления, но может включать в себя затраченную энергию, ощущение наполнения желудка или желание сосать грудь. Младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, уменьшают количество потребляемого молока с помощью соски, что предполагает роль сосания в саморегуляции потребления.[22, 23] Также возможно, что гормональные механизмы увеличивают удовольствие от кормления по прошествии некоторого времени. Неизвестно, регулируют ли младенцы свое потребление для энергетического баланса или избытка энергии, но это один из наиболее важных научных вопросов, связанных с ранним кормлением и риском ожирения. Даже у взрослых неясно, регулируется ли энергия в соответствии с заданной точкой, точкой стабилизации или другой моделью, которая лучше объясняет взаимодействие генов с окружающей средой. [24] Поведенческие и фундаментальные исследования, проверяющие факторы сытости и удовлетворенности младенцев, объединяющие продольные исследования различных стратегий кормления с тщательным измерением возможных регуляторов, обещают начать решение этой важной загадки.[25–30]

МЕХАНИЗМЫ НАГРАЖДЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ПИТАНИЕМ

Недавние достижения в нейробиологии, связывающие пищевое поведение с системами вознаграждения мозга, обещают понимание расстройств, связанных с недоеданием и перееданием (). [31] Мозговые системы вознаграждения работают во взаимодействии с гормональными регуляторами энергетического баланса. [32, 33] Несмотря на то, что раннее развитие систем вознаграждения остается не совсем понятным, кажется вероятным, что удовольствие и вознаграждение вступают в игру у маленьких детей. Люди вряд ли переедают мягкую пищу, но вкусные продукты часто съедаются сверх потребности в энергии.[34–38] Известно, что вкусная еда улучшает настроение за счет активации системы вознаграждения. [39] Стриатум, островок, передняя поясная извилина коры и области среднего мозга, включая вентральную тегментальную область и черную субстанцию, активны в представлении вознаграждения в ответ на еду. [31] Дофамин участвует в ответной реакции на вкусную пищу. [40] Кроме того, орбито-лобная кора головного мозга кодирует определенные типы стимулов вознаграждения, включая различные аспекты пищи: запах; визуальный ввод; температура, вязкость, терпкость и консистенция жира; и вкус.[41–44] Нейроны сильно реагируют в начале эпизода приема пищи и становятся менее отзывчивыми по мере достижения насыщения определенной пищей. Поведенческие исследования показывают, что это явление уже присутствует у детей в возрасте от 2,5 до 5 лет. [45] Поскольку интерес к одной пище снижается, нейроны остаются способными к ответной реакции на другую пищу. Наличие разнообразных продуктов питания может привести к увеличению потребления. [46] Это могло иметь эволюционное преимущество в обеспечении потребления множества питательных веществ.В нынешнюю эпоху это может быть одним из факторов, связанных с риском ожирения среди населения. Сходство между перееданием при ожирении и чрезмерным употреблением наркотиков при наркомании предполагает, что и то, и другое может быть связано с переходом от «симпатии к желанию». [43] Новые исследовательские стратегии объединяют энергетический гомеостаз и гомеостаз вознаграждения в новых моделях регуляции аппетита, чтобы отделить «симпатии» от «желаний». [24, 47–50]

Области человеческого мозга, активируемые в ответ на вкусную пищу или связанные с пищей сигналы

Ссылки / разрешения: перепечатано из Neuron, Vol 69, Paul J.Кенни, Механизмы вознаграждения при ожирении: новые взгляды и будущие направления, стр. 665, Copyright 2011, с разрешения Elsevier.

РАЗВИТИЕ СЕНСОРНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ — ГЕНЫ И ВОЗДЕЙСТВИЕ

Распознавание вкусов и запахов развивается еще до рождения при воздействии на плод, когда плод глотает околоплодные воды, приправленные диетой матери, включая ароматические соединения чеснока, аниса и лука. [51–54] Младенцы, которые употребляли морковный сок в рационе матери в третьем триместре беременности или в период лактации, с большей вероятностью предпочитали каши для младенцев, приготовленные с морковным соком, по сравнению с детьми, не подвергавшимися воздействию в раннем возрасте.[55] Существует значительный интерес к пренатальному программированию вкусовых предпочтений, поскольку это может привести к вмешательству, которое повлияет на раннее принятие питательной пищи. [55, 56] Продольные исследования вкусовых предпочтений младенцев могут быть разработаны путем включения младенцев, рожденных от матерей, участвующих в рандомизированных контролируемых испытаниях, проверяющих вмешательства с целью пропаганды более здорового питания во время беременности. [57–59]

После рождения младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, все еще подвергаются воздействию запахов материнского рациона.[55] За несколько месяцев до того, как впервые попробовали детское питание или немолочные напитки, эти воздействия устанавливают и изменяют вкусовые предпочтения младенца, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В раннем возрасте большинство младенцев и детей предпочитают сладкий и соленый вкус [60–62], предпочтения, которые усиливаются при увеличении воздействия и немного снижаются к взрослению. [63–66] Горькие привкусы, например, овощные, часто отвергаются при первом ощущении, но симпатия возрастает по мере их появления. Например, младенцы начали употреблять соевые смеси и смеси с гидролизованным белком, и это было связано с принятием этих смесей через 4 года.[67] В раннем детстве повторное употребление разнообразных продуктов связано с изначально нежелательными продуктами. [68] В некоторых культурах дети намеренно подвергаются воздействию сильных запахов. Например, в Мексике им дают еду, приправленную перцем чили, постепенно увеличивая ее крепость. [69, 70] Научиться любить изначально невкусную пищу может быть частью процесса социализации. [71] Вкусовые предпочтения связаны с предыдущим опытом, стадией развития и генами, которые влияют на восприятие вкуса.[72] Хорошо изученным примером является способность ощущать горький вкус 6-н-пропилтиоурацила (ПРОП), частично опосредованная геном TAS2R38. [73] Дети, не попробовавшие ПРОП, с большей вероятностью будут есть овощи. Нечувствительность к PROP встречается примерно у 30% европейцев и варьируется во всем мире. [74] Способность ощущать вкус PROP связана с восприятием горькой пищи как менее вкусной, меньшим потреблением овощей, большим отвращением к пище и риском детского ожирения. [75–82]

РАННЕЕ РАЗВИТИЕ

В течение первых 2 лет младенцы проходят через три периода кормления в период развития: период кормления, переходный период кормления и модифицированный период кормления взрослых особей.Развитие кормления обычно происходит на основе хорошо описанных этапов развития нервной системы ().

Таблица 1

Отдельные этапы развития нервной системы, связанные с кормлением [144–146]

Гестационный возраст (недели)

16–20 Глотает околоплодные воды
18–24 Истинное сосание
34–37 Скоординированное сосание и глотание

Постнатальный возраст (мес.)

2–4 Потеря рефлекса выдавливания
10–12 Захват клещей
8–18 Развивается самоподача
9–12 Чашка для питья
18–24 Точные движения языка вверх и вниз
24–26 Поворот челюсти кровообращения

Период кормления

Период кормления (от рождения до 6 месяцев) характеризует зависимость от кормления молоком.Доношенный новорожденный обладает примитивными рефлексами, включая сосание и укоренение, что позволяет кормиться в первые часы жизни. [83] Другой примитивный рефлекс, рвота, защищает дыхательные пути и иногда мешает сосанию. [84] Небольшой объем молозива снижает вероятность удушья и срыгивания. Поскольку скоординированное сосание и глотание быстро улучшается, объем переходного молока постепенно увеличивается в течение первых 4-10 дней. Большинство доношенных детей становятся опытными «медсестрами» в течение 2 недель.Грамотное сосание грудного ребенка необходимо для диадического процесса грудного вскармливания. Следовательно, грудное вскармливание нарушается, когда младенец сонный или неврологический.

Кормящие матери испытывают важные физиологические изменения, связанные с вскармливанием младенцев, включая всплеск выработки окситоцина и пролактина к четвертому дню послеродового периода. [85, 86] Окситоцин способствует установлению связи между матерью и младенцем, а пролактин подавляет сексуальный интерес. Оба гормона остаются высокими во время лактации и максимальными во время исключительно грудного вскармливания.Окситоцин и пролактин способствуют отзывчивости матери и ребенка и снижают внимание к другим интересам. Взаимный процесс грудного вскармливания является прообразом диадического вскармливания матери и ребенка. [87] Социальное поведение при кормлении, удержание, покачивание, поглаживание и визуальное взаимодействие возникают во время кормления грудью и из бутылочки. Усталость, отвлечение внимания, стресс и депрессия могут нарушить адаптивное кормление. [88]

Дополнительное вскармливание

Дополнительное питание, по питательности уступающее грудному молоку или детским смесям, обогащенным железом, часто предлагается младенцам в возрасте до 6 месяцев.В развивающихся странах такая практика может быть основной причиной недоедания. [89] К 6 месяцам потребности младенцев в калориях и железе обычно превышают возможности грудного вскармливания, начиная с «переходного периода кормления». В период с 6 до 12 месяцев младенцы постепенно увеличивают потребление прикорма, поскольку калории по-прежнему поступают преимущественно из молока. Текущие рекомендации США по вскармливанию младенцев включают: исключительно грудное вскармливание в течение 6 месяцев; при необходимости использовать детские смеси в качестве дополнения к грудному вскармливанию; и введение прикорма в возрасте от 4 до 6 месяцев с продолжением грудного вскармливания и прикорма до 12 месяцев.[90] Рекомендации Всемирной организации здравоохранения касаются исключительно грудного вскармливания в течение 6 месяцев с последующим прикормом и грудным вскармливанием до 2 лет. [91] Практика кормления в этот период широко варьировалась в зависимости от истории, культуры и обычаев. В США практика кормления коренным образом изменилась с начала 1900-х до 1960-х годов. На рубеже прошлого века прикорм обычно не предоставлялся до конца первого года жизни. Обеспокоенность по поводу недоедания, в том числе рахита, привела к появлению полуфабрикатов из злаков для младенцев.Первоначальный продукт, представленный в 1930 году, состоял из пшеницы, овсянки, кукурузной муки, костной муки, сухих пивных дрожжей и порошкообразных листьев люцерны, обогащенных восстановленным железом, обеспечивающим минералы и витамины A, B 1 , B 2 , D и E. [92] К 1950 году большинство педиатров рекомендовали прикорм для младенцев, начиная с 3-8 недель. [93] Эта тенденция к очень раннему кормлению была обращена вспять в течение следующих двух десятилетий. [94] Тот факт, что большинство младенцев приспосабливаются к различным культурным и историческим моделям кормления и достигают адекватного роста, является свидетельством адаптивности и устойчивости младенцев.

Развитие

Рекомендации по началу прикорма в 6 месяцев основаны на текущем понимании потребностей в питании и способности развития нервной системы младенца (). Важные соображения включают способность младенца принимать нежидкую пищу без удушья, рвоты или толкания языка. Один примитивный рефлекс, рефлекс выдавливания, защищает младенца от удушья, вызванного уколом языка в ответ на пищу, помещенную на язык. Этот рефлекс постепенно ослабевает в течение первых 2–4 месяцев.Развитие устойчивости шеи, сидение и вытягивание также являются важными вехами, связанными с кормлением. Шестимесячные младенцы сидят с опорой и демонстрируют интерес или отсутствие интереса к кормлению. Ближе к концу первого года жизни младенцы становятся способными обрабатывать более текстурированную пищу и частично самостоятельно питаться. Время кормления из чашки зависит от контекста. Например, в Австралии сообщения общественного здравоохранения поощряют кормление из чашки уже в 6 месяцев из-за разрушения зубов, связанного с кормлением из бутылочки. [95]

Модифицированная диета для взрослых

На втором году жизни малыши придерживаются диеты, которая соответствует предпочтениям их семей.Введение разнообразных питательных продуктов и ароматизаторов важно как в переходный, так и в модифицированный взрослый периоды, поскольку дети младшего возраста изначально больше принимают новые продукты по сравнению с детьми дошкольного возраста, которые могут неохотно пробовать новые продукты. Нежелание пробовать новую пищу низкое при отлучении от груди и быстро достигает пика между 2 и 6 годами со значительной вариабельностью. [96] Неофобия часто более выражена в отношении еды, чем в других областях развития. [97–100] Возможно, пищевая неофобия обеспечивала селективное преимущество, защищая людей от употребления в пищу незнакомых, потенциально токсичных растений.[101] Дети с высокой неофобией едят меньше овощей, фруктов и мяса по сравнению с другими. Некоторые дети, например дети с расстройством аутистического спектра, подвергаются большему риску проблем с питанием из-за избирательного приема пищи. [102]

Культурное влияние

Культурные нормы ухода за младенцами и детьми ясельного возраста влияют на методы кормления. [103] Обычаи, связанные с одеждой, ношением, сном, удержанием и размещением младенца, когда его не держат, играют роль в кормлении. [104] В некоторых культурах предполагается, что матери должны жевать пищу для своих младенцев и детей ясельного возраста, в то время как в других культурах такая практика считается антисанитарной и, возможно, вредной.[105] Малышей можно посадить на стул для кормления, кормить на руках родителей или разрешить переходить от человека к человеку за семейным столом. [106] Культурные методы кормления часто сохраняются у иммигрантов в первом поколении, возможно, в большей степени, когда в этом участвуют бабушки и дедушки из страны происхождения. [106] Кроме того, было отмечено, что авторитарные методы кормления увеличиваются у иммигрантов в первом поколении и уменьшаются во втором поколении. Разнообразие методов кормления в зависимости от культуры подкрепляет идею о том, что младенцы и дети дошкольного возраста, как группа, могут адаптироваться к совершенно разным подходам к кормлению.Однако индивидуальная уязвимость может привести к нарушениям кормления, даже если методы кормления приемлемы в культурном отношении.

Многие семьи не следуют рекомендациям экспертов по кормлению. [107] Учитывая исторический контекст, врачи могут согласиться с некоторыми вариациями для младенцев, которые набирают соответствующий вес с положительным эффектом во время кормления. Однако определенные культурно приемлемые стратегии кормления могут увеличить риск избыточного или недостаточного набора веса или проблем с кормлением. [103] Текущее беспокойство, резкое увеличение детского ожирения за последние 40 лет, произошло в период стабильных рекомендаций, касающихся вскармливания младенцев.Поскольку искусственное вскармливание и ранний прикорм связаны с более быстрым ростом ребенка и риском ожирения, культурные нормы, противоречащие текущим рекомендациям по вскармливанию детей грудного возраста, могут быть одним из факторов риска ожирения. [108–116] Культурные влияния на методы кормления грудных детей документированы в медицинской литературе на протяжении более 35 лет, и существует обширная литература, посвященная вмешательствам с учетом культурных особенностей, способствующих началу грудного вскармливания и увеличению продолжительности грудного вскармливания. [117–121] Необходимы исследования, направленные на разработку адаптированных к культуре подходов к оптимизации роста в раннем возрасте и развития кормления.Не менее важны и культурно адаптированные меры по поощрению здорового вскармливания малышей. [122]

Допустимая или поощряемая степень независимости кормления малышей сильно варьируется в зависимости от культуры и часто зависит от того, как ценятся независимость и взаимозависимость. [106] В США ожидается, что малыши рано начнут кормить самостоятельно, но в некоторых культурах взрослые могут постоянно кормить малышей гораздо позже. Младенцы зависят от способности опекуна понимать их сигналы, связанные с голодом и сытостью.Диадический характер питания продолжается и в переходный период. По мере приближения младенцев к концу первого года жизни они все более способны выражать свои желания и потребности и постепенно выражают растущее стремление к независимости во многих видах деятельности, включая кормление. Стратегии, позволяющие увеличить самостоятельное кормление по мере развития компетентности, могут предотвратить стресс во время еды и, в некоторых случаях, нарушение кормления.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОДИТЕЛЕЙ И РЕБЕНКА

Темперамент

Темперамент младенца и ребенка может влиять на стратегии кормления родителей и, в некоторых случаях, может быть независимым фактором, связанным с пищевым поведением.Трудности взаимодействия младенца с опекуном или плохая «физическая форма» могут привести к нарушению нормального развития. [123] Воспитатель может быть не в состоянии понимать сигналы младенца, а младенец может не адекватно выражать желания и потребности. Трудные младенцы более склонны к развитию проблем с кормлением. [124–128] Ранний отказ от еды может предшествовать проблемам отлучения от груди и менее позитивному восприятию материнскими заботами своих родителей. [129] В нескольких обсервационных исследованиях младенцы с более сложным темпераментом с меньшей вероятностью получали исключительно грудное вскармливание в первые 6 месяцев и с большей вероятностью получали прикорм в раннем возрасте.[107] У детей школьного возраста ряд опубликованных исследований не обнаружил перекрестной взаимосвязи между темпераментом и пищевым поведением. Однако канадское исследование 81 пары братьев и сестер показало, что застенчивость коррелирует с повышенным риском пищевой неофобии. [130] Другое исследование, проведенное в Австралии, показало, что характеристики темперамента младенца были связаны с повышенным риском развития симптомов расстройства пищевого поведения в возрасте от 12 до 13 лет. [131] Хотя эти исследования в целом не подтверждают, что темперамент младенца является сильным предиктором краткосрочного или долгосрочного пищевого поведения, они все же предполагают, что темперамент младенца играет роль во взаимодействии родителей и детей, связанных с кормлением.Включение многократных наблюдений за темпераментом младенца и взаимодействием опекуна и младенца в лонгитюдные исследования привело бы к выявлению взаимосвязей между темпераментом младенца, практикой воспитания и пищевым поведением в детстве.

Стили воспитания

Стили воспитания, определяемые тем, насколько требовательны и отзывчивы родители по отношению к поведению ребенка, являются важными средовыми детерминантами эмоциональной зрелости, саморегуляции и поведенческого запрета ребенка.[132–136] Исследования влияния воспитания детей на результаты ребенка основывались на 4 родительских прототипах, описанных как авторитетный, авторитарный, снисходительный и отвергающий / пренебрегающий, разработанные Баумриндом почти четыре десятилетия назад. [137] Согласно этой схеме, родители классифицируются в соответствии с тем, как они согласовывают совместные потребности детей в воспитании и установлении ограничений. Авторитетные родители требовательны и отзывчивы, для них характерны высокий уровень контроля и тепла. Они следят за поведением ребенка и передают четкие стандарты, не прибегая к навязчивым или ограничительным подходам.Родители, отнесенные к категории авторитарных, требовательны и директивны с низким уровнем отзывчивости. Они демонстрируют высокий уровень контроля (подобно авторитетным родителям), но, напротив, демонстрируют более низкий уровень тепла. Снисходительные родители менее требовательны и требуют зрелого поведения, но демонстрируют высокий уровень отзывчивости. Они, как правило, снисходительны и избегают конфронтации. Четвертый прототип, родители, которые демонстрируют стиль воспитания отвергающего / пренебрежительного, не требовательны и не отзывчивы.Используя эту конструкцию, дети, подвергшиеся авторитетному воспитанию, демонстрируют высочайший уровень самоэффективности, самодисциплины и эмоциональной зрелости. Недавнее исследование пищевого поведения изучило стиль воспитания как потенциальную экологическую детерминанту пищевого поведения детей. Снисходительный или снисходительный стиль родительского кормления был положительно связан с ИМТ у детей дошкольного возраста из малообеспеченных семей из США и Австралии, а также среди первоклассников из среднего класса США. [138, 139] Разрешительное родительство также было связано с более низким контролем за нездоровым питанием в U школьного возраста.С. дети. [140, 141] Воспитание, характеризующееся низкой отзывчивостью, также являлось риском ожирения и эмоционального переедания (связанного с нерегулируемым питанием и риском ожирения) у первоклассников США, по данным продольного исследования NICHD Early Child Care Study. [138] Как в американских, так и в британских выборках, отобранных из большого продольного исследования и небольшой наблюдательной когорты, соответственно, авторитетное воспитание и теплота защищают от эмоционального переедания и риска ожирения. [138, 140]

Ограничение, контроль и мониторинг

Родительский контроль кормления детей был тщательно изучен относительно строго директивного кормления, включая ограничения.[142, 143] Стало ясно, что важно различать явный и скрытый родительский контроль за пищевым поведением детей и их выбором. Открытый контроль включает как ограничение, так и принуждение к еде. Скрытый контроль включает в себя такие стратегии, как покупка только здоровой пищи для дома и отказ от магазинов и ресторанов, которые продают нездоровую пищу. [144] Открытый контроль может быть обнаружен ребенком, в то время как скрытый контроль включает управление, которое ребенок может не распознать. Пищевое поведение родителей также играет роль в скрытом контроле [144, 145], поскольку родители моделируют здоровое пищевое поведение для своих детей.Большинство родителей используют как открытые, так и скрытые стратегии контроля. [146] Кроме того, они могут контролировать в одних ситуациях, но не в других. Родители сообщают об изменении стратегии по мере развития потребностей ребенка. Поскольку кормление ребенка предполагает двунаправленный процесс, родительские и детские характеристики играют важную роль в определении родительского контроля над питанием ребенка. На родительский контроль также влияют семейные и культурные нормы, касающиеся диеты и пищевого поведения детей. Контролирующие или ограничивающие методы кормления играют важную роль в формировании пищевого поведения.[14, 142] Большое количество исследований показывает, что открытое ограничение доступа к определенным продуктам питания или к желаемому количеству пищи может быть контрпродуктивным и связано с повышенным потреблением калорий и растормаживанием приема пищи. Например, девочки, подвергавшиеся более высоким уровням материнских ограничений в 5 лет, с большей вероятностью демонстрировали расторможенное питание, измеренное экспериментально в лаборатории как «есть без голода» в возрасте 7 и 9 лет. Отношения были крепче, если у них был избыточный вес.[14, 145, 147, 148] Исследователи предположили, что явное ограничение и контроль могут притупить способность саморегулировать калорийный баланс и потребности в энергии и привести к различной степени неконтролируемого приема пищи, увеличению веса, ожирению и риску расстройств пищевого поведения. В этом лонгитюдном исследовании детское ожирение не было предварительным условием ограничения. В других исследованиях было показано, что родительские ограничения развиваются в связи с восприятием ребенка как с избыточным весом или склонностью к перееданию, или с восприятием материнского тела.[149] Важная работа Берча была основана в основном на продольной когорте примерно 200 белых девушек среднего класса из пригородной Пенсильвании, и лучше всего понимается в этом контексте. [150] Берч и ее исследовательская группа продолжали исследовать эти отношения по мере старения участников, используя как лабораторные, так и естественные условия. [142] Парадигма еды в отсутствие голода использовалась в исследованиях в самых разных контекстах, включая латиноамериканских подростков и городские выборки.[34, 151, 152]

Отдельного упоминания заслуживают и другие аспекты родительского контроля, в том числе награды, подсказки поесть, навязчивость и мониторинг. Более 20 лет назад Берч показал, что использование вознаграждений для поощрения употребления здоровой пищи или «мытья тарелки» приводит к снижению предпочтения этих здоровых продуктов. [153] В другом исследовании менее образованные матери с большей вероятностью побуждали детей в возрасте от 3 до 6 лет есть. Это было особенно верно, если ребенок был младше, а еда была новой.В то время как матери с ожирением не чаще побуждали своего ребенка есть, чем матери, не страдающие ожирением [154], когда их подсказывали, их дети с большей вероятностью принимали пищу (уступчивую), чем дети, матери которых не страдали ожирением. Это исследование подчеркивает сложность диадического взаимодействия, связанного с кормлением, и предполагает, что неизмеримые переменные (например, отношения матери и ребенка, гены) могут побуждать ребенка есть больше в определенных условиях. Напротив, в определенных условиях было отмечено, что активное стимулирование кормления матерью отрицательно влияет на рост детей с задержкой развития.[155] Более отклоняющееся от нормы поведение родителей, включая навязчивость, было связано с расстройствами пищевого поведения у младенцев. [156] Навязчивые модели кормления проявляются, когда родители не реагируют на сигналы ребенка о кормлении в пользу своих собственных представлений или потребностей. Примеры включают настойчивое требование закончить последний укус, принуждение и, в крайнем случае, принудительное кормление. На сегодняшний день исследования, связанные с давлением и навязчивостью при вскармливании младенцев, в основном носят перекрестный характер, что затрудняет определение временного приоритета.

Родительский мониторинг потребления детей, один из трех факторов, оценивающих отношение и методы родительского контроля при валидации Анкеты по вскармливанию детей [157], был включен в конструкцию родительского контроля, которая была связана с повышенным риском расторможенного приема пищи. Однако недавние исследования, оценивающие мониторинг как отдельную конструкцию, показывают, что родительский контроль может на самом деле положительно влиять на рост детей и пищевое поведение. Мониторинг связан с соответствующим набором веса и с потерей веса в случае ожирения.[158, 159] Недавнее исследование с использованием исследования NICHD Early Child Care Study показало, что родительский контроль за питанием 3 девочек класса не был связан с повышенным риском расстройств пищевого поведения, 3 года спустя [160], подтверждая различие между ограничением и контролем. . Кроме того, научно-обоснованные программы снижения веса включают мониторинг и контроль, и эти программы не способствуют развитию расстройств пищевого поведения у детей с ожирением (которые, как известно, относятся к группе повышенного риска). [146, 161]

Таким образом, обширная работа по родительскому поведению, связанному с детским питанием, предполагает, что большинство родителей используют некоторые явные или скрытые стратегии, связанные с продвижением того, что они считают оптимальным пищевым поведением и диетой.В нынешней среде, вызывающей ожирение, контроль и мониторинг среды питания детей кажутся необходимыми. Однако некоторые стратегии могут быть контрпродуктивными, в том числе вознаграждение за потребление определенных продуктов, некоторые методы открытого контроля и стратегии навязчивого кормления.

СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОТРЕБЛЕНИЕ ЭНЕРГИИ И ПИТАТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Прием пищи является одним из наиболее социальных видов деятельности человека. [162] Экспериментальные данные свидетельствуют о социальном влиянии на регуляцию энергии у младенцев.В элегантном эксперименте с младенцами в возрасте от 7 до 14 недель объем потребления был связан с социальным взаимодействием. Младенцы, которых держали, по сравнению с младенцами, которых кормили в автокресле, имели потребление, линейно зависящее от времени с момента последнего кормления. [17] Однако, когда новая кормушка визуально взаимодействовала с младенцем, связь между объемом и временем с момента последнего кормления была ниже. Исследователи пришли к выводу, что «социальное влияние оказывает сильное непосредственное влияние на грудное вскармливание». Кормление обеспечивало питание и возможность получить социальную информацию о кормилеце.Нарушение регулирования объема с момента последнего кормления не происходило, если мать кормила ребенка и социально взаимодействовала с ребенком во время кормления.

Социальная помощь, усиление поведения, основанное на зрении или звуке других людей, ведущих такое же поведение, было продемонстрировано как определяющий фактор пищевого поведения у приматов, детей и взрослых людей. [15, 163–173] Считается, что социальная помощь основана либо на увеличении возбуждения, либо на увеличении времени. В экспериментальном исследовании дети дошкольного возраста показали повышенное потребление, когда группы были большими и время перекусов было дольше (≥11 минут).[15] Дети в больших группах быстрее перекусывали и ели немного быстрее. Повышенное потребление достигало значимости только тогда, когда было достаточно времени, так как нормы приема пищи были незначительно разными. Когда дети общались во время еды, их потребление было меньше. Подсказки взрослых не повлияли на количество потребляемого. [15]

Свидетельские показания и моделирование взрослых способствуют тому, что дети принимают новую пищу и любят ее. Дети в возрасте 18 месяцев понимают, что им могут не нравиться те же продукты, что и взрослые, но они с большей вероятностью будут пробовать продукты, рекомендованные взрослыми.[174] К 3 годам дети понимают, что свидетельства взрослых не всегда надежны, но все же склонны пробовать продукты, основанные на рекомендациях взрослых. Позже дети с большей вероятностью запомнят эти вкусы, а дети старше 4 лет имеют больше шансов «полюбить» вкус. [175] Показаниям относительно вкусовых качеств, вероятно, будут доверять дети в возрасте от 3 до 6 лет, особенно когда используются абсолютные термины («отлично», «вкусно») вместо относительных терминов («лучше», «больше»). [174] Моделирование взрослых — чрезвычайно эффективный метод убеждения дошкольников есть новые продукты.[96, 174] Принятие новой пищи улучшается, если ее предлагает знакомый взрослый, который ест еду, идентичную по форме, размеру и цвету. [96] Это отличает человеческих детей от молодых приматов, которые принимают новую пищу, основанную только на социальной поддержке.

Социальное внушение также может изменить пищевые предпочтения детей. В 1938 году социальный психолог Карл Данкер изучил эффективность социального внушения в влиянии на поведение британских детей дошкольного возраста и их предпочтения. [176] Дети попробовали и упорядочили свои предпочтения в отношении шести различных продуктов.Через неделю они узнали о предпочтениях одноклассника. Большинство детей изменили свой ранг в соответствии с рангом своего одноклассника, особенно если он / она был немного старше или им особенно восхищались. Изменение пищевых предпочтений, вероятно, сохранится в течение 2 месяцев при многократном воздействии в течение нескольких недель. В другом эксперименте дети, которые слушали социальную историю, в которой герой «спас свой народ», давая неприятную пищу, скорее всего, предпочли съесть неприятную пищу вместо шоколада.(Раньше они пробовали оба продукта). Предпочтение было продлено, услышав эту историю еще раз. Похоже, что социальное внушение является мощным модификатором пищевых предпочтений детей. Это становится важным по мере усиления влияния сверстников в подростковом и юношеском возрасте, что часто приводит к предпочтению менее здоровой пищи. [177] Кроме того, сила социального внушения не теряется в отраслях, которые успешно влияют на пищевые предпочтения и выбор детей, причем сильнее всего это сказывается на наименее здоровой пище.[176, 178, 179] Таким образом, поведенческие исследования показывают, что социальные факторы из семьи, сверстников и более крупных социальных групп сильно влияют на выбор пищи и развитие предпочтений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на то, что остается много нерешенных вопросов, связанных с развитием пищевого поведения, мы находимся в периоде быстрого расширения нашего понимания сложных и изощренных процессов регуляции энергии и регулирования вознаграждения. Достижения в области нейробиологии и геномики обещают выяснить индивидуальные различия в регуляции энергии, вкусовых предпочтениях и поведении, связанном с поиском вознаграждения, связанном с едой.Будущие исследования обещают изменить наше представление о регулировании энергии и вознаграждения, ответив на многие вопросы, включая следующие. Как разоблачение увеличивает симпатию? В какой степени определенные сенсорные сигналы и социальные факторы влияют на принятие пищи и пристрастие к ней? Вызывает ли еда у некоторых людей зависимость? Более того, поведенческие исследования проливают свет на то, как опыт кормления, взаимодействие родителей и детей и более широкие социальные факторы влияют на пищевое поведение. Понимание развития пищевого поведения важно, поскольку многие клинические проблемы и проблемы общественного здравоохранения, включая задержку развития, расстройства пищевого поведения и ожирение, лучше понимаются, если принять во внимание развитие.Сложные биологические, психологические и социальные системы развивают и поддерживают пищевое поведение. Более глубокое понимание каждого уровня будет способствовать профилактике, вмешательству и лечению состояний, связанных с пищевым поведением.

Выражение признательности

Поддержку предоставил номер награды R01HL088530 (PI: Gahagan) от Национального института сердца, легких и крови. Ответственность за содержание несет исключительно автор, и он не обязательно отражает официальную точку зрения Национального института сердца, легких и крови или Национального института здоровья.

Сноски

Раскрытие информации: Нет конфликта интересов для сообщения.

ССЫЛКИ

1. Инуи А., Асакава А., Бауэрс С.Ю., Мантовани Г., Лавиано А., Мегид М.М. и др. Грелин, аппетит и перистальтика желудка: возрастающая роль желудка как эндокринного органа. FASEB J. 2004; 18: 439–56. [PubMed] [Google Scholar] 2. Маргетик С, Газзола С, Пегг Г.Г., Хилл РА. Лептин: обзор его периферических действий и взаимодействий. Int J Obes Relat Metab Disord. 2002; 26: 1407–33.[PubMed] [Google Scholar] 3. Коннер А.С., Клокенер Т., Брюнинг Дж. Контроль энергетического гомеостаза с помощью инсулина и лептина: нацеливание на дугообразное ядро ​​и за его пределы. Physiol Behav. 2009; 97: 632–8. [PubMed] [Google Scholar] 4. Матт В. Исторические перспективы исследования холецистокинина. Ann N Y Acad Sci. 1994; 713: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 5. Докрей GJ. Холецистокинин и передача сигналов от кишечника к мозгу. Регуляторные пептиды. 2009; 155: 6–10. [PubMed] [Google Scholar] 6. Элмер П.Дж., Обарзанек Э., Воллмер В.М., Саймонс-Мортон Д., Стивенс В.Дж., Янг Д.Р. и др.Влияние всестороннего изменения образа жизни на диету, вес, физическую форму и контроль артериального давления: 18-месячные результаты рандомизированного исследования. Ann Intern Med. 2006; 144: 485–95. [PubMed] [Google Scholar] 7. Густафсон Б. Жировая ткань, воспаление и атеросклероз. J Atheroscler Thromb. 2010; 17: 332–41. [PubMed] [Google Scholar] 8. Бушар К. Взаимодействие генов и окружающей среды в этиологии ожирения: определение основ. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: S5 – S10. [PubMed] [Google Scholar] 9.Кемпсон К.М., Палмер-Кинан Д., Садани П.С., Ридлен С., Скотто Розато Н. Практики управления пищевыми продуктами, используемые людьми с ограниченными ресурсами для поддержания достаточного количества пищи, как сообщают преподаватели по вопросам питания. J Am Diet Assoc. 2002; 102: 1795–9. [PubMed] [Google Scholar] 10. Олсон СМ. Результаты в области питания и здоровья, связанные с отсутствием продовольственной безопасности и голодом. J Nutr. 1999; 129: 521S – 524S. [PubMed] [Google Scholar] 11. Hamelin AM, Habicht JP, Beaudry M. Отсутствие продовольственной безопасности: последствия для семьи и более широкие социальные последствия.J Nutr. 1999; 129: 525S – 528S. [PubMed] [Google Scholar] 12. Ваммес Б., Френч С., Брюг Дж. Что молодые голландцы говорят, что они делают, чтобы не набирать вес: распространенность переедания, компенсаторное поведение и особые способы контроля веса. Public Health Nutr. 2007; 10: 790–8. [PubMed] [Google Scholar] 13. Древновски А. Ожирение, диеты и социальное неравенство. Nutr Rev.2009; 67: S36–9. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фишер Дж.О., Березовая ЛЛ. Ограничение доступа к вкусной пище влияет на поведенческую реакцию детей, их выбор и потребление.Am J Clin Nutr. 1999; 69: 1264–72. [PubMed] [Google Scholar] 16. Розин П., Питомник К. Приобретенные шимпанзе предпочтения пикантной пищи. Аппетит. 2007; 4: 69–77. [PubMed] [Google Scholar] 17. Люмен Дж. К., Патил Н., Бласс Е. М.. Социальное влияние на потребление смеси через кормление грудью у детей в возрасте от 7 до 14 недель. Dev Psychobiol. 2007; 49: 351–61. [PubMed] [Google Scholar] 18. Аддесси Э., Галлоуэй А.Т., Висалберги Э., Берч Л.Л. Специфические социальные факторы, влияющие на принятие новой пищи у детей 2–5 лет. Аппетит.2005; 45: 264–71. [PubMed] [Google Scholar] 19. Дьюи К.Г., Лоннердал Б. Саморегуляция грудного молока у младенцев. Acta Paediatr Scand. 1986; 75: 893–8. [PubMed] [Google Scholar] 20. Хартманн П.Е., Этвуд С.С., Кокс Д.Б., Дейли С.Э. Эндокринные и аутокринные стратегии контроля лактации у женщин и свиноматок. В: Wilde CJ, Peaker M, Knight CH, редакторы. Межклеточная передача сигналов в молочной железе. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пленум Паблишинг Компани Лимитед; 1994. С. 203–26. [Google Scholar] 21. Сусиньян Р., Шааль Б., Марлье Л.Обонятельная альэстезия у новорожденных: состояние приема пищи и знакомство со стимулом модулируют лицевые и вегетативные реакции на запахи молока. Dev Psychobiol. 1999; 35: 3–14. [PubMed] [Google Scholar] 22. Victora CG, Tomasi E, Olinto MTA, Barros FC. Использование пустышек и продолжительность кормления грудью. Ланцет. 1993; 341: 404–6. [PubMed] [Google Scholar] 23. Barros FC, Victora CG, Semer TC, Filho ST, Tomasi E, Weiderpass E. Использование пустышек связано с уменьшением продолжительности грудного вскармливания. Педиатрия. 1995; 95: 497–9.[PubMed] [Google Scholar] 24. Speakman JR, Levitsky DA, Allison DB, Bray MS, de Castro JM, Clegg DJ и др. Заданные точки, точки стабилизации и некоторые альтернативные модели: теоретические варианты, позволяющие понять, как гены и окружающая среда объединяются для регулирования ожирения. Dis Model Mech. 2001; 4: 733–45. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Савино Ф., Грассино Е.С., Фиссор М.Ф., Гуиди С., Лигуори С.А., Сильвестро Л. и др. Грелин, мотилин, концентрация инсулина у здоровых детей первых месяцев жизни: зависимость от времени голодания и антропометрия.Clin Endocrinol (Oxf) 2006; 65: 158–62. [PubMed] [Google Scholar] 26. Криппс Р.Л., Мартин-Гронерт М.С., Озанн С.Е. Плодовое и перинатальное программирование аппетита. Clin Sci (Лондон) 2005; 109: 1–11. [PubMed] [Google Scholar] 27. Криппс Р.Л., Мартин-Гронерт М.С., Арчер З.А., Хейлз С.Н., Мерсер Дж. Г., Озанн С.Е. Программирование экспрессии гена нейропептида гипоталамуса у крыс по содержанию белка в рационе матери во время беременности и кормления грудью. Clin Sci (Лондон) 2009; 117: 85–93. [PubMed] [Google Scholar] 28. Плагеманн А. Перинатальное питание и гормонально-зависимое программирование приема пищи.Horm Res. 2006; 65: 83–9. [PubMed] [Google Scholar] 29. Soto PL, Grandy DK, Hursh SR, Katz JL. Поведенческая экономика пищевого подкрепления и эффекты прекормления, исчезновения и этиклоприда у мышей с мутантным рецептором дофамина D2. Психофармакология (Berl) 2011; 215: 775–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Крамер С. П., Бласс Е. М.. Механизмы контроля потребления молока у крыс-сосунов. Am J Physiol. 1983; 245: R154–9. [PubMed] [Google Scholar] 33. Saper CB, Chou TC, Elmquist JK. Потребность в питании: гомеостатический и гедонистический контроль питания.Нейрон. 2002; 36: 199–211. [PubMed] [Google Scholar] 34. Шомакер Л. Б., Танофски-Крафф М., Зокка Дж. М., Курвиль А., Козлоски М., Коломбо К. М. и др. Питание без чувства голода у подростков: потребление после обильного приема пищи по сравнению с потреблением после стандартного приема пищи. Am J Clin Nutr. 2010; 92: 697–703. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Ван Г.Дж., Волков Н.Д., Теланг Ф., Джейн М., Ма Дж., Рао М. и др. Воздействие пищевых раздражителей, вызывающих аппетит, заметно активизирует человеческий мозг. Нейроизображение. 2004; 21: 1790–7.[PubMed] [Google Scholar] 36. Сандей С.Р., Сандерс С.А., Коллиер Г. Вкусовые качества и режимы питания. Physiol Behav. 1983; 30: 915–8. [PubMed] [Google Scholar] 37. Чжэн Х., Ленард Н.Р., Шин А.С., Berthoud HR. Контроль аппетита и регулирование энергетического баланса в современном мире: мозг, управляемый вознаграждением, игнорирует сигналы насыщения. Инт Дж. Обес (Лондон), 2009; 33: S8–13. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Ван Г.Дж., Волков Н.Д., Танос П.К., Фаулер Дж. С.. Сходство между ожирением и наркозависимостью по оценке нейрофункциональной визуализации: обзор концепции.J Addict Dis. 2004; 23: 39–53. [PubMed] [Google Scholar] 39. Махт М., Мюллер Дж. Непосредственные эффекты шоколада на экспериментально индуцированные состояния настроения. Аппетит. 2007; 49: 667–74. [PubMed] [Google Scholar] 40. Корнелиус Дж. Р., Типпманн-Пайкерт М., Слокумб Н. Л., Фрерихс К. Ф., Зильбер М. Х. Расстройства импульсного контроля с использованием дофаминергических агентов при синдроме беспокойных ног: исследование случай-контроль. Спать. 2010; 33: 81–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Роллы ET. Вкус, обоняние и текстура пищи вознаграждают мозг и ожирение.Инт Дж. Обес (Лондон) 2011; 35: 550–61. [PubMed] [Google Scholar] 42. Малая марка. Представление вкуса в островке человека. Функция структуры мозга. 2010; 214: 551–61. [PubMed] [Google Scholar] 43. Berridge KC. Награды за «симпатию» и «желание» еды: субстраты мозга и роль в расстройствах пищевого поведения. Physiol Behav. 2009; 97: 537–50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Дагер А. Нейробиология аппетита: голод как зависимость. Инт Дж. Обес (Лондон), 2009; 33: S30–3. [PubMed] [Google Scholar] 45. Берч Л.Л., Дейшер М.Калорийная компенсация и сенсорная специфическая сытость: данные о саморегуляции приема пищи маленькими детьми. Аппетит. 1986; 7: 323–31. [PubMed] [Google Scholar] 46. Rolls BJ, Rowe EA, Rolls ET, Kingston B, Megson A, Gunary R. Разнообразие еды увеличивает потребление пищи человеком. Физиология и поведение. 1981; 26: 215–221. [PubMed] [Google Scholar] 47. Havermans RC. Вы говорите, что нравится, я говорю, что хочу… ». О трудности распутывания пищевой награды в человеке. Аппетит. 2001; 57: 286–94. [PubMed] [Google Scholar] 49.Эпштейн Л. Х., Темпл Дж. Л., Нидерхайзер Б. Дж., Салис Р. Дж., Эрбе Р. В., Ледди Дж. Дж. Пищевое подкрепление, генотип дофаминового рецептора D2 и потребление энергии у людей с ожирением и без него. Behav Neurosci. 2007; 121: 877–86. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 50. Блюм К., Шеридан П.Дж., Вуд Р.К., Браверман Э.Р., Чен Т.Дж., Калл Дж.Г. и др. Ген дофаминового рецептора D2 как детерминант синдрома дефицита вознаграждения. JR Soc Med. 1996. 89: 396–400. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 51. Меннелла Дж. А., Джонсон А., Бошам Г. К..Прием чеснока беременными женщинами изменяет запах околоплодных вод. Chem Senses. 1995; 20: 207–9. [PubMed] [Google Scholar] 52. Меннелла Дж. А., Бошам Г. К.. Питание матери изменяет сенсорные качества человеческого молока и поведение грудного ребенка. Педиатрия. 1991; 88: 737–44. [PubMed] [Google Scholar] 53. Шааль Б., Марлье Л., Сусиньян Р. Человеческие зародыши узнают запахи из рациона своей беременной матери. Chem Senses. 2000. 25: 729–37. [PubMed] [Google Scholar] 54. Меннелла Дж., Бошам Г.К. Онтогенез восприятия аромата человеком.В: Beauchamp G, Bartoshuk L, редакторы. Дегустация и обоняние. 2. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press; 1997. С. 199–216. [Google Scholar] 56. Кук Л., Филдес А. Влияние воздействия аромата в утробе матери и во время кормления молоком на принятие пищи при отъеме и в последующий период. Аппетит. EPub 2011 года впереди печати. [PubMed] [Google Scholar] 57. Джексон Р.А., Стотланд Н.Е., Коуги А.Б., Герберт Б. Улучшение диеты и физических упражнений во время беременности с помощью видеоконсультации врача: рандомизированное исследование. Советы по обучению пациентов. 2011; 83: 203–209. [PubMed] [Google Scholar] 58.Скутерис Х., Хартли-Кларк Л., МакКейб М., Милгром Дж., Кент Б., Херринг С.Дж. и др. Предотвращение чрезмерного увеличения веса во время беременности: систематический обзор вмешательств. Obes Rev.2010; 11: 757–68. [PubMed] [Google Scholar] 59. Киннунен Т.И., Пасанен М., Айттасало М., Фогельхольм М., Хилакиви-Кларк Л., Вейдерпасс Е. и др. Предотвращение чрезмерного увеличения веса во время беременности — контролируемое испытание в системе первичной медико-санитарной помощи. Eur J Clin Nutr. 2007; 61: 884–91. [PubMed] [Google Scholar] 60. Вентура АК, Меннелла Я. Врожденные и усвоенные предпочтения сладкого вкуса в детстве.Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2011; 14: 379–84. [PubMed] [Google Scholar] 61. Береза ​​LL. Развитие пищевых предпочтений. Annu Rev Nutr. 1999; 19: 41–62. [PubMed] [Google Scholar] 62. Шварц С., Иссанчу С., Никлаус С. Изменения в развитии восприятия пяти основных вкусов в первый год жизни. Br J Nutr. 2009. 102: 1375–85. [PubMed] [Google Scholar] 63. Десор Дж., Грин Л., Маллер О. Предпочтения сладкого и соленого у 9-15-летних и взрослых людей. Наука. 1975; 190: 686–7. [PubMed] [Google Scholar] 64.Desor JA, Beauchamp GK. Продольные изменения сладких предпочтений у людей. Physiol Behav. 1987. 39: 639–41. [PubMed] [Google Scholar] 65. Де Грааф К., Зандстра Э. Интенсивность сладости и приятность у детей, подростков и взрослых — генезис сладкого предпочтения. Physiol Behav. 1999; 67: 513–20. [PubMed] [Google Scholar] 66. Beauchamp GK, Cowart BJ, Moran M. Изменения в развитии приемлемости соли у младенцев. Dev Psychobiol. 1986; 19: 17–25. [PubMed] [Google Scholar] 67. Джули А.М., Гэри КБ.Вкусовые ощущения во время кормления смесью связаны с предпочтениями в детстве. Раннее человеческое развитие. 2002; 68: 71–82. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68. Береза ​​LL. Роль опыта в моделях принятия пищи детьми. J Am Diet Assoc. 1987; 87: S36-40. [PubMed] [Google Scholar] 69. Розин П., Шиллер Д. Природа и приобретение человеком предпочтения перца чили. Мотив Эмот. 1980; 4: 77–101. [Google Scholar] 70. Меннелла Дж. А., Тернбулл Б., Зиглер П. Дж., Мартинес Х. Практики вскармливания младенцев и первые вкусовые ощущения у мексиканских младенцев: внутрикультурное исследование.J Am Diet Assoc. 2005; 105: 908–915. [PubMed] [Google Scholar] 71. Уордл Дж. Влияние родителей на питание детей. Proc Nutr Soc. 1995; 54: 747–58. [PubMed] [Google Scholar] 72. Меннелла Дж.А., Пепино М.Ю., Рид ДР. Генетические и экологические детерминанты горького восприятия и сладких предпочтений. Педиатрия. 2005; 115: e216–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 73. Даффи В.Б., Дэвидсон А.С., Кидд Дж. Р., Кидд К. К., Спид В. Б., Пакстис А. Дж. И др. Ген рецептора горечи (TAS2R38), 6-н-пропилтиоурацил (PROP) горечь и употребление алкоголя.Alcohol Clin Exp Res. 2004. 28: 1629–37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 75. Фишер Р., Гриффин Ф., Англия С., Гарн С. М.. Пороги вкуса и антипатия к еде. Природа. 1961; 23: 1328. [PubMed] [Google Scholar] 76. Келлер К.Л., Штейнманн Л., медсестра Р.Дж., Теппер Б.Дж. Генетическая вкусовая чувствительность к 6-н-пропилтиоурацилу влияет на пищевые предпочтения и зарегистрированное потребление у детей дошкольного возраста. Аппетит. 2002 февраль; 38: 3–12. [PubMed] [Google Scholar] 77. Древновски А., Хендерсон С.А., Ханн С.С., Берг В.А., Раффин М.Т. Генетические маркеры вкуса и предпочтения овощей и фруктов у женщин, ухаживающих за грудью.J Am Diet Assoc. 2000; 100: 191–7. [PubMed] [Google Scholar] 78. Динхарт М.Э., Хейс Дж. Э., Бартошук Л. М., Ланье С. Л., Даффи В. Б.. Маркеры горького вкуса объясняют вариабельность овощной сладости, горечи и потребления. Physiol Behav. 2006; 87: 304–13. [PubMed] [Google Scholar] 79. Тернбулл Б., Матисоо-Смит Э. Вкусовая чувствительность к 6-н-пропилтиоурацилу предсказывает принятие горького на вкус шпината у детей 3–6 лет. Am J Clin Nutr. 2002; 76: 1101–5. [PubMed] [Google Scholar] 80. Люмен Дж. К., Кардинал ТМ, Ситто Дж. Р., Каннан С.Возможность попробовать 6-н-пропилтиоурацил и ИМТ у детей дошкольного возраста с низким доходом. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: 1522–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 81. Гланвилл Э.В., Каплан А.Р. Пищевые предпочтения и чувствительность вкуса к горьким соединениям. Природа. 1965; 205: 851. [Google Scholar] 82. Теппер Б.Дж., Келлер К.Л., Ульрих Н.В. Генетические вариации вкуса и предпочтения горьких и острых продуктов: влияние на риск хронических заболеваний. Проблемы вкусовой химии и биологии. 2004; 867: 60–74.[Google Scholar] 83. Diamant NE. Развитие функции пищевода. Am Rev Respir Dis. 1985; 131: S29–32. [PubMed] [Google Scholar] 84. Bu’Lock F, Woolridge MW, Baum JD. Развитие координации сосания, глотания и дыхания: ультразвуковое исследование доношенных и недоношенных детей. Dev Med Child Neurol. 1990; 32: 669–78. [PubMed] [Google Scholar] 85. Uvnäs-Moberg K, Widström A-M, Werner S, Matthiesen A-S, Winberg J. Уровни окситоцина и пролактина у кормящих женщин. Корреляция с удоем и продолжительностью грудного вскармливания.Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica. 1990; 69: 301–6. [PubMed] [Google Scholar] 86. Макнейли А.С., Робинсон И.К., Хьюстон М.Дж., Хауи П.В. Высвобождение окситоцина и пролактина в ответ на кормление грудью. Br Med J (Clin Res Ed) 1983; 286: 257–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 87. Гахаган С. Процессы и нарушения грудного вскармливания. В: Wolraich ML, Drotar DD, Dworkin PH, Perrin EC, editors. Возрастно-поведенческая педиатрия: доказательства и практика. Филадельфия, Пенсильвания: Мосби Эльзевьер; 2008. с. 757.[Google Scholar] 88. Келер Х.Л., Чапут К.Х., Жесткий СК. Факторы риска прекращения грудного вскармливания до шести месяцев после родов среди выборки женщин из общины в Калгари, Альберта. Может J Общественное здравоохранение. 2009. 100: 376–380. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 89. Дьюи К.Г. Проблемы обеспечения оптимального роста ребенка. J Nutr. 2001; 131: 1879–80. [PubMed] [Google Scholar] 90. Американская академия педиатрии. Грудное вскармливание и употребление грудного молока. Педиатрия. 2005; 115: 496–506. [PubMed] [Google Scholar] 92.Тисдалл Ф.Ф., Дрейк Т.Г., Саммерфельдт П., Браун А. Новый бисквит из цельной пшеницы, содержащий витамины и минеральные элементы. Кан Мед Асс Дж. 1930; 22: 166–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 93. Батлер AM, Wolman IJ. Тенденции раннего кормления детей прикормом; анализ и обсуждение на основе общенационального опроса. Quart Rev Pediatr. 1954; 9: 63–85. [Google Scholar] 94. Fomon SJ. Чем кормят младенцев в США? Педиатрия. 1975; 56: 350–4. [PubMed] [Google Scholar] 96.Аддесси Э., Галлоуэй А.Т., Висалберги Э., Берч Л.Л. Специфические социальные факторы, влияющие на принятие новой пищи у детей 2–5 лет. Аппетит. 2005. 45: 264–271. [PubMed] [Google Scholar] 97. Берч Л.Л., Макфи Л., Шоба Б.К., Пирок Э., Стейнберг Л. Какой вид воздействия снижает пищевую неофобию у детей? Аппетит. 1987; 9: 171–8. [PubMed] [Google Scholar] 98. Береза ​​LL, Марлин DW. Мне это не нравится; Я никогда не пробовал: влияние воздействия на пищевые предпочтения двухлетних детей. Аппетит.1982; 3: 353–60. [PubMed] [Google Scholar] 99. Салливан С, Берч ЛЛ. Передайте сахар, передайте соль: опыт подсказывает предпочтения. Психология развития. 1990; 26: 546–51. [Google Scholar] 100. Гэллоуэй А.Т., Ли Й., Берч Л.Л. Предикторы и последствия пищевой неофобии и придирчивости у молодых девушек. J Am Diet Assoc. 2003. 103: 692–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 101. Кашдан Э. Адаптивность обучения еде и пищевые отвращения у детей. Soc Sci Inform. 1998. 37: 613–632. [Google Scholar] 102.Cermak SA, Curtin C, Bandini LG. Пищевая избирательность и сенсорная чувствительность у детей с расстройствами аутистического спектра. J Am Diet Assoc. 2010; 110: 238–46. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 103. Эванс А., Сет Дж. Г., Смит С., Харрис К. К., Лойо Дж., Сполдинг С. и др. Практика кормления родителей и проблемы, связанные с недостаточным весом ребенка, придирчивым питанием и использованием пищи для успокоения, различаются в зависимости от этнической / расовой принадлежности, аккультурации и дохода. Matern Child Health J. 2009 epub. [PubMed] [Google Scholar] 104.Lozoff B, Brittenham G. Уход за младенцами: тайник или переноска. J Pediatr. 1979; 95: 478–83. [PubMed] [Google Scholar] 105. Pelto GH, Zhang Y, Habicht JP. Премастикация: вторая рука кормления детей грудного и раннего возраста для здоровья и выживания? Matern Child Nutr. 2010; 6: 4–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 106. Гахаган С., Штурм Л. Межкультурные проблемы в отношениях между поставщиком и родителем. В: Кесслер Д.Б., Доусон П., редакторы. Неспособность процветать и педиатрическое недоедание: трансдисциплинарный подход.26. 13. Т. 1. Балтимор, Мэриленд: Издательство Brookes Publishing Company; 1999. С. 354–6. [Google Scholar] 107. Вассер Х., Бентли М., Борха Дж., Дэвис Голдман Б., Томпсон А., Слининг М. и др. Младенцы, которых считают «привередливыми», чаще получают прикорм до 4 месяцев. Педиатрия. 2011; 127: 229–37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 108. Kramer MS, Barr RG, Leduc DG, Boisjoly C, McVey-White L, Pless IB, et al. Детерминанты веса и ожирения на первом году жизни. J Pediatr. 1985; 106: 10–4.[PubMed] [Google Scholar] 109. Бейкер Дж. Л., Михаэльсен К. Ф., Расмуссен К. М., Соренсен Т. И.. Индекс массы тела матери перед беременностью, продолжительность грудного вскармливания и время введения прикорма связаны с увеличением веса ребенка. Am J Clin Nutr. 2004. 80: 1579–88. [PubMed] [Google Scholar] 110. Онг К.К., Эммет П.М., Благородный С., Несс А., Дангер Д.Б. Потребление энергии с пищей в возрасте 4 месяцев позволяет прогнозировать послеродовой набор веса и индекс массы тела у детей. Педиатрия. 2006; 117: e503–8. [PubMed] [Google Scholar] 111.Шак-Нильсен Л., Соренсен Т., Мортенсен Е.Л., Михаэльсен К.Ф. Позднее введение прикорма, а не продолжительность грудного вскармливания, может защитить от избыточного веса у взрослых. Am J Clin Nutr. 2010; 91: 619–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 112. Hediger ML, Overpeck MD, Kuczmarski RJ, Ruan WJ. Связь между грудным вскармливанием и избыточной массой тела у детей раннего возраста. ДЖАМА. 2001; 285: 2453–60. [PubMed] [Google Scholar] 113. Аренц С., Рукерл Р., Колецко Б., фон Крис Р. Кормление грудью и детское ожирение — систематический обзор.Int J Obes Relat Metab Disord. 2004. 28: 1247–56. [PubMed] [Google Scholar] 114. Хардер Т., Бергманн Р., Каллишнигг Г., Плагеманн А. Продолжительность грудного вскармливания и риск избыточного веса: метаанализ. Am J Epidemiol. 2005; 162: 397–403. [PubMed] [Google Scholar] 115. Оуэн CG, Мартин RM, Whincup PH, Smith GD, Cook DG. Влияние кормления грудных детей на риск ожирения на протяжении всей жизни: количественный обзор опубликованных данных. Педиатрия. 2005; 115: 1367–77. [PubMed] [Google Scholar] 116. Сингхал А., Ланиган Дж.Грудное вскармливание, ранний рост и позднее ожирение. Obes Rev.2007; 8: s51–4. [PubMed] [Google Scholar] 117. Джеллифф Д.Б., Джеллифф Э.Ф. Культурное взаимодействие и детское питание (к криволинейному компромиссу?) Basic Life Sci. 1976; 7: 263–73. [PubMed] [Google Scholar] 118. Фараз А. Клинические рекомендации по содействию грудному вскармливанию среди латиноамериканских женщин. J Am Acad Nurse Pract. 2010; 22: 292–9. [PubMed] [Google Scholar] 119. Лудингтон-Хоу С.М., Макдональд П.Е., Сатышур Р. Грудное вскармливание афроамериканских женщин. J Natl Black Nurses Assoc.2002; 13: 56–64. [PubMed] [Google Scholar] 120. Пак-Горштейн С, Хак А, Грэм Э.А. Культурные влияния на практику вскармливания младенцев. Pediatr Rev.2009; 30: e11–21. [PubMed] [Google Scholar] 121. Дьюи К.Г. Межкультурные модели роста и состояния питания грудных детей. Am J Clin Nutr. 1998. 67: 10–7. [PubMed] [Google Scholar] 122. Бендер М, Кларк МД. Культурная адаптация к этническому разнообразию: обзор мероприятий по борьбе с ожирением для детей дошкольного возраста. CJHP. Под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 123.Саттер Э. Кормящие отношения. В: Кесслер Д.Б., Доусон П., редакторы. Неспособность процветать и педиатрическое недоедание — трансдисциплинарный подход. Балтимор, Мэриленд: Пол Х. Брукс Паблишинг Ко, Инк; 1999. С. 122–123. [Google Scholar] 124. Hagekull B, Bohlin G, Rydell AM. Материнская чувствительность, младенческий темперамент и развитие проблем с кормлением в раннем возрасте. IMHJ. 1997. 18: 92–106. [Google Scholar] 125. Фэрроу С., Блиссетт Дж. Материнские познания, психопатологические симптомы и темперамент младенца как предикторы проблем с кормлением младенцев в раннем возрасте: продольное исследование.Int J Eat Disord. 2006. 39 (2): 128–34. [PubMed] [Google Scholar] 126. Haycraft E, Farrow C, Meyer C, Powell F, Blissett J. Взаимосвязь между темпераментом и пищевым поведением у маленьких детей. Аппетит. 2011; 56: 689–92. [PubMed] [Google Scholar] 127. Hittner JB, Faith MS. Типология новых моделей питания в раннем детстве. Ешьте поведение. 2011; 12: 242–8. [PubMed] [Google Scholar] 128. Вера MS, Hittner JB. Темперамент и стиль питания младенца предсказывают изменение стандартизованного статуса веса и риска ожирения в возрасте 6 лет.Инт Дж. Обес (Лондон), 2010; 34: 1515–23. [PubMed] [Google Scholar] 129. Линдберг Л., Болин Г., Хагекулль Б., Тунстрём М. Ранний отказ от еды: характеристики младенца и семьи. Inf Mental Hlth J. 1994; 15: 262–277. [Google Scholar] 130. Плинер П., Лёвен Э.Р. Темперамент и пищевая неофобия у детей и их матерей. Аппетит. 1997. 28: 239–254. [PubMed] [Google Scholar] 131. Мартин Г.К., Вертхайм Э.Х., Прайор М., Смарт Д., Сансон А., Оберклайд Ф. Продольное исследование роли детского темперамента в более позднем развитии пищевых проблем.Int J Eat Disord. 2000. 27: 150–62. [PubMed] [Google Scholar] 132. Дарлинг Н., Стейнберг Л. Стиль воспитания как контекст — интегративная модель. Psychol Bull. 1993. 113: 487–496. [Google Scholar] 133. Стейнберг Л., Ламборн С.Д., Дарлинг Н., Маунтс Н.С., Дорнбуш С.М. Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 1994; 65: 754–770. [PubMed] [Google Scholar] 134. Стейнберг Л., Эльмен Дж. Д., Крепления Н.С. Авторитетное воспитание, психосоциальная зрелость и успехи в учебе среди подростков.Child Dev. 1989; 60: 1424–36. [PubMed] [Google Scholar] 135. Баумринд Д. Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J Early Adolesc. 1991; 11: 56–95. [Google Scholar] 136. Баумринд Д., Ларзелере Р. Э., Оуэнс Е.Б. Влияние моделей и практики самоутверждения родителей дошкольного возраста на развитие подростков. Воспитание: наука и практика. 2010; 10: 157–201. [Google Scholar] 137. Баумринд Д. Развитие инструментальной компетенции через социализацию. В: Выберите AD, редактор.Миннесотские симпозиумы по детской психологии. 1. Vol. 7. Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Пресс; 1973. С. 3–46. [Google Scholar] 138. Rhee KE, Lumeng JC, Appugliese DP, Kaciroti N, Bradley RH. Стиль воспитания и избыточный вес в первом классе. Педиатрия. 2006; 117: 2047–54. [PubMed] [Google Scholar] 139. Уэйк М., Николсон Дж. М., Харди П., Смит К. Ожирение дошкольного возраста и стили воспитания матерей и отцов: национальное исследование населения Австралии. Педиатрия. 2007; 120: e1520–7. [PubMed] [Google Scholar] 140.Блиссетт Дж., Хейкрафт Э. Связаны ли стиль воспитания и методы контроля кормления? Аппетит. 2008. 50: 477–85. [PubMed] [Google Scholar] 141. Topham GL, Hubbs-Tait L, Rutledge JM, Page MC, Kennedy TS, Shriver LH, et al. Стили воспитания, реакция родителей на эмоции ребенка и эмоциональная реакция семьи связаны с эмоциональным питанием ребенка. Аппетит. 2011; 56: 261–4. [PubMed] [Google Scholar] 142. Анзман С.Л., Роллинз Б.Ю., Берч ЛЛ. Влияние родителей на условия питания детей в раннем возрасте и риск ожирения: значение для профилактики.Int J Obes. 2010; 34: 1116–1124. [PubMed] [Google Scholar] 143. Берч Л.Л., Фишер Дж. Развитие пищевого поведения у детей и подростков. Педиатрия. 1998. 101: 539–49. [PubMed] [Google Scholar] 144. Огден Дж., Рейнольдс Р., Смит А. Расширение концепции родительского контроля: роль открытого и скрытого контроля над поведением детей в отношении перекусов? Аппетит. 2006; 47: 100–6. [PubMed] [Google Scholar] 145. Вера М.С., Берковиц Р.И., Столлингс В.А., Кернс Дж., Стори М., Стункард А.Дж. Установки и стили кормления родителей и индекс массы тела ребенка: перспективный анализ взаимодействия генов и окружающей среды.Педиатрия. 2004; 114: e429–36. [PubMed] [Google Scholar] 146. Браун К.А., Огден Дж., Фогеле С., Гибсон Э.Л. Роль родительского контроля в объяснении питания детей и ИМТ. Аппетит. 2008; 50: 252–9. [PubMed] [Google Scholar] 147. Джонсон С.Л., Берч Л.Л. Ожирение и стиль питания родителей и детей. Педиатрия. 1994; 94: 653–61. [PubMed] [Google Scholar] 148. Берч Л.Л., Фишер Дж.О., Дэвисон К.К. Обучение перееданию: использование матерями ограничительных методов кормления способствует тому, что девочки начинают есть при отсутствии чувства голода.Am J Clin Nutr. 2003; 78: 215–20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 149. Rhee KE, Coleman SM, Appugliese DP, Kaciroti NA, Corwyn RF, Davidson NS и др. Практика кормления матери становится более контролируемой после, а не до чрезмерной прибавки в весе. Ожирение (Серебряная весна) 2009; 17: 1724–9. [PubMed] [Google Scholar] 151. Фишер Дж.О., Цай Дж., Харамилло С.Дж., Коул С.А., Комузи АГ, Бьютт Н.Ф. Наследственность гиперфагического пищевого поведения и гормонов, связанных с аппетитом, у латиноамериканских детей. Ожирение (Серебряная весна) 2007; 15: 1484–95.[PubMed] [Google Scholar] 152. Крал ТВ, Мур Р.Х., Стункард А.Дж., Берковиц Р.И., Стеттлер Н., Столлингс В.А. и др. Подросток ест при отсутствии чувства голода и с учетом дискреционной нормы калорий. J Am Diet Assoc. 2010; 110: 1896–900. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 153. Берч Л.Л., Макфи Л., Шоба Б.К., Стейнберг Л., Крехбиль Р. «Убери свою тарелку»: влияние практики кормления детей на определение размера еды. Узнайте мотив. 1987. 18: 301–317. [Google Scholar] 154. Люмен Дж. К., Берк Л. М..Подсказки матери о еде, комплаентность ребенка и вес матери и ребенка. J Pediatr. 2006. 149: 330–335. [PubMed] [Google Scholar] 155. Райт СМ, Паркинсон К.Н., Дрюетт РФ. Как кормление матери и ребенка связано с набором веса и неспособностью нормально развиваться? Данные из когорты предполагаемых рождений. Педиатрия. 2006; 117: 1262–9. [PubMed] [Google Scholar] 156. Фельдман Р., Керен М., Гросс-Розвал О., Тьяно С. Паттерны прикосновения матери и ребенка при расстройствах кормления грудных детей: связь с факторами матери, ребенка и окружающей среды.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2004; 43: 1089–97. [PubMed] [Google Scholar] 157. Берч Л.Л., Фишер Дж.О., Гримм-Томас К., Марки К.Н., Сойер Р., Джонсон С.Л. Подтверждающий факторный анализ анкеты по вскармливанию детей: мера родительского отношения, убеждений и практик в отношении кормления детей и склонности к ожирению. Аппетит. 2001; 36: 201–10. [PubMed] [Google Scholar] 158. Крыло Р. Р., Тейт Д. Ф., Горин А. А., Рейнор Г. А., Фава Дж. Л. Программа саморегуляции для поддержания потери веса. N Engl J Med. 2006; 355: 1563–71.[PubMed] [Google Scholar] 159. Бутель К.Н., Киршенбаум Д.С. Дальнейшая поддержка последовательного самоконтроля как жизненно важного компонента успешного контроля веса. Obes Res. 1998. 6: 219–24. [PubMed] [Google Scholar] 160. Rhee KE, Appugliese DP, Prisco A, Kaciroti NA, Corwyn RF, Bradley RH и др. Контроль практики кормления матери, связанной со снижением диетического поведения у детей шестого класса. J Am Diet Assoc. 2010; 110: 619–23. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 161. Эпштейн Л.Х., Палуч Р.А., Селенс Б.Е., Эрнст М.М., Уилфли Д.Е.Изменения симптомов расстройства пищевого поведения при лечении детского ожирения. J Pediatr. 2001; 139: 58–65. [PubMed] [Google Scholar] 162. Розин П. Важность социальных факторов в понимании приобретения пищевых привычек. В: Капальди Э.Д., Поули Т.Л., редакторы. Вкус, опыт и кормление. 16. 1. Vol. 13. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 1990. С. 255–269. [Google Scholar] 163. Германс RC, Энгельс RC, Ларсен JK, Герман CP. Моделирование приема вкусной пищи. Влияние качества социального взаимодействия.Аппетит. 2009; 52: 801–4. [PubMed] [Google Scholar] 164. Visalberghi E, Valente M, Fragaszy D. Социальный контекст и потребление незнакомой пищи обезьянами-капуцинами (Cebus apella) при многократных встречах. Am J Primatol. 1998. 45: 367–80. [PubMed] [Google Scholar] 165. Feunekes GI, de Graaf C, van Staveren WA. Социальное облегчение приема пищи опосредовано продолжительностью приема пищи. Physiol Behav. 1995; 58: 551–8. [PubMed] [Google Scholar] 166. де Кастро Ж.М. Социальное облегчение продолжительности и размера, но не скорости спонтанного приема пищи людьми.Физиология и поведение. 1990; 47: 1129–1135. [PubMed] [Google Scholar] 167. Редд М., де Кастро Дж. М.. Социальное облегчение приема пищи: влияние социальных инструкций на прием пищи. Physiol Behav. 1992; 52: 749–54. [PubMed] [Google Scholar] 168. де Кастро Дж. М., Брюэр Э. М.. Количество, съеденное людьми с пищей, является степенной функцией количества присутствующих людей. Physiol Behav. 1992; 51: 121–5. [PubMed] [Google Scholar] 170. Плинер П., Белл Р., Хирш Э.С., Кинчла М. Продолжительность приема пищи опосредует эффект «социального содействия» на приеме пищи у людей.Аппетит. 2006; 46: 189–198. [PubMed] [Google Scholar] 171. Ко Дж., Плинер П. Влияние степени знакомства, размера тарелки и совместного использования на прием пищи. Аппетит. 2009. 52: 595–602. [PubMed] [Google Scholar] 172. Салви С.Дж., Вартанян Л.Р., Коэльо Дж.С., Джаррин Д., Плинер П.П. Роль знакомства в моделировании еды и потребления пищи у детей. Аппетит. 2008; 50: 514–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 173. Hermans RC, Larsen JK, Herman CP, Engels RC. Влияние социального моделирования на потребление молодыми женщинами богатой питательными веществами пищи.Аппетит. 2009. 53: 135–8. [PubMed] [Google Scholar] 174. Люменг Дж. К., Кардинал ТМ, Янковский М., Качироти Н., Гельман С.А. Использование детьми свидетельств взрослых при выборе продуктов питания. Аппетит. 2008; 51: 302–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 175. Lumeng JC, Cardinal TM. Предоставление информации о вкусе дошкольникам: влияние на вкус и память после того, как он его попробовал. Chem Senses. 2007. 32: 505–13. [PubMed] [Google Scholar] 176. Дункер К. Экспериментальная модификация пищевых предпочтений детей посредством социального внушения.JASP. 1939; 33: 489–507. [Google Scholar] 178. Роберто К.А., Байк Дж., Харрис Дж. Л., Браунелл К.Д. Влияние лицензионных персонажей на детские вкусы и предпочтения закусок. Педиатрия. 2010; 126: 88–93. [PubMed] [Google Scholar] 179. Jones SC, Mannino N, Green J. «Как я, хочу меня, купи меня, съешь меня»: маркетинговые коммуникации для построения отношений в детских журналах. Питание общественного здравоохранения. 2010; 13: 2111–8. [PubMed] [Google Scholar]

Развитие пищевого поведения

J Dev Behav Pediatr.Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 1 апреля 2013 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3426439

NIHMSID: NIHMS356545

Адрес для корреспонденции: Шейла Гахаган, MD, MPH, Отдел развития детей и общественного здравоохранения, Департамент Педиатрия, Калифорнийский университет, Сан-Диего и Центр человеческого роста и развития, Мичиганский университет, Анн-Арбор, адрес: 9500 Gilman Drive # 0927, La Jolla, CA

-0927, телефон: 1-619-243-2422, факс : 1-619-681-0666, уд.dscu @ nagahags См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Еда необходима для выживания, доставляет огромное удовольствие и может вызывать недоедание, переедание и расстройства пищевого поведения. Развитие кормления у людей зависит от сложного взаимодействия между гомеостатическими механизмами; нейронные системы вознаграждения; и двигательные, сенсорные и социально-эмоциональные способности ребенка. Кроме того, воспитание детей, влияние общества и пищевая среда влияют на развитие пищевого поведения.Ожидается, что быстрое распространение новых знаний в этой области, от фундаментальных наук до клинических и общественных исследований, приведет к срочно необходимым исследованиям в поддержку эффективных, основанных на фактических данных стратегий профилактики и лечения недостаточности питания, переедания и расстройств пищевого поведения на ранней стадии. детство. Этот обзор, основанный на биопсихосоциальном подходе, охватывает текущие знания о развитии пищевого поведения от мозга к отдельному ребенку с учетом важных контекстуальных влияний.

Ключевые термины: питание, пищевое поведение, развитие ребенка, социальная среда, воспитание детей

ВВЕДЕНИЕ

Пищевое поведение человека быстро развивается от младенческого до школьного возраста. Нормальное развитие должно приводить к адекватному, но не чрезмерному увеличению веса в детстве и к здоровому питанию на протяжении всей жизни. Мы рассматриваем многоуровневое влияние на пищевое поведение, включая нейронные механизмы, индивидуальное развитие ребенка, взаимодействие родителей и детей и социальные влияния.В этом обзоре собраны воедино биологические основы регуляции энергии; современное понимание сенсорных детерминант; исследования, связанные с социальными влияниями; и поведенческие процессы при приеме пищи, которые влияют на развитие принятия пищи и регуляцию аппетита. Захватывающие достижения в области нейробиологии помогают нам понять сложность приема пищи для энергетического баланса и удовольствия. Эта статья посвящена развитию от пренатального до школьного возраста и не включает расстройства пищевого поведения у подростков и взрослых или подходы к лечению проблем с питанием младенцев, малышей и школьников.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Биологические основы

Физиологические сигналы могут вызывать или подавлять кормление. Нейрофизиология регуляции питания через нейроэндокринные петли обратной связи затрагивает гипоталамус и ствол мозга, желудочно-кишечный тракт, поджелудочную железу и жировую ткань (). В периоды дефицита энергии грелин, пептид, высвобождается из желудка, сигнализируя дугообразному ядру гипоталамуса о высвобождении родственного агути пептида, нейропептида Y и орексина для стимуляции аппетита.[1] После еды инсулин поджелудочной железы, кишечный пептид YY и лептин из адипоцитов уменьшают высвобождение стимулирующих аппетит пептидов и орексина из дугообразного ядра, подавляя стимуляцию аппетита. [2, 3] В условиях избытка энергии холецистокинин и лептин влияют на высвобождение про-опиомеланокортина и регулируемых кокаин-амфетамином транскриптов нейронов из дугообразного ядра, подавляя аппетит. [4–6] Лептин увеличивает желание есть, когда его уровень низкий, и уменьшает чувство голода, когда он высокий.[2] Адипоциты также выделяют адипонектин с повышенным уровнем в ответ на голодание и снижением уровня в случае ожирения. [7]

Контроль аппетита

Ссылки / разрешения: перепечатано из Учебника педиатрии Нельсона, 19-е издание, рис. 44-2, стр. 182, Copyright 2011, с разрешения Elsevier.

Существуют сложные биологические системы, которые способствуют энергетическому балансу, избегают голодания, когда это возможно, и снижают вероятность ожирения. Недавние исследования подтверждают существование индивидуальных различий в чувствительности к энергетическому балансу и предполагают, что взаимодействия генов и окружающей среды могут влиять на гомеостаз массы тела.[8] Кроме того, люди могут игнорировать эти системы. [9–11] Например, во время голода люди могут сосредоточиться на различных занятиях, пока они не станут ослабленными. В противоположной крайности, когда аппетитная еда доступна в избытке, многие люди потребляют больше, чем им нужно. [12] Ежедневно на пищевое поведение человека сильно влияют особенности, не зависящие от потребности в энергии, особенно характеристики доступной пищи и окружающей среды. [13] Важными определяющими факторами являются вкус, запах, текстура, температура и внешний вид пищи.Более того, социальные факторы могут быть даже более важными, чем сенсорные сигналы самих продуктов, влияя на развитие пищевого поведения. [14–18]

Младенцы Регулирование потребления энергии

Младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, извлекают выгоду из петли положительной обратной связи, которая связывает сосание с производством молока. [19, 20] В первые месяцы жизни младенцы, вскармливаемые смесью, также способны к самостоятельному питанию. регулирование потребления молока. В экспериментальных условиях трехдневные младенцы отрицательно реагировали на запах смеси в течение нескольких часов после кормления, но не по прошествии большего времени.[21] Это говорит о том, что новорожденные менее заинтересованы в кормлении, когда они сыты. В исследовании с участием младенцев в возрасте от 7 до 14 недель количество потребляемого молока зависело от времени, прошедшего с момента последнего кормления. [17] Связь между прошедшим временем и потреблением молока была неожиданной, поскольку новорожденные экспериментальные животные максимально потребляли имеющееся молоко. Остается неясным, что именно ребенок ощущает как коррелят времени с момента последнего кормления, но может включать в себя затраченную энергию, ощущение наполнения желудка или желание сосать грудь. Младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, уменьшают количество потребляемого молока с помощью соски, что предполагает роль сосания в саморегуляции потребления.[22, 23] Также возможно, что гормональные механизмы увеличивают удовольствие от кормления по прошествии некоторого времени. Неизвестно, регулируют ли младенцы свое потребление для энергетического баланса или избытка энергии, но это один из наиболее важных научных вопросов, связанных с ранним кормлением и риском ожирения. Даже у взрослых неясно, регулируется ли энергия в соответствии с заданной точкой, точкой стабилизации или другой моделью, которая лучше объясняет взаимодействие генов с окружающей средой. [24] Поведенческие и фундаментальные исследования, проверяющие факторы сытости и удовлетворенности младенцев, объединяющие продольные исследования различных стратегий кормления с тщательным измерением возможных регуляторов, обещают начать решение этой важной загадки.[25–30]

МЕХАНИЗМЫ НАГРАЖДЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ПИТАНИЕМ

Недавние достижения в нейробиологии, связывающие пищевое поведение с системами вознаграждения мозга, обещают понимание расстройств, связанных с недоеданием и перееданием (). [31] Мозговые системы вознаграждения работают во взаимодействии с гормональными регуляторами энергетического баланса. [32, 33] Несмотря на то, что раннее развитие систем вознаграждения остается не совсем понятным, кажется вероятным, что удовольствие и вознаграждение вступают в игру у маленьких детей. Люди вряд ли переедают мягкую пищу, но вкусные продукты часто съедаются сверх потребности в энергии.[34–38] Известно, что вкусная еда улучшает настроение за счет активации системы вознаграждения. [39] Стриатум, островок, передняя поясная извилина коры и области среднего мозга, включая вентральную тегментальную область и черную субстанцию, активны в представлении вознаграждения в ответ на еду. [31] Дофамин участвует в ответной реакции на вкусную пищу. [40] Кроме того, орбито-лобная кора головного мозга кодирует определенные типы стимулов вознаграждения, включая различные аспекты пищи: запах; визуальный ввод; температура, вязкость, терпкость и консистенция жира; и вкус.[41–44] Нейроны сильно реагируют в начале эпизода приема пищи и становятся менее отзывчивыми по мере достижения насыщения определенной пищей. Поведенческие исследования показывают, что это явление уже присутствует у детей в возрасте от 2,5 до 5 лет. [45] Поскольку интерес к одной пище снижается, нейроны остаются способными к ответной реакции на другую пищу. Наличие разнообразных продуктов питания может привести к увеличению потребления. [46] Это могло иметь эволюционное преимущество в обеспечении потребления множества питательных веществ.В нынешнюю эпоху это может быть одним из факторов, связанных с риском ожирения среди населения. Сходство между перееданием при ожирении и чрезмерным употреблением наркотиков при наркомании предполагает, что и то, и другое может быть связано с переходом от «симпатии к желанию». [43] Новые исследовательские стратегии объединяют энергетический гомеостаз и гомеостаз вознаграждения в новых моделях регуляции аппетита, чтобы отделить «симпатии» от «желаний». [24, 47–50]

Области человеческого мозга, активируемые в ответ на вкусную пищу или связанные с пищей сигналы

Ссылки / разрешения: перепечатано из Neuron, Vol 69, Paul J.Кенни, Механизмы вознаграждения при ожирении: новые взгляды и будущие направления, стр. 665, Copyright 2011, с разрешения Elsevier.

РАЗВИТИЕ СЕНСОРНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ — ГЕНЫ И ВОЗДЕЙСТВИЕ

Распознавание вкусов и запахов развивается еще до рождения при воздействии на плод, когда плод глотает околоплодные воды, приправленные диетой матери, включая ароматические соединения чеснока, аниса и лука. [51–54] Младенцы, которые употребляли морковный сок в рационе матери в третьем триместре беременности или в период лактации, с большей вероятностью предпочитали каши для младенцев, приготовленные с морковным соком, по сравнению с детьми, не подвергавшимися воздействию в раннем возрасте.[55] Существует значительный интерес к пренатальному программированию вкусовых предпочтений, поскольку это может привести к вмешательству, которое повлияет на раннее принятие питательной пищи. [55, 56] Продольные исследования вкусовых предпочтений младенцев могут быть разработаны путем включения младенцев, рожденных от матерей, участвующих в рандомизированных контролируемых испытаниях, проверяющих вмешательства с целью пропаганды более здорового питания во время беременности. [57–59]

После рождения младенцы, находящиеся на грудном вскармливании, все еще подвергаются воздействию запахов материнского рациона.[55] За несколько месяцев до того, как впервые попробовали детское питание или немолочные напитки, эти воздействия устанавливают и изменяют вкусовые предпочтения младенца, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В раннем возрасте большинство младенцев и детей предпочитают сладкий и соленый вкус [60–62], предпочтения, которые усиливаются при увеличении воздействия и немного снижаются к взрослению. [63–66] Горькие привкусы, например, овощные, часто отвергаются при первом ощущении, но симпатия возрастает по мере их появления. Например, младенцы начали употреблять соевые смеси и смеси с гидролизованным белком, и это было связано с принятием этих смесей через 4 года.[67] В раннем детстве повторное употребление разнообразных продуктов связано с изначально нежелательными продуктами. [68] В некоторых культурах дети намеренно подвергаются воздействию сильных запахов. Например, в Мексике им дают еду, приправленную перцем чили, постепенно увеличивая ее крепость. [69, 70] Научиться любить изначально невкусную пищу может быть частью процесса социализации. [71] Вкусовые предпочтения связаны с предыдущим опытом, стадией развития и генами, которые влияют на восприятие вкуса.[72] Хорошо изученным примером является способность ощущать горький вкус 6-н-пропилтиоурацила (ПРОП), частично опосредованная геном TAS2R38. [73] Дети, не попробовавшие ПРОП, с большей вероятностью будут есть овощи. Нечувствительность к PROP встречается примерно у 30% европейцев и варьируется во всем мире. [74] Способность ощущать вкус PROP связана с восприятием горькой пищи как менее вкусной, меньшим потреблением овощей, большим отвращением к пище и риском детского ожирения. [75–82]

РАННЕЕ РАЗВИТИЕ

В течение первых 2 лет младенцы проходят через три периода кормления в период развития: период кормления, переходный период кормления и модифицированный период кормления взрослых особей.Развитие кормления обычно происходит на основе хорошо описанных этапов развития нервной системы ().

Таблица 1

Отдельные этапы развития нервной системы, связанные с кормлением [144–146]

Гестационный возраст (недели)

16–20 Глотает околоплодные воды
18–24 Истинное сосание
34–37 Скоординированное сосание и глотание

Постнатальный возраст (мес.)

2–4 Потеря рефлекса выдавливания
10–12 Захват клещей
8–18 Развивается самоподача
9–12 Чашка для питья
18–24 Точные движения языка вверх и вниз
24–26 Поворот челюсти кровообращения

Период кормления

Период кормления (от рождения до 6 месяцев) характеризует зависимость от кормления молоком.Доношенный новорожденный обладает примитивными рефлексами, включая сосание и укоренение, что позволяет кормиться в первые часы жизни. [83] Другой примитивный рефлекс, рвота, защищает дыхательные пути и иногда мешает сосанию. [84] Небольшой объем молозива снижает вероятность удушья и срыгивания. Поскольку скоординированное сосание и глотание быстро улучшается, объем переходного молока постепенно увеличивается в течение первых 4-10 дней. Большинство доношенных детей становятся опытными «медсестрами» в течение 2 недель.Грамотное сосание грудного ребенка необходимо для диадического процесса грудного вскармливания. Следовательно, грудное вскармливание нарушается, когда младенец сонный или неврологический.

Кормящие матери испытывают важные физиологические изменения, связанные с вскармливанием младенцев, включая всплеск выработки окситоцина и пролактина к четвертому дню послеродового периода. [85, 86] Окситоцин способствует установлению связи между матерью и младенцем, а пролактин подавляет сексуальный интерес. Оба гормона остаются высокими во время лактации и максимальными во время исключительно грудного вскармливания.Окситоцин и пролактин способствуют отзывчивости матери и ребенка и снижают внимание к другим интересам. Взаимный процесс грудного вскармливания является прообразом диадического вскармливания матери и ребенка. [87] Социальное поведение при кормлении, удержание, покачивание, поглаживание и визуальное взаимодействие возникают во время кормления грудью и из бутылочки. Усталость, отвлечение внимания, стресс и депрессия могут нарушить адаптивное кормление. [88]

Дополнительное вскармливание

Дополнительное питание, по питательности уступающее грудному молоку или детским смесям, обогащенным железом, часто предлагается младенцам в возрасте до 6 месяцев.В развивающихся странах такая практика может быть основной причиной недоедания. [89] К 6 месяцам потребности младенцев в калориях и железе обычно превышают возможности грудного вскармливания, начиная с «переходного периода кормления». В период с 6 до 12 месяцев младенцы постепенно увеличивают потребление прикорма, поскольку калории по-прежнему поступают преимущественно из молока. Текущие рекомендации США по вскармливанию младенцев включают: исключительно грудное вскармливание в течение 6 месяцев; при необходимости использовать детские смеси в качестве дополнения к грудному вскармливанию; и введение прикорма в возрасте от 4 до 6 месяцев с продолжением грудного вскармливания и прикорма до 12 месяцев.[90] Рекомендации Всемирной организации здравоохранения касаются исключительно грудного вскармливания в течение 6 месяцев с последующим прикормом и грудным вскармливанием до 2 лет. [91] Практика кормления в этот период широко варьировалась в зависимости от истории, культуры и обычаев. В США практика кормления коренным образом изменилась с начала 1900-х до 1960-х годов. На рубеже прошлого века прикорм обычно не предоставлялся до конца первого года жизни. Обеспокоенность по поводу недоедания, в том числе рахита, привела к появлению полуфабрикатов из злаков для младенцев.Первоначальный продукт, представленный в 1930 году, состоял из пшеницы, овсянки, кукурузной муки, костной муки, сухих пивных дрожжей и порошкообразных листьев люцерны, обогащенных восстановленным железом, обеспечивающим минералы и витамины A, B 1 , B 2 , D и E. [92] К 1950 году большинство педиатров рекомендовали прикорм для младенцев, начиная с 3-8 недель. [93] Эта тенденция к очень раннему кормлению была обращена вспять в течение следующих двух десятилетий. [94] Тот факт, что большинство младенцев приспосабливаются к различным культурным и историческим моделям кормления и достигают адекватного роста, является свидетельством адаптивности и устойчивости младенцев.

Развитие

Рекомендации по началу прикорма в 6 месяцев основаны на текущем понимании потребностей в питании и способности развития нервной системы младенца (). Важные соображения включают способность младенца принимать нежидкую пищу без удушья, рвоты или толкания языка. Один примитивный рефлекс, рефлекс выдавливания, защищает младенца от удушья, вызванного уколом языка в ответ на пищу, помещенную на язык. Этот рефлекс постепенно ослабевает в течение первых 2–4 месяцев.Развитие устойчивости шеи, сидение и вытягивание также являются важными вехами, связанными с кормлением. Шестимесячные младенцы сидят с опорой и демонстрируют интерес или отсутствие интереса к кормлению. Ближе к концу первого года жизни младенцы становятся способными обрабатывать более текстурированную пищу и частично самостоятельно питаться. Время кормления из чашки зависит от контекста. Например, в Австралии сообщения общественного здравоохранения поощряют кормление из чашки уже в 6 месяцев из-за разрушения зубов, связанного с кормлением из бутылочки. [95]

Модифицированная диета для взрослых

На втором году жизни малыши придерживаются диеты, которая соответствует предпочтениям их семей.Введение разнообразных питательных продуктов и ароматизаторов важно как в переходный, так и в модифицированный взрослый периоды, поскольку дети младшего возраста изначально больше принимают новые продукты по сравнению с детьми дошкольного возраста, которые могут неохотно пробовать новые продукты. Нежелание пробовать новую пищу низкое при отлучении от груди и быстро достигает пика между 2 и 6 годами со значительной вариабельностью. [96] Неофобия часто более выражена в отношении еды, чем в других областях развития. [97–100] Возможно, пищевая неофобия обеспечивала селективное преимущество, защищая людей от употребления в пищу незнакомых, потенциально токсичных растений.[101] Дети с высокой неофобией едят меньше овощей, фруктов и мяса по сравнению с другими. Некоторые дети, например дети с расстройством аутистического спектра, подвергаются большему риску проблем с питанием из-за избирательного приема пищи. [102]

Культурное влияние

Культурные нормы ухода за младенцами и детьми ясельного возраста влияют на методы кормления. [103] Обычаи, связанные с одеждой, ношением, сном, удержанием и размещением младенца, когда его не держат, играют роль в кормлении. [104] В некоторых культурах предполагается, что матери должны жевать пищу для своих младенцев и детей ясельного возраста, в то время как в других культурах такая практика считается антисанитарной и, возможно, вредной.[105] Малышей можно посадить на стул для кормления, кормить на руках родителей или разрешить переходить от человека к человеку за семейным столом. [106] Культурные методы кормления часто сохраняются у иммигрантов в первом поколении, возможно, в большей степени, когда в этом участвуют бабушки и дедушки из страны происхождения. [106] Кроме того, было отмечено, что авторитарные методы кормления увеличиваются у иммигрантов в первом поколении и уменьшаются во втором поколении. Разнообразие методов кормления в зависимости от культуры подкрепляет идею о том, что младенцы и дети дошкольного возраста, как группа, могут адаптироваться к совершенно разным подходам к кормлению.Однако индивидуальная уязвимость может привести к нарушениям кормления, даже если методы кормления приемлемы в культурном отношении.

Многие семьи не следуют рекомендациям экспертов по кормлению. [107] Учитывая исторический контекст, врачи могут согласиться с некоторыми вариациями для младенцев, которые набирают соответствующий вес с положительным эффектом во время кормления. Однако определенные культурно приемлемые стратегии кормления могут увеличить риск избыточного или недостаточного набора веса или проблем с кормлением. [103] Текущее беспокойство, резкое увеличение детского ожирения за последние 40 лет, произошло в период стабильных рекомендаций, касающихся вскармливания младенцев.Поскольку искусственное вскармливание и ранний прикорм связаны с более быстрым ростом ребенка и риском ожирения, культурные нормы, противоречащие текущим рекомендациям по вскармливанию детей грудного возраста, могут быть одним из факторов риска ожирения. [108–116] Культурные влияния на методы кормления грудных детей документированы в медицинской литературе на протяжении более 35 лет, и существует обширная литература, посвященная вмешательствам с учетом культурных особенностей, способствующих началу грудного вскармливания и увеличению продолжительности грудного вскармливания. [117–121] Необходимы исследования, направленные на разработку адаптированных к культуре подходов к оптимизации роста в раннем возрасте и развития кормления.Не менее важны и культурно адаптированные меры по поощрению здорового вскармливания малышей. [122]

Допустимая или поощряемая степень независимости кормления малышей сильно варьируется в зависимости от культуры и часто зависит от того, как ценятся независимость и взаимозависимость. [106] В США ожидается, что малыши рано начнут кормить самостоятельно, но в некоторых культурах взрослые могут постоянно кормить малышей гораздо позже. Младенцы зависят от способности опекуна понимать их сигналы, связанные с голодом и сытостью.Диадический характер питания продолжается и в переходный период. По мере приближения младенцев к концу первого года жизни они все более способны выражать свои желания и потребности и постепенно выражают растущее стремление к независимости во многих видах деятельности, включая кормление. Стратегии, позволяющие увеличить самостоятельное кормление по мере развития компетентности, могут предотвратить стресс во время еды и, в некоторых случаях, нарушение кормления.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОДИТЕЛЕЙ И РЕБЕНКА

Темперамент

Темперамент младенца и ребенка может влиять на стратегии кормления родителей и, в некоторых случаях, может быть независимым фактором, связанным с пищевым поведением.Трудности взаимодействия младенца с опекуном или плохая «физическая форма» могут привести к нарушению нормального развития. [123] Воспитатель может быть не в состоянии понимать сигналы младенца, а младенец может не адекватно выражать желания и потребности. Трудные младенцы более склонны к развитию проблем с кормлением. [124–128] Ранний отказ от еды может предшествовать проблемам отлучения от груди и менее позитивному восприятию материнскими заботами своих родителей. [129] В нескольких обсервационных исследованиях младенцы с более сложным темпераментом с меньшей вероятностью получали исключительно грудное вскармливание в первые 6 месяцев и с большей вероятностью получали прикорм в раннем возрасте.[107] У детей школьного возраста ряд опубликованных исследований не обнаружил перекрестной взаимосвязи между темпераментом и пищевым поведением. Однако канадское исследование 81 пары братьев и сестер показало, что застенчивость коррелирует с повышенным риском пищевой неофобии. [130] Другое исследование, проведенное в Австралии, показало, что характеристики темперамента младенца были связаны с повышенным риском развития симптомов расстройства пищевого поведения в возрасте от 12 до 13 лет. [131] Хотя эти исследования в целом не подтверждают, что темперамент младенца является сильным предиктором краткосрочного или долгосрочного пищевого поведения, они все же предполагают, что темперамент младенца играет роль во взаимодействии родителей и детей, связанных с кормлением.Включение многократных наблюдений за темпераментом младенца и взаимодействием опекуна и младенца в лонгитюдные исследования привело бы к выявлению взаимосвязей между темпераментом младенца, практикой воспитания и пищевым поведением в детстве.

Стили воспитания

Стили воспитания, определяемые тем, насколько требовательны и отзывчивы родители по отношению к поведению ребенка, являются важными средовыми детерминантами эмоциональной зрелости, саморегуляции и поведенческого запрета ребенка.[132–136] Исследования влияния воспитания детей на результаты ребенка основывались на 4 родительских прототипах, описанных как авторитетный, авторитарный, снисходительный и отвергающий / пренебрегающий, разработанные Баумриндом почти четыре десятилетия назад. [137] Согласно этой схеме, родители классифицируются в соответствии с тем, как они согласовывают совместные потребности детей в воспитании и установлении ограничений. Авторитетные родители требовательны и отзывчивы, для них характерны высокий уровень контроля и тепла. Они следят за поведением ребенка и передают четкие стандарты, не прибегая к навязчивым или ограничительным подходам.Родители, отнесенные к категории авторитарных, требовательны и директивны с низким уровнем отзывчивости. Они демонстрируют высокий уровень контроля (подобно авторитетным родителям), но, напротив, демонстрируют более низкий уровень тепла. Снисходительные родители менее требовательны и требуют зрелого поведения, но демонстрируют высокий уровень отзывчивости. Они, как правило, снисходительны и избегают конфронтации. Четвертый прототип, родители, которые демонстрируют стиль воспитания отвергающего / пренебрежительного, не требовательны и не отзывчивы.Используя эту конструкцию, дети, подвергшиеся авторитетному воспитанию, демонстрируют высочайший уровень самоэффективности, самодисциплины и эмоциональной зрелости. Недавнее исследование пищевого поведения изучило стиль воспитания как потенциальную экологическую детерминанту пищевого поведения детей. Снисходительный или снисходительный стиль родительского кормления был положительно связан с ИМТ у детей дошкольного возраста из малообеспеченных семей из США и Австралии, а также среди первоклассников из среднего класса США. [138, 139] Разрешительное родительство также было связано с более низким контролем за нездоровым питанием в U школьного возраста.С. дети. [140, 141] Воспитание, характеризующееся низкой отзывчивостью, также являлось риском ожирения и эмоционального переедания (связанного с нерегулируемым питанием и риском ожирения) у первоклассников США, по данным продольного исследования NICHD Early Child Care Study. [138] Как в американских, так и в британских выборках, отобранных из большого продольного исследования и небольшой наблюдательной когорты, соответственно, авторитетное воспитание и теплота защищают от эмоционального переедания и риска ожирения. [138, 140]

Ограничение, контроль и мониторинг

Родительский контроль кормления детей был тщательно изучен относительно строго директивного кормления, включая ограничения.[142, 143] Стало ясно, что важно различать явный и скрытый родительский контроль за пищевым поведением детей и их выбором. Открытый контроль включает как ограничение, так и принуждение к еде. Скрытый контроль включает в себя такие стратегии, как покупка только здоровой пищи для дома и отказ от магазинов и ресторанов, которые продают нездоровую пищу. [144] Открытый контроль может быть обнаружен ребенком, в то время как скрытый контроль включает управление, которое ребенок может не распознать. Пищевое поведение родителей также играет роль в скрытом контроле [144, 145], поскольку родители моделируют здоровое пищевое поведение для своих детей.Большинство родителей используют как открытые, так и скрытые стратегии контроля. [146] Кроме того, они могут контролировать в одних ситуациях, но не в других. Родители сообщают об изменении стратегии по мере развития потребностей ребенка. Поскольку кормление ребенка предполагает двунаправленный процесс, родительские и детские характеристики играют важную роль в определении родительского контроля над питанием ребенка. На родительский контроль также влияют семейные и культурные нормы, касающиеся диеты и пищевого поведения детей. Контролирующие или ограничивающие методы кормления играют важную роль в формировании пищевого поведения.[14, 142] Большое количество исследований показывает, что открытое ограничение доступа к определенным продуктам питания или к желаемому количеству пищи может быть контрпродуктивным и связано с повышенным потреблением калорий и растормаживанием приема пищи. Например, девочки, подвергавшиеся более высоким уровням материнских ограничений в 5 лет, с большей вероятностью демонстрировали расторможенное питание, измеренное экспериментально в лаборатории как «есть без голода» в возрасте 7 и 9 лет. Отношения были крепче, если у них был избыточный вес.[14, 145, 147, 148] Исследователи предположили, что явное ограничение и контроль могут притупить способность саморегулировать калорийный баланс и потребности в энергии и привести к различной степени неконтролируемого приема пищи, увеличению веса, ожирению и риску расстройств пищевого поведения. В этом лонгитюдном исследовании детское ожирение не было предварительным условием ограничения. В других исследованиях было показано, что родительские ограничения развиваются в связи с восприятием ребенка как с избыточным весом или склонностью к перееданию, или с восприятием материнского тела.[149] Важная работа Берча была основана в основном на продольной когорте примерно 200 белых девушек среднего класса из пригородной Пенсильвании, и лучше всего понимается в этом контексте. [150] Берч и ее исследовательская группа продолжали исследовать эти отношения по мере старения участников, используя как лабораторные, так и естественные условия. [142] Парадигма еды в отсутствие голода использовалась в исследованиях в самых разных контекстах, включая латиноамериканских подростков и городские выборки.[34, 151, 152]

Отдельного упоминания заслуживают и другие аспекты родительского контроля, в том числе награды, подсказки поесть, навязчивость и мониторинг. Более 20 лет назад Берч показал, что использование вознаграждений для поощрения употребления здоровой пищи или «мытья тарелки» приводит к снижению предпочтения этих здоровых продуктов. [153] В другом исследовании менее образованные матери с большей вероятностью побуждали детей в возрасте от 3 до 6 лет есть. Это было особенно верно, если ребенок был младше, а еда была новой.В то время как матери с ожирением не чаще побуждали своего ребенка есть, чем матери, не страдающие ожирением [154], когда их подсказывали, их дети с большей вероятностью принимали пищу (уступчивую), чем дети, матери которых не страдали ожирением. Это исследование подчеркивает сложность диадического взаимодействия, связанного с кормлением, и предполагает, что неизмеримые переменные (например, отношения матери и ребенка, гены) могут побуждать ребенка есть больше в определенных условиях. Напротив, в определенных условиях было отмечено, что активное стимулирование кормления матерью отрицательно влияет на рост детей с задержкой развития.[155] Более отклоняющееся от нормы поведение родителей, включая навязчивость, было связано с расстройствами пищевого поведения у младенцев. [156] Навязчивые модели кормления проявляются, когда родители не реагируют на сигналы ребенка о кормлении в пользу своих собственных представлений или потребностей. Примеры включают настойчивое требование закончить последний укус, принуждение и, в крайнем случае, принудительное кормление. На сегодняшний день исследования, связанные с давлением и навязчивостью при вскармливании младенцев, в основном носят перекрестный характер, что затрудняет определение временного приоритета.

Родительский мониторинг потребления детей, один из трех факторов, оценивающих отношение и методы родительского контроля при валидации Анкеты по вскармливанию детей [157], был включен в конструкцию родительского контроля, которая была связана с повышенным риском расторможенного приема пищи. Однако недавние исследования, оценивающие мониторинг как отдельную конструкцию, показывают, что родительский контроль может на самом деле положительно влиять на рост детей и пищевое поведение. Мониторинг связан с соответствующим набором веса и с потерей веса в случае ожирения.[158, 159] Недавнее исследование с использованием исследования NICHD Early Child Care Study показало, что родительский контроль за питанием 3 девочек класса не был связан с повышенным риском расстройств пищевого поведения, 3 года спустя [160], подтверждая различие между ограничением и контролем. . Кроме того, научно-обоснованные программы снижения веса включают мониторинг и контроль, и эти программы не способствуют развитию расстройств пищевого поведения у детей с ожирением (которые, как известно, относятся к группе повышенного риска). [146, 161]

Таким образом, обширная работа по родительскому поведению, связанному с детским питанием, предполагает, что большинство родителей используют некоторые явные или скрытые стратегии, связанные с продвижением того, что они считают оптимальным пищевым поведением и диетой.В нынешней среде, вызывающей ожирение, контроль и мониторинг среды питания детей кажутся необходимыми. Однако некоторые стратегии могут быть контрпродуктивными, в том числе вознаграждение за потребление определенных продуктов, некоторые методы открытого контроля и стратегии навязчивого кормления.

СОЦИАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА ПОТРЕБЛЕНИЕ ЭНЕРГИИ И ПИТАТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Прием пищи является одним из наиболее социальных видов деятельности человека. [162] Экспериментальные данные свидетельствуют о социальном влиянии на регуляцию энергии у младенцев.В элегантном эксперименте с младенцами в возрасте от 7 до 14 недель объем потребления был связан с социальным взаимодействием. Младенцы, которых держали, по сравнению с младенцами, которых кормили в автокресле, имели потребление, линейно зависящее от времени с момента последнего кормления. [17] Однако, когда новая кормушка визуально взаимодействовала с младенцем, связь между объемом и временем с момента последнего кормления была ниже. Исследователи пришли к выводу, что «социальное влияние оказывает сильное непосредственное влияние на грудное вскармливание». Кормление обеспечивало питание и возможность получить социальную информацию о кормилеце.Нарушение регулирования объема с момента последнего кормления не происходило, если мать кормила ребенка и социально взаимодействовала с ребенком во время кормления.

Социальная помощь, усиление поведения, основанное на зрении или звуке других людей, ведущих такое же поведение, было продемонстрировано как определяющий фактор пищевого поведения у приматов, детей и взрослых людей. [15, 163–173] Считается, что социальная помощь основана либо на увеличении возбуждения, либо на увеличении времени. В экспериментальном исследовании дети дошкольного возраста показали повышенное потребление, когда группы были большими и время перекусов было дольше (≥11 минут).[15] Дети в больших группах быстрее перекусывали и ели немного быстрее. Повышенное потребление достигало значимости только тогда, когда было достаточно времени, так как нормы приема пищи были незначительно разными. Когда дети общались во время еды, их потребление было меньше. Подсказки взрослых не повлияли на количество потребляемого. [15]

Свидетельские показания и моделирование взрослых способствуют тому, что дети принимают новую пищу и любят ее. Дети в возрасте 18 месяцев понимают, что им могут не нравиться те же продукты, что и взрослые, но они с большей вероятностью будут пробовать продукты, рекомендованные взрослыми.[174] К 3 годам дети понимают, что свидетельства взрослых не всегда надежны, но все же склонны пробовать продукты, основанные на рекомендациях взрослых. Позже дети с большей вероятностью запомнят эти вкусы, а дети старше 4 лет имеют больше шансов «полюбить» вкус. [175] Показаниям относительно вкусовых качеств, вероятно, будут доверять дети в возрасте от 3 до 6 лет, особенно когда используются абсолютные термины («отлично», «вкусно») вместо относительных терминов («лучше», «больше»). [174] Моделирование взрослых — чрезвычайно эффективный метод убеждения дошкольников есть новые продукты.[96, 174] Принятие новой пищи улучшается, если ее предлагает знакомый взрослый, который ест еду, идентичную по форме, размеру и цвету. [96] Это отличает человеческих детей от молодых приматов, которые принимают новую пищу, основанную только на социальной поддержке.

Социальное внушение также может изменить пищевые предпочтения детей. В 1938 году социальный психолог Карл Данкер изучил эффективность социального внушения в влиянии на поведение британских детей дошкольного возраста и их предпочтения. [176] Дети попробовали и упорядочили свои предпочтения в отношении шести различных продуктов.Через неделю они узнали о предпочтениях одноклассника. Большинство детей изменили свой ранг в соответствии с рангом своего одноклассника, особенно если он / она был немного старше или им особенно восхищались. Изменение пищевых предпочтений, вероятно, сохранится в течение 2 месяцев при многократном воздействии в течение нескольких недель. В другом эксперименте дети, которые слушали социальную историю, в которой герой «спас свой народ», давая неприятную пищу, скорее всего, предпочли съесть неприятную пищу вместо шоколада.(Раньше они пробовали оба продукта). Предпочтение было продлено, услышав эту историю еще раз. Похоже, что социальное внушение является мощным модификатором пищевых предпочтений детей. Это становится важным по мере усиления влияния сверстников в подростковом и юношеском возрасте, что часто приводит к предпочтению менее здоровой пищи. [177] Кроме того, сила социального внушения не теряется в отраслях, которые успешно влияют на пищевые предпочтения и выбор детей, причем сильнее всего это сказывается на наименее здоровой пище.[176, 178, 179] Таким образом, поведенческие исследования показывают, что социальные факторы из семьи, сверстников и более крупных социальных групп сильно влияют на выбор пищи и развитие предпочтений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на то, что остается много нерешенных вопросов, связанных с развитием пищевого поведения, мы находимся в периоде быстрого расширения нашего понимания сложных и изощренных процессов регуляции энергии и регулирования вознаграждения. Достижения в области нейробиологии и геномики обещают выяснить индивидуальные различия в регуляции энергии, вкусовых предпочтениях и поведении, связанном с поиском вознаграждения, связанном с едой.Будущие исследования обещают изменить наше представление о регулировании энергии и вознаграждения, ответив на многие вопросы, включая следующие. Как разоблачение увеличивает симпатию? В какой степени определенные сенсорные сигналы и социальные факторы влияют на принятие пищи и пристрастие к ней? Вызывает ли еда у некоторых людей зависимость? Более того, поведенческие исследования проливают свет на то, как опыт кормления, взаимодействие родителей и детей и более широкие социальные факторы влияют на пищевое поведение. Понимание развития пищевого поведения важно, поскольку многие клинические проблемы и проблемы общественного здравоохранения, включая задержку развития, расстройства пищевого поведения и ожирение, лучше понимаются, если принять во внимание развитие.Сложные биологические, психологические и социальные системы развивают и поддерживают пищевое поведение. Более глубокое понимание каждого уровня будет способствовать профилактике, вмешательству и лечению состояний, связанных с пищевым поведением.

Выражение признательности

Поддержку предоставил номер награды R01HL088530 (PI: Gahagan) от Национального института сердца, легких и крови. Ответственность за содержание несет исключительно автор, и он не обязательно отражает официальную точку зрения Национального института сердца, легких и крови или Национального института здоровья.

Сноски

Раскрытие информации: Нет конфликта интересов для сообщения.

ССЫЛКИ

1. Инуи А., Асакава А., Бауэрс С.Ю., Мантовани Г., Лавиано А., Мегид М.М. и др. Грелин, аппетит и перистальтика желудка: возрастающая роль желудка как эндокринного органа. FASEB J. 2004; 18: 439–56. [PubMed] [Google Scholar] 2. Маргетик С, Газзола С, Пегг Г.Г., Хилл РА. Лептин: обзор его периферических действий и взаимодействий. Int J Obes Relat Metab Disord. 2002; 26: 1407–33.[PubMed] [Google Scholar] 3. Коннер А.С., Клокенер Т., Брюнинг Дж. Контроль энергетического гомеостаза с помощью инсулина и лептина: нацеливание на дугообразное ядро ​​и за его пределы. Physiol Behav. 2009; 97: 632–8. [PubMed] [Google Scholar] 4. Матт В. Исторические перспективы исследования холецистокинина. Ann N Y Acad Sci. 1994; 713: 1–10. [PubMed] [Google Scholar] 5. Докрей GJ. Холецистокинин и передача сигналов от кишечника к мозгу. Регуляторные пептиды. 2009; 155: 6–10. [PubMed] [Google Scholar] 6. Элмер П.Дж., Обарзанек Э., Воллмер В.М., Саймонс-Мортон Д., Стивенс В.Дж., Янг Д.Р. и др.Влияние всестороннего изменения образа жизни на диету, вес, физическую форму и контроль артериального давления: 18-месячные результаты рандомизированного исследования. Ann Intern Med. 2006; 144: 485–95. [PubMed] [Google Scholar] 7. Густафсон Б. Жировая ткань, воспаление и атеросклероз. J Atheroscler Thromb. 2010; 17: 332–41. [PubMed] [Google Scholar] 8. Бушар К. Взаимодействие генов и окружающей среды в этиологии ожирения: определение основ. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: S5 – S10. [PubMed] [Google Scholar] 9.Кемпсон К.М., Палмер-Кинан Д., Садани П.С., Ридлен С., Скотто Розато Н. Практики управления пищевыми продуктами, используемые людьми с ограниченными ресурсами для поддержания достаточного количества пищи, как сообщают преподаватели по вопросам питания. J Am Diet Assoc. 2002; 102: 1795–9. [PubMed] [Google Scholar] 10. Олсон СМ. Результаты в области питания и здоровья, связанные с отсутствием продовольственной безопасности и голодом. J Nutr. 1999; 129: 521S – 524S. [PubMed] [Google Scholar] 11. Hamelin AM, Habicht JP, Beaudry M. Отсутствие продовольственной безопасности: последствия для семьи и более широкие социальные последствия.J Nutr. 1999; 129: 525S – 528S. [PubMed] [Google Scholar] 12. Ваммес Б., Френч С., Брюг Дж. Что молодые голландцы говорят, что они делают, чтобы не набирать вес: распространенность переедания, компенсаторное поведение и особые способы контроля веса. Public Health Nutr. 2007; 10: 790–8. [PubMed] [Google Scholar] 13. Древновски А. Ожирение, диеты и социальное неравенство. Nutr Rev.2009; 67: S36–9. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фишер Дж.О., Березовая ЛЛ. Ограничение доступа к вкусной пище влияет на поведенческую реакцию детей, их выбор и потребление.Am J Clin Nutr. 1999; 69: 1264–72. [PubMed] [Google Scholar] 16. Розин П., Питомник К. Приобретенные шимпанзе предпочтения пикантной пищи. Аппетит. 2007; 4: 69–77. [PubMed] [Google Scholar] 17. Люмен Дж. К., Патил Н., Бласс Е. М.. Социальное влияние на потребление смеси через кормление грудью у детей в возрасте от 7 до 14 недель. Dev Psychobiol. 2007; 49: 351–61. [PubMed] [Google Scholar] 18. Аддесси Э., Галлоуэй А.Т., Висалберги Э., Берч Л.Л. Специфические социальные факторы, влияющие на принятие новой пищи у детей 2–5 лет. Аппетит.2005; 45: 264–71. [PubMed] [Google Scholar] 19. Дьюи К.Г., Лоннердал Б. Саморегуляция грудного молока у младенцев. Acta Paediatr Scand. 1986; 75: 893–8. [PubMed] [Google Scholar] 20. Хартманн П.Е., Этвуд С.С., Кокс Д.Б., Дейли С.Э. Эндокринные и аутокринные стратегии контроля лактации у женщин и свиноматок. В: Wilde CJ, Peaker M, Knight CH, редакторы. Межклеточная передача сигналов в молочной железе. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пленум Паблишинг Компани Лимитед; 1994. С. 203–26. [Google Scholar] 21. Сусиньян Р., Шааль Б., Марлье Л.Обонятельная альэстезия у новорожденных: состояние приема пищи и знакомство со стимулом модулируют лицевые и вегетативные реакции на запахи молока. Dev Psychobiol. 1999; 35: 3–14. [PubMed] [Google Scholar] 22. Victora CG, Tomasi E, Olinto MTA, Barros FC. Использование пустышек и продолжительность кормления грудью. Ланцет. 1993; 341: 404–6. [PubMed] [Google Scholar] 23. Barros FC, Victora CG, Semer TC, Filho ST, Tomasi E, Weiderpass E. Использование пустышек связано с уменьшением продолжительности грудного вскармливания. Педиатрия. 1995; 95: 497–9.[PubMed] [Google Scholar] 24. Speakman JR, Levitsky DA, Allison DB, Bray MS, de Castro JM, Clegg DJ и др. Заданные точки, точки стабилизации и некоторые альтернативные модели: теоретические варианты, позволяющие понять, как гены и окружающая среда объединяются для регулирования ожирения. Dis Model Mech. 2001; 4: 733–45. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Савино Ф., Грассино Е.С., Фиссор М.Ф., Гуиди С., Лигуори С.А., Сильвестро Л. и др. Грелин, мотилин, концентрация инсулина у здоровых детей первых месяцев жизни: зависимость от времени голодания и антропометрия.Clin Endocrinol (Oxf) 2006; 65: 158–62. [PubMed] [Google Scholar] 26. Криппс Р.Л., Мартин-Гронерт М.С., Озанн С.Е. Плодовое и перинатальное программирование аппетита. Clin Sci (Лондон) 2005; 109: 1–11. [PubMed] [Google Scholar] 27. Криппс Р.Л., Мартин-Гронерт М.С., Арчер З.А., Хейлз С.Н., Мерсер Дж. Г., Озанн С.Е. Программирование экспрессии гена нейропептида гипоталамуса у крыс по содержанию белка в рационе матери во время беременности и кормления грудью. Clin Sci (Лондон) 2009; 117: 85–93. [PubMed] [Google Scholar] 28. Плагеманн А. Перинатальное питание и гормонально-зависимое программирование приема пищи.Horm Res. 2006; 65: 83–9. [PubMed] [Google Scholar] 29. Soto PL, Grandy DK, Hursh SR, Katz JL. Поведенческая экономика пищевого подкрепления и эффекты прекормления, исчезновения и этиклоприда у мышей с мутантным рецептором дофамина D2. Психофармакология (Berl) 2011; 215: 775–84. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Крамер С. П., Бласс Е. М.. Механизмы контроля потребления молока у крыс-сосунов. Am J Physiol. 1983; 245: R154–9. [PubMed] [Google Scholar] 33. Saper CB, Chou TC, Elmquist JK. Потребность в питании: гомеостатический и гедонистический контроль питания.Нейрон. 2002; 36: 199–211. [PubMed] [Google Scholar] 34. Шомакер Л. Б., Танофски-Крафф М., Зокка Дж. М., Курвиль А., Козлоски М., Коломбо К. М. и др. Питание без чувства голода у подростков: потребление после обильного приема пищи по сравнению с потреблением после стандартного приема пищи. Am J Clin Nutr. 2010; 92: 697–703. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Ван Г.Дж., Волков Н.Д., Теланг Ф., Джейн М., Ма Дж., Рао М. и др. Воздействие пищевых раздражителей, вызывающих аппетит, заметно активизирует человеческий мозг. Нейроизображение. 2004; 21: 1790–7.[PubMed] [Google Scholar] 36. Сандей С.Р., Сандерс С.А., Коллиер Г. Вкусовые качества и режимы питания. Physiol Behav. 1983; 30: 915–8. [PubMed] [Google Scholar] 37. Чжэн Х., Ленард Н.Р., Шин А.С., Berthoud HR. Контроль аппетита и регулирование энергетического баланса в современном мире: мозг, управляемый вознаграждением, игнорирует сигналы насыщения. Инт Дж. Обес (Лондон), 2009; 33: S8–13. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Ван Г.Дж., Волков Н.Д., Танос П.К., Фаулер Дж. С.. Сходство между ожирением и наркозависимостью по оценке нейрофункциональной визуализации: обзор концепции.J Addict Dis. 2004; 23: 39–53. [PubMed] [Google Scholar] 39. Махт М., Мюллер Дж. Непосредственные эффекты шоколада на экспериментально индуцированные состояния настроения. Аппетит. 2007; 49: 667–74. [PubMed] [Google Scholar] 40. Корнелиус Дж. Р., Типпманн-Пайкерт М., Слокумб Н. Л., Фрерихс К. Ф., Зильбер М. Х. Расстройства импульсного контроля с использованием дофаминергических агентов при синдроме беспокойных ног: исследование случай-контроль. Спать. 2010; 33: 81–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 41. Роллы ET. Вкус, обоняние и текстура пищи вознаграждают мозг и ожирение.Инт Дж. Обес (Лондон) 2011; 35: 550–61. [PubMed] [Google Scholar] 42. Малая марка. Представление вкуса в островке человека. Функция структуры мозга. 2010; 214: 551–61. [PubMed] [Google Scholar] 43. Berridge KC. Награды за «симпатию» и «желание» еды: субстраты мозга и роль в расстройствах пищевого поведения. Physiol Behav. 2009; 97: 537–50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44. Дагер А. Нейробиология аппетита: голод как зависимость. Инт Дж. Обес (Лондон), 2009; 33: S30–3. [PubMed] [Google Scholar] 45. Берч Л.Л., Дейшер М.Калорийная компенсация и сенсорная специфическая сытость: данные о саморегуляции приема пищи маленькими детьми. Аппетит. 1986; 7: 323–31. [PubMed] [Google Scholar] 46. Rolls BJ, Rowe EA, Rolls ET, Kingston B, Megson A, Gunary R. Разнообразие еды увеличивает потребление пищи человеком. Физиология и поведение. 1981; 26: 215–221. [PubMed] [Google Scholar] 47. Havermans RC. Вы говорите, что нравится, я говорю, что хочу… ». О трудности распутывания пищевой награды в человеке. Аппетит. 2001; 57: 286–94. [PubMed] [Google Scholar] 49.Эпштейн Л. Х., Темпл Дж. Л., Нидерхайзер Б. Дж., Салис Р. Дж., Эрбе Р. В., Ледди Дж. Дж. Пищевое подкрепление, генотип дофаминового рецептора D2 и потребление энергии у людей с ожирением и без него. Behav Neurosci. 2007; 121: 877–86. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 50. Блюм К., Шеридан П.Дж., Вуд Р.К., Браверман Э.Р., Чен Т.Дж., Калл Дж.Г. и др. Ген дофаминового рецептора D2 как детерминант синдрома дефицита вознаграждения. JR Soc Med. 1996. 89: 396–400. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 51. Меннелла Дж. А., Джонсон А., Бошам Г. К..Прием чеснока беременными женщинами изменяет запах околоплодных вод. Chem Senses. 1995; 20: 207–9. [PubMed] [Google Scholar] 52. Меннелла Дж. А., Бошам Г. К.. Питание матери изменяет сенсорные качества человеческого молока и поведение грудного ребенка. Педиатрия. 1991; 88: 737–44. [PubMed] [Google Scholar] 53. Шааль Б., Марлье Л., Сусиньян Р. Человеческие зародыши узнают запахи из рациона своей беременной матери. Chem Senses. 2000. 25: 729–37. [PubMed] [Google Scholar] 54. Меннелла Дж., Бошам Г.К. Онтогенез восприятия аромата человеком.В: Beauchamp G, Bartoshuk L, редакторы. Дегустация и обоняние. 2. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press; 1997. С. 199–216. [Google Scholar] 56. Кук Л., Филдес А. Влияние воздействия аромата в утробе матери и во время кормления молоком на принятие пищи при отъеме и в последующий период. Аппетит. EPub 2011 года впереди печати. [PubMed] [Google Scholar] 57. Джексон Р.А., Стотланд Н.Е., Коуги А.Б., Герберт Б. Улучшение диеты и физических упражнений во время беременности с помощью видеоконсультации врача: рандомизированное исследование. Советы по обучению пациентов. 2011; 83: 203–209. [PubMed] [Google Scholar] 58.Скутерис Х., Хартли-Кларк Л., МакКейб М., Милгром Дж., Кент Б., Херринг С.Дж. и др. Предотвращение чрезмерного увеличения веса во время беременности: систематический обзор вмешательств. Obes Rev.2010; 11: 757–68. [PubMed] [Google Scholar] 59. Киннунен Т.И., Пасанен М., Айттасало М., Фогельхольм М., Хилакиви-Кларк Л., Вейдерпасс Е. и др. Предотвращение чрезмерного увеличения веса во время беременности — контролируемое испытание в системе первичной медико-санитарной помощи. Eur J Clin Nutr. 2007; 61: 884–91. [PubMed] [Google Scholar] 60. Вентура АК, Меннелла Я. Врожденные и усвоенные предпочтения сладкого вкуса в детстве.Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2011; 14: 379–84. [PubMed] [Google Scholar] 61. Береза ​​LL. Развитие пищевых предпочтений. Annu Rev Nutr. 1999; 19: 41–62. [PubMed] [Google Scholar] 62. Шварц С., Иссанчу С., Никлаус С. Изменения в развитии восприятия пяти основных вкусов в первый год жизни. Br J Nutr. 2009. 102: 1375–85. [PubMed] [Google Scholar] 63. Десор Дж., Грин Л., Маллер О. Предпочтения сладкого и соленого у 9-15-летних и взрослых людей. Наука. 1975; 190: 686–7. [PubMed] [Google Scholar] 64.Desor JA, Beauchamp GK. Продольные изменения сладких предпочтений у людей. Physiol Behav. 1987. 39: 639–41. [PubMed] [Google Scholar] 65. Де Грааф К., Зандстра Э. Интенсивность сладости и приятность у детей, подростков и взрослых — генезис сладкого предпочтения. Physiol Behav. 1999; 67: 513–20. [PubMed] [Google Scholar] 66. Beauchamp GK, Cowart BJ, Moran M. Изменения в развитии приемлемости соли у младенцев. Dev Psychobiol. 1986; 19: 17–25. [PubMed] [Google Scholar] 67. Джули А.М., Гэри КБ.Вкусовые ощущения во время кормления смесью связаны с предпочтениями в детстве. Раннее человеческое развитие. 2002; 68: 71–82. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 68. Береза ​​LL. Роль опыта в моделях принятия пищи детьми. J Am Diet Assoc. 1987; 87: S36-40. [PubMed] [Google Scholar] 69. Розин П., Шиллер Д. Природа и приобретение человеком предпочтения перца чили. Мотив Эмот. 1980; 4: 77–101. [Google Scholar] 70. Меннелла Дж. А., Тернбулл Б., Зиглер П. Дж., Мартинес Х. Практики вскармливания младенцев и первые вкусовые ощущения у мексиканских младенцев: внутрикультурное исследование.J Am Diet Assoc. 2005; 105: 908–915. [PubMed] [Google Scholar] 71. Уордл Дж. Влияние родителей на питание детей. Proc Nutr Soc. 1995; 54: 747–58. [PubMed] [Google Scholar] 72. Меннелла Дж.А., Пепино М.Ю., Рид ДР. Генетические и экологические детерминанты горького восприятия и сладких предпочтений. Педиатрия. 2005; 115: e216–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 73. Даффи В.Б., Дэвидсон А.С., Кидд Дж. Р., Кидд К. К., Спид В. Б., Пакстис А. Дж. И др. Ген рецептора горечи (TAS2R38), 6-н-пропилтиоурацил (PROP) горечь и употребление алкоголя.Alcohol Clin Exp Res. 2004. 28: 1629–37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 75. Фишер Р., Гриффин Ф., Англия С., Гарн С. М.. Пороги вкуса и антипатия к еде. Природа. 1961; 23: 1328. [PubMed] [Google Scholar] 76. Келлер К.Л., Штейнманн Л., медсестра Р.Дж., Теппер Б.Дж. Генетическая вкусовая чувствительность к 6-н-пропилтиоурацилу влияет на пищевые предпочтения и зарегистрированное потребление у детей дошкольного возраста. Аппетит. 2002 февраль; 38: 3–12. [PubMed] [Google Scholar] 77. Древновски А., Хендерсон С.А., Ханн С.С., Берг В.А., Раффин М.Т. Генетические маркеры вкуса и предпочтения овощей и фруктов у женщин, ухаживающих за грудью.J Am Diet Assoc. 2000; 100: 191–7. [PubMed] [Google Scholar] 78. Динхарт М.Э., Хейс Дж. Э., Бартошук Л. М., Ланье С. Л., Даффи В. Б.. Маркеры горького вкуса объясняют вариабельность овощной сладости, горечи и потребления. Physiol Behav. 2006; 87: 304–13. [PubMed] [Google Scholar] 79. Тернбулл Б., Матисоо-Смит Э. Вкусовая чувствительность к 6-н-пропилтиоурацилу предсказывает принятие горького на вкус шпината у детей 3–6 лет. Am J Clin Nutr. 2002; 76: 1101–5. [PubMed] [Google Scholar] 80. Люмен Дж. К., Кардинал ТМ, Ситто Дж. Р., Каннан С.Возможность попробовать 6-н-пропилтиоурацил и ИМТ у детей дошкольного возраста с низким доходом. Ожирение (Серебряная весна) 2008; 16: 1522–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 81. Гланвилл Э.В., Каплан А.Р. Пищевые предпочтения и чувствительность вкуса к горьким соединениям. Природа. 1965; 205: 851. [Google Scholar] 82. Теппер Б.Дж., Келлер К.Л., Ульрих Н.В. Генетические вариации вкуса и предпочтения горьких и острых продуктов: влияние на риск хронических заболеваний. Проблемы вкусовой химии и биологии. 2004; 867: 60–74.[Google Scholar] 83. Diamant NE. Развитие функции пищевода. Am Rev Respir Dis. 1985; 131: S29–32. [PubMed] [Google Scholar] 84. Bu’Lock F, Woolridge MW, Baum JD. Развитие координации сосания, глотания и дыхания: ультразвуковое исследование доношенных и недоношенных детей. Dev Med Child Neurol. 1990; 32: 669–78. [PubMed] [Google Scholar] 85. Uvnäs-Moberg K, Widström A-M, Werner S, Matthiesen A-S, Winberg J. Уровни окситоцина и пролактина у кормящих женщин. Корреляция с удоем и продолжительностью грудного вскармливания.Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica. 1990; 69: 301–6. [PubMed] [Google Scholar] 86. Макнейли А.С., Робинсон И.К., Хьюстон М.Дж., Хауи П.В. Высвобождение окситоцина и пролактина в ответ на кормление грудью. Br Med J (Clin Res Ed) 1983; 286: 257–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 87. Гахаган С. Процессы и нарушения грудного вскармливания. В: Wolraich ML, Drotar DD, Dworkin PH, Perrin EC, editors. Возрастно-поведенческая педиатрия: доказательства и практика. Филадельфия, Пенсильвания: Мосби Эльзевьер; 2008. с. 757.[Google Scholar] 88. Келер Х.Л., Чапут К.Х., Жесткий СК. Факторы риска прекращения грудного вскармливания до шести месяцев после родов среди выборки женщин из общины в Калгари, Альберта. Может J Общественное здравоохранение. 2009. 100: 376–380. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 89. Дьюи К.Г. Проблемы обеспечения оптимального роста ребенка. J Nutr. 2001; 131: 1879–80. [PubMed] [Google Scholar] 90. Американская академия педиатрии. Грудное вскармливание и употребление грудного молока. Педиатрия. 2005; 115: 496–506. [PubMed] [Google Scholar] 92.Тисдалл Ф.Ф., Дрейк Т.Г., Саммерфельдт П., Браун А. Новый бисквит из цельной пшеницы, содержащий витамины и минеральные элементы. Кан Мед Асс Дж. 1930; 22: 166–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 93. Батлер AM, Wolman IJ. Тенденции раннего кормления детей прикормом; анализ и обсуждение на основе общенационального опроса. Quart Rev Pediatr. 1954; 9: 63–85. [Google Scholar] 94. Fomon SJ. Чем кормят младенцев в США? Педиатрия. 1975; 56: 350–4. [PubMed] [Google Scholar] 96.Аддесси Э., Галлоуэй А.Т., Висалберги Э., Берч Л.Л. Специфические социальные факторы, влияющие на принятие новой пищи у детей 2–5 лет. Аппетит. 2005. 45: 264–271. [PubMed] [Google Scholar] 97. Берч Л.Л., Макфи Л., Шоба Б.К., Пирок Э., Стейнберг Л. Какой вид воздействия снижает пищевую неофобию у детей? Аппетит. 1987; 9: 171–8. [PubMed] [Google Scholar] 98. Береза ​​LL, Марлин DW. Мне это не нравится; Я никогда не пробовал: влияние воздействия на пищевые предпочтения двухлетних детей. Аппетит.1982; 3: 353–60. [PubMed] [Google Scholar] 99. Салливан С, Берч ЛЛ. Передайте сахар, передайте соль: опыт подсказывает предпочтения. Психология развития. 1990; 26: 546–51. [Google Scholar] 100. Гэллоуэй А.Т., Ли Й., Берч Л.Л. Предикторы и последствия пищевой неофобии и придирчивости у молодых девушек. J Am Diet Assoc. 2003. 103: 692–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 101. Кашдан Э. Адаптивность обучения еде и пищевые отвращения у детей. Soc Sci Inform. 1998. 37: 613–632. [Google Scholar] 102.Cermak SA, Curtin C, Bandini LG. Пищевая избирательность и сенсорная чувствительность у детей с расстройствами аутистического спектра. J Am Diet Assoc. 2010; 110: 238–46. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 103. Эванс А., Сет Дж. Г., Смит С., Харрис К. К., Лойо Дж., Сполдинг С. и др. Практика кормления родителей и проблемы, связанные с недостаточным весом ребенка, придирчивым питанием и использованием пищи для успокоения, различаются в зависимости от этнической / расовой принадлежности, аккультурации и дохода. Matern Child Health J. 2009 epub. [PubMed] [Google Scholar] 104.Lozoff B, Brittenham G. Уход за младенцами: тайник или переноска. J Pediatr. 1979; 95: 478–83. [PubMed] [Google Scholar] 105. Pelto GH, Zhang Y, Habicht JP. Премастикация: вторая рука кормления детей грудного и раннего возраста для здоровья и выживания? Matern Child Nutr. 2010; 6: 4–18. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 106. Гахаган С., Штурм Л. Межкультурные проблемы в отношениях между поставщиком и родителем. В: Кесслер Д.Б., Доусон П., редакторы. Неспособность процветать и педиатрическое недоедание: трансдисциплинарный подход.26. 13. Т. 1. Балтимор, Мэриленд: Издательство Brookes Publishing Company; 1999. С. 354–6. [Google Scholar] 107. Вассер Х., Бентли М., Борха Дж., Дэвис Голдман Б., Томпсон А., Слининг М. и др. Младенцы, которых считают «привередливыми», чаще получают прикорм до 4 месяцев. Педиатрия. 2011; 127: 229–37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 108. Kramer MS, Barr RG, Leduc DG, Boisjoly C, McVey-White L, Pless IB, et al. Детерминанты веса и ожирения на первом году жизни. J Pediatr. 1985; 106: 10–4.[PubMed] [Google Scholar] 109. Бейкер Дж. Л., Михаэльсен К. Ф., Расмуссен К. М., Соренсен Т. И.. Индекс массы тела матери перед беременностью, продолжительность грудного вскармливания и время введения прикорма связаны с увеличением веса ребенка. Am J Clin Nutr. 2004. 80: 1579–88. [PubMed] [Google Scholar] 110. Онг К.К., Эммет П.М., Благородный С., Несс А., Дангер Д.Б. Потребление энергии с пищей в возрасте 4 месяцев позволяет прогнозировать послеродовой набор веса и индекс массы тела у детей. Педиатрия. 2006; 117: e503–8. [PubMed] [Google Scholar] 111.Шак-Нильсен Л., Соренсен Т., Мортенсен Е.Л., Михаэльсен К.Ф. Позднее введение прикорма, а не продолжительность грудного вскармливания, может защитить от избыточного веса у взрослых. Am J Clin Nutr. 2010; 91: 619–27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 112. Hediger ML, Overpeck MD, Kuczmarski RJ, Ruan WJ. Связь между грудным вскармливанием и избыточной массой тела у детей раннего возраста. ДЖАМА. 2001; 285: 2453–60. [PubMed] [Google Scholar] 113. Аренц С., Рукерл Р., Колецко Б., фон Крис Р. Кормление грудью и детское ожирение — систематический обзор.Int J Obes Relat Metab Disord. 2004. 28: 1247–56. [PubMed] [Google Scholar] 114. Хардер Т., Бергманн Р., Каллишнигг Г., Плагеманн А. Продолжительность грудного вскармливания и риск избыточного веса: метаанализ. Am J Epidemiol. 2005; 162: 397–403. [PubMed] [Google Scholar] 115. Оуэн CG, Мартин RM, Whincup PH, Smith GD, Cook DG. Влияние кормления грудных детей на риск ожирения на протяжении всей жизни: количественный обзор опубликованных данных. Педиатрия. 2005; 115: 1367–77. [PubMed] [Google Scholar] 116. Сингхал А., Ланиган Дж.Грудное вскармливание, ранний рост и позднее ожирение. Obes Rev.2007; 8: s51–4. [PubMed] [Google Scholar] 117. Джеллифф Д.Б., Джеллифф Э.Ф. Культурное взаимодействие и детское питание (к криволинейному компромиссу?) Basic Life Sci. 1976; 7: 263–73. [PubMed] [Google Scholar] 118. Фараз А. Клинические рекомендации по содействию грудному вскармливанию среди латиноамериканских женщин. J Am Acad Nurse Pract. 2010; 22: 292–9. [PubMed] [Google Scholar] 119. Лудингтон-Хоу С.М., Макдональд П.Е., Сатышур Р. Грудное вскармливание афроамериканских женщин. J Natl Black Nurses Assoc.2002; 13: 56–64. [PubMed] [Google Scholar] 120. Пак-Горштейн С, Хак А, Грэм Э.А. Культурные влияния на практику вскармливания младенцев. Pediatr Rev.2009; 30: e11–21. [PubMed] [Google Scholar] 121. Дьюи К.Г. Межкультурные модели роста и состояния питания грудных детей. Am J Clin Nutr. 1998. 67: 10–7. [PubMed] [Google Scholar] 122. Бендер М, Кларк МД. Культурная адаптация к этническому разнообразию: обзор мероприятий по борьбе с ожирением для детей дошкольного возраста. CJHP. Под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 123.Саттер Э. Кормящие отношения. В: Кесслер Д.Б., Доусон П., редакторы. Неспособность процветать и педиатрическое недоедание — трансдисциплинарный подход. Балтимор, Мэриленд: Пол Х. Брукс Паблишинг Ко, Инк; 1999. С. 122–123. [Google Scholar] 124. Hagekull B, Bohlin G, Rydell AM. Материнская чувствительность, младенческий темперамент и развитие проблем с кормлением в раннем возрасте. IMHJ. 1997. 18: 92–106. [Google Scholar] 125. Фэрроу С., Блиссетт Дж. Материнские познания, психопатологические симптомы и темперамент младенца как предикторы проблем с кормлением младенцев в раннем возрасте: продольное исследование.Int J Eat Disord. 2006. 39 (2): 128–34. [PubMed] [Google Scholar] 126. Haycraft E, Farrow C, Meyer C, Powell F, Blissett J. Взаимосвязь между темпераментом и пищевым поведением у маленьких детей. Аппетит. 2011; 56: 689–92. [PubMed] [Google Scholar] 127. Hittner JB, Faith MS. Типология новых моделей питания в раннем детстве. Ешьте поведение. 2011; 12: 242–8. [PubMed] [Google Scholar] 128. Вера MS, Hittner JB. Темперамент и стиль питания младенца предсказывают изменение стандартизованного статуса веса и риска ожирения в возрасте 6 лет.Инт Дж. Обес (Лондон), 2010; 34: 1515–23. [PubMed] [Google Scholar] 129. Линдберг Л., Болин Г., Хагекулль Б., Тунстрём М. Ранний отказ от еды: характеристики младенца и семьи. Inf Mental Hlth J. 1994; 15: 262–277. [Google Scholar] 130. Плинер П., Лёвен Э.Р. Темперамент и пищевая неофобия у детей и их матерей. Аппетит. 1997. 28: 239–254. [PubMed] [Google Scholar] 131. Мартин Г.К., Вертхайм Э.Х., Прайор М., Смарт Д., Сансон А., Оберклайд Ф. Продольное исследование роли детского темперамента в более позднем развитии пищевых проблем.Int J Eat Disord. 2000. 27: 150–62. [PubMed] [Google Scholar] 132. Дарлинг Н., Стейнберг Л. Стиль воспитания как контекст — интегративная модель. Psychol Bull. 1993. 113: 487–496. [Google Scholar] 133. Стейнберг Л., Ламборн С.Д., Дарлинг Н., Маунтс Н.С., Дорнбуш С.М. Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 1994; 65: 754–770. [PubMed] [Google Scholar] 134. Стейнберг Л., Эльмен Дж. Д., Крепления Н.С. Авторитетное воспитание, психосоциальная зрелость и успехи в учебе среди подростков.Child Dev. 1989; 60: 1424–36. [PubMed] [Google Scholar] 135. Баумринд Д. Влияние стиля воспитания на компетентность подростков и употребление психоактивных веществ. J Early Adolesc. 1991; 11: 56–95. [Google Scholar] 136. Баумринд Д., Ларзелере Р. Э., Оуэнс Е.Б. Влияние моделей и практики самоутверждения родителей дошкольного возраста на развитие подростков. Воспитание: наука и практика. 2010; 10: 157–201. [Google Scholar] 137. Баумринд Д. Развитие инструментальной компетенции через социализацию. В: Выберите AD, редактор.Миннесотские симпозиумы по детской психологии. 1. Vol. 7. Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Пресс; 1973. С. 3–46. [Google Scholar] 138. Rhee KE, Lumeng JC, Appugliese DP, Kaciroti N, Bradley RH. Стиль воспитания и избыточный вес в первом классе. Педиатрия. 2006; 117: 2047–54. [PubMed] [Google Scholar] 139. Уэйк М., Николсон Дж. М., Харди П., Смит К. Ожирение дошкольного возраста и стили воспитания матерей и отцов: национальное исследование населения Австралии. Педиатрия. 2007; 120: e1520–7. [PubMed] [Google Scholar] 140.Блиссетт Дж., Хейкрафт Э. Связаны ли стиль воспитания и методы контроля кормления? Аппетит. 2008. 50: 477–85. [PubMed] [Google Scholar] 141. Topham GL, Hubbs-Tait L, Rutledge JM, Page MC, Kennedy TS, Shriver LH, et al. Стили воспитания, реакция родителей на эмоции ребенка и эмоциональная реакция семьи связаны с эмоциональным питанием ребенка. Аппетит. 2011; 56: 261–4. [PubMed] [Google Scholar] 142. Анзман С.Л., Роллинз Б.Ю., Берч ЛЛ. Влияние родителей на условия питания детей в раннем возрасте и риск ожирения: значение для профилактики.Int J Obes. 2010; 34: 1116–1124. [PubMed] [Google Scholar] 143. Берч Л.Л., Фишер Дж. Развитие пищевого поведения у детей и подростков. Педиатрия. 1998. 101: 539–49. [PubMed] [Google Scholar] 144. Огден Дж., Рейнольдс Р., Смит А. Расширение концепции родительского контроля: роль открытого и скрытого контроля над поведением детей в отношении перекусов? Аппетит. 2006; 47: 100–6. [PubMed] [Google Scholar] 145. Вера М.С., Берковиц Р.И., Столлингс В.А., Кернс Дж., Стори М., Стункард А.Дж. Установки и стили кормления родителей и индекс массы тела ребенка: перспективный анализ взаимодействия генов и окружающей среды.Педиатрия. 2004; 114: e429–36. [PubMed] [Google Scholar] 146. Браун К.А., Огден Дж., Фогеле С., Гибсон Э.Л. Роль родительского контроля в объяснении питания детей и ИМТ. Аппетит. 2008; 50: 252–9. [PubMed] [Google Scholar] 147. Джонсон С.Л., Берч Л.Л. Ожирение и стиль питания родителей и детей. Педиатрия. 1994; 94: 653–61. [PubMed] [Google Scholar] 148. Берч Л.Л., Фишер Дж.О., Дэвисон К.К. Обучение перееданию: использование матерями ограничительных методов кормления способствует тому, что девочки начинают есть при отсутствии чувства голода.Am J Clin Nutr. 2003; 78: 215–20. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 149. Rhee KE, Coleman SM, Appugliese DP, Kaciroti NA, Corwyn RF, Davidson NS и др. Практика кормления матери становится более контролируемой после, а не до чрезмерной прибавки в весе. Ожирение (Серебряная весна) 2009; 17: 1724–9. [PubMed] [Google Scholar] 151. Фишер Дж.О., Цай Дж., Харамилло С.Дж., Коул С.А., Комузи АГ, Бьютт Н.Ф. Наследственность гиперфагического пищевого поведения и гормонов, связанных с аппетитом, у латиноамериканских детей. Ожирение (Серебряная весна) 2007; 15: 1484–95.[PubMed] [Google Scholar] 152. Крал ТВ, Мур Р.Х., Стункард А.Дж., Берковиц Р.И., Стеттлер Н., Столлингс В.А. и др. Подросток ест при отсутствии чувства голода и с учетом дискреционной нормы калорий. J Am Diet Assoc. 2010; 110: 1896–900. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 153. Берч Л.Л., Макфи Л., Шоба Б.К., Стейнберг Л., Крехбиль Р. «Убери свою тарелку»: влияние практики кормления детей на определение размера еды. Узнайте мотив. 1987. 18: 301–317. [Google Scholar] 154. Люмен Дж. К., Берк Л. М..Подсказки матери о еде, комплаентность ребенка и вес матери и ребенка. J Pediatr. 2006. 149: 330–335. [PubMed] [Google Scholar] 155. Райт СМ, Паркинсон К.Н., Дрюетт РФ. Как кормление матери и ребенка связано с набором веса и неспособностью нормально развиваться? Данные из когорты предполагаемых рождений. Педиатрия. 2006; 117: 1262–9. [PubMed] [Google Scholar] 156. Фельдман Р., Керен М., Гросс-Розвал О., Тьяно С. Паттерны прикосновения матери и ребенка при расстройствах кормления грудных детей: связь с факторами матери, ребенка и окружающей среды.J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2004; 43: 1089–97. [PubMed] [Google Scholar] 157. Берч Л.Л., Фишер Дж.О., Гримм-Томас К., Марки К.Н., Сойер Р., Джонсон С.Л. Подтверждающий факторный анализ анкеты по вскармливанию детей: мера родительского отношения, убеждений и практик в отношении кормления детей и склонности к ожирению. Аппетит. 2001; 36: 201–10. [PubMed] [Google Scholar] 158. Крыло Р. Р., Тейт Д. Ф., Горин А. А., Рейнор Г. А., Фава Дж. Л. Программа саморегуляции для поддержания потери веса. N Engl J Med. 2006; 355: 1563–71.[PubMed] [Google Scholar] 159. Бутель К.Н., Киршенбаум Д.С. Дальнейшая поддержка последовательного самоконтроля как жизненно важного компонента успешного контроля веса. Obes Res. 1998. 6: 219–24. [PubMed] [Google Scholar] 160. Rhee KE, Appugliese DP, Prisco A, Kaciroti NA, Corwyn RF, Bradley RH и др. Контроль практики кормления матери, связанной со снижением диетического поведения у детей шестого класса. J Am Diet Assoc. 2010; 110: 619–23. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 161. Эпштейн Л.Х., Палуч Р.А., Селенс Б.Е., Эрнст М.М., Уилфли Д.Е.Изменения симптомов расстройства пищевого поведения при лечении детского ожирения. J Pediatr. 2001; 139: 58–65. [PubMed] [Google Scholar] 162. Розин П. Важность социальных факторов в понимании приобретения пищевых привычек. В: Капальди Э.Д., Поули Т.Л., редакторы. Вкус, опыт и кормление. 16. 1. Vol. 13. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 1990. С. 255–269. [Google Scholar] 163. Германс RC, Энгельс RC, Ларсен JK, Герман CP. Моделирование приема вкусной пищи. Влияние качества социального взаимодействия.Аппетит. 2009; 52: 801–4. [PubMed] [Google Scholar] 164. Visalberghi E, Valente M, Fragaszy D. Социальный контекст и потребление незнакомой пищи обезьянами-капуцинами (Cebus apella) при многократных встречах. Am J Primatol. 1998. 45: 367–80. [PubMed] [Google Scholar] 165. Feunekes GI, de Graaf C, van Staveren WA. Социальное облегчение приема пищи опосредовано продолжительностью приема пищи. Physiol Behav. 1995; 58: 551–8. [PubMed] [Google Scholar] 166. де Кастро Ж.М. Социальное облегчение продолжительности и размера, но не скорости спонтанного приема пищи людьми.Физиология и поведение. 1990; 47: 1129–1135. [PubMed] [Google Scholar] 167. Редд М., де Кастро Дж. М.. Социальное облегчение приема пищи: влияние социальных инструкций на прием пищи. Physiol Behav. 1992; 52: 749–54. [PubMed] [Google Scholar] 168. де Кастро Дж. М., Брюэр Э. М.. Количество, съеденное людьми с пищей, является степенной функцией количества присутствующих людей. Physiol Behav. 1992; 51: 121–5. [PubMed] [Google Scholar] 170. Плинер П., Белл Р., Хирш Э.С., Кинчла М. Продолжительность приема пищи опосредует эффект «социального содействия» на приеме пищи у людей.Аппетит. 2006; 46: 189–198. [PubMed] [Google Scholar] 171. Ко Дж., Плинер П. Влияние степени знакомства, размера тарелки и совместного использования на прием пищи. Аппетит. 2009. 52: 595–602. [PubMed] [Google Scholar] 172. Салви С.Дж., Вартанян Л.Р., Коэльо Дж.С., Джаррин Д., Плинер П.П. Роль знакомства в моделировании еды и потребления пищи у детей. Аппетит. 2008; 50: 514–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 173. Hermans RC, Larsen JK, Herman CP, Engels RC. Влияние социального моделирования на потребление молодыми женщинами богатой питательными веществами пищи.Аппетит. 2009. 53: 135–8. [PubMed] [Google Scholar] 174. Люменг Дж. К., Кардинал ТМ, Янковский М., Качироти Н., Гельман С.А. Использование детьми свидетельств взрослых при выборе продуктов питания. Аппетит. 2008; 51: 302–10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 175. Lumeng JC, Cardinal TM. Предоставление информации о вкусе дошкольникам: влияние на вкус и память после того, как он его попробовал. Chem Senses. 2007. 32: 505–13. [PubMed] [Google Scholar] 176. Дункер К. Экспериментальная модификация пищевых предпочтений детей посредством социального внушения.JASP. 1939; 33: 489–507. [Google Scholar] 178. Роберто К.А., Байк Дж., Харрис Дж. Л., Браунелл К.Д. Влияние лицензионных персонажей на детские вкусы и предпочтения закусок. Педиатрия. 2010; 126: 88–93. [PubMed] [Google Scholar] 179. Jones SC, Mannino N, Green J. «Как я, хочу меня, купи меня, съешь меня»: маркетинговые коммуникации для построения отношений в детских журналах. Питание общественного здравоохранения. 2010; 13: 2111–8. [PubMed] [Google Scholar]

пищевых предпочтений и их относительная важность в пищевом поведении человека: обзор и предварительные предложения по укреплению здоровья | Исследования в области санитарного просвещения

Аннотация

В данной статье дается обзор исследований психологических детерминант пищевого поведения человека.Представлена ​​гипотетическая модель выбора и приема пищи, в которой представлены различные факторы, влияющие на пищевое поведение. Внутренние факторы включают аспекты сенсорной пищи. К внешним факторам относятся информация, социальный контекст и физическая среда. Такие процессы, как простое воздействие, формирование условий Павлова и социальное обучение, формируют взаимосвязь между этими факторами, предпочтением к пище и пищевым поведением. Обсуждается относительный вклад различных детерминант. Несмотря на нехватку исследований, предпочтение сенсорных аспектов пищи, по-видимому, находится в центре разработки, поддержания и изменения диетических моделей.Следовательно, усилия по продвижению здорового пищевого поведения могут выиграть от повышенного внимания к принципам обучения и предпочтениям в еде при разработке вмешательств. Критикуются существующие стратегии вмешательства и формулируются предварительные предложения по повышению их эффективности.

Введение

Разнообразные социальные, культурные и экономические факторы способствуют развитию, сохранению и изменению моделей питания. Внутрииндивидуальные детерминанты, такие как физиологические и психологические факторы, приобретенные пищевые предпочтения и знания, можно отличить от межличностных или социальных факторов, таких как влияние семьи и группы (Glanz and Mullis, 1988).Принятие или аффективная реакция на сенсорные свойства пищи (Розин, 1990), как полагают, играет важную или даже большую роль в качестве лучшего предиктора выбора или потребления пищи человеком в отсутствие экономических ограничений и ограничений доступности. (Cowart, 1981; Розин, Зеллнер, 1985; Розин, Шулькин, 1998). Опросы клиентов показали, что люди считают сенсорное восприятие еды доминирующей ценностью или ограничивающим фактором, как правило, менее обсуждаемым, чем другие ценности, влияющие на их выбор еды в супермаркете или ресторане [e.грамм. (Furst и др. 1996)]. Короче говоря, если еда не воспринимается как положительная по внешнему виду, запаху, текстуре или вкусу, ее вряд ли можно будет есть (Hetherington and Rolls, 1996).

Если пристрастие действительно является важным фактором, определяющим выбор продуктов питания, практикующие врачи должны сосредоточить свои усилия на процессах, определяющих пристрастие, чтобы улучшить пищевые привычки. Однако утверждение, что одна детерминанта преобладает над другими, подразумевает знание о том, как различные детерминанты взаимосвязаны в их влиянии на выбор продуктов питания.

Были разработаны комплексные модели, чтобы показать, как люди строят процесс выбора продуктов. Например, Furst et al. (Furst и др. ., 1996) группирует факторы, участвующие в выборе пищи, в три основных компонента (жизненный цикл, влияния и личные системы) — особые отношения этих компонентов друг с другом, порождающие процесс или путь, ведущий к точке. выбора. Хотя такие модели документируют всю сложность выбора продуктов питания, их всеобъемлющий характер затрудняет прогнозирование фактического поведения при выборе продуктов питания.Мы предлагаем гипотетическую модель пищевого поведения, более кратко иллюстрирующую его сложность. Чтобы смоделировать роль симпатии и других детерминант пищевого поведения, мы опираемся на таксономию еды Фэллон и Розин (Rozin, 1990), которая классифицирует три критерия принятия или отказа от пищи: (1) сенсорно-аффективные реакции (симпатия) , (2) ожидаемые последствия и (3) идеальные факторы.

Гипотетическая модель представлена ​​на рис. 1. Ее более широкий контекст, культура, может напрямую влиять на пищевое поведение, но чаще она играет сдерживающую роль в других переменных, определяя межиндивидуальные различия в предпочтениях и пищевом поведении (Chrisler, 1997). .Модель состоит из трех уровней переменных и их взаимосвязей. Пищевое поведение рассматривается как конечная зависимая переменная, операционализируемая либо как выбор / выбор / предпочтение пищи, либо как прием пищи. Таксономия пищевых продуктов находится на промежуточном уровне. Категория ожидаемых последствий Фэллон и Розин расширена за счет включения ожиданий и отношения к питанию и здоровью. И пищевое поведение, и пищевая таксономия зависят от пищевых внутренних и пищевых внешних стимулов, расположенных на первом или независимом уровне.Вкус и другие сенсорные пищевые аспекты являются примерами пищевых стимулов. К внешним пищевым или контекстным стимулам относятся информация, социальный контекст и физическая среда (например, место покупки, наличие и разнообразие пищевых продуктов).

Другие факторы, влияющие на предпочтения и пищевое поведение, выходят за рамки нашего обзора и модели. К ним относятся врожденные регуляторные механизмы, указывающие на дефицит питательных веществ (например, натрия, воды и энергии) (Розин, 1990), физиологические состояния голода и сытости (Hill et al. 1984; Хилл и Бланделл, 1986; де Кастро и Элмор, 1988; Плинер и др. 1990; Роллс, 1993 г ​​.; Стрикер и Вербалис, 1987; Гибсон и Десмонд, 1999; Lozano et al. 1999), личностные черты (например, неофобия и стремление к сенсациям) (Stone and Pangborn, 1990; Venkatramaiah and Devaki, 1990; Raudenbush et al. 1995; Pliner and Melo, 1997; Pliner et al. 1998) и социо -экономические факторы (например, социально-экономический статус, цены на продукты питания) (Cabanac, 1995; Jeffrey and French, 1996; Steptoe and Wardle, 1999).Явления, которые также связаны с пристрастием к пище и потреблением пищи, но не обсуждаются в данной статье, — это альэстезия (т. Е. Изменчивость ощущения удовольствия, вызываемого данным пищевым стимулом, в зависимости от внутреннего состояния субъекта) (Cabanac et al. 1973; Cabanac and Lafrance, 1990) и сенсорно-специфической сытости (т. Е. Снижение симпатии к пище после многократного потребления, не обязательно связанное с приемом питательных веществ, но, возможно, просто «усталость от вкуса») (Rolls et al. 1981; Drewnowski et al. 1982; Роллс, 1986 г .; Hetherington et al. 1989; Хетерингтон и Роллс, 1996).

Мы рассмотрим модель поэтапно, описывая ее основные переменные и уточняя различные взаимосвязи. Из-за отсутствия данных мы не сможем обсудить все ссылки. В следующих разделах мы сначала поговорим о симпатиях к пищевым стимулам. Далее мы обсудим пищевые внешние стимулы и их взаимосвязь с несколькими зависимыми переменными (т.е. симпатии, ожидания и выбор еды). Затем мы более подробно рассмотрим механизмы обучения, формирующие отношения модели. Наконец, мы оценим исследования, посвященные относительному влиянию различных детерминант на пищевое поведение. Обсуждаемые ранее темы позволят нам сделать некоторые предварительные предложения по альтернативным вмешательствам в пищевое поведение после оценки существующих стратегий.

Пищевые внутренние раздражители: восприятие вкуса

Восприятие аромата включает в себя объединение нескольких ощущений как внутри, так и между сенсорными модальностями.Хотя вкус и запах играют центральную роль, внешний вид пищи (например, ее цвет и форма), ее текстура, жирность и температура, болевые ощущения (вызванные, например, перцем чили) и даже звуком жевания, также способствуют общему восприятию вкуса (Макбрайд и Андерсон, 1990; Бартошук, 1991, 1993).

Интересный вопрос заключается в том, как эти сенсорные аспекты пищи взаимодействуют, чтобы произвести определенное восприятие вкуса. Большинство исследований, похоже, сосредоточено на отношениях между вкусом и другим компонентом.Точнее, они исследовали взаимодействие между вкусами (Moskowitz, 1972), взаимодействие между запахом и вкусом (Hornung, Enns, 1984; Frank and Byram, 1988; Mozell, 1988), взаимодействие цвета со вкусом (Hyman, 1983; Alley and Alley, 1998; Frank et al. 1989; Strugnell, 1997), влияние текстуры на вкус (Green, 1993; Alley and Alley, 1998), влияние температуры на вкус (Paulus and Reisch, 1980; Bartoshuk et al. 1982; Calvino, 1984; Green and Frankmann, 1987), взаимодействие между жиром и вкусом (Drewnoswski and Schwartz, 1990; Drewnowski, 1993), а также между раздражителями (e.грамм. капсаицин в перце чили) и вкус (Prescott et al. 1993; Prescott and Stevenson, 1995).

Эти многочисленные сенсорные компоненты взаимодействуют, оказывая влияние на пристрастие, и сенсорно-аффективные реакции на еду сильно зависят от относительных пропорций питательных веществ (например, сахарозы и жира) (Drewnowski and Greenwood, 1983; Abdallah et al. 1998; Geiselman и др. 1998; Розин, Шулькин, 1998). Связь между восприятием пищи и симпатиями или гедонистической реакцией на пищу либо врожденная, либо приобретенная в более позднем возрасте (см. Ниже).

Пищевые внешние раздражители

Информация

Информация о аспектах здорового питания (например, этикетка с пониженным содержанием жира) иногда оказывает положительное влияние на симпатию (т. Е. Увеличение), иногда отрицательное влияние (например, более высокая симпатия к версии с жирной маркировкой), а иногда не влияет на все (Martins et al. 1997; Westcombe and Wardle, 1997; Engell et al. 1998). Эти противоречивые результаты могут быть связаны с типом протестированных продуктов, точным способом формулировки информации или ожиданиями потребителей в отношении продуктов и их отношением к питанию.Ожидания, основанные на информации, могут влиять на рейтинги симпатий в сторону как высокой, так и низкой оценки, подразумевая ассимиляцию оцененной приятности ожиданиям до дегустации. Это было проиллюстрировано на примере молодых людей, оценивающих ожидаемую и фактическую приятность двух образцов болонской колбасы (обычной или с пониженным содержанием жира), с предварительной информацией о содержании жира или без нее (Kähkönen and Tuorila, 1998). Однако нереалистично завышенные ожидания могут иметь противоположный эффект на фактические оценки: если фактическое качество продегустированной еды существенно ниже ожидаемого, симпатия к еде может быть оценена значительно ниже, чем было бы получено на основе « слепой » оценки (например, « слепая » оценка).грамм. без предварительной информации). Другими важными сдерживающими факторами во взаимосвязи между информацией и симпатиями являются отношение людей к питанию или их озабоченность последствиями для здоровья употребления определенных продуктов питания. На рейтинги симпатий людей, вызывающих более серьезные опасения, больше влияет информация о питании (Engell et al. 1998).

Сообщалось также о неоднозначных результатах в отношении влияния информации о питании на фактический выбор продуктов питания. Значительные сдвиги в предполагаемом потреблении здоровой пищи (например,грамм. печенье с пониженным содержанием жира), а также незначительное или даже контрпродуктивное влияние на вероятность пробовать новые продукты (Martins et al. 1997; Engell et al. 1998). Некоторые результаты позволяют предположить, что этикетка «с низким содержанием жира» действует как лицензия на потребление более чем один человек, который обычно потребляет (Engell et al. 1998). Хотя было обнаружено, что общая информация о питании повышает готовность пробовать новые « здоровые » продукты у субъектов, для которых питание важно (McFarlane and Pliner, 1997), данные остаются неубедительными в отношении того, связаны ли эти отношения в значительной степени с пищевым поведением (Wardle et al. . 1997; Engell et al. 1998).

Социальная среда

Межличностное сходство пищевого поведения (например, количество, стиль и количество еды) предполагает важные прямые или косвенные социальные влияния (Agras et al. 1988; Розин, 1996). Косвенные социальные влияния очень широки, включая верования, кулинарные традиции и обстоятельства, которые создают основу или изменяют интерпретацию встреч с едой. Прямое социальное влияние требует посредничества другого человека, присутствующего на мероприятии, в то время как косвенное социальное влияние — нет.Социальные факторы, по-видимому, оказывают свое влияние на пищевое поведение через социальную поддержку, что приводит к увеличению потребления пищи, когда едят в присутствии других (де Кастро, 1991; де Кастро и Брюэр, 1992; Редд и де Кастро, 1992), через истеблишмент. правил семейного питания в более молодом возрасте (De Bourdeaudhuij, 1997a) или с помощью различных механизмов обучения (см. далее).

Физическая среда

Последняя категория внешних факторов, определяющих пищевые продукты, в нашей модели состоит из наличия и доступности продуктов питания.Существует целая последовательность шагов, ведущих к доступности продуктов питания в ситуации конечного потребления (Baranowksi, 1997). Во-первых, продукты должны быть доступны по соседству (в магазинах). Далее выбор в магазине переносит продукты в домашнюю обстановку. Когда доступ к определенной пище (например, очень понравившейся высококалорийной пище) становится все более ограниченным, люди переключают свой выбор на другую пищу (например, менее понравившуюся низкокалорийную пищу) (Smith and Epstein, 1991).

Врожденные и приобретенные пищевые лайки

Врожденные предпочтения в еде

Исследователи, изучающие врожденные предпочтения и антипатии к пище или ароматам, в основном зависели от лицевых рефлексов предлагаемых новорожденным вкусов или запахов (основных элементов аромата) как отражения гедонистических реакций на эти стимулы (Cowart, 1981; Birch, 1990).

Несколько исследований не смогли обнаружить врожденные удовольствия или неудовольствия, связанные с обонянием (Engen, 1982). Тем не менее, существует так много различных обонятельных ощущений, что ни один эксперимент не может охватить их все, и остается вероятность того, что некоторые другие запахи, отличные от тех, на которые нацелен экспериментатор, могли оказать воздействие на человеческих младенцев. Более того, исследования в литературе, посвященной феромонам, показывают, что некоторые пахучие вещества по своей природе привлекательны, хотя есть также свидетельства приобретенной привлекательности (Бартошук, 1993).

Более сильная поддержка существует врожденных вкусовых предпочтений. Выражение лица новорожденных свидетельствует о врожденном предпочтении сладкого и рефлексивного отвращения или отказе от горького и кислого. Гедонические реакции на соленые вкусы кажутся нестабильными в детстве, смещаясь от нейтральной или отрицательной гедонической ценности в неонатальном периоде и в старшем младенчестве к положительной гедонической ценности в позднем детстве (Cowart, 1981). По-видимому, в приобретении предпочтения соли играет роль опыт потребления в раннем младенчестве (Harris et al. 1990).

В целом исследования, проведенные с близнецами, предполагают, что проявление генетических различий во вкусовых качествах и пищевых предпочтениях может быть подавлено опытом раннего потребления, поскольку они показывают, что наследственность в предпочтениях практически равна нулю по сравнению с опытом (Грин и др. 1975; Розин, Миллман, 1987).

Приобретенные пищевые предпочтения: механизмы обучения, связанные с пищевым поведением

Опыт может привести к вновь приобретенным предпочтениям в еде, к изменению врожденных предпочтений или поддержанию врожденных симпатий, которые в противном случае исчезли бы (Beauchamp and Moran, 1982; Beauchamp and Cowart, 1985).Здесь задействованы различные механизмы, центральная роль в которых принадлежит простому воздействию, Павловской обусловленности и социальному обучению (Birch, 1993; Zellner et al. 1983; Letarte et al. 1997; Rozin and Schulkin, 1998).

Простая экспозиция

Независимо от распознавания стимула, простое повторное воздействие на объект стимула усиливает аффективный ответ на него и даже может преодолеть изначально отрицательный ответ (Zajonc, 1968; Zajonc, et al. 1974; Moreland and Zajonc, 1977).В контексте предпочтений и потребления пищи этому механизму приписывают влияние, начиная с раннего возраста человека. Доказательства, хотя и скудные, предполагают, что воздействие на будущего ребенка ароматизаторов околоплодных вод и грудного молока может способствовать более позднему предпочтению таких ароматов (Beauchamp and Bartoshuk, 1997).

Исследования проводились как с детьми, так и со взрослыми, чтобы определить взаимосвязь между предпочтениями в еде и частотой воздействия, количеством кормлений, необходимых для увеличения потребления (нового) целевого продукта питания, и распространяются ли эффекты воздействия на другие продукты (Береза ​​и Марлин). , 1982; Плинер, 1982).Результаты показывают, что предпочтения в еде все больше зависят от частоты воздействия: чем чаще вы пробовали пищу, тем больше она нравилась. Воздействие целевой пищи один раз в день в течение 10 дней может резко увеличить потребление целевой пищи, а потребление может почти удвоиться после всего лишь одного воздействия (Birch et al. 1998). Обобщение эффектов воздействия было обнаружено в отношении производителей и аналогичных пищевых продуктов (Birch et al. 1998), и снижение предпочтения других пищевых продуктов, по-видимому, сопровождается повышенным потреблением целевой пищи (Sullivan and Birch, 1990).

Остается вопрос, что именно вызывает повышение аппетита при многократном воздействии. Были предложены две возможности. Простое воздействие является либо необходимым и достаточным условием для увеличения симпатии, либо условием, дающим возможность действовать другим процессам (например, по методике Павлова) (Zellner et al. 1983).

Павловское кондиционирование

Классическое или Павловское обусловливание относится к процедуре, в которой субъект подвергается взаимодействию между условным стимулом (CS) и безусловным стимулом (US), после чего изменение поведения по отношению к CS может быть отнесено к сочетанию обоих. стимулы.Этот механизм обучения может быть основным процессом в приобретении еды (анти), и данные свидетельствуют о том, что это может происходить как через непосредственный опыт ассоциации, так и через словесные сообщения (Pelchat and Pliner, 1995; Rozin and Schulkin, 1998).

В этой парадигме можно сделать двоякое различие. Первая дихотомия находится на уровне процесса, поскольку Павловское кондиционирование может привести к обучению с ожиданием и аффективно-оценочному обучению. В описательных терминах ожидаемое обучение подразумевает приобретение таких знаний, как «CS является предиктором США» или «CS вызывает US».Аффективно-оценочное обучение (оценочное обусловливание) относится к процессу, посредством которого оценочная реакция (в терминах хорошего / плохого, приятного / неприятного), вызванная значительным стимулом, переносится на ранее нейтральный стимул, который условно предъявляется со значимым стимулом. стимул. Байенс и его коллеги более подробно рассматривают функциональные различия между обоими видами обучения (Baeyens, 1998; Baeyens, и др., , 1988a, 1989, 1990). Ожидаемое обучение и аффективно-оценочное обучение не следует рассматривать как взаимоисключающие.Они могут происходить по отдельности или одновременно в процессе приема пищи: оценочное кондиционирование формирует взаимосвязь между внутренними пищевыми стимулами и симпатиями, в то время как ожидаемые последствия приема пищи и ожидания в отношении свойств продуктов связаны с едой через обучение ожиданиям.

Второе различие касается типа США, который можно идентифицировать в Павловском формировании предпочтений и антипатий к еде. Последствия после приема пищи и вкус или аромат — две общие категории УЗИ (Розин и Шулькин, 1998).Стимулы, вызывающие отвращение, являются третьей категорией стимулов, которые, в частности, могут вызывать обусловленное отвращение к еде.

Последствия после пищеварения.

Павловское кондиционирование, включающее негативные постглоточные последствия, является очень мощным механизмом в формировании вкусовых ощущений или пищевых отвращений. У людей особенно развивается неприязнь к вкусу пищи, когда после ее приема возникает тошнота (Pelchat, Rozin, 1982). Другие негативные явления (например, диарея, респираторный дистресс или сыпь) побуждают избегать еды, не вызывая при этом неприятного вкуса продуктов.Другими словами, пищевые переживания, связанные с тошнотой, могут приводить как к оценочному обучению (снижение пристрастия к пище), так и к обучению ожиданиям (негативные ожидаемые последствия для будущего опыта с целевой пищей), тогда как негативные события без компонента тошноты будут вызывать только обучение ожиданиям. . Отвращение к вкусу, вызванное тошнотой, может возникать в различных ситуациях, таких как пищевое отравление, чрезмерное потребление, аллергические реакции и некоторые виды лечения (например, химиотерапия) (Batsell and Brown, 1998).Хотя 59–83% естественных пищевых отвращений связаны со вкусом пищи, желудочно-кишечная тошнота связана с ее запахом в 12–51% случаев отвращения к еде (Logue et al ., 1981; de Silva and Rachman, 1987) .

В отличие от усвоенных пищевых антипатий, было труднее продемонстрировать четкие приобретенные симпатии у людей в результате конкретных мощных положительных последствий (Zellner et al. 1983). Однако последствия употребления в пищу продуктов с высоким содержанием крахмала или жира или высокой калорийностью могут привести к положительным гедонистическим изменениям (Booth et al. 1982; Береза ​​ и др. 1990; Джонсон и др. 1991). Однако направление этих кондиционирующих эффектов зависит от состояния насыщения: условное усиление приятности наблюдалось, когда вкусы были съедены и протестированы в состоянии нормального голода, тогда как противоположное происходило в состояниях насыщения.

Ароматизаторы.

Вкусно-ароматическое кондиционирование обладает характеристиками оценочного обучения. Это приводит к переносу любого эмоционального тона одного из парных ароматов на другой ароматизатор (Capaldi, 1996).Это так, независимо от того, является ли эмоциональный тон одного из ароматов внутренним (например, в случае сахарозы) или усвоенным (например, когда один из ароматов ранее сочетался с положительными или отрицательными последствиями после приема пищи). Sclafani [в (Capaldi, 1996)] предлагает значительную эмпирическую поддержку этого механизма у крыс. Однако аналогичные эффекты обучения можно ожидать и у людей. Например, сдвиг в сторону негативного аффективного тона был продемонстрирован для аромата, который ранее сочетался с отталкивающим ароматом Tween 20 (Baeyens et al ., 1996b).

Вкусно-ароматическое кондиционирование появляется как мощный способ повысить симпатию не только к отдельным вкусам, но и к определенным продуктам. Это проиллюстрировано, когда пища смешана с любимым вкусом или едой. Например, более ранний опыт употребления кофе со сливками и сахаром можно рассматривать как возможность для кофе (CS) многократно сочетаться с сахаром (положительные США), что приводит к увеличению пристрастия к кофе (Розин, 1996). Точно так же пристрастие к несладким овощам и незнакомым чаям возрастает после того, как они были представлены подслащенными во многих случаях вкуса (Zellner et al. 1983; Капальди, 1996).

Обнаружение того, что готовность людей пробовать новые продукты питания увеличивается после предоставления им словесной информации о том, что эти продукты имеют приятный вкус, предполагает, что кондиционирование вкуса и вкуса или пищевого запаха также может происходить в письменных сообщениях (Pelchat and Pliner, 1995).

Стимулы, вызывающие отвращение.

Стимулы, вызывающие отвращение, представляют собой третью категорию безусловных стимулов, которые можно выделить, особенно в Павловском методе кондиционирования еды или отвращения к вкусу.В отличие от «традиционного» отвращения к вкусу, вызываемого тошнотой (см. Выше), этот тип возникает без прямого посредничества вызывающих болезнь УЗИ. Напротив, это, по-видимому, опосредовано знаниями и мысленными образами. Две ситуации, в которых отвращение к вкусу опосредовано когнитивными процессами: негативная информация и вынужденное потребление (Розин и Фаллон, 1987; Батселл и Браун, 1998). Они могут создавать отвратительный мысленный образ или, соответственно, реакцию отвращения. Было обнаружено, что «когнитивные отвращения» составляют значительную часть (19%) усвоенных вкусовых отвращений и являются более сильными и продолжительными, чем традиционные отвращения (Batsell and Brown, 1998).

Социальное обучение

Хотя вышеупомянутые механизмы описывают диетический опыт человека, пищевое поведение человека можно полностью понять только в социальном контексте. В частности, для маленьких детей еда означает возможность для социального взаимодействия и изучения пищи. Степень участия или намерения социального агента в учебной задаче может быть разной. Сверстники, братья и сестры, родители и другие взрослые служат образцами, которые уговаривают, лелеют и принуждают ребенка есть (Розин, 1990).Их влияние происходит через такие механизмы, как простое воздействие и Павловская обусловленность. Например, Baeyens et al. демонстрируют, что кондиционирование вкуса и аромата может происходить косвенно, посредством наблюдений (Baeyens et al. 1996a). При наблюдательно-оценочной обусловленности участники не сталкиваются напрямую с отношениями CS-US, но наблюдают за социальной моделью, подверженной такой ассоциации. Модель пробует еду с заданным вкусом и рассказывает о своих реакциях (особенно выражении лица).Когда наблюдатели затем оценивают целевой стимул (CS), можно наблюдать оценочный кондиционирующий эффект. Кроме того, подобие модели и наблюдателя усиливает этот эффект.

Родители, пожалуй, самые важные модели для своих детей. Они являются основным средством передачи предпочтений в масштабах всей культуры, потому что они предлагают продукты питания, создают контекст, в котором они потребляются, и являются основным источником социального обмена во время еды. Однако от нуля до низкого (примерно 0.3) корреляции между пищевыми предпочтениями родителей и детей (Розин и др. 1984) выявляют «семейный парадокс» (Розин, 1990): хотя семья является мощной силой для привития общекультурных предпочтений, она очень слабая. один для привития семейных предпочтений. Этому парадоксу нет объяснения, кроме наличия других основных социальных влияний, оказываемых братьями и сестрами, сверстниками, взрослыми, помимо родителей и средств массовой информации (Birch, 1980; Pliner and Pelchat, 1986).

Социально-аффективный контекст, в котором представлены продукты, чрезвычайно важен для формирования пищевых предпочтений маленьких детей.Когда детям преподносят нейтральную пищу (т. Е. Ни в высшей степени предпочтительной, ни в нежелательной) в качестве награды или в сочетании с вниманием взрослых, эти продукты, по-видимому, вызывают значительное увеличение предпочтений, в то время как постоянные изменения не наблюдаются, когда продукты предлагаются в несоциальном контексте. или во время перекуса (Birch et al. 1980). Очевидно, положительные аффективные процессы, вызванные контекстом вознаграждения и внимания, становятся связанными с едой. Однако использование пищевых наград может иметь и противоположные эффекты.Особенно, когда родители принуждают детей есть нелюбимую (но питательную) пищу, ограниченно используя в качестве награды очень понравившуюся пищу, дети перестают любить эти продукты и, как правило, развивают большую симпатию к вознаграждениям (Birch et al. 1980, p. 1982,1984). Это деструктивное принуждение (Розин, 1990) показывает, что то, что дети узнают из их взаимодействия с другими, не всегда является тем, что запланировано учителями.

Относительное влияние симпатий и других детерминант на пищевое поведение

Влияние пристрастия к еде хорошо известно по нескольким параметрам пищевого поведения, таким как начальная скорость приема пищи, продолжительность приема пищи и количество съеденного (Spitzer, Rodin, 1981) и частота потребления (Woodward et al. 1996). Несмотря на это свидетельство в пользу связи между пристрастием и фактическим потреблением пищи, между обеими переменными неоднократно обнаруживались расхождения. Например, субъекты, которые просто на основе своей сенсорной оценки (оцениваемой с помощью тестов на вкус и плевок) предпочитали среднюю или высокую концентрацию сахарозы или аспартама в молочном продукте, тем не менее, выбрали более низкие концентрации для фактического потребления (определено в ad libitum). тестов потребления) (Lucas and Bellisle, 1987; Monneuse et al. 1991). Эти несоответствия прямо или косвенно вызваны влиянием других факторов на пищевое поведение.

Сравнительно мало внимания было уделено относительному вкладу этих детерминант по сравнению с симпатиями. Туорила и Пангборн (Tuorila and Pangborn, 1988), например, получили анкетные данные о предполагаемом и зарегистрированном потреблении женщинами четырех продуктов (молоко, сыр, мороженое, шоколад и продукты с высоким содержанием жира — общая категория), показав, что симпатия была более сильным предиктором потребления, чем убеждения и оценки здоровья (например,грамм. «хорошо для вас» и «плохо для вас»), хотя проблема веса была существенным противодействующим фактором. По результатам опроса более чем 2000 студентов Woodward et al. обнаружил, что обычную (прошлую) частоту потребления разнообразных продуктов питания, о которой сообщают сами люди, можно лучше спрогнозировать по предпочтению и использованию продуктов родителями, чем по восприятию качества продуктов для здоровья и их употреблению друзьями (Woodward et al. 1996) . Уордл использовал технику корреляций внутри субъектов между оценкой здоровья или вкуса и частотой потребления продуктов, чтобы проиндексировать мотивацию здоровья и вкуса при выборе еды среди членов семьи (Wardle, 1993).Поскольку индекс вкуса был значительно и постоянно выше индекса здоровья, выбор продуктов питания, по-видимому, определялся больше соображениями симпатии, чем соображениями здоровья. При разработке опросника для выбора продуктов питания Steptoe et al. заказал «сенсорную привлекательность», «здоровье», «удобство» и «цену» как наиболее важные факторы, которые принимали во внимание их испытуемые при выборе того, что поесть, с утверждениями, касающимися «настроения», «естественного содержания», «контроля веса». ‘, « знакомство’ ‘и « этические соображения’ ‘обычно менее решительно одобряются (Steptoe et al. 1995).

Доказательств немного, и они характеризуются рядом методологических проблем. Точнее, нет последовательности в процедурах в разных исследованиях, использовались альтернативные концептуальные представления о симпатиях, а меры симпатии различаются по формулировке и формату ответа. Однако данные свидетельствуют о том, что пристрастие играет доминирующую роль в выборе и потреблении пищи.

На пути к альтернативе существующим стратегиям вмешательства

Хотя многие люди заинтересованы в формировании более здоровых моделей питания, меры по питанию не всегда приводят к изменению поведения.Сложность изменения привычек питания связана с множественными корнями представлений людей о еде (например, «идеология питания» общества, семейная среда, личный опыт и средства массовой информации), конфликтами между внутренними и внешними ценностями (например, предпочтение краткосрочных ценностей). сроки и последствия для здоровья в долгосрочной перспективе), характеризующие рекомендации по питанию, постепенное развитие (вместо немедленного появления) проблем со здоровьем, связанных с диетой, необходимость долгосрочных изменений в привычном потреблении пищи для снижения риска и профилактики заболеваний с помощью средств питания, и менее очевидная физическая обратная связь некоторых диетических изменений (например,грамм. повышенное потребление клетчатки) (Glanz and Mullis, 1988; Wardle, 1993; Wardle and Solomons, 1994).

По сути, существуют две широкие стратегии вмешательства для изменения пищевого поведения. Одна стратегия фокусируется на осознании индивидуальных проблем и личной мотивации и навыках, другая — на предоставлении контекстных стимулов, предназначенных для определения выбора пищи. Эффективность этих программ может быть поставлена ​​под сомнение. Поскольку пищевые (анти) предпочтения имеют большое значение для пищевого поведения, а механизмы обучения ответственны за их развитие и изменение, эффективность вмешательств может быть повышена за счет особого внимания к этим двум элементам.Мы не обязательно выбираем какую-то одну конкретную стратегию вмешательства, а предлагаем использовать конкретные возможности в рамках каждой стратегии.

Повышение осведомленности о личных проблемах

Хотя классические образовательные программы, делающие упор на передачу информации, расширяют базовые знания и осведомленность о питании, они, по-видимому, не оказывают значительного влияния на методы питания. Иногда поведение на самом деле противоречит знанию рекомендаций по питанию (Collison et al. 1996; Warwick et al. 1997). Многие люди либо не знают, как, либо еще не хотят применять рекомендации по питанию при выборе продуктов (Glanz and Mullis, 1988). Кроме того, человек может принимать информацию о питании на интеллектуальном уровне, не обязательно находя ее актуальной для себя, или может отвергать эту информацию, потому что опасное для здоровья пищевое поведение, возможно, добавляет реальный вкус к жизни (Raaheim, 1990). Эффективность конкретной информации о питании, по-видимому, зависит от обеспокоенности людей здоровьем и отношения к здоровой пище (Engell et al. 1998).

Теоретические модели, на которых построены эти стратегии (например, модель веры в здоровье и теория разумных действий), учитывают социально-когнитивные переменные, такие как информация о риске, влияние сверстников и чувство личной компетентности. Однако их критиковали за то, что они сильно полагались на процессы рационального принятия решений в отношении собственного (рискованного) поведения для здоровья (De Bourdeaudhuij and Van Oost, 1997). Более того, обзор литературы по психосоциальным моделям, прогнозирующим потребление пищевых жиров и фруктов и овощей, показал в целом низкую предсказуемость (Baranowski et al. 1999). На наш взгляд, информация и образование могут быть слишком ориентированы на вопросы здоровья, а не на вкус, вкус и предпочтение.

Манипулирование контекстными стимулами: окружающая среда и семья

Экологические вмешательства — это стратегии, которые не требуют от людей самостоятельного выбора в определенные образовательные программы (например, в классе, группе или консультационных ситуациях) (Glanz and Mullis, 1988). Общие экологические вмешательства, осуществляемые для пропаганды здорового пищевого поведения, включают изменения в поставках и разнообразии продуктов питания, информацию о выборе питания, сотрудничество с поставщиками продуктов питания, политику и стимулы в области питания на рабочем месте, а также изменения в структуре здравоохранения и медицинского обслуживания.

Первые два типа получили наибольшее внимание. Их основной принцип состоит в том, чтобы сделать полезные продукты более привлекательными в местах покупки, обычно в супермаркете и кафетерии. Значительный рост продаж наблюдался в столовых на рабочих местах и ​​в торговых автоматах, хотя эффективность таких мероприятий не всегда подтверждалась (Glanz and Mullis, 1988; Pandelaere et al. 1997). Одна из проблем заключается в том, что измененное пищевое поведение не распространяется на условия вмешательства в домашнюю ситуацию (Scholten et al. 1994). Во-вторых, способ оформления и предоставления информации действует как модулирующий фактор: четкая, простая и конкретная информация о продуктах питания оказывает сильнейшее влияние как на супермаркеты, так и на рестораны (Russo et al. 1986; Pandelaere et al. 1997).

В отношении первой проблемы утверждалось, что вмешательства больше не должны быть нацелены на человека, который считается ответственным за решения, покупки и приготовление пищи (чаще всего мать или хозяйка дома).Поскольку были обнаружены четкие указания на то, что выбор продуктов питания, а также их потребление, чаще всего является делом (нуклеарной) семьи, программы должны способствовать участию семей в целом (включая детей и особенно отцов), чтобы добиться долгосрочных изменений. (De Bourdeaudhuij, 1997b; De Bourdeaudhuij и Van Oost, 1997).

Предварительные предложения по вмешательствам и будущим исследованиям

Экологические вмешательства, такие как изменение предложения и разнообразия пищевых продуктов, могут способствовать повторному положительному опыту использования (новых) здоровых продуктов и увеличению предпочтения и выбора этих пищевых продуктов за счет простого воздействия.Опыт с едой должен включать опыт ее вкуса, а не только визуальных аспектов. Например, обучая детей здоровой пище, нельзя ограничиваться использованием красивых картинок, но следует также дать им возможность попробовать эти продукты (Birch et al. 1987). Эту цель легко выполнить, предложив адаптированные обеды в школьной столовой. Тем не менее, «игры вкуса» также могут быть разработаны и внедрены в учебную программу, что позволит детям испытать захватывающие вкусовые ощущения прямо в классе.В супермаркете можно бесплатно раздать образцы здоровой (и вкусной) еды. Подобные меры могут быть реализованы в ресторане, столовой на рабочем месте или в семейной столовой. Хотя эти последние две стратегии потенциально могут охватить семьи, а не отдельных лиц, следует иметь в виду, что изменения в поставках и разнообразии продуктов питания не всегда оказывались эффективными (см. Выше). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, работает ли такая тактика.

Случаи оценочного и ожидаемого обучения могут предлагаться в одних и тех же контекстах.Это может происходить как через непосредственный опыт, так и через устные сообщения. Например, пристрастие людей к здоровой пище можно повысить, добавив ароматизаторы с положительной валентностью (например, подсластитель) и постепенно уменьшив их, как в парадигме кондиционирования вкуса и аромата. Эта процедура оказалась эффективной в повышении симпатии студентов колледжей к овощам (Capaldi, 1996). Точно так же информационные средства должны подчеркивать связь между полезными продуктами и хорошим вкусом. Потенциальный эффект такого вмешательства проиллюстрирован в исследовании, показывающем, что подсказки, указывающие как на вкусный, так и на полезный характер ресторанного блюда, стимулировали его продажу в большей степени, чем подсказки, указывающие только на полезный характер (Colby et al. 1987). Оценочную обусловленность можно также использовать более явно в социальной или наблюдательной манере.

Павловское кондиционирование может также вызывать благоприятные ожидаемые последствия приема пищи, предполагая возникновение ожидаемого обучения. Людям может быть предоставлена ​​информация, подчеркивающая последствия здорового питания, такие как снижение уровня холестерина и риски для здоровья. Однако эти последствия для здоровья в лучшем случае являются долгосрочными и часто слабыми. Хотя диетологи или врачи общей практики выступают в качестве координаторов обучения ожидаемому ожиданию, подчеркивая связь между здоровым питанием и воздействием на здоровье, поиск узнаваемых мгновенных вознаграждений (или преимуществ) употребления здоровой пищи остается проблемой для пищевой промышленности и исследований.

Промышленность и исследования уже сыграли активную роль в разработке продуктов с низким содержанием жира, соответствующих рекомендациям агентств здравоохранения по снижению потребления жиров, чтобы снизить риск ожирения, сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и некоторых видов рака. Проблема в том, что уменьшение содержания жира меняет текстуру и вкус пищи. « Здоровая » нежирная пища часто страдает ожидаемыми и реальными сенсорными проблемами (Tuorila et al. 1994) и часто считается « безвкусной » или даже « неприятной » (De Bourdeaudhuij, 1997a; Pandelaere et al. 1997). Более того, предпочтения людей к пище с высоким содержанием жира удивительно устойчивы к изменениям (Drewnowski, 1990). Хотя пищевая промышленность недавно разработала низкокалорийные заменители жира с теми же функциональными и сенсорными свойствами, что и жир (Sanchez et al. 1995; Peters et al. 1997; Rolls et al. 1997), они, вероятно, улучшат соблюдение диеты с низким содержанием жиров (Borzelleca, 1996), долгосрочное влияние заменителей жира на потребление жира и контроль веса до сих пор неизвестно (Miller and Groziak, 1996).

Заключение

Прежде чем сформулировать какие-либо выводы, следует отметить некоторые ограничения точки зрения, принятой в настоящем обзоре. Большинство рассмотренных исследований касается белых, западных людей и людей молодого и среднего возраста. Это может ограничить возможность обобщения выводов по популяциям. Например, основная роль еды (антипатий) в выборе продуктов питания может сохраняться только в рамках нашей западной «культуры изобилия» с небольшими экономическими ограничениями и ограничениями доступности, в то время как физиологические и социально-экономические факторы могут в большей степени определять выбор продуктов питания в странах, сталкивающихся с нехваткой продуктов питания. .Кроме того, наша гипотетическая модель пищевого поведения человека требует дальнейшего исследования, чтобы определить ее полезность и обоснованность.

Хотя исследования относительного вклада различных детерминант в пищевое поведение человека кажутся скудными, они позволяют предположить, что предпочтения и антипатии к пище находятся в центре развития, поддержания и изменения моделей питания. Процессы простого воздействия, Павловской обусловленности и социального обучения формируют отношения между симпатиями и другими детерминантами.Следовательно, принципы обучения и пищевые предпочтения должны занять центральное место при разработке вмешательств в пищевое поведение. Использование конкретных возможностей в рамках существующих усилий по продвижению здорового пищевого поведения (сосредоточенного либо на человеке, либо на его окружении) может сделать эти стратегии более успешными там, где они ранее не были эффективны. Мы сформулировали несколько предварительных предложений. Однако необходимы дальнейшее творческое мышление и исследования в этом направлении.

Рис. 1.

Гипотетическая модель пищевого поведения.

Рис. 1.

Гипотетическая модель пищевого поведения.

Эта статья основана на обширном отчете «Роль предпочтений и антипатий к еде в пищевом поведении человека», подготовленном при поддержке Danone Institutes. Авторы выражают особую благодарность Международному исследовательскому центру Даниэля Карассо, Целевой группе по вопросам питания и пищевого поведения и бельгийскому институту Danone.

Список литературы

Абдаллах, Л., Шабер, М., Ле Ру, Б. и Луи-Сильвестр, Дж. (

1998

) Связана ли приятность печенья и тортов с их фактическим или с предполагаемым содержанием сахара и жира?

Аппетит

,

30

,

309

–324.

Аграс, В. С., Берковиц, Р. И., Хаммер, Л. К. и Кремер, Х. К. (

1988

) Взаимосвязь между пищевым поведением родителей и их 18-месячных детей: лабораторное исследование.

Международный журнал расстройств пищевого поведения

,

7

,

461

–468.

Элли, Р. Л. и Элли, Т. Р. (

1998

) Влияние физического состояния и цвета на воспринимаемую сладость.

Психологический журнал

,

132

,

561

–568.

Baeyens, F. (

1998

) Koele witte wijn als plots de deurbel rinkelt: referentie en evalatie versus verwachting en voorbereiding bij Pavloviaans leren.

Gedragstherapie

,

31

,

7

–48.

Baeyens, F., Crombez, G., Van den Bergh, O. and Eelen, P. (

1988

) Один раз в контакте — всегда в контакте: оценочное обусловливание устойчиво к исчезновению.

Достижения в поведенческих исследованиях и терапии

,

10

,

179

–199.

Baeyens, F., Eelen, P., Crombez, G. и Van den Bergh, O. (

1988

) Weten dat en houden van: Signaal-leren in confrontatie met аффективно-оценочные leren [Обучение сигналу против аффективного -оценочное обучение.

Gedragstherapie

,

21

,

197

–216.

Baeyens, F., Eelen, P., Van den Bergh, O. and Crombez, G. (

1989

) Приобретенная аффективно-оценочная ценность: консервативна, но не неизменна.

Поведенческие исследования и терапия

,

27

,

279

–287.

Байенс, Ф., Элен, П. и Ван ден Берг, О. (

1990

) Осведомленность о непредвиденных обстоятельствах в оценочной обусловленности: случай неосведомленного аффективно-оценочного обучения.

Познание и эмоции

,

4

,

3

–18.

Baeyens, F., Crombez, G., De Houwer, J. и Eelen, P. (

1996

) Нет доказательств модуляции оценочных ассоциаций вкуса и аромата у людей.

Обучение и мотивация

,

27

,

200

–241.

Baeyens, F., Vansteenwegen, D., De Houwer, J. и Crombez, G. (

1996

) Условия наблюдения за валентностью пищи у людей.

Аппетит

,

27

,

235

–250.

Барановски Т. (1997) Семьи и их действия в отношении здоровья. В Gochman, D. S. (ed.), Handbook of Health Behavior Research, Vol. 1: Личные и социальные детерминанты . Plenum Press, Нью-Йорк, стр. 179–206.

Барановски Т., Каллен К. В. и Барановски Дж. (

1999

) Психосоциальные корреляты диетического питания: продвижение диетического вмешательства.

Ежегодный обзор питания

,

19

,

17

–40.

Бартошук, Л. М. (

1991

) Сенсорные факторы пищевого поведения.

Бюллетень Психономического общества

,

29

,

250

–255.

Бартошук, Л. М. (1993) Различия между вкусом и запахом, имеющие отношение к роли опыта. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 62–72.

Бартошук, Л. М., Реннерт, К., Родин, К. и Стивенс, Дж. К. (

1982

) Влияние температуры на воспринимаемую сладость сахарозы.

Физиология и поведение

,

28

,

905

–910.

Батселл, У. Р. и Браун, А. С. (

1998

) Обусловленность человека отвращением вкуса: сравнение традиционных и когнитивных отвращений.

Обучение и мотивация

,

29

,

383

–396.

Бошам, Г. К. и Бартошук, Л. (1997) Дегустация и обоняние. Справочник восприятия и познания . Academic Press, Сан-Диего, Калифорния.

Beauchamp, G.K. и Cowart, B.J. (

1985

) Врожденные факторы и факторы опыта в развитии вкусовых предпочтений человека.

Аппетит

,

6

,

357

–372.

Beauchamp, G.K. и Moran, M. (

1982

) Диетический опыт и предпочтение сладкого вкуса у младенцев.

Аппетит

,

3

,

139

–152.

Берч, Л. Л. (

1980

) Влияние выбора пищи и пищевого поведения сверстниками модели на пищевые предпочтения дошкольников.

Развитие ребенка

,

51

,

489

–496.

Берч, Л. Л. (

1990

) Разработка моделей приема пищи.

Психология развития

,

26

,

515

–519.

Берч, Л. Л. (1993) Контроль за приемом пищи маленькими детьми: роль обучения. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр.116–135.

Берч, Л. Л. и Марлин, Д. У. (

1982

) Мне это не нравится; Я никогда не пробовал: влияние воздействия на пищевые предпочтения двухлетних детей.

Аппетит

,

3

,

353

–360.

Берч Л. Л., Циммерман С. И. и Хинд Х. (

1980

) Влияние социально-аффективного контекста на формирование пищевых предпочтений детей.

Развитие ребенка

,

51

,

856

–861.

Береза, Л.Л., Берч Д., Марлин Д. В. и Крамер Л. (

1982

) Влияние инструментального потребления на пищевые предпочтения детей.

Аппетит

,

3

,

125

–134.

Берч, Л. Л., Марлин, Д. В. и Роттер, Дж. (

1984

) Еда как «средство» деятельности в непредвиденных обстоятельствах: влияние на пищевые предпочтения детей младшего возраста.

Развитие ребенка

,

55

,

431

–439.

Берч Л. Л., Макфи Л., Шоба Б. К. и Пирок Э.(

1987

) Какое воздействие снижает неофобию детей в отношении питания? Взгляд vs. дегустация.

Аппетит

,

9

,

171

–178.

Берч, Л. Л., Гундер, Л., Гримм-Томас, К. и Лэйнг, Д. Г. (

1998

) Потребление младенцами новой пищи способствует принятию аналогичных продуктов.

Аппетит

,

30

,

283

–295.

Берч, Л. Л., Макфи, Л., Стейнберг, Л. и Салливан, С. (

1990

) Обусловленные вкусовые предпочтения маленьких детей.

Физиология и поведение

,

47

,

501

–505.

Бут, Д. А., Мазер, П. и Фуллер, Дж. (

1982

) Содержание крахмала в обычных пищевых продуктах ассоциативно влияет на аппетит и чувство насыщения человека, индексируемое по потреблению и вкусу вкусовых качеств, связанных с крахмалом.

Аппетит

,

3

,

163

–184.

Borzelleca, J. F. (

1996

) Предлагаемая модель для оценки безопасности заменителей макроэлементов.

Нормативная токсикология и фармакология

,

23

,

15

–18.

Кабанак, М. (

1995

) Вкус против денег: экспериментальное исследование конфликта мотиваций.

Аппетит

,

25

,

43

–49.

Кабанак, М. и Лафранс, Л. (

1990

) Постингестивная союзничество: крыса рассказывает ту же историю.

Физиология и поведение

,

47

,

539

–543.

Cabanac, M., Pruvost, M. и Fantino, M. (

1973

) Отрицательная альэстезия для сладких стимулов после различных приемов глюкозы.

Физиология и поведение

,

11

,

345

–348.

Кальвино, А. М. (

1984

) Влияние концентрации и температуры на стойкость вкуса.

Перцепционные и моторные навыки

,

58

,

647

–650.

Капальди, Э. Д. (1996) Предпочтения в отношении условных пищевых продуктов. В Капальди, Э. Д. (ред.), Почему мы едим то, что мы едим: психология еды . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 53–80

Chrisler, J.C. (1997) Соблюдение режима похудания и питания. В Gochman, D. S. (ed.), Handbook of Health Behavior Research, Vol. 2: Детерминанты поставщика . Plenum Press, Нью-Йорк, стр. 323–333.

Колби, Дж. Дж., Элдер, Дж. П., Петерсон, Г., Книсли, П. М. и Карлтон, Р. А. (

1987

) Влияние описания пункта меню на выбор блюд в ресторане семейного типа.

Американский журнал профилактической медицины

,

3

,

171

–177.

Коллисон, С. Б., Кучмарски, М. Ф. и Викери, К. Э. (

1996

) Влияние просвещения по вопросам питания на спортсменок.

Американский журнал поведения в отношении здоровья

,

20

,

14

–23.

Cowart, B.J. (

1981

) Развитие вкусового восприятия у людей: чувствительность и предпочтение на протяжении всей жизни.

Психологический бюллетень

,

90

,

43

–73.

De Bourdeaudhuij, I. (

1997

) Семейные правила питания и питание у подростков.

Психология здоровья

,

2

,

45

–56.

De Bourdeaudhuij, I. (

1997

) Ощущаемое влияние членов семьи на привнесение в семью здорового питания.

Исследования в области санитарного просвещения

,

12

,

77

–90.

De Bourdeaudhuij, I. and Van Oost, P. (

1997

) Gezinsdynamiek en voedingsgedrag: een onderzoek met vragenlijsten en groepsinterviews.

Gedrag en Gezondheid

,

25

,

62

–73.

де Кастро, Дж. М. (

1991

) Социальное содействие естественному размеру еды людьми происходит как в будние, так и в выходные дни.

Физиология и поведение

,

49

,

1289

–1291.

де Кастро, Дж. М. и Брюэр, Э. М. (

1992

) Количество съеденных людьми с пищей является степенной функцией количества присутствующих людей.

Физиология и поведение

,

51

,

121

–125.

де Кастро, Дж. М. и Элмор, Д.К. (

1988

) Субъективные отношения голода с режимами приема пищи при спонтанном кормлении людей: доказательства причинной связи.

Физиология и поведение

,

43

,

159

–165.

де Силва П. и Рахман С. (

1987

) Отвращение человека к пище: природа и приобретение.

Поведение, исследования и терапия

,

25

,

457

–468.

Древновски А. (

1990

) Новые заменители жира.Стратегия снижения потребления жира.

Аспирантура медицины

,

87

,

111

–121.

Древновски А. (

1993

) Индивидуальные различия в сенсорных предпочтениях в отношении жира в модельных сладких молочных продуктах.

Acta Psychologica

,

84

,

103

–110.

Древновски А. и Гринвуд М. Р. (

1983

) Сливки и сахар: предпочтения человека в отношении продуктов с высоким содержанием жира.

Физиология и поведение

,

30

,

629

–633

Древновски А. и Шварц М.(

1990

) Невидимые жиры: сенсорная оценка смесей сахара / жира.

Аппетит

,

14

,

203

–217.

Древновски, А., Гринкер, Дж. А. и Хирш, Дж. (

1982

) Ожирение и восприятие вкуса: многомерное масштабирование безалкогольных напитков.

Аппетит

,

3

,

361

–368.

Энгелл, Д., Борди, П., Борха, М., Ламберт, К. и Роллс, Б. (

1998

) Влияние информации о содержании жира на пищевые предпочтения у детей до подросткового возраста.

Аппетит

,

30

,

269

–282.

Энген Т. (1982) Восприятие запахов . Академик Пресс, Орландо, Флорида.

Франк, Р. А. и Байрам, Дж. (

1988

) Взаимодействие вкуса и запаха зависит от вкуса и запаха.

Химические сенсоры

,

13

,

445

–455.

Франк, Р. А., Дучени, К. и Мизе, С. Дж. (

1989

) Клубничный запах, но не красный цвет, усиливает сладость растворов сахарозы.

Химические сенсоры

,

14

,

371

–377.

Ферст Т., Коннорс М., Бизони К. А., Собал Дж. И Винтер Фальк Л. (

1996

) Выбор продуктов питания: концептуальная модель процесса.

Аппетит

,

26

,

247

–266.

Гейзельман, П. Дж., Смит, К. Ф., Уильямсон, Д. А., Шампань, К. М., Брей, Г. А. и Райан, Д. Х. (

1998

) Восприятие интенсивности сладости определяет гедонистическую и прочую восприимчивость женщин к шоколадной пище.

Аппетит

,

31

,

37

–48.

Гибсон, Э. Л. и Десмонд, Э. (

1999

) Тяга к шоколаду и состояние голода: последствия для приобретения и выражения аппетита и выбора пищи.

Аппетит

,

32

,

219

–240.

Гланц, К. и Маллис, Р. М. (

1988

) Экологические вмешательства для пропаганды здорового питания: обзор моделей, программ и фактических данных.

Медицинское просвещение Ежеквартально

,

15

,

395

–415.

Грин, Б. Г. (

1993

) Оральная терпкость: тактильный компонент вкуса.

Acta Psychologica

,

84

,

119

–125.

Грин, Б. Г. и Франкманн, С. П. (

1987

) Влияние охлаждения языка на воспринимаемую интенсивность вкуса.

Химические сенсоры

,

12

,

609

–619.

Грин, Л. С., Десор, Дж. А. и Маллер, О. (

1975

) Наследственность и опыт: их относительное значение в развитии вкусовых предпочтений у человека.

Журнал сравнительной и физиологической психологии

,

89

,

279

–284.

Харрис, Г., Томас, А. и Бут, Д. А. (

1990

) Развитие соленого вкуса в младенчестве.

Психология развития

,

26

,

334

–338.

Хетерингтон, М. М. и Роллс, Б. Дж. (1996) Сенсорно-специфическая сытость: теоретические основы и основные характеристики. В Капальди, Э. Д. (ред.), Почему мы едим то, что мы едим: психология еды .Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 267–290.

Хетерингтон, М., Роллс, Б. Дж. И Берли, В. Дж. (

1989

) Динамика сенсорно-специфической сытости.

Аппетит

,

12

,

57

–68.

Хилл, А. Дж. И Бланделл, Дж. Э. (

1986

) Макроэлементы и чувство сытости: влияние еды с высоким содержанием белка или углеводов на субъективную мотивацию к еде и пищевые предпочтения.

Питание и поведение

,

3

,

133

–144.

Хилл, А. Дж., Мэгсон, Л. Д. и Бланделл, Дж. Э. (

1984

) Голод и вкусовые качества: отслеживание оценок субъективного опыта до, во время и после потребления предпочтительной и менее предпочтительной пищи.

Аппетит

,

5

,

361

–371.

Хорнунг Д. Э. и Эннс М. П. (

1984

) Независимость и интеграция обоняния и вкуса.

Химические сенсоры

,

9

,

97

–106.

Хайман, А. (

1983

) Влияние цвета на вкусовое восприятие препаратов газированной воды.

Бюллетень Психономического общества

,

21

,

145

–148.

Джеффри Р. В. и Френч С. А. (

1996

) Социально-экономический статус и методы контроля веса среди женщин в возрасте от 20 до 45 лет.

Американский журнал общественного здравоохранения

,

86

,

1005

–1010.

Johnson, S. L., McPhee, L. и Birch, L. L. (

1991

) Обусловленные предпочтения: маленькие дети предпочитают ароматы, связанные с высоким содержанием пищевых жиров.

Физиология и поведение

,

50

,

1245

–1251.

Кяхконен, П. и Туорила, Х. (

1998

) Влияние информации о пониженном содержании жира на ожидаемые и фактические гедонистические и сенсорные оценки колбасы.

Аппетит

,

30

,

13

–23.

Letarte, A., Dubé, L. и Troche, V. (

1997

) Сходства и различия в аффективных и когнитивных источниках пищевых предпочтений и антипатий.

Аппетит

,

28

,

115

–129.

Лог, А. В., Офир, И. и Штраус, К. Э.(

1981

) Приобретение у людей вкусовых отвращений.

Поведение, исследования и терапия

,

19

,

319

–333.

Лозано, Д. И., Критс, С. Л., младший, и Айкман, С. Н. (

1999

) Изменения в отношении к еде в зависимости от голода.

Аппетит

,

32

,

207

–218.

Лукас Ф. и Беллисл Ф. (

1987

) Измерение пищевых предпочтений человека: прогнозируют ли тесты вкуса и слюны потребление?

Физиология и поведение

,

39

,

739

–743.

Мартинс Ю., Пелчат М. Л. и Плинер П. (

1997

) «Попробуйте; это полезно для вас »: влияние вкуса и информации о питании на готовность пробовать новые продукты.

Аппетит

,

28

,

89

–102.

Макбрайд, Р. Л. и Андерсон, Н. Х. (1990) Психофизика интеграции в химическом смысле. В Anderson, N.H. (ed.), Contributions to Information Integration Theory, Vol. 1: Познание . Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Хиллсдейл, Нью-Джерси, стр.295–319.

Макфарлейн, Т. и Плинер, П. (

1997

) Повышение готовности пробовать новые продукты: влияние информации о питании и вкусе.

Аппетит

,

28

,

227

–238.

Миллер Г. Д. и Грозяк С. М. (

1996

) Влияние заменителей жира на потребление жира.

Липиды

,

31

(доп.),

293

–296.

Monneuse, M.O., Bellisle, F. и Louis-Sylvestre, J. (

,

, 1991,

). Ответы на интенсивный подсластитель у людей: немедленное предпочтение и отсроченное воздействие на потребление.

Физиология и поведение

,

49

,

325

–330.

Морленд, Р. Л. и Зайонц, Р. Б. (

1977

) Является ли распознавание стимула необходимым условием возникновения эффектов воздействия?

Журнал личности и социальной психологии

,

35

,

191

–199.

Московиц, Х. Р. (

1972

) Изменения восприятия вкусовых смесей.

Восприятие и психофизика

,

11

,

257

–262.

Mozell, M. M. (1988) Olfaction. В Вулфе, Дж. М. (ред.), Сенсорные системы II: Чувства, отличные от зрения . Birkhaeuser, Cambridge, pp. 59–62

Pandelaere, M., Van den Broucke, S. и Van den Bergh, O. (1997) Het effect van omgevingsinterventies op gezondheidsgerelateerd gedrag. Раппорт ван эен ондерзоек в opdracht van de Vlaamse Minister voor het Gezondheidsbeleid (Report No. 8) . Vlaams Instituut voor Gezondheidspromotie, Брюссель.

Паулюс К. и Райш А.М. (

1980

) Влияние температуры на пороговые значения первичных вкусов.

Химические сенсоры

,

5

,

11

–21.

Пельчат М. Л. и Розин П. (

1982

) Особая роль тошноты в приобретении людьми антипатий к пище.

Аппетит

,

3

,

341

–351.

Пелчат, М. Л. и Плинер, П. (

1995

) `Попробуйте. Вам понравится »: влияние информации на желание попробовать новые продукты.

Аппетит

,

24

,

153

–166.

Петерс, Дж. К., Лоусон, К. Д., Миддлтон, С. Дж. И Трибвассер, К. С. (

1997

) Оценка питательных эффектов олестры, неабсорбированного заменителя жира: резюме.

Journal of Nutrition

,

127

,

1719

–1728.

Плинер П. (

1982

) Влияние простого воздействия на пристрастие к съедобным веществам.

Аппетит

,

3

,

283

–290.

Плинер П. и Мело Н. (

1997

) Пищевая неофобия у людей: эффекты управляемого возбуждения и индивидуальные различия в поиске ощущений.

Физиология и поведение

,

61

,

331

–335.

Плинер П., Герман С. П. и Поливи Дж. (1990) Вкусовые качества как определяющий фактор питания: привередливость как функция вкуса, голода и перспективы хорошей еды. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning .Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 210–226.

Плинер П., Лахтенмаки Л. и Туорила Х. (

1998

) Корреляты пищевой неофобии человека.

Аппетит

,

30

,

93

.

Плинер П. и Пелчат М. Л. (

1986

) Сходства в пищевых предпочтениях детей, их братьев, сестер и родителей.

Аппетит

,

7

,

333

–342.

Прескотт, Дж. И Стивенсон, Р. Дж. (

1995

) Влияние химического раздражения ротовой полости на вкус и аромат у частых и нечастых потребителей перца чили.

Физиология и поведение

,

58

,

1117

–1127.

Прескотт, Дж., Аллен, С. и Стивенс, Л. (

1993

) Взаимодействие между химическим раздражением полости рта, вкусом и температурой.

Химические сенсоры

,

18

,

389

–404.

Raaheim, A. (1990) Маркетинг здоровья и изменение поведения. В Шмидт, Л. Р., Швенкмезгер, П., Вайнман, Дж. И Маес, С. (ред.), Теоретические и прикладные аспекты психологии здоровья .Harwood Academic, Лондон, стр. 141–150.

Рауденбуш, Б., Ван дер Клаау, Н. Дж. И Франк, Р. А. (

1995

) Вклад психологических и сенсорных факторов в модели пищевых предпочтений, измеренный в рамках исследования отношения к еде (FAS).

Аппетит

,

25

,

1

–15.

Редд, М. и де Кастро, Дж. М. (

,

, 1992,

). Социальное содействие при приеме пищи: влияние социальных инструкций на прием пищи.

Физиология и поведение

,

52

,

749

–754.

Rolls, B.J. (

1986

) Сенсорное сытость.

Nutrition Reviews

,

44

,

93

–101.

Роллс, Б. Дж. (1993) Роль сенсорной сытости в приеме пищи и ее выборе. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 197–209.

Роллс, Б. Дж., Роллс, Э. Т., Роу, Э. А. и Суини, К. (

1981

) Сенсорная специфическая сытость у человека.

Физиология и поведение

,

27

,

137

–142.

Rolls, B.J., Castellanos, V.H., Shide, D.J., Miller, D.L., Pelkman, C.L., Thorwart, M.L. и Peters, J.C. (

1997

) Сенсорные свойства невсасывающегося заменителя жира не влияли на регуляцию потребления энергии.

Американский журнал клинического питания

,

65

,

1375

–1383.

Розин П. (

1990

) Развитие в продовольственной сфере.

Психология развития

,

26

,

555

–562.

Розин П. (1996) Социокультурное влияние на выбор продуктов питания человека. В Капальди, Э. Д. (ред.), Почему мы едим то, что мы едим: психология еды . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 233–263.

Розин П. и Фэллон А. Э. (

1987

) Взгляд на отвращение.

Психологическое обозрение

,

94

,

23

–41.

Розин П. и Миллман Л. (

1987

) Семейное окружение, а не наследственность, объясняет семейные сходства в пищевых предпочтениях и отношениях: исследование близнецов.

Аппетит

,

8

,

125

–134.

Розин П., Шулькин Дж. (1990) Выбор продуктов питания. В Stricker, E. M. (ed.), Справочник по поведенческой нейробиологии. Plenum Press, Нью-Йорк, стр. 279–328.

Розин П. и Зеллнер Д. (

1985

) Роль Павловской обусловленности в приобретении пищевых предпочтений и антипатий.

Анналы Нью-Йоркской академии наук

,

443

,

189

–202.

Розин П., Фэллон А.и Манделл Р. (

1984

) Семейное сходство в отношении к еде.

Психология развития

,

20

,

309

–314

Руссо, Дж. Э., Сталин, Р., Нолан, К. А., Рассел, Г. Дж. И Меткалф, Б. Л. (

1986

) Информация о питании в супермаркете.

Журнал потребительских исследований

,

13

,

48

–69.

Sanchez, C., Klopfenstein, C.F. и Walker, C.E. (

1995

) Использование углеводных заменителей жира и эмульгаторов в песочном печенье с пониженным содержанием жира.

Зерновая химия

,

72

,

25

–29.

Scholten, H., Van der Doef, M., Maes, S. и Sachtleven, H. (

1994

) «Gezonde voeding, een goede keus»: onderzoek naar deffecten van een voedingsvoorlichtingsproject [`Healthy food, a хороший выбор »: исследование о влиянии образовательного проекта по вопросам питания].

Gedrag en Gezondheid

,

22

,

44

–51.

Смит, Дж. А. и Эпштейн, Л. Х. (

1991

) Поведенческий экономический анализ выбора продуктов питания у детей с ожирением.

Аппетит

,

17

,

91

–95.

Спитцер Л. и Родин Дж. (

1981

) Пищевое поведение человека: критический обзор исследований людей с нормальным и избыточным весом.

Аппетит

,

2

,

293

–329.

Степто, А., Поллард, Т. М. и Уордл, Дж. (

1995

) Разработка меры мотивов, лежащих в основе выбора пищи: анкета выбора продуктов питания.

Аппетит

,

25

,

267

–284.

Steptoe, A. и Wardle, J. (

1999

) Мотивационные факторы как медиаторы социально-экономических изменений в моделях питания.

Психология и здоровье

,

14

,

391

–402.

Стоун, Л. Дж. И Пэнгборн, Р. М. (

1990

) Предпочтения и показатели потребления соли и сахара и их связь с личностными качествами.

Аппетит

,

15

,

63

–79.

Стрикер Э. М. и Вербалис Дж. Г. (

1987

) Биологические основы голода и сытости.

Анналы поведенческой медицины

,

9

,

3

–8.

Стругнелл, К. (

1997

) Цвет и его роль в восприятии сладости.

Аппетит

,

28

,

85

.

Салливан, С. А., Берч, Л. Л. (

1990

) Передайте сахар, передайте соль: опыт диктует предпочтения.

Психология развития

,

26

,

546

–551.

Туорила Х. и Пангборн Р. М. (

1988

) Прогнозирование зарегистрированного потребления избранных жиросодержащих продуктов.

Аппетит

,

11

,

81

–95.

Туорила, Х., Карделло, А. В. и Лешер, Л. Л. (

1994

) Предпосылки и последствия ожиданий, связанных с обезжиренными продуктами и продуктами с обычным содержанием жира.

Аппетит

,

23

,

247

–263.

Венкатрамайя, С. Р. и Деваки, П. Б. (

1990

) Личностные особенности и вкусовые предпочтения: эмпирическое исследование.

Журнал личности и клинических исследований

,

6

,

1

–5.

Wardle, J. (

1993

) Выбор продуктов питания и оценка состояния здоровья.

Психология и здоровье

,

8

,

65

–75.

Wardle, J. и Solomons, W. (

1994

) Непослушный, но милый: лабораторное исследование информации о здоровье и пищевых предпочтениях в выборке сообщества.

Психология здоровья

,

13

,

180

–183.

Wardle, J., Bellisle, F., Reschke, K., Steptoe, A., Davou, B. и Lappalainen, R. (

1997

) Практика здорового питания среди европейских студентов.

Психология здоровья

,

16

,

443

–450.

Warwick, J., McIlveen, H. и Strugnell, C. (

1997

) Предпочтения в еде среди школьников Ольстера в возрасте от 9 до 15 лет.

Аппетит

,

28

,

86

.

Westcombe, A. и Wardle, J. (

1997

) Влияние информации об относительном содержании жира на реакцию на три вида пищевых продуктов.

Аппетит

,

28

,

49

–62.

Вудворд, Д. Р., Бун, Дж.А., Камминг, Ф. Дж., Болл, П. Дж., Уильямс, Х. М. и Хорнсби, Х. (

1996

), о том, как подростки сообщают об использовании выбранных продуктов питания в соответствии с их восприятием и социальными нормами в отношении этих продуктов.

Аппетит

,

27

,

109

–117.

Зайонц, Р. Б. (

1968

) Установочные эффекты простого воздействия.

Журнал личности и социальной психологии

,

9

,

1

–27.

Зайонц, Р. Б., Маркус, Х. и Уилсон, В.Р. (

1974

) Эффекты воздействия и ассоциативное обучение.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

10

,

248

–263.

Zellner, D. A., Rozin, P., Aron, M. и Kulish, C. (

1983

) Условное усиление склонности человека к вкусу за счет сочетания со сладостью.

Обучение и мотивация

,

14

,

338

–350.

© Издательство Оксфордского университета

пищевых предпочтений и их относительная важность в пищевом поведении человека: обзор и предварительные предложения по укреплению здоровья | Исследования в области санитарного просвещения

Аннотация

В данной статье дается обзор исследований психологических детерминант пищевого поведения человека.Представлена ​​гипотетическая модель выбора и приема пищи, в которой представлены различные факторы, влияющие на пищевое поведение. Внутренние факторы включают аспекты сенсорной пищи. К внешним факторам относятся информация, социальный контекст и физическая среда. Такие процессы, как простое воздействие, формирование условий Павлова и социальное обучение, формируют взаимосвязь между этими факторами, предпочтением к пище и пищевым поведением. Обсуждается относительный вклад различных детерминант. Несмотря на нехватку исследований, предпочтение сенсорных аспектов пищи, по-видимому, находится в центре разработки, поддержания и изменения диетических моделей.Следовательно, усилия по продвижению здорового пищевого поведения могут выиграть от повышенного внимания к принципам обучения и предпочтениям в еде при разработке вмешательств. Критикуются существующие стратегии вмешательства и формулируются предварительные предложения по повышению их эффективности.

Введение

Разнообразные социальные, культурные и экономические факторы способствуют развитию, сохранению и изменению моделей питания. Внутрииндивидуальные детерминанты, такие как физиологические и психологические факторы, приобретенные пищевые предпочтения и знания, можно отличить от межличностных или социальных факторов, таких как влияние семьи и группы (Glanz and Mullis, 1988).Принятие или аффективная реакция на сенсорные свойства пищи (Розин, 1990), как полагают, играет важную или даже большую роль в качестве лучшего предиктора выбора или потребления пищи человеком в отсутствие экономических ограничений и ограничений доступности. (Cowart, 1981; Розин, Зеллнер, 1985; Розин, Шулькин, 1998). Опросы клиентов показали, что люди считают сенсорное восприятие еды доминирующей ценностью или ограничивающим фактором, как правило, менее обсуждаемым, чем другие ценности, влияющие на их выбор еды в супермаркете или ресторане [e.грамм. (Furst и др. 1996)]. Короче говоря, если еда не воспринимается как положительная по внешнему виду, запаху, текстуре или вкусу, ее вряд ли можно будет есть (Hetherington and Rolls, 1996).

Если пристрастие действительно является важным фактором, определяющим выбор продуктов питания, практикующие врачи должны сосредоточить свои усилия на процессах, определяющих пристрастие, чтобы улучшить пищевые привычки. Однако утверждение, что одна детерминанта преобладает над другими, подразумевает знание о том, как различные детерминанты взаимосвязаны в их влиянии на выбор продуктов питания.

Были разработаны комплексные модели, чтобы показать, как люди строят процесс выбора продуктов. Например, Furst et al. (Furst и др. ., 1996) группирует факторы, участвующие в выборе пищи, в три основных компонента (жизненный цикл, влияния и личные системы) — особые отношения этих компонентов друг с другом, порождающие процесс или путь, ведущий к точке. выбора. Хотя такие модели документируют всю сложность выбора продуктов питания, их всеобъемлющий характер затрудняет прогнозирование фактического поведения при выборе продуктов питания.Мы предлагаем гипотетическую модель пищевого поведения, более кратко иллюстрирующую его сложность. Чтобы смоделировать роль симпатии и других детерминант пищевого поведения, мы опираемся на таксономию еды Фэллон и Розин (Rozin, 1990), которая классифицирует три критерия принятия или отказа от пищи: (1) сенсорно-аффективные реакции (симпатия) , (2) ожидаемые последствия и (3) идеальные факторы.

Гипотетическая модель представлена ​​на рис. 1. Ее более широкий контекст, культура, может напрямую влиять на пищевое поведение, но чаще она играет сдерживающую роль в других переменных, определяя межиндивидуальные различия в предпочтениях и пищевом поведении (Chrisler, 1997). .Модель состоит из трех уровней переменных и их взаимосвязей. Пищевое поведение рассматривается как конечная зависимая переменная, операционализируемая либо как выбор / выбор / предпочтение пищи, либо как прием пищи. Таксономия пищевых продуктов находится на промежуточном уровне. Категория ожидаемых последствий Фэллон и Розин расширена за счет включения ожиданий и отношения к питанию и здоровью. И пищевое поведение, и пищевая таксономия зависят от пищевых внутренних и пищевых внешних стимулов, расположенных на первом или независимом уровне.Вкус и другие сенсорные пищевые аспекты являются примерами пищевых стимулов. К внешним пищевым или контекстным стимулам относятся информация, социальный контекст и физическая среда (например, место покупки, наличие и разнообразие пищевых продуктов).

Другие факторы, влияющие на предпочтения и пищевое поведение, выходят за рамки нашего обзора и модели. К ним относятся врожденные регуляторные механизмы, указывающие на дефицит питательных веществ (например, натрия, воды и энергии) (Розин, 1990), физиологические состояния голода и сытости (Hill et al. 1984; Хилл и Бланделл, 1986; де Кастро и Элмор, 1988; Плинер и др. 1990; Роллс, 1993 г ​​.; Стрикер и Вербалис, 1987; Гибсон и Десмонд, 1999; Lozano et al. 1999), личностные черты (например, неофобия и стремление к сенсациям) (Stone and Pangborn, 1990; Venkatramaiah and Devaki, 1990; Raudenbush et al. 1995; Pliner and Melo, 1997; Pliner et al. 1998) и социо -экономические факторы (например, социально-экономический статус, цены на продукты питания) (Cabanac, 1995; Jeffrey and French, 1996; Steptoe and Wardle, 1999).Явления, которые также связаны с пристрастием к пище и потреблением пищи, но не обсуждаются в данной статье, — это альэстезия (т. Е. Изменчивость ощущения удовольствия, вызываемого данным пищевым стимулом, в зависимости от внутреннего состояния субъекта) (Cabanac et al. 1973; Cabanac and Lafrance, 1990) и сенсорно-специфической сытости (т. Е. Снижение симпатии к пище после многократного потребления, не обязательно связанное с приемом питательных веществ, но, возможно, просто «усталость от вкуса») (Rolls et al. 1981; Drewnowski et al. 1982; Роллс, 1986 г .; Hetherington et al. 1989; Хетерингтон и Роллс, 1996).

Мы рассмотрим модель поэтапно, описывая ее основные переменные и уточняя различные взаимосвязи. Из-за отсутствия данных мы не сможем обсудить все ссылки. В следующих разделах мы сначала поговорим о симпатиях к пищевым стимулам. Далее мы обсудим пищевые внешние стимулы и их взаимосвязь с несколькими зависимыми переменными (т.е. симпатии, ожидания и выбор еды). Затем мы более подробно рассмотрим механизмы обучения, формирующие отношения модели. Наконец, мы оценим исследования, посвященные относительному влиянию различных детерминант на пищевое поведение. Обсуждаемые ранее темы позволят нам сделать некоторые предварительные предложения по альтернативным вмешательствам в пищевое поведение после оценки существующих стратегий.

Пищевые внутренние раздражители: восприятие вкуса

Восприятие аромата включает в себя объединение нескольких ощущений как внутри, так и между сенсорными модальностями.Хотя вкус и запах играют центральную роль, внешний вид пищи (например, ее цвет и форма), ее текстура, жирность и температура, болевые ощущения (вызванные, например, перцем чили) и даже звуком жевания, также способствуют общему восприятию вкуса (Макбрайд и Андерсон, 1990; Бартошук, 1991, 1993).

Интересный вопрос заключается в том, как эти сенсорные аспекты пищи взаимодействуют, чтобы произвести определенное восприятие вкуса. Большинство исследований, похоже, сосредоточено на отношениях между вкусом и другим компонентом.Точнее, они исследовали взаимодействие между вкусами (Moskowitz, 1972), взаимодействие между запахом и вкусом (Hornung, Enns, 1984; Frank and Byram, 1988; Mozell, 1988), взаимодействие цвета со вкусом (Hyman, 1983; Alley and Alley, 1998; Frank et al. 1989; Strugnell, 1997), влияние текстуры на вкус (Green, 1993; Alley and Alley, 1998), влияние температуры на вкус (Paulus and Reisch, 1980; Bartoshuk et al. 1982; Calvino, 1984; Green and Frankmann, 1987), взаимодействие между жиром и вкусом (Drewnoswski and Schwartz, 1990; Drewnowski, 1993), а также между раздражителями (e.грамм. капсаицин в перце чили) и вкус (Prescott et al. 1993; Prescott and Stevenson, 1995).

Эти многочисленные сенсорные компоненты взаимодействуют, оказывая влияние на пристрастие, и сенсорно-аффективные реакции на еду сильно зависят от относительных пропорций питательных веществ (например, сахарозы и жира) (Drewnowski and Greenwood, 1983; Abdallah et al. 1998; Geiselman и др. 1998; Розин, Шулькин, 1998). Связь между восприятием пищи и симпатиями или гедонистической реакцией на пищу либо врожденная, либо приобретенная в более позднем возрасте (см. Ниже).

Пищевые внешние раздражители

Информация

Информация о аспектах здорового питания (например, этикетка с пониженным содержанием жира) иногда оказывает положительное влияние на симпатию (т. Е. Увеличение), иногда отрицательное влияние (например, более высокая симпатия к версии с жирной маркировкой), а иногда не влияет на все (Martins et al. 1997; Westcombe and Wardle, 1997; Engell et al. 1998). Эти противоречивые результаты могут быть связаны с типом протестированных продуктов, точным способом формулировки информации или ожиданиями потребителей в отношении продуктов и их отношением к питанию.Ожидания, основанные на информации, могут влиять на рейтинги симпатий в сторону как высокой, так и низкой оценки, подразумевая ассимиляцию оцененной приятности ожиданиям до дегустации. Это было проиллюстрировано на примере молодых людей, оценивающих ожидаемую и фактическую приятность двух образцов болонской колбасы (обычной или с пониженным содержанием жира), с предварительной информацией о содержании жира или без нее (Kähkönen and Tuorila, 1998). Однако нереалистично завышенные ожидания могут иметь противоположный эффект на фактические оценки: если фактическое качество продегустированной еды существенно ниже ожидаемого, симпатия к еде может быть оценена значительно ниже, чем было бы получено на основе « слепой » оценки (например, « слепая » оценка).грамм. без предварительной информации). Другими важными сдерживающими факторами во взаимосвязи между информацией и симпатиями являются отношение людей к питанию или их озабоченность последствиями для здоровья употребления определенных продуктов питания. На рейтинги симпатий людей, вызывающих более серьезные опасения, больше влияет информация о питании (Engell et al. 1998).

Сообщалось также о неоднозначных результатах в отношении влияния информации о питании на фактический выбор продуктов питания. Значительные сдвиги в предполагаемом потреблении здоровой пищи (например,грамм. печенье с пониженным содержанием жира), а также незначительное или даже контрпродуктивное влияние на вероятность пробовать новые продукты (Martins et al. 1997; Engell et al. 1998). Некоторые результаты позволяют предположить, что этикетка «с низким содержанием жира» действует как лицензия на потребление более чем один человек, который обычно потребляет (Engell et al. 1998). Хотя было обнаружено, что общая информация о питании повышает готовность пробовать новые « здоровые » продукты у субъектов, для которых питание важно (McFarlane and Pliner, 1997), данные остаются неубедительными в отношении того, связаны ли эти отношения в значительной степени с пищевым поведением (Wardle et al. . 1997; Engell et al. 1998).

Социальная среда

Межличностное сходство пищевого поведения (например, количество, стиль и количество еды) предполагает важные прямые или косвенные социальные влияния (Agras et al. 1988; Розин, 1996). Косвенные социальные влияния очень широки, включая верования, кулинарные традиции и обстоятельства, которые создают основу или изменяют интерпретацию встреч с едой. Прямое социальное влияние требует посредничества другого человека, присутствующего на мероприятии, в то время как косвенное социальное влияние — нет.Социальные факторы, по-видимому, оказывают свое влияние на пищевое поведение через социальную поддержку, что приводит к увеличению потребления пищи, когда едят в присутствии других (де Кастро, 1991; де Кастро и Брюэр, 1992; Редд и де Кастро, 1992), через истеблишмент. правил семейного питания в более молодом возрасте (De Bourdeaudhuij, 1997a) или с помощью различных механизмов обучения (см. далее).

Физическая среда

Последняя категория внешних факторов, определяющих пищевые продукты, в нашей модели состоит из наличия и доступности продуктов питания.Существует целая последовательность шагов, ведущих к доступности продуктов питания в ситуации конечного потребления (Baranowksi, 1997). Во-первых, продукты должны быть доступны по соседству (в магазинах). Далее выбор в магазине переносит продукты в домашнюю обстановку. Когда доступ к определенной пище (например, очень понравившейся высококалорийной пище) становится все более ограниченным, люди переключают свой выбор на другую пищу (например, менее понравившуюся низкокалорийную пищу) (Smith and Epstein, 1991).

Врожденные и приобретенные пищевые лайки

Врожденные предпочтения в еде

Исследователи, изучающие врожденные предпочтения и антипатии к пище или ароматам, в основном зависели от лицевых рефлексов предлагаемых новорожденным вкусов или запахов (основных элементов аромата) как отражения гедонистических реакций на эти стимулы (Cowart, 1981; Birch, 1990).

Несколько исследований не смогли обнаружить врожденные удовольствия или неудовольствия, связанные с обонянием (Engen, 1982). Тем не менее, существует так много различных обонятельных ощущений, что ни один эксперимент не может охватить их все, и остается вероятность того, что некоторые другие запахи, отличные от тех, на которые нацелен экспериментатор, могли оказать воздействие на человеческих младенцев. Более того, исследования в литературе, посвященной феромонам, показывают, что некоторые пахучие вещества по своей природе привлекательны, хотя есть также свидетельства приобретенной привлекательности (Бартошук, 1993).

Более сильная поддержка существует врожденных вкусовых предпочтений. Выражение лица новорожденных свидетельствует о врожденном предпочтении сладкого и рефлексивного отвращения или отказе от горького и кислого. Гедонические реакции на соленые вкусы кажутся нестабильными в детстве, смещаясь от нейтральной или отрицательной гедонической ценности в неонатальном периоде и в старшем младенчестве к положительной гедонической ценности в позднем детстве (Cowart, 1981). По-видимому, в приобретении предпочтения соли играет роль опыт потребления в раннем младенчестве (Harris et al. 1990).

В целом исследования, проведенные с близнецами, предполагают, что проявление генетических различий во вкусовых качествах и пищевых предпочтениях может быть подавлено опытом раннего потребления, поскольку они показывают, что наследственность в предпочтениях практически равна нулю по сравнению с опытом (Грин и др. 1975; Розин, Миллман, 1987).

Приобретенные пищевые предпочтения: механизмы обучения, связанные с пищевым поведением

Опыт может привести к вновь приобретенным предпочтениям в еде, к изменению врожденных предпочтений или поддержанию врожденных симпатий, которые в противном случае исчезли бы (Beauchamp and Moran, 1982; Beauchamp and Cowart, 1985).Здесь задействованы различные механизмы, центральная роль в которых принадлежит простому воздействию, Павловской обусловленности и социальному обучению (Birch, 1993; Zellner et al. 1983; Letarte et al. 1997; Rozin and Schulkin, 1998).

Простая экспозиция

Независимо от распознавания стимула, простое повторное воздействие на объект стимула усиливает аффективный ответ на него и даже может преодолеть изначально отрицательный ответ (Zajonc, 1968; Zajonc, et al. 1974; Moreland and Zajonc, 1977).В контексте предпочтений и потребления пищи этому механизму приписывают влияние, начиная с раннего возраста человека. Доказательства, хотя и скудные, предполагают, что воздействие на будущего ребенка ароматизаторов околоплодных вод и грудного молока может способствовать более позднему предпочтению таких ароматов (Beauchamp and Bartoshuk, 1997).

Исследования проводились как с детьми, так и со взрослыми, чтобы определить взаимосвязь между предпочтениями в еде и частотой воздействия, количеством кормлений, необходимых для увеличения потребления (нового) целевого продукта питания, и распространяются ли эффекты воздействия на другие продукты (Береза ​​и Марлин). , 1982; Плинер, 1982).Результаты показывают, что предпочтения в еде все больше зависят от частоты воздействия: чем чаще вы пробовали пищу, тем больше она нравилась. Воздействие целевой пищи один раз в день в течение 10 дней может резко увеличить потребление целевой пищи, а потребление может почти удвоиться после всего лишь одного воздействия (Birch et al. 1998). Обобщение эффектов воздействия было обнаружено в отношении производителей и аналогичных пищевых продуктов (Birch et al. 1998), и снижение предпочтения других пищевых продуктов, по-видимому, сопровождается повышенным потреблением целевой пищи (Sullivan and Birch, 1990).

Остается вопрос, что именно вызывает повышение аппетита при многократном воздействии. Были предложены две возможности. Простое воздействие является либо необходимым и достаточным условием для увеличения симпатии, либо условием, дающим возможность действовать другим процессам (например, по методике Павлова) (Zellner et al. 1983).

Павловское кондиционирование

Классическое или Павловское обусловливание относится к процедуре, в которой субъект подвергается взаимодействию между условным стимулом (CS) и безусловным стимулом (US), после чего изменение поведения по отношению к CS может быть отнесено к сочетанию обоих. стимулы.Этот механизм обучения может быть основным процессом в приобретении еды (анти), и данные свидетельствуют о том, что это может происходить как через непосредственный опыт ассоциации, так и через словесные сообщения (Pelchat and Pliner, 1995; Rozin and Schulkin, 1998).

В этой парадигме можно сделать двоякое различие. Первая дихотомия находится на уровне процесса, поскольку Павловское кондиционирование может привести к обучению с ожиданием и аффективно-оценочному обучению. В описательных терминах ожидаемое обучение подразумевает приобретение таких знаний, как «CS является предиктором США» или «CS вызывает US».Аффективно-оценочное обучение (оценочное обусловливание) относится к процессу, посредством которого оценочная реакция (в терминах хорошего / плохого, приятного / неприятного), вызванная значительным стимулом, переносится на ранее нейтральный стимул, который условно предъявляется со значимым стимулом. стимул. Байенс и его коллеги более подробно рассматривают функциональные различия между обоими видами обучения (Baeyens, 1998; Baeyens, и др., , 1988a, 1989, 1990). Ожидаемое обучение и аффективно-оценочное обучение не следует рассматривать как взаимоисключающие.Они могут происходить по отдельности или одновременно в процессе приема пищи: оценочное кондиционирование формирует взаимосвязь между внутренними пищевыми стимулами и симпатиями, в то время как ожидаемые последствия приема пищи и ожидания в отношении свойств продуктов связаны с едой через обучение ожиданиям.

Второе различие касается типа США, который можно идентифицировать в Павловском формировании предпочтений и антипатий к еде. Последствия после приема пищи и вкус или аромат — две общие категории УЗИ (Розин и Шулькин, 1998).Стимулы, вызывающие отвращение, являются третьей категорией стимулов, которые, в частности, могут вызывать обусловленное отвращение к еде.

Последствия после пищеварения.

Павловское кондиционирование, включающее негативные постглоточные последствия, является очень мощным механизмом в формировании вкусовых ощущений или пищевых отвращений. У людей особенно развивается неприязнь к вкусу пищи, когда после ее приема возникает тошнота (Pelchat, Rozin, 1982). Другие негативные явления (например, диарея, респираторный дистресс или сыпь) побуждают избегать еды, не вызывая при этом неприятного вкуса продуктов.Другими словами, пищевые переживания, связанные с тошнотой, могут приводить как к оценочному обучению (снижение пристрастия к пище), так и к обучению ожиданиям (негативные ожидаемые последствия для будущего опыта с целевой пищей), тогда как негативные события без компонента тошноты будут вызывать только обучение ожиданиям. . Отвращение к вкусу, вызванное тошнотой, может возникать в различных ситуациях, таких как пищевое отравление, чрезмерное потребление, аллергические реакции и некоторые виды лечения (например, химиотерапия) (Batsell and Brown, 1998).Хотя 59–83% естественных пищевых отвращений связаны со вкусом пищи, желудочно-кишечная тошнота связана с ее запахом в 12–51% случаев отвращения к еде (Logue et al ., 1981; de Silva and Rachman, 1987) .

В отличие от усвоенных пищевых антипатий, было труднее продемонстрировать четкие приобретенные симпатии у людей в результате конкретных мощных положительных последствий (Zellner et al. 1983). Однако последствия употребления в пищу продуктов с высоким содержанием крахмала или жира или высокой калорийностью могут привести к положительным гедонистическим изменениям (Booth et al. 1982; Береза ​​ и др. 1990; Джонсон и др. 1991). Однако направление этих кондиционирующих эффектов зависит от состояния насыщения: условное усиление приятности наблюдалось, когда вкусы были съедены и протестированы в состоянии нормального голода, тогда как противоположное происходило в состояниях насыщения.

Ароматизаторы.

Вкусно-ароматическое кондиционирование обладает характеристиками оценочного обучения. Это приводит к переносу любого эмоционального тона одного из парных ароматов на другой ароматизатор (Capaldi, 1996).Это так, независимо от того, является ли эмоциональный тон одного из ароматов внутренним (например, в случае сахарозы) или усвоенным (например, когда один из ароматов ранее сочетался с положительными или отрицательными последствиями после приема пищи). Sclafani [в (Capaldi, 1996)] предлагает значительную эмпирическую поддержку этого механизма у крыс. Однако аналогичные эффекты обучения можно ожидать и у людей. Например, сдвиг в сторону негативного аффективного тона был продемонстрирован для аромата, который ранее сочетался с отталкивающим ароматом Tween 20 (Baeyens et al ., 1996b).

Вкусно-ароматическое кондиционирование появляется как мощный способ повысить симпатию не только к отдельным вкусам, но и к определенным продуктам. Это проиллюстрировано, когда пища смешана с любимым вкусом или едой. Например, более ранний опыт употребления кофе со сливками и сахаром можно рассматривать как возможность для кофе (CS) многократно сочетаться с сахаром (положительные США), что приводит к увеличению пристрастия к кофе (Розин, 1996). Точно так же пристрастие к несладким овощам и незнакомым чаям возрастает после того, как они были представлены подслащенными во многих случаях вкуса (Zellner et al. 1983; Капальди, 1996).

Обнаружение того, что готовность людей пробовать новые продукты питания увеличивается после предоставления им словесной информации о том, что эти продукты имеют приятный вкус, предполагает, что кондиционирование вкуса и вкуса или пищевого запаха также может происходить в письменных сообщениях (Pelchat and Pliner, 1995).

Стимулы, вызывающие отвращение.

Стимулы, вызывающие отвращение, представляют собой третью категорию безусловных стимулов, которые можно выделить, особенно в Павловском методе кондиционирования еды или отвращения к вкусу.В отличие от «традиционного» отвращения к вкусу, вызываемого тошнотой (см. Выше), этот тип возникает без прямого посредничества вызывающих болезнь УЗИ. Напротив, это, по-видимому, опосредовано знаниями и мысленными образами. Две ситуации, в которых отвращение к вкусу опосредовано когнитивными процессами: негативная информация и вынужденное потребление (Розин и Фаллон, 1987; Батселл и Браун, 1998). Они могут создавать отвратительный мысленный образ или, соответственно, реакцию отвращения. Было обнаружено, что «когнитивные отвращения» составляют значительную часть (19%) усвоенных вкусовых отвращений и являются более сильными и продолжительными, чем традиционные отвращения (Batsell and Brown, 1998).

Социальное обучение

Хотя вышеупомянутые механизмы описывают диетический опыт человека, пищевое поведение человека можно полностью понять только в социальном контексте. В частности, для маленьких детей еда означает возможность для социального взаимодействия и изучения пищи. Степень участия или намерения социального агента в учебной задаче может быть разной. Сверстники, братья и сестры, родители и другие взрослые служат образцами, которые уговаривают, лелеют и принуждают ребенка есть (Розин, 1990).Их влияние происходит через такие механизмы, как простое воздействие и Павловская обусловленность. Например, Baeyens et al. демонстрируют, что кондиционирование вкуса и аромата может происходить косвенно, посредством наблюдений (Baeyens et al. 1996a). При наблюдательно-оценочной обусловленности участники не сталкиваются напрямую с отношениями CS-US, но наблюдают за социальной моделью, подверженной такой ассоциации. Модель пробует еду с заданным вкусом и рассказывает о своих реакциях (особенно выражении лица).Когда наблюдатели затем оценивают целевой стимул (CS), можно наблюдать оценочный кондиционирующий эффект. Кроме того, подобие модели и наблюдателя усиливает этот эффект.

Родители, пожалуй, самые важные модели для своих детей. Они являются основным средством передачи предпочтений в масштабах всей культуры, потому что они предлагают продукты питания, создают контекст, в котором они потребляются, и являются основным источником социального обмена во время еды. Однако от нуля до низкого (примерно 0.3) корреляции между пищевыми предпочтениями родителей и детей (Розин и др. 1984) выявляют «семейный парадокс» (Розин, 1990): хотя семья является мощной силой для привития общекультурных предпочтений, она очень слабая. один для привития семейных предпочтений. Этому парадоксу нет объяснения, кроме наличия других основных социальных влияний, оказываемых братьями и сестрами, сверстниками, взрослыми, помимо родителей и средств массовой информации (Birch, 1980; Pliner and Pelchat, 1986).

Социально-аффективный контекст, в котором представлены продукты, чрезвычайно важен для формирования пищевых предпочтений маленьких детей.Когда детям преподносят нейтральную пищу (т. Е. Ни в высшей степени предпочтительной, ни в нежелательной) в качестве награды или в сочетании с вниманием взрослых, эти продукты, по-видимому, вызывают значительное увеличение предпочтений, в то время как постоянные изменения не наблюдаются, когда продукты предлагаются в несоциальном контексте. или во время перекуса (Birch et al. 1980). Очевидно, положительные аффективные процессы, вызванные контекстом вознаграждения и внимания, становятся связанными с едой. Однако использование пищевых наград может иметь и противоположные эффекты.Особенно, когда родители принуждают детей есть нелюбимую (но питательную) пищу, ограниченно используя в качестве награды очень понравившуюся пищу, дети перестают любить эти продукты и, как правило, развивают большую симпатию к вознаграждениям (Birch et al. 1980, p. 1982,1984). Это деструктивное принуждение (Розин, 1990) показывает, что то, что дети узнают из их взаимодействия с другими, не всегда является тем, что запланировано учителями.

Относительное влияние симпатий и других детерминант на пищевое поведение

Влияние пристрастия к еде хорошо известно по нескольким параметрам пищевого поведения, таким как начальная скорость приема пищи, продолжительность приема пищи и количество съеденного (Spitzer, Rodin, 1981) и частота потребления (Woodward et al. 1996). Несмотря на это свидетельство в пользу связи между пристрастием и фактическим потреблением пищи, между обеими переменными неоднократно обнаруживались расхождения. Например, субъекты, которые просто на основе своей сенсорной оценки (оцениваемой с помощью тестов на вкус и плевок) предпочитали среднюю или высокую концентрацию сахарозы или аспартама в молочном продукте, тем не менее, выбрали более низкие концентрации для фактического потребления (определено в ad libitum). тестов потребления) (Lucas and Bellisle, 1987; Monneuse et al. 1991). Эти несоответствия прямо или косвенно вызваны влиянием других факторов на пищевое поведение.

Сравнительно мало внимания было уделено относительному вкладу этих детерминант по сравнению с симпатиями. Туорила и Пангборн (Tuorila and Pangborn, 1988), например, получили анкетные данные о предполагаемом и зарегистрированном потреблении женщинами четырех продуктов (молоко, сыр, мороженое, шоколад и продукты с высоким содержанием жира — общая категория), показав, что симпатия была более сильным предиктором потребления, чем убеждения и оценки здоровья (например,грамм. «хорошо для вас» и «плохо для вас»), хотя проблема веса была существенным противодействующим фактором. По результатам опроса более чем 2000 студентов Woodward et al. обнаружил, что обычную (прошлую) частоту потребления разнообразных продуктов питания, о которой сообщают сами люди, можно лучше спрогнозировать по предпочтению и использованию продуктов родителями, чем по восприятию качества продуктов для здоровья и их употреблению друзьями (Woodward et al. 1996) . Уордл использовал технику корреляций внутри субъектов между оценкой здоровья или вкуса и частотой потребления продуктов, чтобы проиндексировать мотивацию здоровья и вкуса при выборе еды среди членов семьи (Wardle, 1993).Поскольку индекс вкуса был значительно и постоянно выше индекса здоровья, выбор продуктов питания, по-видимому, определялся больше соображениями симпатии, чем соображениями здоровья. При разработке опросника для выбора продуктов питания Steptoe et al. заказал «сенсорную привлекательность», «здоровье», «удобство» и «цену» как наиболее важные факторы, которые принимали во внимание их испытуемые при выборе того, что поесть, с утверждениями, касающимися «настроения», «естественного содержания», «контроля веса». ‘, « знакомство’ ‘и « этические соображения’ ‘обычно менее решительно одобряются (Steptoe et al. 1995).

Доказательств немного, и они характеризуются рядом методологических проблем. Точнее, нет последовательности в процедурах в разных исследованиях, использовались альтернативные концептуальные представления о симпатиях, а меры симпатии различаются по формулировке и формату ответа. Однако данные свидетельствуют о том, что пристрастие играет доминирующую роль в выборе и потреблении пищи.

На пути к альтернативе существующим стратегиям вмешательства

Хотя многие люди заинтересованы в формировании более здоровых моделей питания, меры по питанию не всегда приводят к изменению поведения.Сложность изменения привычек питания связана с множественными корнями представлений людей о еде (например, «идеология питания» общества, семейная среда, личный опыт и средства массовой информации), конфликтами между внутренними и внешними ценностями (например, предпочтение краткосрочных ценностей). сроки и последствия для здоровья в долгосрочной перспективе), характеризующие рекомендации по питанию, постепенное развитие (вместо немедленного появления) проблем со здоровьем, связанных с диетой, необходимость долгосрочных изменений в привычном потреблении пищи для снижения риска и профилактики заболеваний с помощью средств питания, и менее очевидная физическая обратная связь некоторых диетических изменений (например,грамм. повышенное потребление клетчатки) (Glanz and Mullis, 1988; Wardle, 1993; Wardle and Solomons, 1994).

По сути, существуют две широкие стратегии вмешательства для изменения пищевого поведения. Одна стратегия фокусируется на осознании индивидуальных проблем и личной мотивации и навыках, другая — на предоставлении контекстных стимулов, предназначенных для определения выбора пищи. Эффективность этих программ может быть поставлена ​​под сомнение. Поскольку пищевые (анти) предпочтения имеют большое значение для пищевого поведения, а механизмы обучения ответственны за их развитие и изменение, эффективность вмешательств может быть повышена за счет особого внимания к этим двум элементам.Мы не обязательно выбираем какую-то одну конкретную стратегию вмешательства, а предлагаем использовать конкретные возможности в рамках каждой стратегии.

Повышение осведомленности о личных проблемах

Хотя классические образовательные программы, делающие упор на передачу информации, расширяют базовые знания и осведомленность о питании, они, по-видимому, не оказывают значительного влияния на методы питания. Иногда поведение на самом деле противоречит знанию рекомендаций по питанию (Collison et al. 1996; Warwick et al. 1997). Многие люди либо не знают, как, либо еще не хотят применять рекомендации по питанию при выборе продуктов (Glanz and Mullis, 1988). Кроме того, человек может принимать информацию о питании на интеллектуальном уровне, не обязательно находя ее актуальной для себя, или может отвергать эту информацию, потому что опасное для здоровья пищевое поведение, возможно, добавляет реальный вкус к жизни (Raaheim, 1990). Эффективность конкретной информации о питании, по-видимому, зависит от обеспокоенности людей здоровьем и отношения к здоровой пище (Engell et al. 1998).

Теоретические модели, на которых построены эти стратегии (например, модель веры в здоровье и теория разумных действий), учитывают социально-когнитивные переменные, такие как информация о риске, влияние сверстников и чувство личной компетентности. Однако их критиковали за то, что они сильно полагались на процессы рационального принятия решений в отношении собственного (рискованного) поведения для здоровья (De Bourdeaudhuij and Van Oost, 1997). Более того, обзор литературы по психосоциальным моделям, прогнозирующим потребление пищевых жиров и фруктов и овощей, показал в целом низкую предсказуемость (Baranowski et al. 1999). На наш взгляд, информация и образование могут быть слишком ориентированы на вопросы здоровья, а не на вкус, вкус и предпочтение.

Манипулирование контекстными стимулами: окружающая среда и семья

Экологические вмешательства — это стратегии, которые не требуют от людей самостоятельного выбора в определенные образовательные программы (например, в классе, группе или консультационных ситуациях) (Glanz and Mullis, 1988). Общие экологические вмешательства, осуществляемые для пропаганды здорового пищевого поведения, включают изменения в поставках и разнообразии продуктов питания, информацию о выборе питания, сотрудничество с поставщиками продуктов питания, политику и стимулы в области питания на рабочем месте, а также изменения в структуре здравоохранения и медицинского обслуживания.

Первые два типа получили наибольшее внимание. Их основной принцип состоит в том, чтобы сделать полезные продукты более привлекательными в местах покупки, обычно в супермаркете и кафетерии. Значительный рост продаж наблюдался в столовых на рабочих местах и ​​в торговых автоматах, хотя эффективность таких мероприятий не всегда подтверждалась (Glanz and Mullis, 1988; Pandelaere et al. 1997). Одна из проблем заключается в том, что измененное пищевое поведение не распространяется на условия вмешательства в домашнюю ситуацию (Scholten et al. 1994). Во-вторых, способ оформления и предоставления информации действует как модулирующий фактор: четкая, простая и конкретная информация о продуктах питания оказывает сильнейшее влияние как на супермаркеты, так и на рестораны (Russo et al. 1986; Pandelaere et al. 1997).

В отношении первой проблемы утверждалось, что вмешательства больше не должны быть нацелены на человека, который считается ответственным за решения, покупки и приготовление пищи (чаще всего мать или хозяйка дома).Поскольку были обнаружены четкие указания на то, что выбор продуктов питания, а также их потребление, чаще всего является делом (нуклеарной) семьи, программы должны способствовать участию семей в целом (включая детей и особенно отцов), чтобы добиться долгосрочных изменений. (De Bourdeaudhuij, 1997b; De Bourdeaudhuij и Van Oost, 1997).

Предварительные предложения по вмешательствам и будущим исследованиям

Экологические вмешательства, такие как изменение предложения и разнообразия пищевых продуктов, могут способствовать повторному положительному опыту использования (новых) здоровых продуктов и увеличению предпочтения и выбора этих пищевых продуктов за счет простого воздействия.Опыт с едой должен включать опыт ее вкуса, а не только визуальных аспектов. Например, обучая детей здоровой пище, нельзя ограничиваться использованием красивых картинок, но следует также дать им возможность попробовать эти продукты (Birch et al. 1987). Эту цель легко выполнить, предложив адаптированные обеды в школьной столовой. Тем не менее, «игры вкуса» также могут быть разработаны и внедрены в учебную программу, что позволит детям испытать захватывающие вкусовые ощущения прямо в классе.В супермаркете можно бесплатно раздать образцы здоровой (и вкусной) еды. Подобные меры могут быть реализованы в ресторане, столовой на рабочем месте или в семейной столовой. Хотя эти последние две стратегии потенциально могут охватить семьи, а не отдельных лиц, следует иметь в виду, что изменения в поставках и разнообразии продуктов питания не всегда оказывались эффективными (см. Выше). Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, работает ли такая тактика.

Случаи оценочного и ожидаемого обучения могут предлагаться в одних и тех же контекстах.Это может происходить как через непосредственный опыт, так и через устные сообщения. Например, пристрастие людей к здоровой пище можно повысить, добавив ароматизаторы с положительной валентностью (например, подсластитель) и постепенно уменьшив их, как в парадигме кондиционирования вкуса и аромата. Эта процедура оказалась эффективной в повышении симпатии студентов колледжей к овощам (Capaldi, 1996). Точно так же информационные средства должны подчеркивать связь между полезными продуктами и хорошим вкусом. Потенциальный эффект такого вмешательства проиллюстрирован в исследовании, показывающем, что подсказки, указывающие как на вкусный, так и на полезный характер ресторанного блюда, стимулировали его продажу в большей степени, чем подсказки, указывающие только на полезный характер (Colby et al. 1987). Оценочную обусловленность можно также использовать более явно в социальной или наблюдательной манере.

Павловское кондиционирование может также вызывать благоприятные ожидаемые последствия приема пищи, предполагая возникновение ожидаемого обучения. Людям может быть предоставлена ​​информация, подчеркивающая последствия здорового питания, такие как снижение уровня холестерина и риски для здоровья. Однако эти последствия для здоровья в лучшем случае являются долгосрочными и часто слабыми. Хотя диетологи или врачи общей практики выступают в качестве координаторов обучения ожидаемому ожиданию, подчеркивая связь между здоровым питанием и воздействием на здоровье, поиск узнаваемых мгновенных вознаграждений (или преимуществ) употребления здоровой пищи остается проблемой для пищевой промышленности и исследований.

Промышленность и исследования уже сыграли активную роль в разработке продуктов с низким содержанием жира, соответствующих рекомендациям агентств здравоохранения по снижению потребления жиров, чтобы снизить риск ожирения, сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и некоторых видов рака. Проблема в том, что уменьшение содержания жира меняет текстуру и вкус пищи. « Здоровая » нежирная пища часто страдает ожидаемыми и реальными сенсорными проблемами (Tuorila et al. 1994) и часто считается « безвкусной » или даже « неприятной » (De Bourdeaudhuij, 1997a; Pandelaere et al. 1997). Более того, предпочтения людей к пище с высоким содержанием жира удивительно устойчивы к изменениям (Drewnowski, 1990). Хотя пищевая промышленность недавно разработала низкокалорийные заменители жира с теми же функциональными и сенсорными свойствами, что и жир (Sanchez et al. 1995; Peters et al. 1997; Rolls et al. 1997), они, вероятно, улучшат соблюдение диеты с низким содержанием жиров (Borzelleca, 1996), долгосрочное влияние заменителей жира на потребление жира и контроль веса до сих пор неизвестно (Miller and Groziak, 1996).

Заключение

Прежде чем сформулировать какие-либо выводы, следует отметить некоторые ограничения точки зрения, принятой в настоящем обзоре. Большинство рассмотренных исследований касается белых, западных людей и людей молодого и среднего возраста. Это может ограничить возможность обобщения выводов по популяциям. Например, основная роль еды (антипатий) в выборе продуктов питания может сохраняться только в рамках нашей западной «культуры изобилия» с небольшими экономическими ограничениями и ограничениями доступности, в то время как физиологические и социально-экономические факторы могут в большей степени определять выбор продуктов питания в странах, сталкивающихся с нехваткой продуктов питания. .Кроме того, наша гипотетическая модель пищевого поведения человека требует дальнейшего исследования, чтобы определить ее полезность и обоснованность.

Хотя исследования относительного вклада различных детерминант в пищевое поведение человека кажутся скудными, они позволяют предположить, что предпочтения и антипатии к пище находятся в центре развития, поддержания и изменения моделей питания. Процессы простого воздействия, Павловской обусловленности и социального обучения формируют отношения между симпатиями и другими детерминантами.Следовательно, принципы обучения и пищевые предпочтения должны занять центральное место при разработке вмешательств в пищевое поведение. Использование конкретных возможностей в рамках существующих усилий по продвижению здорового пищевого поведения (сосредоточенного либо на человеке, либо на его окружении) может сделать эти стратегии более успешными там, где они ранее не были эффективны. Мы сформулировали несколько предварительных предложений. Однако необходимы дальнейшее творческое мышление и исследования в этом направлении.

Рис. 1.

Гипотетическая модель пищевого поведения.

Рис. 1.

Гипотетическая модель пищевого поведения.

Эта статья основана на обширном отчете «Роль предпочтений и антипатий к еде в пищевом поведении человека», подготовленном при поддержке Danone Institutes. Авторы выражают особую благодарность Международному исследовательскому центру Даниэля Карассо, Целевой группе по вопросам питания и пищевого поведения и бельгийскому институту Danone.

Список литературы

Абдаллах, Л., Шабер, М., Ле Ру, Б. и Луи-Сильвестр, Дж. (

1998

) Связана ли приятность печенья и тортов с их фактическим или с предполагаемым содержанием сахара и жира?

Аппетит

,

30

,

309

–324.

Аграс, В. С., Берковиц, Р. И., Хаммер, Л. К. и Кремер, Х. К. (

1988

) Взаимосвязь между пищевым поведением родителей и их 18-месячных детей: лабораторное исследование.

Международный журнал расстройств пищевого поведения

,

7

,

461

–468.

Элли, Р. Л. и Элли, Т. Р. (

1998

) Влияние физического состояния и цвета на воспринимаемую сладость.

Психологический журнал

,

132

,

561

–568.

Baeyens, F. (

1998

) Koele witte wijn als plots de deurbel rinkelt: referentie en evalatie versus verwachting en voorbereiding bij Pavloviaans leren.

Gedragstherapie

,

31

,

7

–48.

Baeyens, F., Crombez, G., Van den Bergh, O. and Eelen, P. (

1988

) Один раз в контакте — всегда в контакте: оценочное обусловливание устойчиво к исчезновению.

Достижения в поведенческих исследованиях и терапии

,

10

,

179

–199.

Baeyens, F., Eelen, P., Crombez, G. и Van den Bergh, O. (

1988

) Weten dat en houden van: Signaal-leren in confrontatie met аффективно-оценочные leren [Обучение сигналу против аффективного -оценочное обучение.

Gedragstherapie

,

21

,

197

–216.

Baeyens, F., Eelen, P., Van den Bergh, O. and Crombez, G. (

1989

) Приобретенная аффективно-оценочная ценность: консервативна, но не неизменна.

Поведенческие исследования и терапия

,

27

,

279

–287.

Байенс, Ф., Элен, П. и Ван ден Берг, О. (

1990

) Осведомленность о непредвиденных обстоятельствах в оценочной обусловленности: случай неосведомленного аффективно-оценочного обучения.

Познание и эмоции

,

4

,

3

–18.

Baeyens, F., Crombez, G., De Houwer, J. и Eelen, P. (

1996

) Нет доказательств модуляции оценочных ассоциаций вкуса и аромата у людей.

Обучение и мотивация

,

27

,

200

–241.

Baeyens, F., Vansteenwegen, D., De Houwer, J. и Crombez, G. (

1996

) Условия наблюдения за валентностью пищи у людей.

Аппетит

,

27

,

235

–250.

Барановски Т. (1997) Семьи и их действия в отношении здоровья. В Gochman, D. S. (ed.), Handbook of Health Behavior Research, Vol. 1: Личные и социальные детерминанты . Plenum Press, Нью-Йорк, стр. 179–206.

Барановски Т., Каллен К. В. и Барановски Дж. (

1999

) Психосоциальные корреляты диетического питания: продвижение диетического вмешательства.

Ежегодный обзор питания

,

19

,

17

–40.

Бартошук, Л. М. (

1991

) Сенсорные факторы пищевого поведения.

Бюллетень Психономического общества

,

29

,

250

–255.

Бартошук, Л. М. (1993) Различия между вкусом и запахом, имеющие отношение к роли опыта. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 62–72.

Бартошук, Л. М., Реннерт, К., Родин, К. и Стивенс, Дж. К. (

1982

) Влияние температуры на воспринимаемую сладость сахарозы.

Физиология и поведение

,

28

,

905

–910.

Батселл, У. Р. и Браун, А. С. (

1998

) Обусловленность человека отвращением вкуса: сравнение традиционных и когнитивных отвращений.

Обучение и мотивация

,

29

,

383

–396.

Бошам, Г. К. и Бартошук, Л. (1997) Дегустация и обоняние. Справочник восприятия и познания . Academic Press, Сан-Диего, Калифорния.

Beauchamp, G.K. и Cowart, B.J. (

1985

) Врожденные факторы и факторы опыта в развитии вкусовых предпочтений человека.

Аппетит

,

6

,

357

–372.

Beauchamp, G.K. и Moran, M. (

1982

) Диетический опыт и предпочтение сладкого вкуса у младенцев.

Аппетит

,

3

,

139

–152.

Берч, Л. Л. (

1980

) Влияние выбора пищи и пищевого поведения сверстниками модели на пищевые предпочтения дошкольников.

Развитие ребенка

,

51

,

489

–496.

Берч, Л. Л. (

1990

) Разработка моделей приема пищи.

Психология развития

,

26

,

515

–519.

Берч, Л. Л. (1993) Контроль за приемом пищи маленькими детьми: роль обучения. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр.116–135.

Берч, Л. Л. и Марлин, Д. У. (

1982

) Мне это не нравится; Я никогда не пробовал: влияние воздействия на пищевые предпочтения двухлетних детей.

Аппетит

,

3

,

353

–360.

Берч Л. Л., Циммерман С. И. и Хинд Х. (

1980

) Влияние социально-аффективного контекста на формирование пищевых предпочтений детей.

Развитие ребенка

,

51

,

856

–861.

Береза, Л.Л., Берч Д., Марлин Д. В. и Крамер Л. (

1982

) Влияние инструментального потребления на пищевые предпочтения детей.

Аппетит

,

3

,

125

–134.

Берч, Л. Л., Марлин, Д. В. и Роттер, Дж. (

1984

) Еда как «средство» деятельности в непредвиденных обстоятельствах: влияние на пищевые предпочтения детей младшего возраста.

Развитие ребенка

,

55

,

431

–439.

Берч Л. Л., Макфи Л., Шоба Б. К. и Пирок Э.(

1987

) Какое воздействие снижает неофобию детей в отношении питания? Взгляд vs. дегустация.

Аппетит

,

9

,

171

–178.

Берч, Л. Л., Гундер, Л., Гримм-Томас, К. и Лэйнг, Д. Г. (

1998

) Потребление младенцами новой пищи способствует принятию аналогичных продуктов.

Аппетит

,

30

,

283

–295.

Берч, Л. Л., Макфи, Л., Стейнберг, Л. и Салливан, С. (

1990

) Обусловленные вкусовые предпочтения маленьких детей.

Физиология и поведение

,

47

,

501

–505.

Бут, Д. А., Мазер, П. и Фуллер, Дж. (

1982

) Содержание крахмала в обычных пищевых продуктах ассоциативно влияет на аппетит и чувство насыщения человека, индексируемое по потреблению и вкусу вкусовых качеств, связанных с крахмалом.

Аппетит

,

3

,

163

–184.

Borzelleca, J. F. (

1996

) Предлагаемая модель для оценки безопасности заменителей макроэлементов.

Нормативная токсикология и фармакология

,

23

,

15

–18.

Кабанак, М. (

1995

) Вкус против денег: экспериментальное исследование конфликта мотиваций.

Аппетит

,

25

,

43

–49.

Кабанак, М. и Лафранс, Л. (

1990

) Постингестивная союзничество: крыса рассказывает ту же историю.

Физиология и поведение

,

47

,

539

–543.

Cabanac, M., Pruvost, M. и Fantino, M. (

1973

) Отрицательная альэстезия для сладких стимулов после различных приемов глюкозы.

Физиология и поведение

,

11

,

345

–348.

Кальвино, А. М. (

1984

) Влияние концентрации и температуры на стойкость вкуса.

Перцепционные и моторные навыки

,

58

,

647

–650.

Капальди, Э. Д. (1996) Предпочтения в отношении условных пищевых продуктов. В Капальди, Э. Д. (ред.), Почему мы едим то, что мы едим: психология еды . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 53–80

Chrisler, J.C. (1997) Соблюдение режима похудания и питания. В Gochman, D. S. (ed.), Handbook of Health Behavior Research, Vol. 2: Детерминанты поставщика . Plenum Press, Нью-Йорк, стр. 323–333.

Колби, Дж. Дж., Элдер, Дж. П., Петерсон, Г., Книсли, П. М. и Карлтон, Р. А. (

1987

) Влияние описания пункта меню на выбор блюд в ресторане семейного типа.

Американский журнал профилактической медицины

,

3

,

171

–177.

Коллисон, С. Б., Кучмарски, М. Ф. и Викери, К. Э. (

1996

) Влияние просвещения по вопросам питания на спортсменок.

Американский журнал поведения в отношении здоровья

,

20

,

14

–23.

Cowart, B.J. (

1981

) Развитие вкусового восприятия у людей: чувствительность и предпочтение на протяжении всей жизни.

Психологический бюллетень

,

90

,

43

–73.

De Bourdeaudhuij, I. (

1997

) Семейные правила питания и питание у подростков.

Психология здоровья

,

2

,

45

–56.

De Bourdeaudhuij, I. (

1997

) Ощущаемое влияние членов семьи на привнесение в семью здорового питания.

Исследования в области санитарного просвещения

,

12

,

77

–90.

De Bourdeaudhuij, I. and Van Oost, P. (

1997

) Gezinsdynamiek en voedingsgedrag: een onderzoek met vragenlijsten en groepsinterviews.

Gedrag en Gezondheid

,

25

,

62

–73.

де Кастро, Дж. М. (

1991

) Социальное содействие естественному размеру еды людьми происходит как в будние, так и в выходные дни.

Физиология и поведение

,

49

,

1289

–1291.

де Кастро, Дж. М. и Брюэр, Э. М. (

1992

) Количество съеденных людьми с пищей является степенной функцией количества присутствующих людей.

Физиология и поведение

,

51

,

121

–125.

де Кастро, Дж. М. и Элмор, Д.К. (

1988

) Субъективные отношения голода с режимами приема пищи при спонтанном кормлении людей: доказательства причинной связи.

Физиология и поведение

,

43

,

159

–165.

де Силва П. и Рахман С. (

1987

) Отвращение человека к пище: природа и приобретение.

Поведение, исследования и терапия

,

25

,

457

–468.

Древновски А. (

1990

) Новые заменители жира.Стратегия снижения потребления жира.

Аспирантура медицины

,

87

,

111

–121.

Древновски А. (

1993

) Индивидуальные различия в сенсорных предпочтениях в отношении жира в модельных сладких молочных продуктах.

Acta Psychologica

,

84

,

103

–110.

Древновски А. и Гринвуд М. Р. (

1983

) Сливки и сахар: предпочтения человека в отношении продуктов с высоким содержанием жира.

Физиология и поведение

,

30

,

629

–633

Древновски А. и Шварц М.(

1990

) Невидимые жиры: сенсорная оценка смесей сахара / жира.

Аппетит

,

14

,

203

–217.

Древновски, А., Гринкер, Дж. А. и Хирш, Дж. (

1982

) Ожирение и восприятие вкуса: многомерное масштабирование безалкогольных напитков.

Аппетит

,

3

,

361

–368.

Энгелл, Д., Борди, П., Борха, М., Ламберт, К. и Роллс, Б. (

1998

) Влияние информации о содержании жира на пищевые предпочтения у детей до подросткового возраста.

Аппетит

,

30

,

269

–282.

Энген Т. (1982) Восприятие запахов . Академик Пресс, Орландо, Флорида.

Франк, Р. А. и Байрам, Дж. (

1988

) Взаимодействие вкуса и запаха зависит от вкуса и запаха.

Химические сенсоры

,

13

,

445

–455.

Франк, Р. А., Дучени, К. и Мизе, С. Дж. (

1989

) Клубничный запах, но не красный цвет, усиливает сладость растворов сахарозы.

Химические сенсоры

,

14

,

371

–377.

Ферст Т., Коннорс М., Бизони К. А., Собал Дж. И Винтер Фальк Л. (

1996

) Выбор продуктов питания: концептуальная модель процесса.

Аппетит

,

26

,

247

–266.

Гейзельман, П. Дж., Смит, К. Ф., Уильямсон, Д. А., Шампань, К. М., Брей, Г. А. и Райан, Д. Х. (

1998

) Восприятие интенсивности сладости определяет гедонистическую и прочую восприимчивость женщин к шоколадной пище.

Аппетит

,

31

,

37

–48.

Гибсон, Э. Л. и Десмонд, Э. (

1999

) Тяга к шоколаду и состояние голода: последствия для приобретения и выражения аппетита и выбора пищи.

Аппетит

,

32

,

219

–240.

Гланц, К. и Маллис, Р. М. (

1988

) Экологические вмешательства для пропаганды здорового питания: обзор моделей, программ и фактических данных.

Медицинское просвещение Ежеквартально

,

15

,

395

–415.

Грин, Б. Г. (

1993

) Оральная терпкость: тактильный компонент вкуса.

Acta Psychologica

,

84

,

119

–125.

Грин, Б. Г. и Франкманн, С. П. (

1987

) Влияние охлаждения языка на воспринимаемую интенсивность вкуса.

Химические сенсоры

,

12

,

609

–619.

Грин, Л. С., Десор, Дж. А. и Маллер, О. (

1975

) Наследственность и опыт: их относительное значение в развитии вкусовых предпочтений у человека.

Журнал сравнительной и физиологической психологии

,

89

,

279

–284.

Харрис, Г., Томас, А. и Бут, Д. А. (

1990

) Развитие соленого вкуса в младенчестве.

Психология развития

,

26

,

334

–338.

Хетерингтон, М. М. и Роллс, Б. Дж. (1996) Сенсорно-специфическая сытость: теоретические основы и основные характеристики. В Капальди, Э. Д. (ред.), Почему мы едим то, что мы едим: психология еды .Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 267–290.

Хетерингтон, М., Роллс, Б. Дж. И Берли, В. Дж. (

1989

) Динамика сенсорно-специфической сытости.

Аппетит

,

12

,

57

–68.

Хилл, А. Дж. И Бланделл, Дж. Э. (

1986

) Макроэлементы и чувство сытости: влияние еды с высоким содержанием белка или углеводов на субъективную мотивацию к еде и пищевые предпочтения.

Питание и поведение

,

3

,

133

–144.

Хилл, А. Дж., Мэгсон, Л. Д. и Бланделл, Дж. Э. (

1984

) Голод и вкусовые качества: отслеживание оценок субъективного опыта до, во время и после потребления предпочтительной и менее предпочтительной пищи.

Аппетит

,

5

,

361

–371.

Хорнунг Д. Э. и Эннс М. П. (

1984

) Независимость и интеграция обоняния и вкуса.

Химические сенсоры

,

9

,

97

–106.

Хайман, А. (

1983

) Влияние цвета на вкусовое восприятие препаратов газированной воды.

Бюллетень Психономического общества

,

21

,

145

–148.

Джеффри Р. В. и Френч С. А. (

1996

) Социально-экономический статус и методы контроля веса среди женщин в возрасте от 20 до 45 лет.

Американский журнал общественного здравоохранения

,

86

,

1005

–1010.

Johnson, S. L., McPhee, L. и Birch, L. L. (

1991

) Обусловленные предпочтения: маленькие дети предпочитают ароматы, связанные с высоким содержанием пищевых жиров.

Физиология и поведение

,

50

,

1245

–1251.

Кяхконен, П. и Туорила, Х. (

1998

) Влияние информации о пониженном содержании жира на ожидаемые и фактические гедонистические и сенсорные оценки колбасы.

Аппетит

,

30

,

13

–23.

Letarte, A., Dubé, L. и Troche, V. (

1997

) Сходства и различия в аффективных и когнитивных источниках пищевых предпочтений и антипатий.

Аппетит

,

28

,

115

–129.

Лог, А. В., Офир, И. и Штраус, К. Э.(

1981

) Приобретение у людей вкусовых отвращений.

Поведение, исследования и терапия

,

19

,

319

–333.

Лозано, Д. И., Критс, С. Л., младший, и Айкман, С. Н. (

1999

) Изменения в отношении к еде в зависимости от голода.

Аппетит

,

32

,

207

–218.

Лукас Ф. и Беллисл Ф. (

1987

) Измерение пищевых предпочтений человека: прогнозируют ли тесты вкуса и слюны потребление?

Физиология и поведение

,

39

,

739

–743.

Мартинс Ю., Пелчат М. Л. и Плинер П. (

1997

) «Попробуйте; это полезно для вас »: влияние вкуса и информации о питании на готовность пробовать новые продукты.

Аппетит

,

28

,

89

–102.

Макбрайд, Р. Л. и Андерсон, Н. Х. (1990) Психофизика интеграции в химическом смысле. В Anderson, N.H. (ed.), Contributions to Information Integration Theory, Vol. 1: Познание . Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Хиллсдейл, Нью-Джерси, стр.295–319.

Макфарлейн, Т. и Плинер, П. (

1997

) Повышение готовности пробовать новые продукты: влияние информации о питании и вкусе.

Аппетит

,

28

,

227

–238.

Миллер Г. Д. и Грозяк С. М. (

1996

) Влияние заменителей жира на потребление жира.

Липиды

,

31

(доп.),

293

–296.

Monneuse, M.O., Bellisle, F. и Louis-Sylvestre, J. (

,

, 1991,

). Ответы на интенсивный подсластитель у людей: немедленное предпочтение и отсроченное воздействие на потребление.

Физиология и поведение

,

49

,

325

–330.

Морленд, Р. Л. и Зайонц, Р. Б. (

1977

) Является ли распознавание стимула необходимым условием возникновения эффектов воздействия?

Журнал личности и социальной психологии

,

35

,

191

–199.

Московиц, Х. Р. (

1972

) Изменения восприятия вкусовых смесей.

Восприятие и психофизика

,

11

,

257

–262.

Mozell, M. M. (1988) Olfaction. В Вулфе, Дж. М. (ред.), Сенсорные системы II: Чувства, отличные от зрения . Birkhaeuser, Cambridge, pp. 59–62

Pandelaere, M., Van den Broucke, S. и Van den Bergh, O. (1997) Het effect van omgevingsinterventies op gezondheidsgerelateerd gedrag. Раппорт ван эен ондерзоек в opdracht van de Vlaamse Minister voor het Gezondheidsbeleid (Report No. 8) . Vlaams Instituut voor Gezondheidspromotie, Брюссель.

Паулюс К. и Райш А.М. (

1980

) Влияние температуры на пороговые значения первичных вкусов.

Химические сенсоры

,

5

,

11

–21.

Пельчат М. Л. и Розин П. (

1982

) Особая роль тошноты в приобретении людьми антипатий к пище.

Аппетит

,

3

,

341

–351.

Пелчат, М. Л. и Плинер, П. (

1995

) `Попробуйте. Вам понравится »: влияние информации на желание попробовать новые продукты.

Аппетит

,

24

,

153

–166.

Петерс, Дж. К., Лоусон, К. Д., Миддлтон, С. Дж. И Трибвассер, К. С. (

1997

) Оценка питательных эффектов олестры, неабсорбированного заменителя жира: резюме.

Journal of Nutrition

,

127

,

1719

–1728.

Плинер П. (

1982

) Влияние простого воздействия на пристрастие к съедобным веществам.

Аппетит

,

3

,

283

–290.

Плинер П. и Мело Н. (

1997

) Пищевая неофобия у людей: эффекты управляемого возбуждения и индивидуальные различия в поиске ощущений.

Физиология и поведение

,

61

,

331

–335.

Плинер П., Герман С. П. и Поливи Дж. (1990) Вкусовые качества как определяющий фактор питания: привередливость как функция вкуса, голода и перспективы хорошей еды. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning .Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 210–226.

Плинер П., Лахтенмаки Л. и Туорила Х. (

1998

) Корреляты пищевой неофобии человека.

Аппетит

,

30

,

93

.

Плинер П. и Пелчат М. Л. (

1986

) Сходства в пищевых предпочтениях детей, их братьев, сестер и родителей.

Аппетит

,

7

,

333

–342.

Прескотт, Дж. И Стивенсон, Р. Дж. (

1995

) Влияние химического раздражения ротовой полости на вкус и аромат у частых и нечастых потребителей перца чили.

Физиология и поведение

,

58

,

1117

–1127.

Прескотт, Дж., Аллен, С. и Стивенс, Л. (

1993

) Взаимодействие между химическим раздражением полости рта, вкусом и температурой.

Химические сенсоры

,

18

,

389

–404.

Raaheim, A. (1990) Маркетинг здоровья и изменение поведения. В Шмидт, Л. Р., Швенкмезгер, П., Вайнман, Дж. И Маес, С. (ред.), Теоретические и прикладные аспекты психологии здоровья .Harwood Academic, Лондон, стр. 141–150.

Рауденбуш, Б., Ван дер Клаау, Н. Дж. И Франк, Р. А. (

1995

) Вклад психологических и сенсорных факторов в модели пищевых предпочтений, измеренный в рамках исследования отношения к еде (FAS).

Аппетит

,

25

,

1

–15.

Редд, М. и де Кастро, Дж. М. (

,

, 1992,

). Социальное содействие при приеме пищи: влияние социальных инструкций на прием пищи.

Физиология и поведение

,

52

,

749

–754.

Rolls, B.J. (

1986

) Сенсорное сытость.

Nutrition Reviews

,

44

,

93

–101.

Роллс, Б. Дж. (1993) Роль сенсорной сытости в приеме пищи и ее выборе. В Capaldi, E. D. и Powley, T. L. (ред.), Taste, Experience and Feeding: Development and Learning . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 197–209.

Роллс, Б. Дж., Роллс, Э. Т., Роу, Э. А. и Суини, К. (

1981

) Сенсорная специфическая сытость у человека.

Физиология и поведение

,

27

,

137

–142.

Rolls, B.J., Castellanos, V.H., Shide, D.J., Miller, D.L., Pelkman, C.L., Thorwart, M.L. и Peters, J.C. (

1997

) Сенсорные свойства невсасывающегося заменителя жира не влияли на регуляцию потребления энергии.

Американский журнал клинического питания

,

65

,

1375

–1383.

Розин П. (

1990

) Развитие в продовольственной сфере.

Психология развития

,

26

,

555

–562.

Розин П. (1996) Социокультурное влияние на выбор продуктов питания человека. В Капальди, Э. Д. (ред.), Почему мы едим то, что мы едим: психология еды . Американская психологическая ассоциация, Вашингтон, округ Колумбия, стр. 233–263.

Розин П. и Фэллон А. Э. (

1987

) Взгляд на отвращение.

Психологическое обозрение

,

94

,

23

–41.

Розин П. и Миллман Л. (

1987

) Семейное окружение, а не наследственность, объясняет семейные сходства в пищевых предпочтениях и отношениях: исследование близнецов.

Аппетит

,

8

,

125

–134.

Розин П., Шулькин Дж. (1990) Выбор продуктов питания. В Stricker, E. M. (ed.), Справочник по поведенческой нейробиологии. Plenum Press, Нью-Йорк, стр. 279–328.

Розин П. и Зеллнер Д. (

1985

) Роль Павловской обусловленности в приобретении пищевых предпочтений и антипатий.

Анналы Нью-Йоркской академии наук

,

443

,

189

–202.

Розин П., Фэллон А.и Манделл Р. (

1984

) Семейное сходство в отношении к еде.

Психология развития

,

20

,

309

–314

Руссо, Дж. Э., Сталин, Р., Нолан, К. А., Рассел, Г. Дж. И Меткалф, Б. Л. (

1986

) Информация о питании в супермаркете.

Журнал потребительских исследований

,

13

,

48

–69.

Sanchez, C., Klopfenstein, C.F. и Walker, C.E. (

1995

) Использование углеводных заменителей жира и эмульгаторов в песочном печенье с пониженным содержанием жира.

Зерновая химия

,

72

,

25

–29.

Scholten, H., Van der Doef, M., Maes, S. и Sachtleven, H. (

1994

) «Gezonde voeding, een goede keus»: onderzoek naar deffecten van een voedingsvoorlichtingsproject [`Healthy food, a хороший выбор »: исследование о влиянии образовательного проекта по вопросам питания].

Gedrag en Gezondheid

,

22

,

44

–51.

Смит, Дж. А. и Эпштейн, Л. Х. (

1991

) Поведенческий экономический анализ выбора продуктов питания у детей с ожирением.

Аппетит

,

17

,

91

–95.

Спитцер Л. и Родин Дж. (

1981

) Пищевое поведение человека: критический обзор исследований людей с нормальным и избыточным весом.

Аппетит

,

2

,

293

–329.

Степто, А., Поллард, Т. М. и Уордл, Дж. (

1995

) Разработка меры мотивов, лежащих в основе выбора пищи: анкета выбора продуктов питания.

Аппетит

,

25

,

267

–284.

Steptoe, A. и Wardle, J. (

1999

) Мотивационные факторы как медиаторы социально-экономических изменений в моделях питания.

Психология и здоровье

,

14

,

391

–402.

Стоун, Л. Дж. И Пэнгборн, Р. М. (

1990

) Предпочтения и показатели потребления соли и сахара и их связь с личностными качествами.

Аппетит

,

15

,

63

–79.

Стрикер Э. М. и Вербалис Дж. Г. (

1987

) Биологические основы голода и сытости.

Анналы поведенческой медицины

,

9

,

3

–8.

Стругнелл, К. (

1997

) Цвет и его роль в восприятии сладости.

Аппетит

,

28

,

85

.

Салливан, С. А., Берч, Л. Л. (

1990

) Передайте сахар, передайте соль: опыт диктует предпочтения.

Психология развития

,

26

,

546

–551.

Туорила Х. и Пангборн Р. М. (

1988

) Прогнозирование зарегистрированного потребления избранных жиросодержащих продуктов.

Аппетит

,

11

,

81

–95.

Туорила, Х., Карделло, А. В. и Лешер, Л. Л. (

1994

) Предпосылки и последствия ожиданий, связанных с обезжиренными продуктами и продуктами с обычным содержанием жира.

Аппетит

,

23

,

247

–263.

Венкатрамайя, С. Р. и Деваки, П. Б. (

1990

) Личностные особенности и вкусовые предпочтения: эмпирическое исследование.

Журнал личности и клинических исследований

,

6

,

1

–5.

Wardle, J. (

1993

) Выбор продуктов питания и оценка состояния здоровья.

Психология и здоровье

,

8

,

65

–75.

Wardle, J. и Solomons, W. (

1994

) Непослушный, но милый: лабораторное исследование информации о здоровье и пищевых предпочтениях в выборке сообщества.

Психология здоровья

,

13

,

180

–183.

Wardle, J., Bellisle, F., Reschke, K., Steptoe, A., Davou, B. и Lappalainen, R. (

1997

) Практика здорового питания среди европейских студентов.

Психология здоровья

,

16

,

443

–450.

Warwick, J., McIlveen, H. и Strugnell, C. (

1997

) Предпочтения в еде среди школьников Ольстера в возрасте от 9 до 15 лет.

Аппетит

,

28

,

86

.

Westcombe, A. и Wardle, J. (

1997

) Влияние информации об относительном содержании жира на реакцию на три вида пищевых продуктов.

Аппетит

,

28

,

49

–62.

Вудворд, Д. Р., Бун, Дж.А., Камминг, Ф. Дж., Болл, П. Дж., Уильямс, Х. М. и Хорнсби, Х. (

1996

), о том, как подростки сообщают об использовании выбранных продуктов питания в соответствии с их восприятием и социальными нормами в отношении этих продуктов.

Аппетит

,

27

,

109

–117.

Зайонц, Р. Б. (

1968

) Установочные эффекты простого воздействия.

Журнал личности и социальной психологии

,

9

,

1

–27.

Зайонц, Р. Б., Маркус, Х. и Уилсон, В.Р. (

1974

) Эффекты воздействия и ассоциативное обучение.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

10

,

248

–263.

Zellner, D. A., Rozin, P., Aron, M. и Kulish, C. (

1983

) Условное усиление склонности человека к вкусу за счет сочетания со сладостью.

Обучение и мотивация

,

14

,

338

–350.

© Издательство Оксфордского университета

Диета раннего человека объясняет наши пищевые привычки

Размер человеческого мозга во многом зависел от выбора пищи нашими предками.Предоставлено: Shutterstock.

Большое внимание уделяется тому, что люди ели в далеком прошлом, как руководству к тому, что нам следует есть сегодня. Сторонники заявленной палеодиеты рекомендуют избегать углеводов и загружать нашу тарелку красным мясом и жиром. Его критики, с другой стороны, утверждают, что это те же ингредиенты, которые могут привести к сердечным приступам. Более того, эти продукты животного происхождения требуют больше места для производства на нашей густонаселенной планете, заполненной голодающими людьми.

Фактическую основу для дискуссии дает обзор моделей питания древних людей и того, как мы адаптировались к перевариванию крахмала, размягченного в процессе приготовления. Исследователи утверждают, что именно перевариваемые крахмалы обеспечивали дополнительную энергию, необходимую для удовлетворения энергетических потребностей более крупного мозга, а не дополнительный белок из мяса для выращивания этих мозгов.

Но самое поразительное в диетах человека — это то, насколько они изменчивы и какие адаптации произошли.Более того, американский биолог-эволюционист Марлен Зук в своей книге «Палеофэнтези» утверждает, что эти диетические приспособления не привязаны к тому, что наши предки ели в пещерах когда-то в прошлом.

Итак, сильно ли наши потребности в энергии или белке отличаются от потребностей других млекопитающих такого же размера? Мозгу требуется много энергии, но также печень и пищеварительный тракт. Дополнительное питание, необходимое нам для работы мозга, может быть уравновешено, по крайней мере частично, меньшей потребностью в:

  • длинная кишка для обработки некачественной пищи или
  • большая печень для обработки вредных химикатов в этих частях растения.

Построенный большой мозг не требует дополнительных источников белка для поддержания своей активности.

Мои исследования диетических потребностей травоядных, населяющих саванну, показывают, как эти животные должны справляться с засушливым сезоном, когда большая часть трав коричневого цвета и неудобоварима даже с помощью микробных симбионтов в кишечнике.

Но у плотоядных животных нет этой проблемы, потому что в засушливый сезон ослабленные травоядные животные наиболее легко погибают, особенно когда они концентрируются вокруг редких водоемов.

Роль углеводов у первых людей

Мясо уже давно входит в рацион человека, наряду с углеводами, которые содержатся в фруктах, клубнях и зернах. Мы можем обойтись и без этого, получая белок из молока или, при некотором планировании, из бобовых.

Первыми людьми, которые потребляли больше всего мяса, были неандертальцы, которые жили в Европе много тысяч лет назад, но не были нашими предками.Мясо было важнейшей пищей неандертальцев в период неандертальцев в течение последующих зим, когда растения сезонно зарывались под глубоким снегом, а позже и для современных людей, которые распространились по Евразии и вытеснили их около 40 000 лет назад.

В отличие от тропической Африки, мясо могло храниться в морозные зимы на крайнем севере, чтобы обеспечить надежный источник пищи, особенно в виде крупных туш слоновьих хоботков.

Это привело к волне исчезновения крупных млекопитающих, поскольку люди быстро распространились по Австралии и проникли в Америку к концу последнего ледникового периода.К тому времени охотничьи технологии были отточены, и мясо регулярно дополнялось растительной пищей, но последняя оставалась основным продуктом питания африканских охотников-собирателей, таких как бушмены или народ сан, в наше время.

Путешествие еды в рамках эволюции

Преодоление усиливающегося засушливого сезона в расширяющейся африканской саванне было критической проблемой для предков человека во время эволюционного перехода от обезьянолюдей к первым людям между тремя и двумя миллионами лет назад.Как наши предки-обезьяны-люди собирали достаточно еды в это время года, когда питательных фруктов и листьев было мало?

Это было тогда, когда мясо или, по крайней мере, костный мозг, оставшийся в костях, мог стать запасным питанием, вероятно, полученным путем выкармливания из туш животных, не полностью потребленных большими свирепыми хищниками, вместе с подземными хранилищами растений.

Чтобы добыть это мясо, потребовалось больше ходьбы и, следовательно, более длинные конечности, свободные руки для переноски, численная безопасность и каменное оружие, которое можно было бросить в угрожающие клыки хищников, но не так много увеличения черепной емкости.Это были черты ранних австралопитицин.

В это раннее время другая ветвь обезьянолюдей, отнесенная к роду Paranthropus, пошла другим адаптивным путем. Они разработали огромные челюсти, чтобы пережевывать жесткую растительную пищу, извлеченную из подземных хранилищ, чтобы пережить засушливый сезон.

Последний представитель этого рода исчез почти миллион лет назад, когда эта стратегия в конечном итоге стала нежизнеспособной. Примерно в то время линия, ведущая к древним людям, открыла кулинарию или, по крайней мере, как ее эффективно использовать, чтобы крахмал, хранящийся в растениях, стал более легко усваиваемым, согласно статье в The Quarterly Review of Biology.

Добавление этого надежно обнаруженного источника энергии к белкам, полученным в результате охоты на животных или сбора моллюсков, дало возможность выжить в сезонных ограничениях в доступности пищи и создать еще больший мозг и последующую адаптацию.

Поддерживающая адаптация заключалась в том, чтобы накапливать больше жира, чтобы пережить периоды скудности, особенно среди женщин, поддерживающих зависимое потомство. Это работает против нас сейчас, когда в изобилии есть продукты, содержащие углеводы.

Современная дилемма

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся в настоящее время, заключаются в том, что мы сохраняем тягу к сахару, чего было мало в прошлом, в то время как большая часть крахмалистых углеводов, которые мы едим, являются высоко рафинированными. Это означает потерю других питательных веществ в частях растений, таких как минералы и витамины, и, в основном, клетчатки.

Диета на основе мяса может сыграть роль для людей, которые имеют склонность накапливать жир, дольше наполняя кишечник и облегчая желание перекусить сладостями между приемами пищи.Как правило, более важной является потребность в физических упражнениях, чтобы мы были достаточно голодны, чтобы потреблять достаточно еды, чтобы обеспечить дефицитные питательные микроэлементы, которые также необходимы нам для здорового организма.

Лучший совет — есть много чего: мяса, если вы можете себе это позволить и оправдываете его планетарные затраты на производство, но также и все виды хорошей еды, как минимум рафинированной и обработанной, насколько вы можете получить (кроме вин).


Большому мозгу нужны углеводы — важность пищевых углеводов в эволюции человека


Эта история любезно опубликована The Conversation (по лицензии Creative Commons-Attribution / Без производных).

Ссылка :
Ранняя диета человека объясняет наши пищевые привычки (2015, 31 августа)
получено 19 августа 2021 г.
с https: // физ.org / news / 2015-08-early-human-diet-habits.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, никакие
часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

Факторы, влияющие на пищевое поведение человека

Когда еда стала такой сложной? Я представляю, как первые люди читают заголовок этой статьи, а затем разражаются смехом и говорят: «Вы едите, когда голодны и когда есть еда! Статья готова! » И хотя мне хотелось бы, чтобы все всегда было так просто, к сожалению, мотивация пищевого поведения человека гораздо сложнее.

Неоценимо глубокое понимание различных причин, по которым люди едят. Знание различных факторов, которые влияют на выбор, который вы (или ваши клиенты) делаете в отношении продуктов питания, дает вам возможность решать существующие «проблемы» и разрабатывать программы, которые работают в реальных сценариях, чтобы способствовать устойчивым изменениям поведения.

В этой статье я представлю план, который вы можете использовать при разработке / изменении протоколов питания для себя или своих клиентов.

** Этот план был разработан с учетом концепции, что вы (или клиент, с которым вы работаете), привержены выполнению плана и достижению желаемых целей. Мотивация и приверженность уже есть, все, что нужно сейчас, — это несколько новых стратегий или модификаций текущих процедур для облегчения практического применения.

Физиологические воздействия

Физиологические факторы — это наиболее очевидные факторы, влияющие на пищевое поведение человека.Пища (т.е. энергия, получаемая из пищи) необходима для жизни человека; если бы мы не ели, мы бы умерли. Чтобы предотвратить возникновение этого нежелательного эффекта, наши тела обладают множеством механизмов, которые увеличивают наше желание есть, если оно ощущает нехватку притока энергии.

Это повышенное желание есть (или продолжать есть после начала) и наше желание прекратить есть, происходит через физические и химические изменения различных краткосрочных и долгосрочных сигналов, включая: вздутие живота, концентрацию холецистокинина в плазме крови и глюкагоноподобных веществ. пептид 1, снижение уровня глюкозы в крови, изменения лептина, концентрации грелина и многое другое (1).Наряду с этими физиологическими изменениями, еще одним фактором, подпадающим под эту же категорию физиологических влияний , являются гедонистические свойства пищи. Проще говоря, если что-то нравится нам на вкус, вероятность того, что мы съедим его больше, выше, чем у того, что не имеет такого же вкуса.

Каким образом эта информация применяется на практике?

Что касается этих физиологических драйверов, да, вы не можете полностью исключить их влияние.С учетом сказанного, есть несколько очень эффективных стратегий, которые вы можете использовать, чтобы минимизировать или продлить неблагоприятное воздействие этих природных сил:

  1. Включите повторное питание и перерывы на диету. Поскольку эта статья публикуется на веб-сайте 3DMJ, я собираюсь сделать предположение, что многие из вас, читающие ее, уже хорошо осведомлены об этих стратегиях; Я просто перечислю их и двинусь дальше.
  2. Управляйте потреблением макроэлементов. Каждый из макроэлементов (белок, жир, углеводы) после приема внутрь оказывает различное физиологическое воздействие.Когда эти питательные вещества попадают в G.I. тракта, многочисленные гормоны выбрасываются в кровоток с различными макроэлементами, вызывая высвобождение разных гормонов. Например, холецистокинин (CCK) высвобождается в зависимости от присутствия жира (то есть длинноцепочечных жирных кислот) или белка (то есть аминокислот) (2), где продуцируется глюкагоноподобный пептид 1 (GLP-1). в первую очередь в ответ на углеводы и жиры (3). Благодаря этим гормональным изменениям и различным действиям, необходимым для усвоения, каждый из макроэлементов по-разному влияет на чувство сытости и насыщения (например,грамм. жир замедляет перистальтику желудка в большей степени, чем углеводы, поэтому благотворно влияет на чувство сытости и продлевает время, пока снова не появится желание поесть). Простые корректировки потребления макроэлементов (например, с высоким содержанием жиров, с низким содержанием углеводов или наоборот) могут помочь повысить чувство сытости, снизить потребление калорий и, следовательно, повысить эффективность и удовольствие от диеты.
  3. Изменить текущее пищевое поведение. Это обобщающая фраза, включающая все вышеперечисленные стратегии, а также все другие компоненты, которые вносят вклад в общий процесс питания (например,грамм. количество приемов пищи, частота приема пищи и т. д.). Более пристальный взгляд на чье-то пищевое поведение позволяет выявить закономерности, мешающие выполнению и точности плана. Вот некоторые примеры: чрезмерное перекусывание, бессознательное питание, ненормальное распределение макроэлементов (обычно из-за соблюдения старых правил диеты — «Никаких углеводов после 18:00!»), Изменение выбора продуктов питания и т. Д. Выявление некоторых из этих неэффективных моделей и изменение поведение человека, которое доставляет удовольствие и способствует достижению целей вашего клиента, может иметь дневное и ночное влияние на выполнение и последовательность плана.

Психологические влияния

Есть обычная фраза, которая гласит: «Вы не можете отделить физиологию от психологии», и это абсолютно верно (в данном контексте). Позвольте мне задать вам вопрос … ели ли вы когда-нибудь из-за того, что вам было скучно, нервно, расстроено, сердито, возбуждено или из-за каких-либо других эмоций, КОГДА-ЛИБО?

Я собираюсь сделать безопасное предположение, что каждый делал это по крайней мере раз в жизни , что подтверждает вышеупомянутое утверждение.Как я упоминал в начале этой статьи, если бы единственная причина, по которой люди ели, была реакция на физиологический голод и обратную связь сытости, весь человеческий опыт приема пищи был бы намного на проще. Но опять же, это просто не работает.

Каким образом эта информация применяется на практике?

Если вы разработали план, который является физиологически совместимым, и проработали все вышеперечисленные стратегии, чтобы убедиться, что он эффективен в управлении сигналами голода и сытости, но все еще сталкиваетесь с проблемами с «реальным» исполнением, то обратите внимание на психологические влияния (убеждения, мысли и отношения к еде и еде) могут привести вас к решению.

Недавно я закончил серию из трех частей о нефизиологических причинах, связанных с приемом пищи, на которую я свяжусь здесь:

Часть 1: https://3dmusclejourney.com/emotional-non-physiological-reasons-eating-part-1/

Часть 2: https://3dmusclejourney.com/emotional-non-physiological-reasons-eating-part-2/

Часть 3: https://3dmusclejourney.com/emotional-eating-part-3/

В этих статьях я затрагиваю различные психологические (и социологические) факторы, влияющие на пищевое поведение.Хотя в этих статьях затрагивается часть информации, которую мы собираемся осветить в следующем разделе, в них изложено несколько очень эффективных стратегий для преодоления эмоционально обусловленного пищевого поведения (в частности, части 2 и 3). Если вы определили, что причины, лежащие в основе проблем с точностью и постоянством, связаны с приемом пищи по эмоциональным причинам, прочтите эти статьи, чтобы узнать некоторые практические стратегии, которые вы можете использовать для решения этих проблем.

Современные социальные нормы, культурные обычаи и влияние окружающей среды

Это общая категория для всех внешних факторов, влияющих на пищевое поведение человека.До сих пор все, на чем мы фокусировались, было внутренними факторами, влияющими на наше поведение; однако существует множество факторов вне нас, которые также влияют на то, что мы едим. Некоторые из них включают: семейные традиции, праздники, праздничные мероприятия, даже такие вещи, как время суток и наличие еды.

Хотя количество внешних факторов, влияющих на пищевое поведение человека, довольно велико, стратегии управления ими относительно схожи:

  1. Управляйте своей средой. Это одна из самых недооцененных, но эффективных стратегий — она ​​работает исключительно хорошо и требует очень мало усилий. Управление вашим непосредственным окружением (кухня, машина, рабочее место) позволяет вам извлечь выгоду из близости и удобства. Уменьшение количества вариантов еды и проактивная настройка среды таким образом, чтобы было легче придерживаться, чем не придерживаться, может способствовать вашему успеху не меньше всего остального — если его нет, вы не сможете его есть.
  2. Проактивно разрабатывать стратегии для конкретных ситуаций. Сюда входят: праздники, свадьбы, дни рождения и т. Д. Есть ли у вас или у вашего клиента стратегия в отношении этих мероприятий или вы просто «приходите и надеетесь на лучшее»? В зависимости от ситуации и ваших текущих целей можно использовать такие действия, как: движущихся рефидов, , , изменение калорий из ближайших дней, легкое питание перед мероприятием, употребление продуктов с высоким содержанием питательных веществ на мероприятии и т. Д. — все это можно использовать. сформулировать свою стратегию. Метод, который я часто использую для создания стратегий для себя и своих клиентов, заключается в том, чтобы задать следующий вопрос:

Как я могу насладиться событием и идти в ногу с моими целями?

Ответ на этот вопрос позволит вам сформулировать стратегию, которая достигает обеих целей.

  1. Обратитесь за поддержкой. Это полезная стратегия для тех, кто получает много возражений от своей семьи, друзей и коллег. Подводя итог (до того, как эта статья превратится в книгу), подведем итог: если в вашей жизни есть кто-то, о ком вы действительно заботитесь и который имеет влияние на вас и ваше поведение, сядьте с ним и сообщите им о своих целях ( или изменения образа жизни). Расскажите им, насколько эти цели значат для вас, насколько сложно будет их достичь и как их поддержка будет иметь огромное значение для вас.Если ваши самые близкие люди понимают, насколько важна для вас эта цель или изменение образа жизни, у них гораздо больше шансов поддержать ваши усилия. Это особенно верно, если вы используете методы, которые учитывают их потребности и чувства.

Последние мысли

Многие факторы влияют на пищевое поведение человека, и для того, чтобы программа питания была эффективной и устойчивой в долгосрочном плане, она должна учитывать все этих различных факторов.Хотя эта статья не является исчерпывающей, я надеюсь, что она ознакомит вас со многими факторами, влияющими на пищевое поведение человека, и предоставит вам несколько реальных стратегий, которые вы можете немедленно начать использовать для создания эффективных и устойчивых планов для вас и ваших клиентов. .

Надеюсь, вам понравилось читать эту статью. Если вы хотите, чтобы я написал что-нибудь в будущем, напишите мне по адресу [email protected] Вы также можете найти меня по телефону:

YouTube: www.youtube.com/c/SteveTaylorRD

Instagram: https://www.instagram.com/stevetaylorrd/

Facebook: https://www.facebook.com/stevetaylorRD/

Сайт: http://stevetaylorrd.com/

Список рассылки

: http://eepurl.com/cgrTfv

Ссылки

  1. De Graaf C, Blom WA, Smeets PA, Stafleu A, Hendriks HF. Биомаркеры сытости. Am J Clin Nutr 2004; 79: 946–61.
  2. Degen L, Matzinger D, Drewe J, Beglinger C.Влияние холецистокинина на контроль аппетита и приема пищи у людей. пептиды 2001; 22 : 1265–9.
  3. Макинтош К.Г., Эндрюс Дж. М., Джонс К. Л. и др. Влияние возраста на концентрацию холецистокинина в плазме, глюкагоноподобного пептида 1 и пептида YY и их связь с аппетитом и моторикой привратника. Am J Clin Nutr 1999; 69 : 999–1006.

Пищевое поведение

Цель этого раздела — углубить наше понимание доклинических и клинических аспектов пищевого поведения.Поскольку пищевое поведение занимает центральное место в жизни человека, типы исследований и используемые методы разнообразны. Этот раздел посвящен психологическим, физиологическим, нейрокогнитивным и социальным аспектам пищевого поведения человека. Другие области, двунаправленно связанные с пищевым поведением (например, физическая активность, расход энергии, состав тела или образ тела), также подходят для этого раздела. Несмотря на то, что объем раздела широк, общая общность заключается в методологически строгом подходе к дизайну исследования и проверке гипотез.Мы настоятельно рекомендуем предварительную регистрацию исследовательских гипотез и приглашаем открытые данные и открытые материалы. Размеры выборки должны соответствовать задаваемому вопросу и соответствовать априорному анализу мощности. Исследованиям с одним наблюдением (например, перекрестные анкетные исследования), качественные исследования и исследования, посвященные одному конкретному культурному феномену, будут уделяться особое внимание с точки зрения их обобщения и вклада в область в целом.

Статьи, в которых основное внимание уделяется следующему, особенно относятся к сфере применения этого раздела:

• влияние общества и окружающей среды на пищевое поведение

• индивидуальные различия в выборе продуктов питания

• саморегуляция питания

• диета для людей с нормальным и избыточным весом / ожирением

• обработка информации о еде и связанных с ней сигналов, измеренных с помощью психофизиологических / нейрокогнитивных показателей

• факторы риска, развитие и сохранение расстройств пищевого поведения

• исследования по профилактике и вмешательству в отношении пищевого поведения / расстройств

• половые различия в пищевом поведении / расстройствах пищевого поведения

• аспекты пищевого поведения, связанные с развитием

• натуралистические исследования пищевого поведения в повседневной жизни

• Меры воздействия на пищевое или связанное с ним поведение (образ тела, физическая активность)

• Интернет-терапия, электронное здравоохранение, мобильное здравоохранение и меры в области здравоохранения, направленные на изменение пищевого поведения

• Любой из вышеперечисленных подходов применительно к людям с (субклиническими) расстройствами пищевого поведения и веса.

В дополнение к стандартным типам статей Особенно приветствуются следующие типы статей

• Протоколы исследования

• Клинические испытания

• Мета-анализ или систематические обзоры

Исследования, посвященные сенсорным аспектам пищевых продуктов (технология пищевых продуктов), функциональным пищевым продуктам или питательному составу пищевых продуктов, не подходят для этого раздела. Социальное познание Личные отношения Межгрупповые отношения Предрассудки Социальное развитие Культурные факторы Это примеры тем, а не исчерпывающий список.Особенно приветствуются вклады, объединяющие личностную и социальную психологию или принимающие интегративные, междисциплинарные подходы. Представленные материалы могут включать в себя несколько различных типов статей, включая, но не ограничиваясь: эмпирические отчеты, обзорные статьи, методологические материалы и прикладные исследования. Все материалы должны вносить весомый вклад в фундаментальную или прикладную науку. Эмпирические исследования должны продемонстрировать методологическую и статистическую строгость. Поисковые исследования можно рассматривать только в том случае, если они имеют хорошо обоснованное значение для будущих исследований.Раздел поддерживает публикацию исследований с использованием нескольких методов и разнообразных выборок. В частности, учитывая известные ограничения самоотчетов, авторам рекомендуется дополнять субъективные шкалы объективными поведенческими или физиологическими показателями »

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *