Содержание

О факультете






 



История лечебного факультета




История лечебного факультета МГМСУ начинается в 1968 году. Приказом министра здравоохранения РСФСР № 151 от 24 мая 1968 года на базе Московского медицинского стоматологического института было открыто дневное отделение лечебного факультета.


Первый выпуск состоялся в 1972 году, а в 1974 году было создано вечернее отделение факультета. С 1968 по 2016 годы лечебный факультет МГМСУ подготовил более 25 тысяч врачей общего профиля.



Сегодня лечебный факультет является учебно-научным и административным подразделением университета, осуществляющим следующие виды деятельности:



  • организацию и руководство подготовкой студентов, интернов, клинических    ординаторов, аспирантов и докторантов по одной или нескольким родственным  специальностям;


  • повышение квалификации профессорско-преподавательского состава, врачей;


  • руководство научно-исследовательской и лечебной работой кафедр;


  • помощь органам практического здравоохранения. 





Уважаемые первокурсники!


Занятия на первом курсе начинаются 1 сентября.


Расписание занятий вы найдёте 31.08.2021 г на сайте университета в разделе:


Главная →Образование →Студент →Учебное расписание


NB! Для соблюдения мер по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции при себе иметь средства индивидуальной защиты: МАСКУ И ПЕРЧАТКИ!


Список студентов 1 курса лечебного факультета 2021 года поступления по группам  (будут изменения и дополнения на усмотрение деканата!)


 



Уважаемые, первокурсники!


Мы рады будем вас принять в библиотеке для получения учебной литературы и регистрации в ЭБС с 24 августа  по 29 сентября 2021 г. и далее. В связи с СОVID 19, выполняя требования Роспотребнадзора, обязуем приходить в масках и перчатках, со своей авторучкой, паспортом. Вход в библиотеку будет ограничен согласно разметке.


Часы работы с 9.30 – 16.00 без обеда.



Распоряжение о выдаче дипломов выпускникам лечебного факультета 2020


График получения дипломов выпускников 2020г. лечебный факультет 06.07.2020


График получения дипломов выпускниками лечебного факультета  08.07.2020г.





Информация о первичной аккредитации выпускников по специальности «лечебное дело», 2019 г.



Расписание консультаций к ГИА 2019


Расписание Государственной Итоговой Аттестации выпускников по специальности 31.05.01. «Лечебное дело» (очная и очно-заочная форма обучения ) 2019 года


Расписание выдачи выписок из протокола заседания аккредитационной комиссии 2018



Протокол 33 АПК по спец.лечебное дело о результатах 3 этапа 13.07.2018


Протокол 32 АПК по спец.лечебное дело о допуске к 3 этапу 12.07.2018


Протокол 31 АПК по спец.лечебное дело результаты 3 этапа 12.07.2018





Протокол 30 АПК по спец. лечебное дело о результатах 2-го этапа и о допуске к 3-му этапу 12.07.2018


Протокол 29 АПК по спец.лечебное дело о повторной сдаче от 11.07.2018



Протокол 28 АПК по спец.лечебное дело о завершении 3-го этапа от 11.07.2018



Протокол 27 АПК по спец.лечебное дело о допуске ко 2-му этапу 11.07.2018





Протокол 26 АПК по спец.лечебное дело о завершении 2-го этапа 11.07.2018


Протокол 24 АПК по спец.лечебное дело о допуске ко 2-му этапу



Протокол 23 АПК по спец. лечебное дело о результатах 2-го этапа 10.07 и о назначении даты проведения 3-го этапа



Протокол 22 АПК от 10.07.2018 по спец. лечебное дело о допуске ко 2-му этапу





Протокол 21 АПК по спец. лечебное дело о результатах тестирования 10.07 и о назначении даты проведения 2-го этапа


Протокол 18 АПК по спец. лечебное дело о завершении 2-го этапа и назначении даты прохождения 3-го этапа


Протокол 17 (коррекция) АПК по спец. лечебное дело о завершении 2-го этапа и назначении даты прохождения 3-го этапа 


Протокол 16 (коррекция) АПК по спец. лечебное дело о завершении 2-го этапа и назначении даты прохождения 3-го этапа


Протокол 15. АПК по спец. Лечебное дело о результатх тестирования 9.07.2018 и о назначении даты прохождения 2-го этапа


Протокол 12. АПК по спец. лечебное дело о допуске к повторному прохождению теста (3-попытка)


Протокол 10. АПК по спец. лечебное дело о результатах тестирования 5.07.2018 (пересдача)


Протокол 13. АПК по спец. лечебное дело о результатах 2-го этапа аккредитации (5.07.2018)


Протокол 9. ЛД о повторной пересдаче 1 этапа (тестирование). Сдававшие 2.07.2018


Протокол 8. ЛД. О повторной пересдаче  1 этапа (тестирование). Сдававшие 3.07.2018


Протокол 7  о результатах тестирования по специальности лечебное делоГБОУ ВО МГМСУ (3.07.2018)





Протокол 4 о завершении 1 этапа по специальности лечебное дело ГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова 2.07.2018



Новое общее расписание первичной аккредитации 2018



Расписание 11-13.07.2018 г. Первичная аккредитация специалистов 2018 г. 3-й этап


Расписание на 11.07.2018 г. Первичная аккредитация специалистов. 2-й этап. 2-я пересдача



ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ВЫПУСКНИКОВ

Расписание Государственной Итоговой Аттестации для студентов 6-7 курсов лечебного факультета (очной, очно-заочной формы обучения).

Расписание клинической практики для студентов 6-7 курсов лечебного факультета (очной, очно-заочной формы обучения).

График консультаций к Государственной итоговой аттестации выпускников лечебного факультета очной и очно-заочной формы обучения 2018 года.

График контрольных точек для студентов лечебного факультета (очной-заочной формы обучения)

График контрольных точек для студентов 1 курса лечебного факультета (очной формы обучения).

Лечебный факультет

Декан

Власов Тимур Дмитриевич, доктор медицинских наук, профессор.

[email protected]

 

  

Контактная информация

+7 (812) 338 7061

[email protected]

Деканат факультета  расположен в  1 корпусе, на 2 этаже, каб. №8.

 

Специальность, срок обучения, форма обучения

«Лечебное дело».  Срок обучения на факультете 6 лет. Форма обучения — очная

Основной целью деятельности лечебного факультета СПбГМУ является подготовка врачей-лечебников в полном соответствии с требованиями образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности «Лечебное дело».  Срок обучения на факультете 6 лет. Форма обучения — очная. Приём студентов   осуществляется на бюджетной и коммерческой основе.

 

Информация по курсам


Расписания занятий

Программа итоговой государственной аттестации 2017 г.

Программа ГИА по специальности «лечебное дело» на 2018 год 

Программа ГИА по специальности «Лечебное дело» 2019-2020 год

Программа ГИА по специальности «Лечебное дело» 2020-2021 год

 

История создания факультета

История лечебного факультета берет свое начало с момента основания 14 (26) сентября 1897 года Женского Медицинского института (ЖМИ). Лечебный факультет был первым факультетом ЖМИ и его история неразрывно связана со всеми этапами развития ПСПбГМУ.

 

Структура факультета

Общее руководство факультетом осуществляет выборный представительный орган Ученый совет факультета, а непосредственное управление деятельностью и вопросами организации и управления учебного процесса — декан, избираемый по конкурсу. В деятельности деканата можно выделить несколько основных направлений: оптимизации учебной и учебно-методической работы, воспитательная работа со студентами, работа по внедрению современных средств обучения, обобщение и анализ отчетной документации кафедр факультета. В структуре управления деканата — шесть заместителей декана факультета по соответствующим курсам и один — по вопросам производственной практики.

 

Направления обучения и клинические базы

Подготовка врача по специальности «лечебное дело» проводится в два этапа: доклиническая подготовка (на 1, 2 и 3 курсах) и клиническая подготовка (на 4, 5 и 6 курсах). На младших курсах студенты изучают теоретические основы будущей профессии, однако,  уже с первого года обучения начинают знакомиться с клиникой (курсы ухода за хирургическими и терапевтическими больными, производственная практика, курсы общей хирургии и пропедевтики внутренних болезней). На старших курсах студенты переходят на цикловую форму обучения (клинические кафедры). На клинических кафедрах процесс обучения строится на принципах преемственности и на каждом уровне последовательно моделируется форма деятельности студентов, приближенная к профессиональной деятельности врача. Особое внимание уделяется повышению активности обучающегося. Это достигается тем, что акцент при построении учебного процесса проходится на персональную курацию больных в клинике. Клинические практические занятия проводятся как на собственной клинической базе Университета, так и на клинических базах, в числе которых федеральные центры – ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова» Минздрава России, ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России, ФГБУ «ВЦЭРМ им. А.М. Никифорова» МЧС России, а также крупные лечебные учреждения Санкт-Петербурга (городская многопрофильная больница № 2; городская больница им. Святой Великомученицы Елизаветы, городская больница им. Святого Георгия, Александровская больница, городская больница №15, городская инфекционная больница им. С.П.Боткина, больница РАН, детская больница № 1, инфекционная детская больница № 5) и Ленинградской области (Ленинградская областная клиническая больница, Ленинградский областной онкологический диспансер, Всеволожская межрайонная клиническая больница).

Студенты лечебного факультета проходят обучение на базах ведущих научно-исследовательских институтов. Руководители ряда кафедр Университета являются одновременно директорами крупнейших научно-исследовательских институтов РАН и Минздрава России  (заведующий кафедрой факультетской терапии, академик РАН, профессор Е.В. Шляхто — директор ФГБУ «СЗФМИЦ им. В.А. Алмазова» Минздрава России; заведующий кафедрой психиатрии и наркологии, профессор Н.Г. Незнанов — директор НИИ психиатрии им. В.М. Бехтерева), что имеет важное значение для поддержания современного уровня научных исследований в Университете. Одной из форм учебной работы, которой на факультете уделяется большое внимание, является самостоятельная работа студентов. Студенты через Интернет имеют доступ к методическим материалам кафедр и другим методическим материалам.

На кафедрах факультета имеется более 200 учебных комнат, 39 научных и учебных лабораторий, 8 учебных музеев, лекции читаются в 12 аудиториях, оборудованных современными видами наглядной демонстрации материала. Факультет имеет 6 компьютерных классов, оснащенных современными компьютерами.

Вместе со студентами факультета в научно-исследовательской работе (НИР) участвуют не только профессорско-преподавательский состав, но и врачи клиник Университета. НИР студентов выполняется в содружестве с сотрудниками других учреждений и организацией, такими как: Институт мозга человека РАН, Институт физиологии им. И.П. Павлова РАН, Институт цитологии РАН, Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН, Санкт-Петербургский институт ядерной физики им. Б.П. Константинова РАН, НИИ гриппа РАН, Научно-исследовательский институт неврологии РАН, НИИ токсикологии Минздравсоцразвития РФ, Государственный оптический институт им. С.И.Вавилова, Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики, СПбХФА и другие. На факультете работает научное студенческое общество. Ежегодно в работе общества принимают участие более 800 студентов.

Общее руководство факультетом осуществляет выборный представительный орган Ученый совет факультета, а непосредственное управление деятельностью и вопросами организации и управления учебного процесса — декан, избираемый по конкурсу. В деятельности деканата можно выделить несколько основных направлений: оптимизации учебной и учебно-методической работы, воспитательная работа со студентами, работа по внедрению современных средств обучения, обобщение и анализ отчетной документации кафедр факультета. В структуре управления деканата — шесть заместителей декана факультета по соответствующим курсам и один — по вопросам производственной практики.

 

Информация о работе комиссии по переводам и восстановлению

Положение о переводе обучающихся в ФГБОУ ВО ПСПбГМУ им. И.П. Павлова Минздрава России, с платного обучения на бесплатное

О стипендиальном обеспечении и других формах материальной поддержки обучающихся в ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова

Правила внутреннего распорядка для обучающихся

 

Производственная практика

Производственная практика

Специальность обеспечена базами для проведения всех видов практик, предписанных государственным образовательным стандартом. Ежегодно заключаются договоры с Комитетом по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга, и Комитетами по здравоохранению Ленинградской, Вологодской и Псковской областей, республики Карелии о сотрудничестве и предоставлении студентам баз практики.

Производственная практика студентов лечебного факультета и ОСМ (презентация)

Медицинский институт

Медицинский факультет – один из самых молодых факультетов в Марийском государственном университете.

Медицинский факультет принял своих первых студентов 1 сентября 2014 года, когда по приказу главы Республики Марий Эл на базе биолого-химического факультета МарГУ был открыт Институт медицины и естественных наук.

Спустя год, 1 сентября 2015 года, приказом ректора Марийского государственного университета М.Н. Швецова была организована кафедра фундаментальной медицины. Создание кафедры продиктовано необходимостью организации учебного процесса и преподавания ряда дисциплин для студентов специальностей «Лечебное дело» и «Педиатрия».

Торжественная линейка 1 сентября 2017 года.

1 сентября 2017 года Институт медицины и естественных наук был реорганизован, что привело к образованию отдельной единицы в структуре Марийского государственного университета – Медицинского факультета. Это событие стало новым этапом в развитии медицинского направления МарГУ и обучения студентов – будущих врачей.

Появление медицинского факультета в МарГУ дало возможность жителям Республики Марий Эл получать медицинское образование, не покидая пределы нашей маленькой родины.

Никитин Виктор Сергеевич

Заведующий аккредитационно-симуляционный центра, врач высшей категории, кандидат медицинских наук:

«Подготовка будущих врачей ведется на высокотехнологичной базе, занятия проходят в лабораториях, оснащенных современным оборудованием. Практикующие врачи обучают студентов университета премудростям медицинской науки, для этих целей у университета заключены договора с
ведущими медучреждениями Республики Марий Эл»

Зейтулаева Юлиана Викторовна

И.о. главного врача детской городской больницы, врач-педиатр:

«Для нас очень важно готовить педиатров непосредственно в республике, ведь на сегодня это одни из самых востребованных врачей.
Поэтому мы готовы оказать помощь и поддержку университету в этом нужном и важном деле — в частности, предоставить базу для прохождения практики и, конечно же, обеспечить
трудоустройство по окончании университета»

Марийский государственный университет выстраивает надежный фундамент для медицинского образования вместе с лечебными учреждениями республики. И уже есть серьёзные результаты этой кропотливой работы. Студенты-медики МарГУ показывают отличные знания и навыки на мероприятиях общероссийского масштаба и завоевывают призовые места.

  • Карьера:
    • врач; терапевт участковый;
    • врач-педиатр участковый.
  • Трудоустройство:
    • медицинские организации;
    • институты Российской академии наук, научно-исследовательские институты;
    • государственные медицинские учреждения.
  • Основные научные направления деятельности факультета:
    • Физиология ускоренного старения. Руководитель темы: Азин А.Л., д.м.н., профессор, Никитин В.С., к.м.н., доцент;
    • Когнитивно-автономный процессинг внимания у детей и взрослых: пластичность ВСР. Руководитель темы: Трубачев В.В., д.б.н., профессор, Трубачева В.С., к.б.н., доцент;
    • Патоморфологическая диагностика злокачественных образований. Руководитель темы: Зуев А.Ю., ст. преподаватель, заведующий отделением, главный внештатный патологоанатом МЗ РМЭ, врач-патологоанатом, ведущий специалист по иммуногистохимической диагностике и in situ гибридизации (FISH, CISH, SISH), Охотников М.А., ст. преподаватель, врач-патологоанатом;
    • Технологии искусственного интеллекта и машинного обучения в интерпретации лучевых изображений. Руководитель темы: Пасынков Д.В., к.м.н., доцент, заведующий отделением лучевой диагностики Республиканского онкологического диспансера РМЭ.

» Медицинский факультет

Прием на первый курс на медицинские специальности в 2021 году

На медицинском факультете Чувашского государственного университета им. И.Н. Ульянова в 2021 году объявлен набор студентов на следующие специальности:

31.05.01 «Лечебное дело» (очная форма обучения, срок обучения 6 лет)

31.05.02 «Педиатрия» (очная форма обучения, срок обучения 6 лет)

31.05.03 «Стоматология» (очная форма обучения, срок обучения 5 лет)

Перечень вступительных испытаний и минимальное количество баллов, подтверждающие успешное прохождение вступительных испытаний:

Лечебное дело

  • Химия (45)
  • Биология (45) или Физика (45)
  • Русский язык (45)

Педиатрия

  • Химия (45)
  • Биология (45) или Физика (45)
  • Русский язык (45)

Стоматология

  • Химия (45)
  • Биология (45) или Физика (45)
  • Русский язык (45)

Число мест приема на обучение за счет средств федерального бюджета

Код Специальность Число бюджетных мест
31.05.01 Лечебное дело 193
31.05.02 Педиатрия 75
31.05.03 Стоматология 25

Проходные баллы по общему конкурсу прошлых лет

Специальность 2018 год 2019 год 2020 год
Лечебное дело 225 248 240
Педиатрия 218 240 225
Стоматология 248 257 263

Документы для поступления предоставляются в приемную комиссию одним из следующих способов:

  • в электронной форме посредством Личного кабинета абитуриента
  • лично по адресу: г. Чебоксары, ул. Университетская, 38, учебно-спортивный комплекс университета.
  • через операторов почтовой связи общего пользования. Почтовый адрес приемной комиссии: 428015, г. Чебоксары, Московский пр-т, д.15
Более подробная информация размещена на сайте приемной комиссии.

Дорогие друзья!

Профессия врача является одной из самых важных и нужных профессий, требующая полной отдачи душевных и физических сил, поскольку врач берет на себя ответственность за самое ценное, что есть на свете – жизнь и здоровье человека.

Выбирая профессию врача следует учитывать многие факторы: способности, психофизиологические особенности личности, состояние здоровья, особенности режима работы (ночные, суточные дежурства) и пр. Следует помнить, что в любой момент врач обязан откликнуться на просьбу о помощи и предпринять необходимые действия для спасения жизни больного.

Успешность в профессии определяется такими личностными качествами как милосердие, быстрота реакции, высокий интеллект, интуиция, наблюдательность, доброжелательность, терпение, выдержка, физическая и психическая выносливость, стремление к самосовершенствованию, готовность к постоянному повышению и расширению квалификации.

Профессия врача одна из самых востребованных. Врачи требуются во всех регионах России и за рубежом!

Если Вы готовы связать свою дальнейшую жизнь с медициной и хотите стать классным специалистом в области здравоохранения – поступайте на медицинский факультет Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова.

Документы, необходимые для поступления:

К заявлению о приеме в университет прилагаются:
— ксерокопия документов, удостоверяющих личность и гражданство поступающего;
— оригинал или ксерокопия документа установленного образца об образовании;
— 2 фотографии (на матовой бумаге) размером 3×4 см;
— медицинская справка Ф-086/У (или действующая копия медицинской книжки).

Сегодня медицинский факультет Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова – это:

  • 3 программы специалитета и 1 программа бакалавриата (сестринское дело),
  • 22 программы ординатуры,
  • 8 программ аспирантуры,
  • 4 современных учебно-лабораторных корпуса общей площадью 14667 кв.м.,
  • 24 кафедры,
  • 40 клинических баз,
  • уникальный анатомический музей (более 1тыс. экспонатов),
  • Центр аккредитации и симуляционного обучения,
  • Центр интерактивного обучения «Фундаментальная медицина»,
  • симуляционные тренинговые классы,
  • оснащенный современным спортивным инвентарем спортивный комплекс,
  • более 6 тыс. обучающихся из 42 регионов РФ и 40 стран ближнего и дальнего зарубежья.

Преподавание на факультете проводится по учебным программам и планам, соответствующим Федеральным государственным образовательным стандартам, которые полностью отражают современный уровень развития медицинской науки и технического прогресса. Сегодня в обучении будущих врачей, наряду с классическими формами, используется технологии современного интерактивного обучения с использованием симуляционных электронных роботов, учебных фантомов, медицинского учебного инвентаря и оборудования. Медицинская библиотека содержит около 200 тыс. изданий по различным отраслям медицины, для студентов и преподавателей  открыт доступ к полнотекстовым зарубежным изданиям ведущих мировых электронных ресурсов.

Медицинский факультет с 2013 года по настоящее время возглавляет д.м.н., профессор Валентина Николаевна Диомидова, которая до этого работала в должности заместителя главного врача по диагностике Городской клинической больницы №1 г.Чебоксары.   Валентина Николаевна Диомидова – д.м.н., профессор, заслуженный врач Чувашской Республики, врач высшей квалификационной категории, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней с курсом лучевой диагностики, член оргкомитета Российской Ассоциации специалистов лучевой диагностики, главный специалист по медицинскому и фармацевтическому образованию Минздрава Чувашской Республики. Область ее научных интересов – лучевая диагностика, ею в 1994 г. образовано Чувашское Региональное отделение Российской Ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине, лидером чего является и сегодня. Она автор более 200 научных трудов, 6 монографий, 15 учебных пособий, 3 учебников, 2 патентов, 2 авторских свидетельств, награждена медалью Святого Аврамия Болгарского III степени Чебоксарско — Чувашской епархии Русской православной церкви. Разработала и внедрила в широкую клиническую практику методику ультразвуковой гидрогастрографии, использование ультразвуковых технологий при современных малоинвазивных лечебно-диагностических вмешательствах в хирургической, урологической практике, методы ультразвуковой диагностики в ургентной хирургии, разработала и внедрила в клиническую практику технологии ультразвуковой эластографии сдвиговой волной в гепатологии и гинекологии.

Медицинский факультет в составе Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова был открыт 1 сентября 1967 г. на основании Постановления Совета Министров СССР №79 от 17 августа 1967 г. и Совета Министров РСФСР № 631 от 21 августа 1967 г. Возглавлял факультет до мая 1969 г. доцент Иван Васильевич Смирнов. Первый прием студентов на медицинский факультет по специальности «Лечебное дело» составил 50 человек. Помощь в оснащении нового факультета лабораторным оборудованием, учебниками и методическими материалами оказывали Горьковский, Казанский и Ивановский медицинские институты.

Первая кафедра медицинского факультета – кафедра нормальной анатомии с курсом общей биологии, была основана доктором медицинских наук профессором Валентиной Васильевной Амосовой и временно размещалась в здании хозяйственного корпуса Чебоксарской школы-интерната № 2. В составе этой кафедры начали работать доценты кандидаты медицинских наук И.В. Смирнов, Н.А. Владиславлева и кандидат биологических наук И.Г. Зеленова.

В 1968 г. были созданы кафедры биологии и гистологии (зав. – д.м.н., профессор Дина Семеновна Гордон) и нормальной физиологии (зав. – д.м.н., профессор Владилен Сергеевич Куприянов). Второй прием студентов составил 100 человек.

В 1969 г. для размещения новых кафедр и организации учебного процесса медицинскому факультету было передано трехэтажное здание (ныне корпус «Е») и на первый курс было принято 150 студентов, а профессорско-преподавательский состав увеличился до 30 человек.

В мае 1969 г. деканом медицинского факультета была избрана доктор медицинских наук, профессор Валентина Васильевна Амосова, которая руководила им в течение 16 лет. За большие заслуги в организации медицинского факультета и подготовку врачебных кадров ей в 1976г. было присвоено почетное звание Заслуженного деятеля науки Чувашской АССР и в 1980 г. — Заслуженного деятеля науки РСФСР.

В 1981 г. на медицинском факультете была открыта вторая специальность – «Педиатрия». На дневное отделение по данной специальности было принято 50 человек, на вечернее – 25. Третья специальность – «Стоматология»,  была организована в 1985 г. с первым приемом в 50 человек.

Таким образом, к 1985 году медицинский факультет Чувашского государственного университета полностью сформировался как полноценное учебное заведение, завоевал заслуженный авторитет среди учебных и научных медицинских заведений не только Поволжья, но и всего Советского Союза.

Должность декана медицинского факультета с 1985 по 1995 гг. занимал профессор Владимир Егорович Волков. Он являлся членом Президиума учебно-методического объединения при Министерстве здравоохранения СССР, членом Научного совета по хирургии при Президиуме АМН СССР, членом правления Всесоюзного общества хирургов, главным редактором межвузовского сборника «Актуальные проблемы современной клинической хирургии», членом Ученого Совета по защите диссертаций Казанского медицинского института. Владимир Егорович впервые в мировой науке разработал проблему эндокринной регуляции лимфатической системы при шоковых состояниях.

В 1995 г. было создано отделение «Сестринское дело» дневной формы обучения и на первый курс было набрано 17 человек.

С 1993 г. начал издаваться научно-практический журнал «Медицинский журнал Чувашии», редакционная коллегия которого была представлена сотрудниками медицинского факультета.

В сентябре 1994 г. медицинский факультет был преобразован в медицинский институт ЧГУ им. И.Н. Ульянова в составе лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов. Обязанности директора медицинского института в 1994-2001 гг. исполнял д.м.н., профессор Владимир Егорович Волков, а с 2001 г. – д.м.н., профессор Викентий Леонидович Сусликов. С марта 2003 г. систему института упразднили. Деканом лечебного факультета в 1994-2007 гг. был д.м.н., профессор Викентий Леонидович Сусликов, в 2007-2010 гг. д.м.н., профессор Владимир Егорович Волков. Педиатрический факультет в 1994-2002 гг. возглавлял к.м.н. доцент Александр Аркадьевич Федоров, с марта до сентября 2002 г. – д.м.н., профессор Владимир Анатольевич Родионов, с 2002 г. деканом избрана д.м.н., доцент Эльвира Валериановна Бушуева. Стоматологический факультет в 1994-1999 гг. и 2003-2007 гг. возглавлял д.м.н., доц. Юрий Николаевич Уруков, а в 1999-2003 гг. деканом был к.э.н. Олег Николаевич Викторов.

18 марта 1998 г. был открыт диссертационный совет по соисканию ученой степени кандидата медицинских наук и кандидата биологических наук по специальности 14.00.23 – гистология. За время существования совета, с 1998 по 2000 гг., были защищены 4 диссертационные работы.

В ноябре 2008 г. – педиатрический и стоматологический факультеты были объединены в медицинский факультет, который до 2010 г. возглавляла д.м.н., доцент Эльвира Валериановна Бушуева. В 2010 г. в состав медицинского факультета вошел лечебный, а деканом до 2013 г. стал д.м.н., профессор Дмитрий Сергеевич Марков. Д.м.н., профессор, заслуженный врач Чувашской Республики Д.С.Марков с 2003 по 2012 г. занимал должность начальника управления здравоохранения и социальной политики администрации города Чебоксары, с 19 июня 2013 г. был назначен на должность заместителя министра здравоохранения Московской области. В 2011–2013 гг. на медицинском факультете было произведено оснащение лекционных аудиторий современным мультимедийным оборудованием, организованы первые симуляционные классы по стоматологии.

С 2013 г. по настоящее время медицинский факультет возглавляет д.м.н., профессор Валентина Николаевна Диомидова, которая до этого работала в должности заместителя главного врача по диагностике Городской клинической больницы №1 г.Чебоксары.   Валентина Николаевна Диомидова – д.м.н., профессор, заслуженный врач Чувашской Республики, врач высшей квалификационной категории, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней с курсом лучевой диагностики, член оргкомитета Российской Ассоциации специалистов лучевой диагностики, главный специалист по медицинскому и фармацевтическому образованию Минздрава Чувашской Республики. Область ее научных интересов – лучевая диагностика, ею в 1994 г. образовано Чувашское Региональное отделение Российской Ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине, лидером чего является и сегодня. Она автор более 200 научных трудов, 6 монографий, 15 учебных пособий, 3 учебников, 2 патентов, 2 авторских свидетельств, награждена медалью Святого Аврамия Болгарского III степени Чебоксарско — Чувашской епархии Русской православной церкви. Разработала и внедрила в широкую клиническую практику методику ультразвуковой гидрогастрографии, использование ультразвуковых технологий при современных малоинвазивных лечебно-диагностических вмешательствах в хирургической, урологической практике, методы ультразвуковой диагностики в ургентной хирургии, разработала и внедрила в клиническую практику технологии ультразвуковой эластографии сдвиговой волной в гепатологии и гинекологии.

С 2013 года годы на медицинском факультете широко организовано последипломное обучение врачей Чувашской Республики (на различных циклах усовершенствования квалификации по многим клиническим специальностям. Материально-техническая база и корпуса медицинского факультета в последние годы обновлены капитально   и на сегодняшний день соответствует всем современным требованиям. В основных учебных теоретических, лабораторном и морфологическом корпусах имеются оснащенные различные учебные и научные лаборатории, анатомический музей (несколько сотен уникальных анатомических препаратов), виварий, библиотека (около 200 тыс. изданий по различным отраслям медицины), спортивный и актовый залы, компьютерные классы, большие и малые лекционные залы и многое другое. Клинические базы размещены во всех крупных республиканских и городских больницах, где насчитывается более 2,5 тыс. коек. Для студентов и преподавателей организованы и функционируют симуляционные классы, межкафедральный компьютерный класс, открыт доступ к полнотекстовым зарубежным изданиям ведущих мировых электронных ресурсов.

В последние годы особо развивается международная деятельность медицинского факультета по целому ряду направлений – это и академический обмен студентами, профессорско-преподавательским составом, участие в совместных научных и образовательных программах, организация и проведение международных конференций, совместных научных исследований и многое другое. Сегодня силами сотрудников факультета ведется усиленная работа по разработке и внедрению учебных программ для ведения обучения на английском языке, осуществляется подготовка студентов из 42 регионов РФ и  около 40 стран ближнего и дальнего зарубежья (Израиль, Кения, Алжир,  Марокко, Сирия, Иордания, Конго, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан и др.)

Преподавание на факультете проводится по учебным программам и планам, соответствующим ФГОС, которые полностью отражают современный уровень развития медицинской науки и технического прогресса. В настоящее время открыт прием в интернатуру по 8, а в ординатуру – по 22 специальностям. Подготовка научных кадров так же ведется по следующим специальностям аспирантуры: 03.03.04 – клеточная биология, цитология, гистология; по клиническим дисциплинам: 14.01.01 – акушерство и гинекология; 14.01.03 – болезни уха, горла и носа; 14.01.04 – внутренние болезни; 14.01.08 – педиатрия; 14.01.17 – хирургия.

В настоящее время на медицинском факультете ведется обучение по специальностям «Лечебное дело», «Педиатрия», «Стоматология», «Сестринское дело». За время своего существования факультет подготовил и выпустил более 16 тысяч врачей всех специальностей. Число обучающихся на медицинском факультете в последние годы составляет более 3000 человек.

На 25 кафедрах медицинского факультета трудятся более 300 преподавателей, среди профессоров факультета 2 академика ЕА АМН, 1 член-корреспондент РАЕН, 7 действительных членов НАНИ ЧР, 1 заслуженный деятель науки РФ, 13 заслуженных деятелей науки ЧР, 4 заслуженных работника народного образования ЧР, 2 заслуженных врача РФ, 14 заслуженных врачей ЧР.

Медицинский факультет Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова в настоящее время стал крупным научным центром, получившим признание медицинских университетов Европы и Америки. Каждый год сотрудники медицинского факультета защищают докторские и кандидатские диссертаций, публикуют монографии, учебные пособия, учебно-методические указания, научные статьи, получают авторские свидетельства на изобретения, внедряют в практику здравоохранения новые методы диагностики и лечения различных заболеваний. Преподаватели медицинского факультета периодически выезжают в зарубежные страны на международные конгрессы и симпозиумы с научными докладами, работают заведующими отделениями, главными врачами лечебных учреждений, так же ведут клиническую работу в недавно созданной «Университетской клинике».

Первой научной школой медицинского факультета явилась «Научная школа морфологов Чувашии», основанная доктором медицинских наук, профессором Д.С. Гордон (член-корреспондент РАЕН РФ, почетный член Национальной академии наук и искусств ЧР, она  в течение 1968-2000 гг. работала в Чувашском государственном университете им. И.Н. Ульянова, двадцать лет заведовала кафедрой гистологии и общей биологии медицинского факультета, организатор и руководитель Научного общества анатомов, гистологов и эмбриологов Чувашской Республики, член  двух проблемных комиссий Российской академии наук: «Специфическая и неспецифическая защита организма» и «Люминесцентный анализ в биологии и медицине», долгие годы была членом диссертационного совета  Казанского медицинского института). Под ее научным руководством подготовлены диссертации и защищены 7 докторов и 22 кандидата наук, а всего в рамках созданной ей Научной Школы – более полутора десятка докторов и более пятидесяти кандидатов наук.

В Чувашском государственном университете так же были зарегистрированы следующие научные школы по медицинскому факультету: «Геохимическая экология болезней» – руководитель д.м.н., проф. Сусликов В.Л.; «Региональные особенности репродуктивного здоровья женщин Чувашской республики» – руководитель д.м.н., проф. Самойлова А.В.; «Щадящие малоинвазивные методы лечения переломов» – руководитель д.м.н., проф. Бойков В.П.; «Нейроамины в автономной регуляции внутренних органов» – руководитель д.б.н., проф. Любовцева Л.А.; «Эпидемиология, этнотерриториальные особенности наследственных болезней у детей Чувашской Республики» – руководитель д.м.н., проф. Краснов М.В.; «Морфофункциональное состояние иммуноэндокринных органов в условиях иммунодефицита и его коррекции» – руководитель д.м.н. проф. Меркулова Л.М.; «Ранняя диагностика и лечение постгастроэктомических синдромов и их сочетанных форм» – руководитель д.м.н. проф. Волков В.Е.

Д.м.н., профессором Сусликовым Викентием Леонидовичем были сформулированы новые методологические подходы к реализации программы массовой профилактики атеросклероза и его последствий, он провел большую работу по обоснованию важности для народного хозяйства научного изучения эколого-биогеохи­ми­ческих закономерностей на территории Чувашии, первым в России разработал и внедрил программу интегрированного обучения студентов по профилактической медицине.

Факультет гордится своими выдающимися учеными:

  • А.Н. Бриллиантова – талантливый препаратор, создатель анатомического музея ЧГУ.
  • А.Н. Волков – создатель научной хирургической школы, основатель кафедры факультетской хирургии в ЧГУ.
  • В.В. Амосова – одна из основателей медицинского факультета в ЧГУ, первый декан.
  • В.Е. Волков – основатель хирургической школы Чувашии, основатель кафедры госпитальной хирургии в ЧГУ.
  • В.Е. Сергеева – известный ученый в области гистохимии нейроиммунных органов.
  • В.Л. Сусликов – основатель биогеохимической школы Чувашии, один из инициаторов внедрения профилактического направления в развитии медицины.
  • В.Н. Саперов – основатель терапевтической школы Чувашии.
  • В.С. Куприянов – основатель кафедры нормальной физиологии в ЧГУ.
  • Г.Д. Аникин – основатель кафедры фармакологии и биохимии в ЧГУ.
  • Г.М. Воронцова – разработчик немедикаментозных методов воздействия при акушерских осложнениях и гинекологических заболеваниях.
  • Г.Ф. Султанова – основатель педиатрической школы Чувашии.
  • Д.С. Гордон – основатель морфо — функциональной научной школы Чувашии.
  • Л.А. Любовцева – известный ученый в области автономной регуляции кроветворных органов.
  • Л.М. Меркулова – основатель научной школы по магнитобиологии и иммуноморфологии в ЧГУ.
  • М.И. Ундрицов – основатель (совместно с А.Д. Адо) нового научного направления в медицине – аллергология, пионер профилактики авитаминозов в Красной Армии в период Великой Отечественной войны.

За время своей деятельности медицинский факультет подготовил более 18 тысяч врачей всех специальностей, которые трудятся в системе практического здравоохранения и научно-исследовательских учреждениях по всей России, в странах Европы (Испания, Германия, Швейцария, Черногория и др.) и Северной Америки. На сегодняшний день более 90% врачей для Чувашской Республики подготовлено так же медицинским факультетом Чувашского госуниверситета им. И.Н.Ульянова. Постоянное число обучающихся на медицинском факультете в последние годы составляет около 6000 человек.

Ежедневная кропотливая работа трудового коллектива медицинского факультета направлена на достижение стратегических задач, которые ставит перед собой Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова с целью дальнейшего успешного развития всего ВУЗа в целом.

НОНЕТ-МЕД медицинский центр

Медицинские услуги предоставляются в соответствии с перечнем услуг, указанным в лицензии на осуществление медицинской деятельности. Основанием для предоставления платных медицинских услуг является добровольное волеизъявление потребителя и согласие приобрести медицинскую услугу на условиях указанных в типовом договоре возмездного оказания медицинских услуг. Требования к платным медицинским услугам, в том числе к их объему и срокам оказания, определяются по соглашению сторон договора.

ООО «Нонет-Мед» обеспечивает соответствие предоставляемых медицинских услуг порядкам оказания медицинской помощи и стандартам медицинской помощи, норм использования медицинского оборудования, ведения медицинской документации, соблюдение санитарно-гигиенического режима, лечебных технологий, профессиональной этики.

Объем оказываемых услуг определяется общим состоянием здоровья Пациента, медицинскими показаниями, желанием Пациента и организационно-техническими возможностями Исполнителя.

Исполнитель предоставляет платные медицинские услуги, качество которых должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии в договоре условий об их качестве – требованиям, предъявляемым к услугам соответствующего вида.

До заключения Договора, исполнитель в письменной форме уведомляет потребителя (заказчика) о том, что несоблюдение указаний (рекомендаций) медицинского работника, предоставляющего платную медицинскую услугу, в том числе назначенного режима лечения, могут снизить качество предоставляемой платной медицинской услуги, повлечь за собой невозможность ее завершения в срок или отрицательно сказаться на состоянии здоровья потребителя.

плановая – медицинская помощь, которая оказывается при проведении профилактических мероприятий, при заболеваниях и состояниях, не сопровождающихся угрозой жизни пациента, не требующих экстренной и неотложной медицинской помощи, и отсрочка оказания которой на определенное время не повлечет за собой ухудшение состояния пациента, угрозу его жизни и здоровью.

Положение об организации оказания медицинской помощи по видам, условиям и формам оказания такой помощи устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.Медицинские услуги предоставляются в установленный график работы.

Медицинские услуги предоставляются Исполнителем по ценам, указанным на настоящем сайте, а также указанным в прейскуранте, расположенном на информационном стенде клиники.

Потребитель (заказчик) обязан оплатить предоставленную исполнителем медицинскую услугу в сроки и в порядке, которые определены договором.

Оплата медицинских услуг производится путем внесения наличных денежных средств в кассу исполнителя и/ или в безналичном порядке, в том числе путем расчетов с использованием платежных карт.

Потребителю (заказчику) в соответствии с законодательством Российской Федерации выдается документ, подтверждающий произведенную оплату предоставленных медицинских услуг.

Министерство здравоохранения Московской области

Бульвар Строителей, 1, Красногорск, Московская обл., 143407

+7 (498) 602-03-01

[email protected]

Пресс-секретарь Министерства здравоохранения Московской области

+7 (498) 602-04-20 доб. 4 64 92

+7 (498) 602-03-00 факс

[email protected]

Территориальный орган Росздравнадзора по г. Москве и Московской области

ул. Вучетича, 12А, Москва, 127206

+7 (495) 611-47-74

+7 (916) 256-76-76

«горячая линия» Росздравнадзора: 8 (800) 550-99-03.

Министерство потребительского рынка и услуг

129063, г. Москва, Проспект мира, д. 72

Телефон: +7 (498) 602-30-75

Сайт: https://mpru.mosreg.ru

[email protected]

Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

Адрес: 127994, г. Москва, Вадковский переулок, дом 18, строение 5 и 7

Телефон: +7 (499) 973-26-90

Сайт: https://www.rospotrebnadzor.ru/

телефон «горячей линии» 8-800-100-00-04.

Управление лицензирования медицинской и фармацевтической деятельности

Адрес: ул. Кулакова, 20, стр. 1А, Москва

+7 (498) 602-04-20 доб. 46435

+7 (498) 602-04-20 доб. 46440

[email protected]

Поступающему

Сроки проведения приема: с 1 июля по 10 августа.

Прием документов осуществляется: с 1 июля по 4 августа включительно.

Сроки проведения вступительных испытаний: с 5 августа по 6 августа.

Завершение приема заявлений о согласии на зачисление: 4 августа.

Сроки зачисления:10 августа 2021г.

Подробнее о приемной компании и прочие сроки

Инструкция по прохождению тестирования

ВНИМАНИЕ!


Внимание! Уважаемые поступающие в ординатуру! 27 июля 2021 года в 15.00 по местному времени (г. Ханты-Мансийск) состоится видеоконференция по вопросам проведения тестирования для поступающих в ординатуру. Для подключения к видеоконференции перейдите по ссылке в указанное время https://vks.hmgma.ru/b/iic-uue-n7u-hic.


Места приема документов, необходимых для поступления расположены по адресу: ул. Мира 40, каб. 403

Почтовый адрес для направления документов, необходимых для поступления расположен по адресу: 628011, Россия, Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Ханты-Мансийск, ул. Мира, 40, Ханты-Мансийская государственная медицинская академия.

Подача документов для поступления на обучение в электронной форме  предусмотрена.

Вступительные испытания для лиц с ограниченными возможностями здоровья, инвалидов проводятся на общих основаниях.

Проведение вступительных испытаний с использованием дистанционных технологий предусмотрено.

Вступительные испытания организацией проводятся самостоятельно.

Особые права и преимущества при поступлении не предусмотрены

Сдача вступительных испытаний, проводимых организацией самостоятельно, на языке республики Российской Федерации, на территории которой расположена организация, на иностранном языке не предусмотрена

Проведение вступительных испытаний с использованием дистанционных технологий предусмотрено.

Дополнительный прием не проводится

Необходимость прохождения поступающими обязательного предварительного медицинского осмотра отсутствует.

Количество мест для приема на обучение по различным условиям поступления:

Код

Направление подготовки (специальности)

Всего

Контрольные цифры приема

По договорам об оказании платных образовательных услуг

Особая квота

Общие условия

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

31.08.01

Акушерство и гинекология

10

0

0

0

0

0

0

0

0

0

31.08.49

Терапия

6

0

0

0

0

0

0

0

0

0

31.08.57

Онкология

10

0

0

0

0

0

0

0

0

0

31.08.67

Хирургия

4

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Информация о количестве мест для приема на обучение в рамках контрольных цифр

Код

Специальность

Всего

Контрольные цифры приема

Очное

Заочное

Очно-заочное

1

2

3

4

5

6

31.08.01

Акушерство и гинекология

10

10

0

0

31.08.49

Терапия

6

6

0

0

31.08.57

Онкология

10

10

0

0

31.08.67

Хирургия

4

4

0

0

Количество мест для приема на обучение в рамках контрольных цифр по различным условиям поступления с указанием особой квоты и целевой квоты

Код

Направление подготовки (специальности)

Всего

Места в рамках контрольных цифр приема (по общему конкурса)

Места в пределах особой квоты

Места в пределах целевой квоты

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

31.08.01

Акушерство и гинекология

10

0

0

0

0

0

0

0

0

0

31.08.49

Терапия

6

0

0

0

0

0

0

4

0

0

31.08.57

Онкология

10

0

0

0

0

0

0

1

0

0

31.08.67

Хирургия

4

0

0

0

0

0

0

0

0

0

Прием документов: с 17 мая по 14 июня включительно.

Поступающий
на программы аспирантуры вправе направить в срок до 10 мая на
рассмотрение приемной комиссии документы, характеризующие его
индивидуальные достижения.

Срок предоставления оригинала документа установленного образца (заявления о согласии на зачисление)не позднее 12 июля 2021г.

Приказ Министерства образования и науки РФ от 12 января 2017 г. № 13

Правила приема в аспирантуру

Изменения правил приема в аспирантуру

Возможность дистанционной сдачи вступительных испытаний

Возможность подачи документов в электронной форме

Индивидуальные достижения порядок учета

Количество мест для приема на обучение по различным условиям поступления (в рамках контрольных цифр без выделения целевой квоты)

Места приема документов, необходимых для поступления

Наличие общежитий

Особенности проведения вступительных испытаний для инвалидов

Перечень вступительных испытаний и приоритетность при ранжировании

Почтовые адреса для направления документов

Правила подачи и рассмотрения апелляций по результатам вступительных испытаний

Сроки начала и завершения приема документов

Сроки проведения вступительных испытаний

Условия поступления

Формы проведения вступительных испытаний

Шкала оценивания и минимальное количество баллов, подтверждающее успешное прохождение вступительного испытания

Язык, на котором осуществляется сдача вступительных испытаний

Количество мест для приема на обучение по различным условиям поступления:

Код

Направление подготовки (специальности)

Всего

Контрольные цифры приема

По договорам об оказании платных образовательных услуг

Особая квота

Общие условия

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

30.06.01

Фундаментальная медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

5

0

0

0

4

1

0

0

0

0

31.06.01

Клиническая медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

9

0

0

0

5

4

0

0

0

0

Перечень вступительных испытаний:

Код

Направление подготовки (специальности)

Вступительные испытания (в порядке приоритета)

Минимальное количество баллов

Форма проведения вступительных испытаний, проводимых организацией самостоятельно

30.06.01

Фундаментальная медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

Специальная дисциплина

4

Устная

Философия

3

Устная

Иностранный язык

3

Устная

31.06.01

Клиническая медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

Специальная дисциплина

4

Устная

Философия

3

Устная

Иностранный язык

3

Устная

Особые права и преимущества, указанные в пунктах 33, 37 и 38 Порядка при поступлении не предусмотрены

Особые права, указанные в пунктах 34-36 Порядка при поступлении не предусмотрены

Сдача вступительных испытаний, проводимых организацией самостоятельно, на языке республики Российской Федерации, на территории которой расположена организация, на иностранном языке не предусмотрена

Порядок учета индивидуальных достижений поступающих

Вступительные испытания для лиц с ограниченными возможностями здоровья, инвалидов проводятся согласно разделу 5 Правил приема на обучение по образовательным программам высшего образования – программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре на 2021/2022 учебный год.

Проведение вступительных испытаний с использованием дистанционных технологий предусмотрено.

Правила подачи и рассмотрения апелляций по результатам вступительных испытаний, проводимых организацией самостоятельно

Необходимость прохождения поступающими обязательного предварительного медицинского осмотра отсутствует.

Вступительные испытания, проводимые организацией самостоятельно:

Биохимия

Внутренние болезни

Иностранный язык

Клеточная биология

Онкология

Физиология

Философия

Хирургия


Образцы договоров на оказание платных образовательных услуг


Аспирантура:


Формы договоров платных образовательных услуг


Аспирантура:

Место приема документов, необходимых для поступления находится по адресу: г. Ханты-Мансийск, ул. Мира 40, каб. 119.

Почтовый адрес для направления документов, необходимых для поступления: 628011, Россия, Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ-Югра, г. Ханты-Мансийск, ул. Мира, 40, Ханты-Мансийская государственная медицинская академия.

Направление документов, необходимых для поступления, в электронной форме не предусмотрено

Информация о наличии общежитий

Информация о количестве мест в общежитиях для иногородних поступающих

Организация осуществляет прием по следующим условиям поступления на обучение с проведением отдельного конкурса по каждой совокупности этих условий:

— раздельно в рамках контрольных цифр и по договорам об оказании платных образовательных услуг;

— раздельно по очной и по заочной формам обучения;

— раздельно по программам аспирантуры в зависимости от их направленности (профиля), по каждому направлению подготовки;

— раздельно на места в пределах целевой квоты и на места в рамках контрольных цифр за вычетом целевой квоты

Информация о количестве мест для приема на обучение в рамках контрольных цифр

Код

Специальность

Всего

Контрольные цифры приема

Очное

Заочное

Очно-заочное

1

2

3

4

5

6

30.06.01

Фундаментальная медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

5

4

1

0

31.06.01

Клиническая медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

9

5

4

0

Количество мест для приема на обучение в рамках контрольных цифр по различным условиям поступления с указанием особой квоты и целевой квоты

Код

Направление подготовки (специальности)

Всего

Места в рамках контрольных цифр приема (по общему конкурса)

Места в пределах особой квоты

Места в пределах целевой квоты

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

Очное

Заочное

Очно-заочное

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

30.06.01

Фундаментальная медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

5

4

1

0

0

0

0

0

0

0

31.06.01

Клиническая медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

9

5

4

0

0

0

0

0

0

0

Расписание вступительных испытаний

Дисциплина

Дата

Время начала

Специальная дисциплина по направлению Фундаментальная медицина, профиль Биохимия

17.06.2021

14-00

Специальная дисциплина по направлению Фундаментальная медицина, профиль Клеточная биология, гистология, цитология

17.06.2021

14-00

Специальная дисциплина по направлению Фундаментальная медицина, профиль Физиология

17.06.2021

14-00

Специальная дисциплина по направлению Клиническая медицина, профиль Внутренние болезни

18.06.2021

14-00

Специальная дисциплина по направлению Клиническая медицина, профиль Хирургия

18.06.2021

14-00

Специальная дисциплина по направлению Клиническая медицина, профиль Онкология

18.06.2021

14-00

Философия. Направление Клиническая медицина, профиль Внутренние болезни, Хирургия, Онкология. Направление Фундаментальная медицина, профили: Биохимия; Клеточная биология, гистология, цитология; Физиология

21.06.2021

14-00

Иностранный язык. Направление Клиническая медицина, профиль Внутренние болезни, Хирургия, Онкология. Фундаментальная медицина, профили: Биохимия; Клеточная биология, гистология, цитология; Физиология

25.06.2021

14-00

Расписание вступительных испытаний,
дополнительный набор

Дата

Время

Вступительные испытания

Место проведения

Информация о количестве поданных заявлений о приеме на 14.06.2021

Код

Направление подготовки (специальности)

Всего

Количество поданных заявлений о приеме

Очное

Заочное

Очно-заочное

30.06.01

Фундаментальная медицина (уровень подготовки кадров высшей квалификации)

5

4

1

0

31.06.01

Клиническая медицина (уровень подготовки кадров высшей

12 8

4

0

Списки лиц, подавших документы, необходимые для поступления

Списки лиц, поступающих на места в рамках контрольных цифр

Сведения о лицах, поступающих на места в пределах особой квоты

Сведения о лицах, поступающих на места в пределах целевой квоты

Сведения о лицах, поступающих на места по общим условиям

Сведения о лицах, поступающих без вступительных испытаний

Список лиц, подавших документы, необходимые для поступления, с указанием сведений о приеме или об отказе в приеме документов

Результаты вступительных испытаний

Приказ О зачислении от 28.07.2021 № 572

Поступление

  • проводить комплекс мероприятий, направленных на сохранение и укрепление здоровья и включающих в себя формирование здорового образа жизни, предупреждение возникновения и (или) распространения заболеваний, их раннюю диагностику, выявление причин и условий их возникновения и развития, а также направленных на устранение вредного влияния на здоровье человека факторов среды его обитания

  • проводить профилактические медицинские осмотры, диспансеризацию и вести диспансерное наблюдение

  • проводить противоэпидемические мероприятия, организовывать защиту населения в очагах особо опасных инфекций, при ухудшении радиационной обстановки, во время стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций

  • применять социально-гигиенические методики сбора и медико-статистического анализа информации о показателях здоровья населения

  • собирать и анализировать жалобы пациента, данные его анамнеза, результаты осмотра, лабораторные, инструментальные, патолого-анатомические и иные исследования, чтобы распознать состояние или установить факт наличия/отсутствия заболевания

  • определять у пациента основные патологические состояния, симптомы, синдромы заболеваний, нозологические формы в соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем, X пересмотра

  • проводить экспертизу временной нетрудоспособности, медико-социальную экспертизу, констатировать биологическую смерть человека

  • определять тактику ведения пациентов с различными нозологическими формами

  • вести и лечить пациентов с различными нозологическими формами в амбулаторных условиях и условиях дневного стационара

  • оказать медицинскую помощь при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, не сопровождающихся угрозой жизни пациента и не требующих экстренной медицинской помощи

  • оказать скорую медицинскую помощь при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства

  • вести беременность и принять роды

  • оказать медицинскую помощь при чрезвычайных ситуациях, в том числе участвовать в медицинской эвакуации, организовывать такую помощь

  • определять необходимость применения природных лечебных факторов, лекарственной, немедикаментозной терапии и других методов у пациентов, нуждающихся в медицинской реабилитации и санаторно-курортном лечении

  • обучать пациентов и их родственников основным гигиеническим мероприятиям оздоровительного характера, навыкам самоконтроля основных физиологических показателей, способствующим сохранению и укреплению здоровья, профилактике заболеваний

  • просвещать по устранению факторов риска и формированию навыков здорового образа жизни

  • применять основные принципов организации и управления в сфере охраны здоровья граждан, в медицинских организациях и их структурных подразделениях

  • оценивать качество оказания медицинской помощи, используя медико-статистические показатели

  • анализировать и публично представлять медицинскую информацию на основе доказательной медицины

  • участвовать в и проводить научные исследований

  • внедрять новые методы и методики охраны здоровья граждан

  • Применение, польза и побочные эффекты в медицине

    Мед манука производится в Австралии и Новой Зеландии пчелами, которые опыляют местный куст leptospermum scoparium (также известный как чайное дерево). Защитники говорят, что с его помощью можно лечить раневые инфекции и другие заболевания.

    Целебная сила меда

    Мед использовался с древних времен для лечения множества заболеваний. Только в конце 19 века исследователи обнаружили, что мед обладает естественными антибактериальными свойствами.

    Мед защищает организм от повреждений, вызванных бактериями. Некоторые виды меда также увеличивают производство специальных клеток, которые могут восстанавливать ткани, поврежденные инфекцией. Мед манука обладает противовоспалительным действием, которое облегчает боль и воспаление.

    Однако не весь мед одинаков. Антибактериальные свойства меда зависят от его сорта, а также от того, когда и как его собирают. Некоторые виды могут быть в 100 раз сильнее других.

    Компоненты меда манука

    Перекись водорода придает меду антибиотические свойства.Но некоторые виды, в том числе мед манука, также обладают уникальными антибактериальными свойствами.

    Одним из основных антибактериальных компонентов меда манука является соединение под названием метилглиоксаль (MGO). MGO образуется в результате преобразования другого соединения в меде манука, известного как дигидроксиацетон (DHA), высокая концентрация которого содержится в нектаре цветов манука.

    Чем выше концентрация MGO, тем сильнее антибактериальный эффект.

    Производители меда имеют шкалу для оценки эффективности меда Манука.Рейтинг называется UMF TM , что расшифровывается как уникальный фактор мануки.

    Рейтинг UMF TM отражает концентрацию 3 фирменных соединений, обнаруженных в подлинном меде Манука, MGO, DHA и лептосперине. Чтобы мед Манука считался достаточно сильнодействующим, он должен обладать минимальным уровнем UMF ™ 10+. Однако врачи и исследователи не уверены, означает ли этот рейтинг что-нибудь с медицинской точки зрения.

    Как используется мед манука

    Основное медицинское применение меда манука — заживление ран и ожогов.Обычно он используется для лечения мелких ран и ожогов. Исследования показывают, что мед манука эффективен при лечении других состояний, в том числе:

    • Уход за кожей, включая экзему и дерматит
    • Успокаивает кашель или боль в горле
    • Здоровье пищеварительной системы

    Но доказательства того, работает ли он при этих состояниях, ограничены .

    Мед, используемый для лечения ран, является медом медицинского качества. Он специально стерилизуется и готовится как повязка. Так что банка меда манука в кладовой не должна быть частью вашей аптечки.Раны и инфекции должны быть осмотрены и обработаны профессионалом здравоохранения.

    Что наука говорит о меде манука

    Несколько недавних исследований показывают, что мед манука может быть полезным, когда его наносят поверх ран и язв на ногах. Исследования также показывают, что он может бороться с инфекцией и ускорять заживление.

    В Комплексной базе данных по натуральным лекарствам мед указан как «возможно эффективный» для лечения ожогов и ран. В Кокрановском обзоре отмечается, что мед может сократить время заживления легких ожогов и хирургических ран по сравнению с традиционными повязками.Но они также говорят, что необходимо провести дополнительные исследования.

    Другое исследование показывает, что мед манука может помочь предотвратить гингивит и другие заболевания пародонта, уменьшая образование зубного налета. В некоторых исследованиях казалось, что мед манука помогает предотвратить воспаление пищевода, вызванное радиацией и химиотерапией, применяемой при раке.

    Еще одно возможное преимущество меда заключается в том, что, в отличие от антибиотиков, он не вызывает резистентных бактерий. Эти так называемые «супербактерии» развиваются после многократного воздействия обычных антибиотиков.Для их лечения нужны специальные антибиотики.

    Большинство исследований меда манука проводилось на небольшом количестве людей, и до сих пор исследования не показали, что мед манука помогает с высоким уровнем холестерина или балансирует бактерии в кишечнике. Кроме того, никакие крупные исследования не изучали влияние меда манука на рак, диабет или грибковые инфекции.

    Возможные побочные эффекты меда манука

    Они могут включать:

    • Аллергическая реакция, особенно у людей с аллергией на пчел
    • Повышение уровня сахара в крови при употреблении больших количеств
    • Влияние на некоторые химиотерапевтические препараты и взаимодействие с ними различные другие лекарства.

    его лечебные свойства и антибактериальная активность

    Asian Pac J Trop Biomed. 2011 Apr; 1 (2): 154–160.

    Маниша Деб Мандал

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    Shyamapada Mandal

    2 Департамент зоологии, Гуруды College, Narkeldanga, Kolkata-700 054, India

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    2 Департамент зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Индия

    * Автор для переписки: Шьямапада Мандал, кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркелданга, Калькутта-700 054, Инида.Электронная почта: [email protected]

    Поступила в редакцию 2 февраля 2011 г .; Пересмотрено 27 февраля 2011 г .; Принято 28 марта 2011 г.

    © Азиатско-Тихоокеанский журнал тропической биомедицины, 2011 г. Все права защищены.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Действительно, лечебное значение меда было документально подтверждено в старейших медицинских литературах мира, и с древних времен было известно, что он обладает антимикробным свойством, а также ранозаживляющим действием. Целебные свойства меда обусловлены тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажное состояние раны, а его высокая вязкость помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции.Его иммуномодулирующие свойства важны и для заживления ран. Антимикробная активность большинства медов обусловлена ​​ферментативным производством перекиси водорода. Однако другой вид меда, называемый медом без перекиси водорода (, а именно , мед манука), проявляет значительные антибактериальные эффекты, даже если активность перекиси водорода заблокирована. Его механизм может быть связан с низким уровнем pH меда и высоким содержанием сахара (высокая осмолярность), которого достаточно, чтобы препятствовать росту микробов.Мед медицинского качества обладает мощной бактерицидной активностью in vitro и против устойчивых к антибиотикам бактерий, вызывающих несколько опасных для жизни инфекций у людей. Но антимикробная активность некоторых натуральных медов сильно различается, что связано с пространственными и временными различиями в источниках нектара. Таким образом, идентификация и характеристика активного (ых) принципа (ов) может предоставить ценную информацию о качестве и возможном терапевтическом потенциале меда (против некоторых заболеваний человека), и поэтому мы обсудили лечебные свойства меда с акцентом на их антибактериальную активность.

    Ключевые слова: Мед, Антибактериальная активность, Свойство заживления ран, Глюкозооксидаза, Непероксидный эффект, Мед медицинского класса, Антимикробные агенты, Лечебные свойства, Противомикробные свойства, Иммуномодулирующие свойства

    1. Введение

    Противомикробные агенты по сути являются важен для снижения глобального бремени инфекционных заболеваний. Однако по мере развития и распространения устойчивых патогенов эффективность антибиотиков снижается. Этот тип устойчивости бактерий к противомикробным препаратам представляет очень серьезную угрозу для здоровья населения, и для всех видов антибиотиков, включая основные лекарственные средства последней инстанции, частота резистентности растет во всем мире [1], [2].Следовательно, срочно необходимы альтернативные противомикробные стратегии, и, таким образом, эта ситуация привела к переоценке терапевтического использования древних лекарств, таких как растения и растительные продукты, включая мед [3] — [5].

    Использование традиционной медицины для лечения инфекций практиковалось с момента зарождения человечества, и мед, произведенный из Apis mellifera ( A. mellifera ), является одним из старейших традиционных лекарств, которые считаются важными для лечения нескольких заболеваний. человеческие недуги.В настоящее время многие исследователи сообщают об антибактериальной активности меда и обнаружили, что натуральный неотапливаемый мед обладает некоторой антибактериальной активностью широкого спектра при тестировании против патогенных бактерий, бактерий полости рта, а также бактерий, вызывающих порчу пищевых продуктов [6], [7]. В большинстве древних культур мед использовался как в пищевых, так и в медицинских целях. Вера в то, что мед является питательным веществом, лекарством и мазью, пришла в наши дни, и, таким образом, в последние годы была разработана ветвь альтернативной медицины, называемая апитерапией, предлагающая лечение на основе меда и других продуктов пчеловодства от многих заболеваний. включая бактериальные инфекции.В настоящее время продается ряд медов со стандартизованными уровнями антибактериальной активности. Мед Leptospermum scoparium ( L. scoparium ), самый известный из видов меда, как сообщается, оказывает ингибирующее действие на около 60 видов бактерий, включая аэробы и анаэробы, грамположительные и грамотрицательные [8 ]. Тан и др. [9] сообщили, что мед Туаланг обладает разнообразным, но широким спектром действий против многих различных видов раневых и кишечных бактерий.В отличие от глюкозооксидазы, антибактериальные свойства от Leptospermum spp. мед свето- и термостойкий. Натуральный мед из других источников может различаться по эффективности антибактериальной активности в 100 раз, что связано с перекисью водорода [6], [10]. Кроме того, мед гигроскопичен, что означает, что он может вытягивать влагу из окружающей среды и обезвоживать бактерии, а его высокое содержание сахара и низкий уровень pH также могут препятствовать росту микробов.

    Основываясь на обширных поисках в нескольких биомедицинских научных журналах и сетевых отчетах, в этом обзоре мы обсудили обновленные факты и явления, связанные с лечебными свойствами меда, с акцентом на их антибактериальную активность.

    2. Лекарственные свойства

    Мед — древнее средство для лечения инфицированных ран, которое недавно было «заново открыто» медиками, особенно там, где традиционные современные терапевтические средства не действуют. Первое письменное упоминание о меде, шумерская табличка, датируемая 2100-2000 гг. До н.э., упоминает использование меда в качестве лекарства и мази. Аристотель (384–322 до н.э.), обсуждая различные виды меда, называл бледный мед «полезным средством от воспаленных глаз и ран».Сообщается, что мед манука проявляет антимикробную активность против патогенных бактерий, таких как Staphylococcus aureus ( S. aureus ) и Helicobacter pylori ( H. pylori ), что делает этот мед многообещающим функциональным продуктом питания для лечения ран или язвы желудка [10].

    Мед использовался с древних времен как метод ускорения заживления ран [11], а способность меда способствовать заживлению ран была неоднократно продемонстрирована [12], [13].Мед получает признание в качестве средства для лечения язв, пролежней и других кожных инфекций, возникающих в результате ожогов и ран [14], [15]. Лечебные свойства меда можно объяснить тем фактом, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажную среду в ране, которая способствует заживлению, и имеет высокую вязкость, которая помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции [6]. Есть много сообщений о том, что мед очень эффективен для перевязки ран, ожогов, кожных язв и воспалений; антибактериальные свойства меда ускоряют рост новой ткани для заживления раны [16].Меди мед и мед манука обладают активностью in vivo и и подходят для лечения язв, инфицированных ран и ожогов [6], [17].

    Мед при местном применении быстро очищает раневую инфекцию, облегчая заживление глубоких хирургических ран с инфекцией [18]. Применение меда может способствовать заживлению инфицированных ран, которые не поддаются лечению традиционной терапией, т.е. , антибиотиками и антисептиками [18], включая раны, инфицированные метициллин-резистентным S.aureus [19], [20]. Более того, его можно успешно использовать на кожных трансплантатах и ​​инфицированных донорских участках кожных трансплантатов [21].

    Манука, мармелад и пастбищный мед способны стимулировать моноциты, предшественники макрофагов, к секреции TNF-α [22], [23]. С другой стороны, гликозилированные белки могут индуцировать секрецию TNF-α макрофагами, и известно, что этот цитокин вызывает механизм заживления ран. Кроме того, способность меда снижать «высвобождение реактивных промежуточных продуктов» [23] вполне может ограничивать повреждение тканей. активированными макрофагами при заживлении ран.Таким образом, иммуномодулирующие свойства меда важны для заживления ран.

    Поддержка использования меда в качестве схемы лечения язвенной болезни и гастрита исходит из традиционного фольклора, а также из сообщений современности [24]. Мед может способствовать восстановлению поврежденной слизистой оболочки кишечника, стимулировать рост новых тканей и действовать как противовоспалительное средство [24], [25]. Сырой мед содержит большое количество соединений, таких как флавоноиды и другие полифенолы, которые могут действовать как антиоксиданты [26].Сообщалось о клинических наблюдениях уменьшения симптомов воспаления при нанесении меда на раны. Удаление экссудата в ранах, покрытых медом, помогает в лечении воспаленных ран [18].

    3. Антибактериальная активность

    3.1. Потенциальный антибактериальный агент

    Использование меда в качестве традиционного средства от микробных инфекций восходит к древним временам [8]. Были проведены исследования меда манука ( L. scoparium ) [27], который продемонстрировал свою эффективность против нескольких патогенов человека, включая Escherichia coli ( E.coli ), Enterobacter aerogenes , Salmonella typhimurium , S. aureus [6], [27]. Лабораторные исследования показали, что мед эффективен против устойчивых к метициллину S. aureus (MRSA), β- гемолитических стрептококков и устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE) [28], [29]. Однако недавно идентифицированный мед может иметь преимущества или сходство с медом манука из-за повышенной антимикробной активности, местного производства (а значит, доступности) и большей избирательности в отношении важных с медицинской точки зрения организмов [6].Коагулазонегативные стафилококки очень похожи на S. aureus [14], [30] по своей восприимчивости к меду аналогичной антибактериальной активности и более восприимчивы, чем Pseudomonas aeruginosa ( P. aeruginosa ) и Enterococcus видов [14].

    Метод дисковой диффузии — это в основном качественный тест для определения чувствительности бактерий к антимикробным веществам; однако минимальная ингибирующая концентрация (МИК) отражает количество, необходимое для ингибирования бактерий.Следуя методам in vitro , несколько бактерий (в основном с множественной лекарственной устойчивостью; МЛУ), вызывающих инфекции человека, которые оказались восприимчивыми к меду, представлены в.

    Таблица 1

    Антибактериальная активность меда против бактерий, вызывающих опасные для жизни инфекции.

    Бактериальный штамм Клиническая значимость Авторы
    Proteus spps. Септицемия, инфекции мочевыводящих путей, инфекции ран Молан [8]
    Агбагва и Франк-Петерсайд [33]
    Serratia marcescens Инфекции раны Molan 8199
    Vibrio cholerae Cholera Molan [8]
    S.aureus Внебольничная и внутрибольничная инфекция Taormina et al [50]
    Chauhan et al [34]
    Sherlock et al. ]
    E. coli Инфекция мочевыводящих путей, диарея, сепсис, раневые инфекции Chauhan et al [34]
    Sherlock et al 205 [35]
    П.aeruginosa Инфекция раны, диабетическая язва стопы, инфекции мочевыводящих путей Chauhan et al [34]
    Sherlock et al [35]
    [36]
    S. maltophilia Пневмония, инфекция мочевыводящих путей, инфекция кровотока, нозокомиальная инфекция Тан и др. [9]
    A.baumannii Оппортунистический патоген заражает людей с ослабленным иммунитетом через открытые раны, катетеры и дыхательные трубки Tan et al [9]
    A. schubertii Ожоговая инфекция Hassanein et al. 38]
    H. paraphrohaemlyticus
    Micrococcus luteus
    Cellulosimicrobium cellulans

    8 0

    А.baumannii
    H. pylori Хронический гастрит, язвенная болезнь, злокачественные новообразования желудка Ndip et al [57]
    Salmonella enterica serovar

    Mulu et al [58]
    Chauhan et al [34]
    Molan [8]
    Mycobacterium tuberculosis

    Asadi-Pooya и др. [59]

    3.2. Диаметр зоны ингибирования

    Диаметр зоны ингибирования (ZDI) различных образцов меда (5–20%) был определен для E. coli O157: H7 (12–24 мм) и S. typhimurium (0–20 мм) [31]. ZDI меда Nilgiris оказались равными (20–21) мм, (15–16) мм и (13–14) мм для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [ 32]. Агбагва и Франк-Петерсайд [33] исследовали различные образцы меда: мед из Западной Нигерии, мед из Южной Нигерии, мед из Восточной Нигерии и мед из Северной Нигерии, и сравнили их способность подавлять рост S.aureus , P. aeruginosa , E. coli и Proteus mirabilis ( P. mirabilis ) со средним значением ZDI (5,3–11,6) мм, (1,4–15,4) мм, (4,4–13,5) мм и (9,1–17) мм соответственно, при концентрации меда 80–100%. Экстракты сырого и обработанного меда показали ZDI (6,94–37,94) мм против грамположительных бактерий , а именно. , S. aureus , Bacillus subtilis , Bacillus cereus , а также грамотрицательные бактерии, такие как E.coli , P. aeruginosa и S. enterica серовар Typhi [34]. представляет собой ZDI для грамотрицательных и грамположительных бактериальных штаммов меда ulmo и manuka.

    Антибактериальная активность меда ulmo и manuka на основе ZDI, полученного для клинических (C) MRSA и стандартных (S) MRSA, E. coli и P. aeruginosa .

    3.3. Минимальная ингибирующая концентрация

    Анализ МИК показал, что более низкая МИК наблюдалась с медом ulmo ( Eucryphia cordifolia ) (3.1% — 6,3% об.), Чем с медом манука (12,5% об.) Для изолятов MRSA; для штаммов E. coli и Pseudomonas наблюдались эквивалентные МИК (12,5% об. / об.) [35]. МПК для меда Туаланг колеблется от 8,75% до 25%, а для меда манука — от 8,75% до 20% против многих патогенных грамположительных и грамотрицательных бактерий [9]. МПК мануки, вереска, хадикрафта и местного меда против клинических и экологических изолятов P. aeruginosa были зарегистрированы как 10-20%, 10-20%, 11% и 10-20% соответственно [36]. .МИК меда A. mellifera варьировала (126,23 — 185,70) мг / мл и меда Tetragonisca angustula (142,87 — 214,33) мг / мл против S. aureus [37]. МИК для меда египетского клевера составляла 100 мг / мл для S. typhimurium и E. coli O157: H7 [31]. МПК меда Нилгири составляли 25%, 35% и 40% для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [32]. Значения МПК медовых экстрактов находились в диапазоне (0.625–5000) мг / мл, для S. aureus , B. subtilis , B. cereus и грамотрицательных бактерий ( E. coli , P. aeruginosa и S. typhi ). [34].

    При визуальном осмотре МПК меда Туаланг варьировались от 8,75% до 25% по сравнению с МПК меда манука (8,75-20%) против раневых и кишечных микроорганизмов: Streptococcus pyogenes ( S. pyogenes ). ), коагулазонегативные Staphylococci , MRSA, Streptococcus agalactiae , S.aureus , Stenotrophomonas maltophilia ( S. maltophilia ), Acinetobacter baumannii ( A. baumannii ), S. Typhi , P. aeruginosa , Proteus mirabilis , Shigella flexneri, E. coli , Enterobacter cloacae ( E. cloacae ) [9]. Шесть бактериальных штаммов от пациентов с ожоговыми ранами, а именно Aeromonas schubertii ( A. schubertii ), Haemophilius paraphrohaemlyticus ( H.paraphrohaemlyticus ), Micrococcus luteus ( M. luteus ), Cellulosimicrobium cellulans ( C.cellulans ), Listonella anguillarum ( L. anguillarum ) и A. baumannii , МИК C Клевер, чернушка и мед Эльджабалы 35% –40%, 35% –40%, 35% –40%, 25% –30%, соответственно, как сообщалось Hassanein et al . Мед был подавляющим при разбавлении до 3,6% — 0,7% (об. / Об.), Для пастбищного меда 3.4% — 0,5% (об. / Об.), А для меда манука против коагулазонегативных Staphylococci [10]. МИК различных видов меда для различных штаммов патогенных бактерий определялись многими авторами [39]; в этой статье для штаммов бактерий полости рта и штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции, МПК меда обозначены в и.

    МИК четырех разных видов меда (как показано на рисунке) для оральных бактериальных штаммов ( Streptococcus spp., E. coli и S.aureus ).

    МИК различных видов меда для штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции.

    3.4. Исследование времени уничтожения

    Кинетика уничтожения обеспечивает более точное описание антимикробной активности противомикробных агентов, чем МИК [2]. В нашем более раннем исследовании мы изучали способность автоклавированного меда убивать время против E. coli , P. aeruginosa и S. Typhi , чтобы установить потенциальную эффективность такого местного меда (не изученного ранее), собранного из деревни в штате Западная Бенгалия, Индия [5].Чувствительные и устойчивые к антибиотикам изоляты S. aureus , S. epidermidis , Enterococcus faecium , E. coli , P. aeruginosa , E. cloacae и Klebsiella oxytoca были убиты в течение 24 дней. ч. на 10–40% (об. / об.) меда [40]. Таким образом, необходимы дополнительные исследования для установления различных местных медов на основе кинетики уничтожения и их эффективного применения in vivo против инфекций, вызываемых МЛУ.

    4. Механизм и факторы, влияющие на антибактериальную активность

    4.1. Механизм антибактериального действия

    Благоприятная роль меда объясняется его антибактериальными свойствами в отношении его высокой осмолярности, кислотности (низкий pH) и содержания перекиси водорода (H 2 O 2 ) и непероксида. компоненты, , т.е. , наличие фитохимических компонентов, таких как метилглиоксаль (MGO) [41], [42]. Противомикробные агенты в меде представляют собой преимущественно перекись водорода, концентрация которой определяется относительными уровнями глюкозооксидазы, синтезируемой пчелой, и каталазы, происходящей из цветочной пыльцы [41].Большинство видов меда генерируют H 2 O 2 при разбавлении из-за активации фермента глюкозооксидазы, который окисляет глюкозу до глюконовой кислоты, и H 2 O 2 , что, таким образом, приписывает антимикробную активность [43] . Но в некоторых случаях активность перекиси в меде может быть легко разрушена нагреванием или присутствием каталазы.

    Помимо H 2 O 2 , который продуцируется в большинстве обычных медов эндогенным ферментом глюкозооксидазой, было обнаружено, что за уникальную антибактериальную активность меда ответственны несколько других непероксидных факторов [13].Мед может сохранять свою антимикробную активность даже в присутствии каталазы (отсутствие глюкозооксидазы), поэтому этот тип меда считается «непероксидным медом» [8], [13]. Некоторые компоненты, как известно, способствуют неперекисной активности, такие как присутствие метилсирингата и метилглиоксаля, которые были тщательно изучены в меде манука, полученном из дерева манука ( L. scoparium ) [42], [44] ]. В отличие от меда манука, активность ульмёда в значительной степени обусловлена ​​производством H 2 O 2 : 25% (об. / Об.) Раствор ульмёда не проявил заметной антибактериальной активности при тестировании в присутствии каталазы, в то время как В той же концентрации мед манука сохранял свою антибактериальную активность в присутствии каталазы (отсутствие H 2 O 2 ) [35].Ни один из видов активности не зависит от стерилизующей процедуры гамма-облучения [13].

    Мед имеет характерную кислотность с pH от 3,2 до 4,5, что достаточно низко, чтобы подавлять действие нескольких бактериальных патогенов [45]; отображает значения pH различных видов меда. Минимальные значения pH для роста некоторых распространенных патогенных бактерий: E. coli (4.3), Salmonella spp. (4.0), P. aeruginosa (4.4), S. pyogenes (4.5) [46], и, таким образом, в неразбавленном меде кислотность является важным антибактериальным фактором.Антибактериальные свойства меда также происходят из осмотического эффекта его высокого содержания сахара и низкого содержания влаги, наряду с его кислотными свойствами глюконовой кислоты и антисептическими свойствами его H 2 O 2 [47]. Недавнее исследование антимикробных свойств меда in vitro показало, что H 2 O 2 , MGO и антимикробный пептид пчелиный дефенсин-1 являются отдельными механизмами, участвующими в бактерицидной активности меда [48].

    Показатели pH различных видов меда, обладающих антибактериальной активностью

    4.2. Факторы, влияющие на антибактериальную природу меда

    Молан и Купер [49] сообщили, что разница в антимикробной активности разных видов меда может быть более чем 100-кратной, в зависимости от его географического, сезонного и ботанического происхождения, а также от сбора, обработки и хранения. условия. Антибактериальная природа меда зависит от различных факторов, действующих по отдельности или синергетически, наиболее существенными из которых являются H 2 O 2 , фенольные соединения, pH раны, pH меда и осмотическое давление, оказываемое медом.Перекись водорода вносит основной вклад в антимикробную активность меда, и разные концентрации этого соединения в разных медах приводят к их разным антимикробным эффектам [8]. Кроме того, сообщалось, что физические свойства, а также географическое распространение и различные цветочные источники могут играть важную роль в антимикробной активности меда [50]. Несколько авторов сообщили, что разные меды существенно различаются по эффективности их антибактериальной активности, которая зависит от источника растения [6], [7], [51].Таким образом, было показано, что антимикробная активность меда может варьироваться от концентраций <3% до 50% и выше [6], [10], [51]. Сообщается, что бактерицидный эффект меда зависит от концентрации используемого меда и природы бактерий [4], [52]. Концентрация меда влияет на антибактериальную активность; чем выше концентрация меда, тем больше его польза в качестве антибактериального средства [31]. Taormina и др. [50] сообщили, что концентрация меда, необходимая для полного ингибирования S.typhimurium рост <25%.

    5. Заключение

    О микробной устойчивости к меду никогда не сообщалось [53], что делает его очень многообещающим местным антимикробным средством против инфекции устойчивых к антибиотикам бактерий (, например, , MDR S. maltophilia ) и лечение хронических раневых инфекций, не поддающихся лечению антибиотиками. Следовательно, мед использовался как последнее средство. Мед манука широко исследован, и его антибактериальный потенциал известен во всем мире.Эффективность меда, такого как мед Туаланг, против микроорганизмов, предполагает, что он может использоваться в качестве альтернативного терапевтического средства при определенных заболеваниях, особенно при раневой инфекции.

    Lusby и др. [6] сообщили, что мед, не являющийся коммерчески доступным антибактериальным медом (, например, , мед манука), может обладать эквивалентной антибактериальной активностью против бактериальных патогенов. Рост бактерий, вызывающих желудочные инфекции, таких как S.typhi , S. flexneri и E. coli подавляются медом Туаланг в низких концентрациях. Сообщается, что мед Tualang эффективен против E. coli , S. typhi и S. pyogenes [54], и, таким образом, при пероральном приеме в чистой неразбавленной форме этот мед может помочь ускорить выздоровление. от таких инфекций. Мед эффективен при использовании в качестве заменителя глюкозы при пероральной регидратации, а его антибактериальная активность сокращает продолжительность бактериальной диареи.

    В настоящее время новые тенденции устойчивости к противомикробным препаратам бактериальных патогенов ожоговой раны представляют собой серьезную проблему [55]. Таким образом, мед с эффективными противомикробными свойствами против устойчивых к антибиотикам организмов, таких как MRSA и MDR P. aeruginosa, Acinetobacter spp .. и членов семейства Enterobacteriaceae , которые были связаны с инфекциями ожоговых ран и внутрибольничными инфекциями, очень ожидается [55], [56].

    В целом, непредсказуемая антибактериальная активность нестандартизованного меда может препятствовать его внедрению в качестве противомикробного средства из-за вариаций антибактериальной активности in vitro и различных видов меда.В настоящее время продается ряд медов со стандартными уровнями антибактериальной активности, из которых наиболее известны мед манука ( Leptospermum ), а также мед Tualang ( Koompassia excelsa ). Мед медицинского класса (Revamil, medihoney), который может быть средством местной антибактериальной профилактики из-за его широкого спектра бактерицидной активности или лечить местные инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам, а также чувствительными к антибиотикам бактериями. , следует рассматривать для терапевтического использования.Более того, горный, манука, капилляно и экомед проявили ингибирующую активность против изолятов H. pylori при концентрации 10% (об. / Об.) [57], демонстрируя, что мед местного производства обладают превосходной антибактериальной активностью, сравнимой с коммерческим медом. Поэтому необходимо изучить антимикробную активность других медов местного производства, которые еще не прошли испытания.

    Сноски

    Заявление о конфликте интересов: Мы заявляем, что у нас нет конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Леви С.Б., Маршалл Б. Устойчивость к антибактериальным препаратам во всем мире: причины, проблемы и ответы. Nat Med. 2004. 10: 122–129. [PubMed] [Google Scholar] 2. Mandal S, Pal NK, Chowdhury IH, Deb Mandal M. Антибактериальная активность ципрофлоксацина и триметоприма, по отдельности и в комбинации, против Vibrio cholerae O1 биотипа изолятов Ogawa серотипа El Tor. Польский J Microbiol. 2009. 58: 57–60. [PubMed] [Google Scholar] 3. Мандал С, Деб Мандал М, Пал Н.К. Синергетическая анти- Staphylococcus aureus активность амоксициллина в сочетании с экстрактами Emblica officinalis и Nymphae odorata .Азиатский Pac J Trop Med. 2010; 3: 711–714. [Google Scholar] 4. Basualdo C, Sgroy V, Finola MS, Juam M. Сравнение антибактериальной активности меда различного происхождения против бактерий, обычно выделяемых из кожных ран. Vet Microbiol. 2007. 124: 375–381. [PubMed] [Google Scholar] 5. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К., Саха К. Антибактериальная активность меда против клинических изолятов Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa и Salmonella enterica серовара Typhi.Азиатский Pac J Trop Med. 2010 (принято) [Google Scholar] 6. Lusby PE, Coombes AL, Wilkinson JM. Бактерицидная активность различных видов меда в отношении болезнетворных бактерий. Arch Med Res. 2005; 36: 464–467. [PubMed] [Google Scholar] 7. Мундо М.А., Падилья-Закур О.И., Воробо Р.В. Подавление роста болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения и организмов, вызывающих порчу пищевых продуктов, с помощью отдельных сырых медов. Int J Food Microbiol. 2004; 97: 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Molan PC. Антибактериальный характер меда. Характер антибактериальной активности.Пчелиный мир. 1992. 73: 5–28. [Google Scholar] 9. Тан Х.Т., Рахман Р.А., Ган С.Х., Халим А.С., Хассан С.А., Сулейман С.А. и др. Антибактериальные свойства малазийского меда туаланг против раневых и кишечных микроорганизмов по сравнению с медом манука. BMC Complement Alternat Med. 2009; 9: 34. DOI: 10.1186 / 1472-6882-9-34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Французский ВМ, Купер Р.А., Молан ПК. Антибактериальная активность меда в отношении коагулазонегативных стафилококков . J Antimicrob Chemother.2005. 56: 228–231. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ван ден Берг А.Дж., Ван ден Ворм Э., Ван Аффорд ХК, Халкес С.Б., Хокстра М.Дж., Бекельман С.Дж. Исследование in vitro и антиоксидантных и противовоспалительных свойств гречишного меда. J Уход за раной. 2008. 17: 172–178. [PubMed] [Google Scholar] 12. Molan PC. Доказательства, подтверждающие использование меда в качестве перевязочного материала. Int J Раны нижних конечностей. 2006; 5: 40–54. [PubMed] [Google Scholar] 13. Саймон А., Трейнор К., Сантос К., Блазер Дж., Боде У., Молан П. Медицинский мед для ухода за ранами — все еще «новейший курорт», основанный на доказательствах, Complement Alternat Alternat Med.2008 г. doi: 10.1093 / ecam / nem175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Купер Р.А., Молан П.С., Хардинг К.Г. Мед и грамположительные кокки, имеющие клиническое значение для ран. J Appl Microbiol. 2002; 93: 857–863. [PubMed] [Google Scholar] 15. Купер Р.А., Халас Э., Молан ПК. Эффективность меда в подавлении штаммов Pseudomonas aeruginosa от инфицированных ожогов. J Ожоговое лечение Rehabil. 2002; 23: 366–370. [PubMed] [Google Scholar] 16. Lusby PE, Coombes A, Wilkinson JM. Мед: сильнодействующее средство для заживления ран? J Wound Ostomy Continence Nurs.2002; 29: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 17. Аль-Вайли Н.С., Акмал М., Аль-Вайли Ф.С., Салоум К.Ю., Али А. Антимикробный потенциал меда из Объединенных Арабских Эмиратов на некоторых микробных изолятах. Med Sci Monitor. 2005; 11: 433–438. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ахмед А.К., Хэкстра М.Дж., Хаге Дж., Карим РБ. Медикаментозная повязка: превращение древнего лекарства в современную терапию. Ann Plast Surg. 2003. 50: 143–148. [PubMed] [Google Scholar] 19. Натараджан С., Уильямсон Д., Грей Дж., Хардинг К.Г., Купер Р.А. Исцеление язвы ног, вызванной гидроксимочевиной, колонизированной MRSA, с помощью меда.J Dermatol Treat. 2001; 12: 33–36. [PubMed] [Google Scholar] 20. Данфорд С., Купер Р.А., Молан П.С. Использование меда в качестве повязки при инфицированных поражениях кожи. Nurs Times. 2000; 96: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мисирлиоглу А., Эроглу С. Использование меда в качестве вспомогательного средства при заживлении донорских участков кожных трансплантатов с расщепленной толщиной. Dermatol Surg. 2003. 29: 168–172. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тонкс А.Дж., Купер Р.А., Джонс К.П., Блэр С., Партон Дж., Тонкс А. Мед стимулирует выработку воспалительных цитокинов моноцитами. Цитокин.2003. 21: 242–247. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тонкс А., Купер Р.А., Прайс А.Дж., Молан ПК, Джонс КП. Стимуляция высвобождения TNF-альфа в моноцитах медом. Цитокин. 2001. 14: 240–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 1. Его использование в современной медицине. В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 25. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 2. Научное объяснение его эффектов.В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 26. Blassa M, Candracci M, Accorsi A, Piacentini MP, Albertini M C, Piatti E. Сырой мед миллефиори полон антиоксидантов. Food Chem. 2006; 97: 217–222. [Google Scholar] 27. Visavadia BG, Honeysett J, Danford MH. Медовая повязка Манука: эффективное лечение хронических раневых инфекций. Br J Maxillofac Surg. 2006; 44: 38–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Аллен К.Л., Хатчинсон Г., Молан П.С.Возможность использования меда для лечения ран, инфицированных MRSA и VRE. Первый Всемирный Конгресс Целителей, Мельбурн, Австралия. 2000: 10–13. [Google Scholar] 29. Кингсли А. Использование меда при лечении инфицированной раны. Британский J медсестер. 2001; 10: S13 – S16. [PubMed] [Google Scholar] 30. Абхишек К.Дж., Равичандран В., Мадхви С., Агравал Р.К. Синтез и антибактериальная оценка производных 2-замещенного-4,5-дифенил-N-алкилимидазола. Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (6): 472–474. [Google Scholar] 31. Badawy OFH, Shafii SSA, Tharwat EE, Kamal AM.Антибактериальная активность пчелиного меда и его терапевтическая ценность против инфекции Escherichia coli O157: H7 и Salmonella typhimurium . Rev Sci Technol Int Epiz. 2004. 23: 1011–1122. [PubMed] [Google Scholar] 32. Раджешвари Т., Венугопал А., Вишванатан С., Кишму Л., Венил К. К., Саши Кумар Дж. М.. Антибактериальная активность меда в отношении золотистого стафилококка из инфицированных ран. Фармакологияонлайн. 2010; 1: 537–541. [Google Scholar] 33. Агбагва О.Е., Франк-Петерсайд Н.Влияние сырого товарного меда из Нигерии на отдельные патогенные бактерии. African J Microbiol Res. 2010; 4: 1801–1803. [Google Scholar] 34. Чаухан А., Пандей В., Чако К.М., Хандал РК. Антибактериальная активность сырого и обработанного меда. Electron J Biol. 2010; 5: 58–66. [Google Scholar] 35. Шерлок О, Долан А., Атман Р., Пауэр А, Гетин Дж., Ковман С. и др. Сравнение антимикробной активности мёда ulmo из Чили и мёда манука против метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .BMC Complement Alternat Med. 2010; 10: 47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Муллаи В., Менон Т. Бактерицидная активность различных видов меда против клинических и экологических изолятов Pseudomonas aeruginosa . J Alternat Complement Med. 2007; 13: 439–441. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миорин П.Л., Леви Северная Каролина, Кастодио АР, Бретц В.А., Маркуччи М.С. Антибактериальная активность меда и прополиса из Apis mellifera и Tetragonisca angustula против Staphylococcus aureus .J Applied Microbiol. 2003; 95: 913–920. [PubMed] [Google Scholar] 38. Hassanein SM, Gebreel HM, Hassan AA. Мед сравнивают с некоторыми антибиотиками против бактерий, выделенных от ожоговых инфекций пациентов в больнице университета Айн-Шамс. J American Sci. 2010; 6: 301–320. [Google Scholar] 39. Купер Р. Как мед заживляет раны? В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 40. Kwakman PHS, Johannes PC, Van den Akker, Ahmet G, Aslami H, Binnekade JM и др.Мед медицинского качества убивает устойчивые к антибиотикам бактерии in vitro и устраняет колонизацию кожи. Clin Infect Dis. 2008; 46 DOI: 10.1086 / 587892. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Уэстон Р.Дж. Вклад каталазы и других натуральных продуктов в антибактериальную активность меда: обзор. Пищевая химия. 2000. 71: 235–239. [Google Scholar] 42. Маврик Э., Виттманн С., Барт Г., Хенле Т. Идентификация и количественная оценка метилглиоксаля как доминирующего антибактериального компонента меда манука ( Leptospermum scoparium ) из Новой Зеландии.Mol Nutr Foods Res. 2008. 52: 483–489. [PubMed] [Google Scholar] 43. Банг Л.М., Овсянка С., Молан П.С. Влияние разбавления на скорость производства перекиси водорода в меде и его значение для заживления ран. J Altern Complement Med. 2003. 9: 267–273. [PubMed] [Google Scholar] 44. Адамс CJ, Болт CH, Deadman BJ, Фарр Дж. М., Грейнджер М. Н., Мэнли-Харрис М. и др. Выделение с помощью ВЭЖХ и характеристика биоактивной фракции меда новозеландской мануки ( Leptospermum scoparium ). Carbohydr Res.2008; 343: 651–659. [PubMed] [Google Scholar] 45. Haniyeh K, Seyyed MS, Hussein M. Предварительное исследование антибактериальной активности некоторых лекарственных растений Хузестана (Иран) Asian Pac J Trop Med. 2010. 3 (3): 180–184. [Google Scholar] 46. О’Грейди Ф.В., Ламберт Х.П., Финч Р.Г., Гринвуд Д. Антибиотик и химиотерапия. 7-е изд. Нью-Йорк: «Живой камень Черчилля»; 1997. [Google Scholar] 48. Kwakman PH, Te Velde AA, de Boer L, Speijer D, Vandenbroucke-Grauls CM, Zaat SA. Как мед убивает бактерии. FASEB J. 2010; 24: 2576–2582.[PubMed] [Google Scholar] 49. Молан П.С., Купер Р.А. Мед и сахар как повязка для ран и язв. Троп Докт. 2000; 30: 249–250. [PubMed] [Google Scholar] 50. Таормина П.Дж., Ниемира Б.А., Беушат Л.Р. Ингибирующая активность меда против болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения в зависимости от наличия перекиси водорода и уровня антиоксидантной силы. Int J Food Microbiol. 2001; 69: 217–225. [PubMed] [Google Scholar] 51. Уилкинсон Дж. М., Кавана Х. М.. Антибактериальная активность 13 видов меда против Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .J Med Food. 2005. 8: 100–103. [PubMed] [Google Scholar] 52. Аделеке О.Е., Олайтан Ю.О., Окепекпе Е.И. Сравнительная антибактериальная активность меда и гентамицина против Escherichia coli и синегнойной палочки . Анналы горят пожарами. 2006; 19: n4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Тумин Н., Халим Н.А., Шахджахан М., Нур Изани Н.Дж., Саттар М.А., Хан А.Х. и др. Антибактериальная активность местного малазийского меда. Malaysian J Pharma Sci. 2005; 3: 1–10. [Google Scholar] 56.Эрол С., Альтопарлак У., Акчай М.Н., Челеби Ф., Парлак М. Изменения микробной флоры и колонизация ран у пациентов с ожогами. Бернс. 2004. 30: 357–361. [PubMed] [Google Scholar] 57. Ndip RN, Alertia E, Takang M, Echakachi CM, Malongue A, Akoachere JTK, et al. In vitro антимикробная активность выбранных медов в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori . African Health Sci. 2007. 7: 228–231. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Mulu A, Tessema B, Derbie F. In vitro оценка антимикробного потенциала меда в отношении распространенных патогенов человека.Эфиоп J Health Dev. 2004. 18: 107–112. [Google Scholar] 59. Асади-Пуйя А.А., Пнехшахин М.Р., Бехешти С. Антимикобактериальный эффект меда: исследование in vitro . Rivista Di Biologia. 2003. 96: 491–495. [PubMed] [Google Scholar]

    его лечебные свойства и антибактериальная активность

    Asian Pac J Trop Biomed. 2011 Apr; 1 (2): 154–160.

    Маниша Деб Мандал

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    Shyamapada Mandal

    2 Департамент зоологии, Гуруды College, Narkeldanga, Kolkata-700 054, India

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    2 Департамент зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Индия

    * Автор для переписки: Шьямапада Мандал, кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркелданга, Калькутта-700 054, Инида.Электронная почта: [email protected]

    Поступила в редакцию 2 февраля 2011 г .; Пересмотрено 27 февраля 2011 г .; Принято 28 марта 2011 г.

    © Азиатско-Тихоокеанский журнал тропической биомедицины, 2011 г. Все права защищены.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Действительно, лечебное значение меда было документально подтверждено в старейших медицинских литературах мира, и с древних времен было известно, что он обладает антимикробным свойством, а также ранозаживляющим действием. Целебные свойства меда обусловлены тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажное состояние раны, а его высокая вязкость помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции.Его иммуномодулирующие свойства важны и для заживления ран. Антимикробная активность большинства медов обусловлена ​​ферментативным производством перекиси водорода. Однако другой вид меда, называемый медом без перекиси водорода (, а именно , мед манука), проявляет значительные антибактериальные эффекты, даже если активность перекиси водорода заблокирована. Его механизм может быть связан с низким уровнем pH меда и высоким содержанием сахара (высокая осмолярность), которого достаточно, чтобы препятствовать росту микробов.Мед медицинского качества обладает мощной бактерицидной активностью in vitro и против устойчивых к антибиотикам бактерий, вызывающих несколько опасных для жизни инфекций у людей. Но антимикробная активность некоторых натуральных медов сильно различается, что связано с пространственными и временными различиями в источниках нектара. Таким образом, идентификация и характеристика активного (ых) принципа (ов) может предоставить ценную информацию о качестве и возможном терапевтическом потенциале меда (против некоторых заболеваний человека), и поэтому мы обсудили лечебные свойства меда с акцентом на их антибактериальную активность.

    Ключевые слова: Мед, Антибактериальная активность, Свойство заживления ран, Глюкозооксидаза, Непероксидный эффект, Мед медицинского класса, Антимикробные агенты, Лечебные свойства, Противомикробные свойства, Иммуномодулирующие свойства

    1. Введение

    Противомикробные агенты по сути являются важен для снижения глобального бремени инфекционных заболеваний. Однако по мере развития и распространения устойчивых патогенов эффективность антибиотиков снижается. Этот тип устойчивости бактерий к противомикробным препаратам представляет очень серьезную угрозу для здоровья населения, и для всех видов антибиотиков, включая основные лекарственные средства последней инстанции, частота резистентности растет во всем мире [1], [2].Следовательно, срочно необходимы альтернативные противомикробные стратегии, и, таким образом, эта ситуация привела к переоценке терапевтического использования древних лекарств, таких как растения и растительные продукты, включая мед [3] — [5].

    Использование традиционной медицины для лечения инфекций практиковалось с момента зарождения человечества, и мед, произведенный из Apis mellifera ( A. mellifera ), является одним из старейших традиционных лекарств, которые считаются важными для лечения нескольких заболеваний. человеческие недуги.В настоящее время многие исследователи сообщают об антибактериальной активности меда и обнаружили, что натуральный неотапливаемый мед обладает некоторой антибактериальной активностью широкого спектра при тестировании против патогенных бактерий, бактерий полости рта, а также бактерий, вызывающих порчу пищевых продуктов [6], [7]. В большинстве древних культур мед использовался как в пищевых, так и в медицинских целях. Вера в то, что мед является питательным веществом, лекарством и мазью, пришла в наши дни, и, таким образом, в последние годы была разработана ветвь альтернативной медицины, называемая апитерапией, предлагающая лечение на основе меда и других продуктов пчеловодства от многих заболеваний. включая бактериальные инфекции.В настоящее время продается ряд медов со стандартизованными уровнями антибактериальной активности. Мед Leptospermum scoparium ( L. scoparium ), самый известный из видов меда, как сообщается, оказывает ингибирующее действие на около 60 видов бактерий, включая аэробы и анаэробы, грамположительные и грамотрицательные [8 ]. Тан и др. [9] сообщили, что мед Туаланг обладает разнообразным, но широким спектром действий против многих различных видов раневых и кишечных бактерий.В отличие от глюкозооксидазы, антибактериальные свойства от Leptospermum spp. мед свето- и термостойкий. Натуральный мед из других источников может различаться по эффективности антибактериальной активности в 100 раз, что связано с перекисью водорода [6], [10]. Кроме того, мед гигроскопичен, что означает, что он может вытягивать влагу из окружающей среды и обезвоживать бактерии, а его высокое содержание сахара и низкий уровень pH также могут препятствовать росту микробов.

    Основываясь на обширных поисках в нескольких биомедицинских научных журналах и сетевых отчетах, в этом обзоре мы обсудили обновленные факты и явления, связанные с лечебными свойствами меда, с акцентом на их антибактериальную активность.

    2. Лекарственные свойства

    Мед — древнее средство для лечения инфицированных ран, которое недавно было «заново открыто» медиками, особенно там, где традиционные современные терапевтические средства не действуют. Первое письменное упоминание о меде, шумерская табличка, датируемая 2100-2000 гг. До н.э., упоминает использование меда в качестве лекарства и мази. Аристотель (384–322 до н.э.), обсуждая различные виды меда, называл бледный мед «полезным средством от воспаленных глаз и ран».Сообщается, что мед манука проявляет антимикробную активность против патогенных бактерий, таких как Staphylococcus aureus ( S. aureus ) и Helicobacter pylori ( H. pylori ), что делает этот мед многообещающим функциональным продуктом питания для лечения ран или язвы желудка [10].

    Мед использовался с древних времен как метод ускорения заживления ран [11], а способность меда способствовать заживлению ран была неоднократно продемонстрирована [12], [13].Мед получает признание в качестве средства для лечения язв, пролежней и других кожных инфекций, возникающих в результате ожогов и ран [14], [15]. Лечебные свойства меда можно объяснить тем фактом, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажную среду в ране, которая способствует заживлению, и имеет высокую вязкость, которая помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции [6]. Есть много сообщений о том, что мед очень эффективен для перевязки ран, ожогов, кожных язв и воспалений; антибактериальные свойства меда ускоряют рост новой ткани для заживления раны [16].Меди мед и мед манука обладают активностью in vivo и и подходят для лечения язв, инфицированных ран и ожогов [6], [17].

    Мед при местном применении быстро очищает раневую инфекцию, облегчая заживление глубоких хирургических ран с инфекцией [18]. Применение меда может способствовать заживлению инфицированных ран, которые не поддаются лечению традиционной терапией, т.е. , антибиотиками и антисептиками [18], включая раны, инфицированные метициллин-резистентным S.aureus [19], [20]. Более того, его можно успешно использовать на кожных трансплантатах и ​​инфицированных донорских участках кожных трансплантатов [21].

    Манука, мармелад и пастбищный мед способны стимулировать моноциты, предшественники макрофагов, к секреции TNF-α [22], [23]. С другой стороны, гликозилированные белки могут индуцировать секрецию TNF-α макрофагами, и известно, что этот цитокин вызывает механизм заживления ран. Кроме того, способность меда снижать «высвобождение реактивных промежуточных продуктов» [23] вполне может ограничивать повреждение тканей. активированными макрофагами при заживлении ран.Таким образом, иммуномодулирующие свойства меда важны для заживления ран.

    Поддержка использования меда в качестве схемы лечения язвенной болезни и гастрита исходит из традиционного фольклора, а также из сообщений современности [24]. Мед может способствовать восстановлению поврежденной слизистой оболочки кишечника, стимулировать рост новых тканей и действовать как противовоспалительное средство [24], [25]. Сырой мед содержит большое количество соединений, таких как флавоноиды и другие полифенолы, которые могут действовать как антиоксиданты [26].Сообщалось о клинических наблюдениях уменьшения симптомов воспаления при нанесении меда на раны. Удаление экссудата в ранах, покрытых медом, помогает в лечении воспаленных ран [18].

    3. Антибактериальная активность

    3.1. Потенциальный антибактериальный агент

    Использование меда в качестве традиционного средства от микробных инфекций восходит к древним временам [8]. Были проведены исследования меда манука ( L. scoparium ) [27], который продемонстрировал свою эффективность против нескольких патогенов человека, включая Escherichia coli ( E.coli ), Enterobacter aerogenes , Salmonella typhimurium , S. aureus [6], [27]. Лабораторные исследования показали, что мед эффективен против устойчивых к метициллину S. aureus (MRSA), β- гемолитических стрептококков и устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE) [28], [29]. Однако недавно идентифицированный мед может иметь преимущества или сходство с медом манука из-за повышенной антимикробной активности, местного производства (а значит, доступности) и большей избирательности в отношении важных с медицинской точки зрения организмов [6].Коагулазонегативные стафилококки очень похожи на S. aureus [14], [30] по своей восприимчивости к меду аналогичной антибактериальной активности и более восприимчивы, чем Pseudomonas aeruginosa ( P. aeruginosa ) и Enterococcus видов [14].

    Метод дисковой диффузии — это в основном качественный тест для определения чувствительности бактерий к антимикробным веществам; однако минимальная ингибирующая концентрация (МИК) отражает количество, необходимое для ингибирования бактерий.Следуя методам in vitro , несколько бактерий (в основном с множественной лекарственной устойчивостью; МЛУ), вызывающих инфекции человека, которые оказались восприимчивыми к меду, представлены в.

    Таблица 1

    Антибактериальная активность меда против бактерий, вызывающих опасные для жизни инфекции.

    Бактериальный штамм Клиническая значимость Авторы
    Proteus spps. Септицемия, инфекции мочевыводящих путей, инфекции ран Молан [8]
    Агбагва и Франк-Петерсайд [33]
    Serratia marcescens Инфекции раны Molan 8199
    Vibrio cholerae Cholera Molan [8]
    S.aureus Внебольничная и внутрибольничная инфекция Taormina et al [50]
    Chauhan et al [34]
    Sherlock et al. ]
    E. coli Инфекция мочевыводящих путей, диарея, сепсис, раневые инфекции Chauhan et al [34]
    Sherlock et al 205 [35]
    П.aeruginosa Инфекция раны, диабетическая язва стопы, инфекции мочевыводящих путей Chauhan et al [34]
    Sherlock et al [35]
    [36]
    S. maltophilia Пневмония, инфекция мочевыводящих путей, инфекция кровотока, нозокомиальная инфекция Тан и др. [9]
    A.baumannii Оппортунистический патоген заражает людей с ослабленным иммунитетом через открытые раны, катетеры и дыхательные трубки Tan et al [9]
    A. schubertii Ожоговая инфекция Hassanein et al. 38]
    H. paraphrohaemlyticus
    Micrococcus luteus
    Cellulosimicrobium cellulans

    8 0

    А.baumannii
    H. pylori Хронический гастрит, язвенная болезнь, злокачественные новообразования желудка Ndip et al [57]
    Salmonella enterica serovar

    Mulu et al [58]
    Chauhan et al [34]
    Molan [8]
    Mycobacterium tuberculosis

    Asadi-Pooya и др. [59]

    3.2. Диаметр зоны ингибирования

    Диаметр зоны ингибирования (ZDI) различных образцов меда (5–20%) был определен для E. coli O157: H7 (12–24 мм) и S. typhimurium (0–20 мм) [31]. ZDI меда Nilgiris оказались равными (20–21) мм, (15–16) мм и (13–14) мм для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [ 32]. Агбагва и Франк-Петерсайд [33] исследовали различные образцы меда: мед из Западной Нигерии, мед из Южной Нигерии, мед из Восточной Нигерии и мед из Северной Нигерии, и сравнили их способность подавлять рост S.aureus , P. aeruginosa , E. coli и Proteus mirabilis ( P. mirabilis ) со средним значением ZDI (5,3–11,6) мм, (1,4–15,4) мм, (4,4–13,5) мм и (9,1–17) мм соответственно, при концентрации меда 80–100%. Экстракты сырого и обработанного меда показали ZDI (6,94–37,94) мм против грамположительных бактерий , а именно. , S. aureus , Bacillus subtilis , Bacillus cereus , а также грамотрицательные бактерии, такие как E.coli , P. aeruginosa и S. enterica серовар Typhi [34]. представляет собой ZDI для грамотрицательных и грамположительных бактериальных штаммов меда ulmo и manuka.

    Антибактериальная активность меда ulmo и manuka на основе ZDI, полученного для клинических (C) MRSA и стандартных (S) MRSA, E. coli и P. aeruginosa .

    3.3. Минимальная ингибирующая концентрация

    Анализ МИК показал, что более низкая МИК наблюдалась с медом ulmo ( Eucryphia cordifolia ) (3.1% — 6,3% об.), Чем с медом манука (12,5% об.) Для изолятов MRSA; для штаммов E. coli и Pseudomonas наблюдались эквивалентные МИК (12,5% об. / об.) [35]. МПК для меда Туаланг колеблется от 8,75% до 25%, а для меда манука — от 8,75% до 20% против многих патогенных грамположительных и грамотрицательных бактерий [9]. МПК мануки, вереска, хадикрафта и местного меда против клинических и экологических изолятов P. aeruginosa были зарегистрированы как 10-20%, 10-20%, 11% и 10-20% соответственно [36]. .МИК меда A. mellifera варьировала (126,23 — 185,70) мг / мл и меда Tetragonisca angustula (142,87 — 214,33) мг / мл против S. aureus [37]. МИК для меда египетского клевера составляла 100 мг / мл для S. typhimurium и E. coli O157: H7 [31]. МПК меда Нилгири составляли 25%, 35% и 40% для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [32]. Значения МПК медовых экстрактов находились в диапазоне (0.625–5000) мг / мл, для S. aureus , B. subtilis , B. cereus и грамотрицательных бактерий ( E. coli , P. aeruginosa и S. typhi ). [34].

    При визуальном осмотре МПК меда Туаланг варьировались от 8,75% до 25% по сравнению с МПК меда манука (8,75-20%) против раневых и кишечных микроорганизмов: Streptococcus pyogenes ( S. pyogenes ). ), коагулазонегативные Staphylococci , MRSA, Streptococcus agalactiae , S.aureus , Stenotrophomonas maltophilia ( S. maltophilia ), Acinetobacter baumannii ( A. baumannii ), S. Typhi , P. aeruginosa , Proteus mirabilis , Shigella flexneri, E. coli , Enterobacter cloacae ( E. cloacae ) [9]. Шесть бактериальных штаммов от пациентов с ожоговыми ранами, а именно Aeromonas schubertii ( A. schubertii ), Haemophilius paraphrohaemlyticus ( H.paraphrohaemlyticus ), Micrococcus luteus ( M. luteus ), Cellulosimicrobium cellulans ( C.cellulans ), Listonella anguillarum ( L. anguillarum ) и A. baumannii , МИК C Клевер, чернушка и мед Эльджабалы 35% –40%, 35% –40%, 35% –40%, 25% –30%, соответственно, как сообщалось Hassanein et al . Мед был подавляющим при разбавлении до 3,6% — 0,7% (об. / Об.), Для пастбищного меда 3.4% — 0,5% (об. / Об.), А для меда манука против коагулазонегативных Staphylococci [10]. МИК различных видов меда для различных штаммов патогенных бактерий определялись многими авторами [39]; в этой статье для штаммов бактерий полости рта и штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции, МПК меда обозначены в и.

    МИК четырех разных видов меда (как показано на рисунке) для оральных бактериальных штаммов ( Streptococcus spp., E. coli и S.aureus ).

    МИК различных видов меда для штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции.

    3.4. Исследование времени уничтожения

    Кинетика уничтожения обеспечивает более точное описание антимикробной активности противомикробных агентов, чем МИК [2]. В нашем более раннем исследовании мы изучали способность автоклавированного меда убивать время против E. coli , P. aeruginosa и S. Typhi , чтобы установить потенциальную эффективность такого местного меда (не изученного ранее), собранного из деревни в штате Западная Бенгалия, Индия [5].Чувствительные и устойчивые к антибиотикам изоляты S. aureus , S. epidermidis , Enterococcus faecium , E. coli , P. aeruginosa , E. cloacae и Klebsiella oxytoca были убиты в течение 24 дней. ч. на 10–40% (об. / об.) меда [40]. Таким образом, необходимы дополнительные исследования для установления различных местных медов на основе кинетики уничтожения и их эффективного применения in vivo против инфекций, вызываемых МЛУ.

    4. Механизм и факторы, влияющие на антибактериальную активность

    4.1. Механизм антибактериального действия

    Благоприятная роль меда объясняется его антибактериальными свойствами в отношении его высокой осмолярности, кислотности (низкий pH) и содержания перекиси водорода (H 2 O 2 ) и непероксида. компоненты, , т.е. , наличие фитохимических компонентов, таких как метилглиоксаль (MGO) [41], [42]. Противомикробные агенты в меде представляют собой преимущественно перекись водорода, концентрация которой определяется относительными уровнями глюкозооксидазы, синтезируемой пчелой, и каталазы, происходящей из цветочной пыльцы [41].Большинство видов меда генерируют H 2 O 2 при разбавлении из-за активации фермента глюкозооксидазы, который окисляет глюкозу до глюконовой кислоты, и H 2 O 2 , что, таким образом, приписывает антимикробную активность [43] . Но в некоторых случаях активность перекиси в меде может быть легко разрушена нагреванием или присутствием каталазы.

    Помимо H 2 O 2 , который продуцируется в большинстве обычных медов эндогенным ферментом глюкозооксидазой, было обнаружено, что за уникальную антибактериальную активность меда ответственны несколько других непероксидных факторов [13].Мед может сохранять свою антимикробную активность даже в присутствии каталазы (отсутствие глюкозооксидазы), поэтому этот тип меда считается «непероксидным медом» [8], [13]. Некоторые компоненты, как известно, способствуют неперекисной активности, такие как присутствие метилсирингата и метилглиоксаля, которые были тщательно изучены в меде манука, полученном из дерева манука ( L. scoparium ) [42], [44] ]. В отличие от меда манука, активность ульмёда в значительной степени обусловлена ​​производством H 2 O 2 : 25% (об. / Об.) Раствор ульмёда не проявил заметной антибактериальной активности при тестировании в присутствии каталазы, в то время как В той же концентрации мед манука сохранял свою антибактериальную активность в присутствии каталазы (отсутствие H 2 O 2 ) [35].Ни один из видов активности не зависит от стерилизующей процедуры гамма-облучения [13].

    Мед имеет характерную кислотность с pH от 3,2 до 4,5, что достаточно низко, чтобы подавлять действие нескольких бактериальных патогенов [45]; отображает значения pH различных видов меда. Минимальные значения pH для роста некоторых распространенных патогенных бактерий: E. coli (4.3), Salmonella spp. (4.0), P. aeruginosa (4.4), S. pyogenes (4.5) [46], и, таким образом, в неразбавленном меде кислотность является важным антибактериальным фактором.Антибактериальные свойства меда также происходят из осмотического эффекта его высокого содержания сахара и низкого содержания влаги, наряду с его кислотными свойствами глюконовой кислоты и антисептическими свойствами его H 2 O 2 [47]. Недавнее исследование антимикробных свойств меда in vitro показало, что H 2 O 2 , MGO и антимикробный пептид пчелиный дефенсин-1 являются отдельными механизмами, участвующими в бактерицидной активности меда [48].

    Показатели pH различных видов меда, обладающих антибактериальной активностью

    4.2. Факторы, влияющие на антибактериальную природу меда

    Молан и Купер [49] сообщили, что разница в антимикробной активности разных видов меда может быть более чем 100-кратной, в зависимости от его географического, сезонного и ботанического происхождения, а также от сбора, обработки и хранения. условия. Антибактериальная природа меда зависит от различных факторов, действующих по отдельности или синергетически, наиболее существенными из которых являются H 2 O 2 , фенольные соединения, pH раны, pH меда и осмотическое давление, оказываемое медом.Перекись водорода вносит основной вклад в антимикробную активность меда, и разные концентрации этого соединения в разных медах приводят к их разным антимикробным эффектам [8]. Кроме того, сообщалось, что физические свойства, а также географическое распространение и различные цветочные источники могут играть важную роль в антимикробной активности меда [50]. Несколько авторов сообщили, что разные меды существенно различаются по эффективности их антибактериальной активности, которая зависит от источника растения [6], [7], [51].Таким образом, было показано, что антимикробная активность меда может варьироваться от концентраций <3% до 50% и выше [6], [10], [51]. Сообщается, что бактерицидный эффект меда зависит от концентрации используемого меда и природы бактерий [4], [52]. Концентрация меда влияет на антибактериальную активность; чем выше концентрация меда, тем больше его польза в качестве антибактериального средства [31]. Taormina и др. [50] сообщили, что концентрация меда, необходимая для полного ингибирования S.typhimurium рост <25%.

    5. Заключение

    О микробной устойчивости к меду никогда не сообщалось [53], что делает его очень многообещающим местным антимикробным средством против инфекции устойчивых к антибиотикам бактерий (, например, , MDR S. maltophilia ) и лечение хронических раневых инфекций, не поддающихся лечению антибиотиками. Следовательно, мед использовался как последнее средство. Мед манука широко исследован, и его антибактериальный потенциал известен во всем мире.Эффективность меда, такого как мед Туаланг, против микроорганизмов, предполагает, что он может использоваться в качестве альтернативного терапевтического средства при определенных заболеваниях, особенно при раневой инфекции.

    Lusby и др. [6] сообщили, что мед, не являющийся коммерчески доступным антибактериальным медом (, например, , мед манука), может обладать эквивалентной антибактериальной активностью против бактериальных патогенов. Рост бактерий, вызывающих желудочные инфекции, таких как S.typhi , S. flexneri и E. coli подавляются медом Туаланг в низких концентрациях. Сообщается, что мед Tualang эффективен против E. coli , S. typhi и S. pyogenes [54], и, таким образом, при пероральном приеме в чистой неразбавленной форме этот мед может помочь ускорить выздоровление. от таких инфекций. Мед эффективен при использовании в качестве заменителя глюкозы при пероральной регидратации, а его антибактериальная активность сокращает продолжительность бактериальной диареи.

    В настоящее время новые тенденции устойчивости к противомикробным препаратам бактериальных патогенов ожоговой раны представляют собой серьезную проблему [55]. Таким образом, мед с эффективными противомикробными свойствами против устойчивых к антибиотикам организмов, таких как MRSA и MDR P. aeruginosa, Acinetobacter spp .. и членов семейства Enterobacteriaceae , которые были связаны с инфекциями ожоговых ран и внутрибольничными инфекциями, очень ожидается [55], [56].

    В целом, непредсказуемая антибактериальная активность нестандартизованного меда может препятствовать его внедрению в качестве противомикробного средства из-за вариаций антибактериальной активности in vitro и различных видов меда.В настоящее время продается ряд медов со стандартными уровнями антибактериальной активности, из которых наиболее известны мед манука ( Leptospermum ), а также мед Tualang ( Koompassia excelsa ). Мед медицинского класса (Revamil, medihoney), который может быть средством местной антибактериальной профилактики из-за его широкого спектра бактерицидной активности или лечить местные инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам, а также чувствительными к антибиотикам бактериями. , следует рассматривать для терапевтического использования.Более того, горный, манука, капилляно и экомед проявили ингибирующую активность против изолятов H. pylori при концентрации 10% (об. / Об.) [57], демонстрируя, что мед местного производства обладают превосходной антибактериальной активностью, сравнимой с коммерческим медом. Поэтому необходимо изучить антимикробную активность других медов местного производства, которые еще не прошли испытания.

    Сноски

    Заявление о конфликте интересов: Мы заявляем, что у нас нет конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Леви С.Б., Маршалл Б. Устойчивость к антибактериальным препаратам во всем мире: причины, проблемы и ответы. Nat Med. 2004. 10: 122–129. [PubMed] [Google Scholar] 2. Mandal S, Pal NK, Chowdhury IH, Deb Mandal M. Антибактериальная активность ципрофлоксацина и триметоприма, по отдельности и в комбинации, против Vibrio cholerae O1 биотипа изолятов Ogawa серотипа El Tor. Польский J Microbiol. 2009. 58: 57–60. [PubMed] [Google Scholar] 3. Мандал С, Деб Мандал М, Пал Н.К. Синергетическая анти- Staphylococcus aureus активность амоксициллина в сочетании с экстрактами Emblica officinalis и Nymphae odorata .Азиатский Pac J Trop Med. 2010; 3: 711–714. [Google Scholar] 4. Basualdo C, Sgroy V, Finola MS, Juam M. Сравнение антибактериальной активности меда различного происхождения против бактерий, обычно выделяемых из кожных ран. Vet Microbiol. 2007. 124: 375–381. [PubMed] [Google Scholar] 5. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К., Саха К. Антибактериальная активность меда против клинических изолятов Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa и Salmonella enterica серовара Typhi.Азиатский Pac J Trop Med. 2010 (принято) [Google Scholar] 6. Lusby PE, Coombes AL, Wilkinson JM. Бактерицидная активность различных видов меда в отношении болезнетворных бактерий. Arch Med Res. 2005; 36: 464–467. [PubMed] [Google Scholar] 7. Мундо М.А., Падилья-Закур О.И., Воробо Р.В. Подавление роста болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения и организмов, вызывающих порчу пищевых продуктов, с помощью отдельных сырых медов. Int J Food Microbiol. 2004; 97: 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Molan PC. Антибактериальный характер меда. Характер антибактериальной активности.Пчелиный мир. 1992. 73: 5–28. [Google Scholar] 9. Тан Х.Т., Рахман Р.А., Ган С.Х., Халим А.С., Хассан С.А., Сулейман С.А. и др. Антибактериальные свойства малазийского меда туаланг против раневых и кишечных микроорганизмов по сравнению с медом манука. BMC Complement Alternat Med. 2009; 9: 34. DOI: 10.1186 / 1472-6882-9-34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Французский ВМ, Купер Р.А., Молан ПК. Антибактериальная активность меда в отношении коагулазонегативных стафилококков . J Antimicrob Chemother.2005. 56: 228–231. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ван ден Берг А.Дж., Ван ден Ворм Э., Ван Аффорд ХК, Халкес С.Б., Хокстра М.Дж., Бекельман С.Дж. Исследование in vitro и антиоксидантных и противовоспалительных свойств гречишного меда. J Уход за раной. 2008. 17: 172–178. [PubMed] [Google Scholar] 12. Molan PC. Доказательства, подтверждающие использование меда в качестве перевязочного материала. Int J Раны нижних конечностей. 2006; 5: 40–54. [PubMed] [Google Scholar] 13. Саймон А., Трейнор К., Сантос К., Блазер Дж., Боде У., Молан П. Медицинский мед для ухода за ранами — все еще «новейший курорт», основанный на доказательствах, Complement Alternat Alternat Med.2008 г. doi: 10.1093 / ecam / nem175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Купер Р.А., Молан П.С., Хардинг К.Г. Мед и грамположительные кокки, имеющие клиническое значение для ран. J Appl Microbiol. 2002; 93: 857–863. [PubMed] [Google Scholar] 15. Купер Р.А., Халас Э., Молан ПК. Эффективность меда в подавлении штаммов Pseudomonas aeruginosa от инфицированных ожогов. J Ожоговое лечение Rehabil. 2002; 23: 366–370. [PubMed] [Google Scholar] 16. Lusby PE, Coombes A, Wilkinson JM. Мед: сильнодействующее средство для заживления ран? J Wound Ostomy Continence Nurs.2002; 29: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 17. Аль-Вайли Н.С., Акмал М., Аль-Вайли Ф.С., Салоум К.Ю., Али А. Антимикробный потенциал меда из Объединенных Арабских Эмиратов на некоторых микробных изолятах. Med Sci Monitor. 2005; 11: 433–438. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ахмед А.К., Хэкстра М.Дж., Хаге Дж., Карим РБ. Медикаментозная повязка: превращение древнего лекарства в современную терапию. Ann Plast Surg. 2003. 50: 143–148. [PubMed] [Google Scholar] 19. Натараджан С., Уильямсон Д., Грей Дж., Хардинг К.Г., Купер Р.А. Исцеление язвы ног, вызванной гидроксимочевиной, колонизированной MRSA, с помощью меда.J Dermatol Treat. 2001; 12: 33–36. [PubMed] [Google Scholar] 20. Данфорд С., Купер Р.А., Молан П.С. Использование меда в качестве повязки при инфицированных поражениях кожи. Nurs Times. 2000; 96: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мисирлиоглу А., Эроглу С. Использование меда в качестве вспомогательного средства при заживлении донорских участков кожных трансплантатов с расщепленной толщиной. Dermatol Surg. 2003. 29: 168–172. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тонкс А.Дж., Купер Р.А., Джонс К.П., Блэр С., Партон Дж., Тонкс А. Мед стимулирует выработку воспалительных цитокинов моноцитами. Цитокин.2003. 21: 242–247. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тонкс А., Купер Р.А., Прайс А.Дж., Молан ПК, Джонс КП. Стимуляция высвобождения TNF-альфа в моноцитах медом. Цитокин. 2001. 14: 240–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 1. Его использование в современной медицине. В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 25. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 2. Научное объяснение его эффектов.В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 26. Blassa M, Candracci M, Accorsi A, Piacentini MP, Albertini M C, Piatti E. Сырой мед миллефиори полон антиоксидантов. Food Chem. 2006; 97: 217–222. [Google Scholar] 27. Visavadia BG, Honeysett J, Danford MH. Медовая повязка Манука: эффективное лечение хронических раневых инфекций. Br J Maxillofac Surg. 2006; 44: 38–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Аллен К.Л., Хатчинсон Г., Молан П.С.Возможность использования меда для лечения ран, инфицированных MRSA и VRE. Первый Всемирный Конгресс Целителей, Мельбурн, Австралия. 2000: 10–13. [Google Scholar] 29. Кингсли А. Использование меда при лечении инфицированной раны. Британский J медсестер. 2001; 10: S13 – S16. [PubMed] [Google Scholar] 30. Абхишек К.Дж., Равичандран В., Мадхви С., Агравал Р.К. Синтез и антибактериальная оценка производных 2-замещенного-4,5-дифенил-N-алкилимидазола. Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (6): 472–474. [Google Scholar] 31. Badawy OFH, Shafii SSA, Tharwat EE, Kamal AM.Антибактериальная активность пчелиного меда и его терапевтическая ценность против инфекции Escherichia coli O157: H7 и Salmonella typhimurium . Rev Sci Technol Int Epiz. 2004. 23: 1011–1122. [PubMed] [Google Scholar] 32. Раджешвари Т., Венугопал А., Вишванатан С., Кишму Л., Венил К. К., Саши Кумар Дж. М.. Антибактериальная активность меда в отношении золотистого стафилококка из инфицированных ран. Фармакологияонлайн. 2010; 1: 537–541. [Google Scholar] 33. Агбагва О.Е., Франк-Петерсайд Н.Влияние сырого товарного меда из Нигерии на отдельные патогенные бактерии. African J Microbiol Res. 2010; 4: 1801–1803. [Google Scholar] 34. Чаухан А., Пандей В., Чако К.М., Хандал РК. Антибактериальная активность сырого и обработанного меда. Electron J Biol. 2010; 5: 58–66. [Google Scholar] 35. Шерлок О, Долан А., Атман Р., Пауэр А, Гетин Дж., Ковман С. и др. Сравнение антимикробной активности мёда ulmo из Чили и мёда манука против метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .BMC Complement Alternat Med. 2010; 10: 47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Муллаи В., Менон Т. Бактерицидная активность различных видов меда против клинических и экологических изолятов Pseudomonas aeruginosa . J Alternat Complement Med. 2007; 13: 439–441. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миорин П.Л., Леви Северная Каролина, Кастодио АР, Бретц В.А., Маркуччи М.С. Антибактериальная активность меда и прополиса из Apis mellifera и Tetragonisca angustula против Staphylococcus aureus .J Applied Microbiol. 2003; 95: 913–920. [PubMed] [Google Scholar] 38. Hassanein SM, Gebreel HM, Hassan AA. Мед сравнивают с некоторыми антибиотиками против бактерий, выделенных от ожоговых инфекций пациентов в больнице университета Айн-Шамс. J American Sci. 2010; 6: 301–320. [Google Scholar] 39. Купер Р. Как мед заживляет раны? В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 40. Kwakman PHS, Johannes PC, Van den Akker, Ahmet G, Aslami H, Binnekade JM и др.Мед медицинского качества убивает устойчивые к антибиотикам бактерии in vitro и устраняет колонизацию кожи. Clin Infect Dis. 2008; 46 DOI: 10.1086 / 587892. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Уэстон Р.Дж. Вклад каталазы и других натуральных продуктов в антибактериальную активность меда: обзор. Пищевая химия. 2000. 71: 235–239. [Google Scholar] 42. Маврик Э., Виттманн С., Барт Г., Хенле Т. Идентификация и количественная оценка метилглиоксаля как доминирующего антибактериального компонента меда манука ( Leptospermum scoparium ) из Новой Зеландии.Mol Nutr Foods Res. 2008. 52: 483–489. [PubMed] [Google Scholar] 43. Банг Л.М., Овсянка С., Молан П.С. Влияние разбавления на скорость производства перекиси водорода в меде и его значение для заживления ран. J Altern Complement Med. 2003. 9: 267–273. [PubMed] [Google Scholar] 44. Адамс CJ, Болт CH, Deadman BJ, Фарр Дж. М., Грейнджер М. Н., Мэнли-Харрис М. и др. Выделение с помощью ВЭЖХ и характеристика биоактивной фракции меда новозеландской мануки ( Leptospermum scoparium ). Carbohydr Res.2008; 343: 651–659. [PubMed] [Google Scholar] 45. Haniyeh K, Seyyed MS, Hussein M. Предварительное исследование антибактериальной активности некоторых лекарственных растений Хузестана (Иран) Asian Pac J Trop Med. 2010. 3 (3): 180–184. [Google Scholar] 46. О’Грейди Ф.В., Ламберт Х.П., Финч Р.Г., Гринвуд Д. Антибиотик и химиотерапия. 7-е изд. Нью-Йорк: «Живой камень Черчилля»; 1997. [Google Scholar] 48. Kwakman PH, Te Velde AA, de Boer L, Speijer D, Vandenbroucke-Grauls CM, Zaat SA. Как мед убивает бактерии. FASEB J. 2010; 24: 2576–2582.[PubMed] [Google Scholar] 49. Молан П.С., Купер Р.А. Мед и сахар как повязка для ран и язв. Троп Докт. 2000; 30: 249–250. [PubMed] [Google Scholar] 50. Таормина П.Дж., Ниемира Б.А., Беушат Л.Р. Ингибирующая активность меда против болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения в зависимости от наличия перекиси водорода и уровня антиоксидантной силы. Int J Food Microbiol. 2001; 69: 217–225. [PubMed] [Google Scholar] 51. Уилкинсон Дж. М., Кавана Х. М.. Антибактериальная активность 13 видов меда против Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .J Med Food. 2005. 8: 100–103. [PubMed] [Google Scholar] 52. Аделеке О.Е., Олайтан Ю.О., Окепекпе Е.И. Сравнительная антибактериальная активность меда и гентамицина против Escherichia coli и синегнойной палочки . Анналы горят пожарами. 2006; 19: n4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Тумин Н., Халим Н.А., Шахджахан М., Нур Изани Н.Дж., Саттар М.А., Хан А.Х. и др. Антибактериальная активность местного малазийского меда. Malaysian J Pharma Sci. 2005; 3: 1–10. [Google Scholar] 56.Эрол С., Альтопарлак У., Акчай М.Н., Челеби Ф., Парлак М. Изменения микробной флоры и колонизация ран у пациентов с ожогами. Бернс. 2004. 30: 357–361. [PubMed] [Google Scholar] 57. Ndip RN, Alertia E, Takang M, Echakachi CM, Malongue A, Akoachere JTK, et al. In vitro антимикробная активность выбранных медов в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori . African Health Sci. 2007. 7: 228–231. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Mulu A, Tessema B, Derbie F. In vitro оценка антимикробного потенциала меда в отношении распространенных патогенов человека.Эфиоп J Health Dev. 2004. 18: 107–112. [Google Scholar] 59. Асади-Пуйя А.А., Пнехшахин М.Р., Бехешти С. Антимикобактериальный эффект меда: исследование in vitro . Rivista Di Biologia. 2003. 96: 491–495. [PubMed] [Google Scholar]

    его лечебные свойства и антибактериальная активность

    Asian Pac J Trop Biomed. 2011 Apr; 1 (2): 154–160.

    Маниша Деб Мандал

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    Shyamapada Mandal

    2 Департамент зоологии, Гуруды College, Narkeldanga, Kolkata-700 054, India

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    2 Департамент зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Индия

    * Автор для переписки: Шьямапада Мандал, кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркелданга, Калькутта-700 054, Инида.Электронная почта: [email protected]

    Поступила в редакцию 2 февраля 2011 г .; Пересмотрено 27 февраля 2011 г .; Принято 28 марта 2011 г.

    © Азиатско-Тихоокеанский журнал тропической биомедицины, 2011 г. Все права защищены.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Действительно, лечебное значение меда было документально подтверждено в старейших медицинских литературах мира, и с древних времен было известно, что он обладает антимикробным свойством, а также ранозаживляющим действием. Целебные свойства меда обусловлены тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажное состояние раны, а его высокая вязкость помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции.Его иммуномодулирующие свойства важны и для заживления ран. Антимикробная активность большинства медов обусловлена ​​ферментативным производством перекиси водорода. Однако другой вид меда, называемый медом без перекиси водорода (, а именно , мед манука), проявляет значительные антибактериальные эффекты, даже если активность перекиси водорода заблокирована. Его механизм может быть связан с низким уровнем pH меда и высоким содержанием сахара (высокая осмолярность), которого достаточно, чтобы препятствовать росту микробов.Мед медицинского качества обладает мощной бактерицидной активностью in vitro и против устойчивых к антибиотикам бактерий, вызывающих несколько опасных для жизни инфекций у людей. Но антимикробная активность некоторых натуральных медов сильно различается, что связано с пространственными и временными различиями в источниках нектара. Таким образом, идентификация и характеристика активного (ых) принципа (ов) может предоставить ценную информацию о качестве и возможном терапевтическом потенциале меда (против некоторых заболеваний человека), и поэтому мы обсудили лечебные свойства меда с акцентом на их антибактериальную активность.

    Ключевые слова: Мед, Антибактериальная активность, Свойство заживления ран, Глюкозооксидаза, Непероксидный эффект, Мед медицинского класса, Антимикробные агенты, Лечебные свойства, Противомикробные свойства, Иммуномодулирующие свойства

    1. Введение

    Противомикробные агенты по сути являются важен для снижения глобального бремени инфекционных заболеваний. Однако по мере развития и распространения устойчивых патогенов эффективность антибиотиков снижается. Этот тип устойчивости бактерий к противомикробным препаратам представляет очень серьезную угрозу для здоровья населения, и для всех видов антибиотиков, включая основные лекарственные средства последней инстанции, частота резистентности растет во всем мире [1], [2].Следовательно, срочно необходимы альтернативные противомикробные стратегии, и, таким образом, эта ситуация привела к переоценке терапевтического использования древних лекарств, таких как растения и растительные продукты, включая мед [3] — [5].

    Использование традиционной медицины для лечения инфекций практиковалось с момента зарождения человечества, и мед, произведенный из Apis mellifera ( A. mellifera ), является одним из старейших традиционных лекарств, которые считаются важными для лечения нескольких заболеваний. человеческие недуги.В настоящее время многие исследователи сообщают об антибактериальной активности меда и обнаружили, что натуральный неотапливаемый мед обладает некоторой антибактериальной активностью широкого спектра при тестировании против патогенных бактерий, бактерий полости рта, а также бактерий, вызывающих порчу пищевых продуктов [6], [7]. В большинстве древних культур мед использовался как в пищевых, так и в медицинских целях. Вера в то, что мед является питательным веществом, лекарством и мазью, пришла в наши дни, и, таким образом, в последние годы была разработана ветвь альтернативной медицины, называемая апитерапией, предлагающая лечение на основе меда и других продуктов пчеловодства от многих заболеваний. включая бактериальные инфекции.В настоящее время продается ряд медов со стандартизованными уровнями антибактериальной активности. Мед Leptospermum scoparium ( L. scoparium ), самый известный из видов меда, как сообщается, оказывает ингибирующее действие на около 60 видов бактерий, включая аэробы и анаэробы, грамположительные и грамотрицательные [8 ]. Тан и др. [9] сообщили, что мед Туаланг обладает разнообразным, но широким спектром действий против многих различных видов раневых и кишечных бактерий.В отличие от глюкозооксидазы, антибактериальные свойства от Leptospermum spp. мед свето- и термостойкий. Натуральный мед из других источников может различаться по эффективности антибактериальной активности в 100 раз, что связано с перекисью водорода [6], [10]. Кроме того, мед гигроскопичен, что означает, что он может вытягивать влагу из окружающей среды и обезвоживать бактерии, а его высокое содержание сахара и низкий уровень pH также могут препятствовать росту микробов.

    Основываясь на обширных поисках в нескольких биомедицинских научных журналах и сетевых отчетах, в этом обзоре мы обсудили обновленные факты и явления, связанные с лечебными свойствами меда, с акцентом на их антибактериальную активность.

    2. Лекарственные свойства

    Мед — древнее средство для лечения инфицированных ран, которое недавно было «заново открыто» медиками, особенно там, где традиционные современные терапевтические средства не действуют. Первое письменное упоминание о меде, шумерская табличка, датируемая 2100-2000 гг. До н.э., упоминает использование меда в качестве лекарства и мази. Аристотель (384–322 до н.э.), обсуждая различные виды меда, называл бледный мед «полезным средством от воспаленных глаз и ран».Сообщается, что мед манука проявляет антимикробную активность против патогенных бактерий, таких как Staphylococcus aureus ( S. aureus ) и Helicobacter pylori ( H. pylori ), что делает этот мед многообещающим функциональным продуктом питания для лечения ран или язвы желудка [10].

    Мед использовался с древних времен как метод ускорения заживления ран [11], а способность меда способствовать заживлению ран была неоднократно продемонстрирована [12], [13].Мед получает признание в качестве средства для лечения язв, пролежней и других кожных инфекций, возникающих в результате ожогов и ран [14], [15]. Лечебные свойства меда можно объяснить тем фактом, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажную среду в ране, которая способствует заживлению, и имеет высокую вязкость, которая помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции [6]. Есть много сообщений о том, что мед очень эффективен для перевязки ран, ожогов, кожных язв и воспалений; антибактериальные свойства меда ускоряют рост новой ткани для заживления раны [16].Меди мед и мед манука обладают активностью in vivo и и подходят для лечения язв, инфицированных ран и ожогов [6], [17].

    Мед при местном применении быстро очищает раневую инфекцию, облегчая заживление глубоких хирургических ран с инфекцией [18]. Применение меда может способствовать заживлению инфицированных ран, которые не поддаются лечению традиционной терапией, т.е. , антибиотиками и антисептиками [18], включая раны, инфицированные метициллин-резистентным S.aureus [19], [20]. Более того, его можно успешно использовать на кожных трансплантатах и ​​инфицированных донорских участках кожных трансплантатов [21].

    Манука, мармелад и пастбищный мед способны стимулировать моноциты, предшественники макрофагов, к секреции TNF-α [22], [23]. С другой стороны, гликозилированные белки могут индуцировать секрецию TNF-α макрофагами, и известно, что этот цитокин вызывает механизм заживления ран. Кроме того, способность меда снижать «высвобождение реактивных промежуточных продуктов» [23] вполне может ограничивать повреждение тканей. активированными макрофагами при заживлении ран.Таким образом, иммуномодулирующие свойства меда важны для заживления ран.

    Поддержка использования меда в качестве схемы лечения язвенной болезни и гастрита исходит из традиционного фольклора, а также из сообщений современности [24]. Мед может способствовать восстановлению поврежденной слизистой оболочки кишечника, стимулировать рост новых тканей и действовать как противовоспалительное средство [24], [25]. Сырой мед содержит большое количество соединений, таких как флавоноиды и другие полифенолы, которые могут действовать как антиоксиданты [26].Сообщалось о клинических наблюдениях уменьшения симптомов воспаления при нанесении меда на раны. Удаление экссудата в ранах, покрытых медом, помогает в лечении воспаленных ран [18].

    3. Антибактериальная активность

    3.1. Потенциальный антибактериальный агент

    Использование меда в качестве традиционного средства от микробных инфекций восходит к древним временам [8]. Были проведены исследования меда манука ( L. scoparium ) [27], который продемонстрировал свою эффективность против нескольких патогенов человека, включая Escherichia coli ( E.coli ), Enterobacter aerogenes , Salmonella typhimurium , S. aureus [6], [27]. Лабораторные исследования показали, что мед эффективен против устойчивых к метициллину S. aureus (MRSA), β- гемолитических стрептококков и устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE) [28], [29]. Однако недавно идентифицированный мед может иметь преимущества или сходство с медом манука из-за повышенной антимикробной активности, местного производства (а значит, доступности) и большей избирательности в отношении важных с медицинской точки зрения организмов [6].Коагулазонегативные стафилококки очень похожи на S. aureus [14], [30] по своей восприимчивости к меду аналогичной антибактериальной активности и более восприимчивы, чем Pseudomonas aeruginosa ( P. aeruginosa ) и Enterococcus видов [14].

    Метод дисковой диффузии — это в основном качественный тест для определения чувствительности бактерий к антимикробным веществам; однако минимальная ингибирующая концентрация (МИК) отражает количество, необходимое для ингибирования бактерий.Следуя методам in vitro , несколько бактерий (в основном с множественной лекарственной устойчивостью; МЛУ), вызывающих инфекции человека, которые оказались восприимчивыми к меду, представлены в.

    Таблица 1

    Антибактериальная активность меда против бактерий, вызывающих опасные для жизни инфекции.

    Бактериальный штамм Клиническая значимость Авторы
    Proteus spps. Септицемия, инфекции мочевыводящих путей, инфекции ран Молан [8]
    Агбагва и Франк-Петерсайд [33]
    Serratia marcescens Инфекции раны Molan 8199
    Vibrio cholerae Cholera Molan [8]
    S.aureus Внебольничная и внутрибольничная инфекция Taormina et al [50]
    Chauhan et al [34]
    Sherlock et al. ]
    E. coli Инфекция мочевыводящих путей, диарея, сепсис, раневые инфекции Chauhan et al [34]
    Sherlock et al 205 [35]
    П.aeruginosa Инфекция раны, диабетическая язва стопы, инфекции мочевыводящих путей Chauhan et al [34]
    Sherlock et al [35]
    [36]
    S. maltophilia Пневмония, инфекция мочевыводящих путей, инфекция кровотока, нозокомиальная инфекция Тан и др. [9]
    A.baumannii Оппортунистический патоген заражает людей с ослабленным иммунитетом через открытые раны, катетеры и дыхательные трубки Tan et al [9]
    A. schubertii Ожоговая инфекция Hassanein et al. 38]
    H. paraphrohaemlyticus
    Micrococcus luteus
    Cellulosimicrobium cellulans

    8 0

    А.baumannii
    H. pylori Хронический гастрит, язвенная болезнь, злокачественные новообразования желудка Ndip et al [57]
    Salmonella enterica serovar

    Mulu et al [58]
    Chauhan et al [34]
    Molan [8]
    Mycobacterium tuberculosis

    Asadi-Pooya и др. [59]

    3.2. Диаметр зоны ингибирования

    Диаметр зоны ингибирования (ZDI) различных образцов меда (5–20%) был определен для E. coli O157: H7 (12–24 мм) и S. typhimurium (0–20 мм) [31]. ZDI меда Nilgiris оказались равными (20–21) мм, (15–16) мм и (13–14) мм для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [ 32]. Агбагва и Франк-Петерсайд [33] исследовали различные образцы меда: мед из Западной Нигерии, мед из Южной Нигерии, мед из Восточной Нигерии и мед из Северной Нигерии, и сравнили их способность подавлять рост S.aureus , P. aeruginosa , E. coli и Proteus mirabilis ( P. mirabilis ) со средним значением ZDI (5,3–11,6) мм, (1,4–15,4) мм, (4,4–13,5) мм и (9,1–17) мм соответственно, при концентрации меда 80–100%. Экстракты сырого и обработанного меда показали ZDI (6,94–37,94) мм против грамположительных бактерий , а именно. , S. aureus , Bacillus subtilis , Bacillus cereus , а также грамотрицательные бактерии, такие как E.coli , P. aeruginosa и S. enterica серовар Typhi [34]. представляет собой ZDI для грамотрицательных и грамположительных бактериальных штаммов меда ulmo и manuka.

    Антибактериальная активность меда ulmo и manuka на основе ZDI, полученного для клинических (C) MRSA и стандартных (S) MRSA, E. coli и P. aeruginosa .

    3.3. Минимальная ингибирующая концентрация

    Анализ МИК показал, что более низкая МИК наблюдалась с медом ulmo ( Eucryphia cordifolia ) (3.1% — 6,3% об.), Чем с медом манука (12,5% об.) Для изолятов MRSA; для штаммов E. coli и Pseudomonas наблюдались эквивалентные МИК (12,5% об. / об.) [35]. МПК для меда Туаланг колеблется от 8,75% до 25%, а для меда манука — от 8,75% до 20% против многих патогенных грамположительных и грамотрицательных бактерий [9]. МПК мануки, вереска, хадикрафта и местного меда против клинических и экологических изолятов P. aeruginosa были зарегистрированы как 10-20%, 10-20%, 11% и 10-20% соответственно [36]. .МИК меда A. mellifera варьировала (126,23 — 185,70) мг / мл и меда Tetragonisca angustula (142,87 — 214,33) мг / мл против S. aureus [37]. МИК для меда египетского клевера составляла 100 мг / мл для S. typhimurium и E. coli O157: H7 [31]. МПК меда Нилгири составляли 25%, 35% и 40% для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [32]. Значения МПК медовых экстрактов находились в диапазоне (0.625–5000) мг / мл, для S. aureus , B. subtilis , B. cereus и грамотрицательных бактерий ( E. coli , P. aeruginosa и S. typhi ). [34].

    При визуальном осмотре МПК меда Туаланг варьировались от 8,75% до 25% по сравнению с МПК меда манука (8,75-20%) против раневых и кишечных микроорганизмов: Streptococcus pyogenes ( S. pyogenes ). ), коагулазонегативные Staphylococci , MRSA, Streptococcus agalactiae , S.aureus , Stenotrophomonas maltophilia ( S. maltophilia ), Acinetobacter baumannii ( A. baumannii ), S. Typhi , P. aeruginosa , Proteus mirabilis , Shigella flexneri, E. coli , Enterobacter cloacae ( E. cloacae ) [9]. Шесть бактериальных штаммов от пациентов с ожоговыми ранами, а именно Aeromonas schubertii ( A. schubertii ), Haemophilius paraphrohaemlyticus ( H.paraphrohaemlyticus ), Micrococcus luteus ( M. luteus ), Cellulosimicrobium cellulans ( C.cellulans ), Listonella anguillarum ( L. anguillarum ) и A. baumannii , МИК C Клевер, чернушка и мед Эльджабалы 35% –40%, 35% –40%, 35% –40%, 25% –30%, соответственно, как сообщалось Hassanein et al . Мед был подавляющим при разбавлении до 3,6% — 0,7% (об. / Об.), Для пастбищного меда 3.4% — 0,5% (об. / Об.), А для меда манука против коагулазонегативных Staphylococci [10]. МИК различных видов меда для различных штаммов патогенных бактерий определялись многими авторами [39]; в этой статье для штаммов бактерий полости рта и штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции, МПК меда обозначены в и.

    МИК четырех разных видов меда (как показано на рисунке) для оральных бактериальных штаммов ( Streptococcus spp., E. coli и S.aureus ).

    МИК различных видов меда для штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции.

    3.4. Исследование времени уничтожения

    Кинетика уничтожения обеспечивает более точное описание антимикробной активности противомикробных агентов, чем МИК [2]. В нашем более раннем исследовании мы изучали способность автоклавированного меда убивать время против E. coli , P. aeruginosa и S. Typhi , чтобы установить потенциальную эффективность такого местного меда (не изученного ранее), собранного из деревни в штате Западная Бенгалия, Индия [5].Чувствительные и устойчивые к антибиотикам изоляты S. aureus , S. epidermidis , Enterococcus faecium , E. coli , P. aeruginosa , E. cloacae и Klebsiella oxytoca были убиты в течение 24 дней. ч. на 10–40% (об. / об.) меда [40]. Таким образом, необходимы дополнительные исследования для установления различных местных медов на основе кинетики уничтожения и их эффективного применения in vivo против инфекций, вызываемых МЛУ.

    4. Механизм и факторы, влияющие на антибактериальную активность

    4.1. Механизм антибактериального действия

    Благоприятная роль меда объясняется его антибактериальными свойствами в отношении его высокой осмолярности, кислотности (низкий pH) и содержания перекиси водорода (H 2 O 2 ) и непероксида. компоненты, , т.е. , наличие фитохимических компонентов, таких как метилглиоксаль (MGO) [41], [42]. Противомикробные агенты в меде представляют собой преимущественно перекись водорода, концентрация которой определяется относительными уровнями глюкозооксидазы, синтезируемой пчелой, и каталазы, происходящей из цветочной пыльцы [41].Большинство видов меда генерируют H 2 O 2 при разбавлении из-за активации фермента глюкозооксидазы, который окисляет глюкозу до глюконовой кислоты, и H 2 O 2 , что, таким образом, приписывает антимикробную активность [43] . Но в некоторых случаях активность перекиси в меде может быть легко разрушена нагреванием или присутствием каталазы.

    Помимо H 2 O 2 , который продуцируется в большинстве обычных медов эндогенным ферментом глюкозооксидазой, было обнаружено, что за уникальную антибактериальную активность меда ответственны несколько других непероксидных факторов [13].Мед может сохранять свою антимикробную активность даже в присутствии каталазы (отсутствие глюкозооксидазы), поэтому этот тип меда считается «непероксидным медом» [8], [13]. Некоторые компоненты, как известно, способствуют неперекисной активности, такие как присутствие метилсирингата и метилглиоксаля, которые были тщательно изучены в меде манука, полученном из дерева манука ( L. scoparium ) [42], [44] ]. В отличие от меда манука, активность ульмёда в значительной степени обусловлена ​​производством H 2 O 2 : 25% (об. / Об.) Раствор ульмёда не проявил заметной антибактериальной активности при тестировании в присутствии каталазы, в то время как В той же концентрации мед манука сохранял свою антибактериальную активность в присутствии каталазы (отсутствие H 2 O 2 ) [35].Ни один из видов активности не зависит от стерилизующей процедуры гамма-облучения [13].

    Мед имеет характерную кислотность с pH от 3,2 до 4,5, что достаточно низко, чтобы подавлять действие нескольких бактериальных патогенов [45]; отображает значения pH различных видов меда. Минимальные значения pH для роста некоторых распространенных патогенных бактерий: E. coli (4.3), Salmonella spp. (4.0), P. aeruginosa (4.4), S. pyogenes (4.5) [46], и, таким образом, в неразбавленном меде кислотность является важным антибактериальным фактором.Антибактериальные свойства меда также происходят из осмотического эффекта его высокого содержания сахара и низкого содержания влаги, наряду с его кислотными свойствами глюконовой кислоты и антисептическими свойствами его H 2 O 2 [47]. Недавнее исследование антимикробных свойств меда in vitro показало, что H 2 O 2 , MGO и антимикробный пептид пчелиный дефенсин-1 являются отдельными механизмами, участвующими в бактерицидной активности меда [48].

    Показатели pH различных видов меда, обладающих антибактериальной активностью

    4.2. Факторы, влияющие на антибактериальную природу меда

    Молан и Купер [49] сообщили, что разница в антимикробной активности разных видов меда может быть более чем 100-кратной, в зависимости от его географического, сезонного и ботанического происхождения, а также от сбора, обработки и хранения. условия. Антибактериальная природа меда зависит от различных факторов, действующих по отдельности или синергетически, наиболее существенными из которых являются H 2 O 2 , фенольные соединения, pH раны, pH меда и осмотическое давление, оказываемое медом.Перекись водорода вносит основной вклад в антимикробную активность меда, и разные концентрации этого соединения в разных медах приводят к их разным антимикробным эффектам [8]. Кроме того, сообщалось, что физические свойства, а также географическое распространение и различные цветочные источники могут играть важную роль в антимикробной активности меда [50]. Несколько авторов сообщили, что разные меды существенно различаются по эффективности их антибактериальной активности, которая зависит от источника растения [6], [7], [51].Таким образом, было показано, что антимикробная активность меда может варьироваться от концентраций <3% до 50% и выше [6], [10], [51]. Сообщается, что бактерицидный эффект меда зависит от концентрации используемого меда и природы бактерий [4], [52]. Концентрация меда влияет на антибактериальную активность; чем выше концентрация меда, тем больше его польза в качестве антибактериального средства [31]. Taormina и др. [50] сообщили, что концентрация меда, необходимая для полного ингибирования S.typhimurium рост <25%.

    5. Заключение

    О микробной устойчивости к меду никогда не сообщалось [53], что делает его очень многообещающим местным антимикробным средством против инфекции устойчивых к антибиотикам бактерий (, например, , MDR S. maltophilia ) и лечение хронических раневых инфекций, не поддающихся лечению антибиотиками. Следовательно, мед использовался как последнее средство. Мед манука широко исследован, и его антибактериальный потенциал известен во всем мире.Эффективность меда, такого как мед Туаланг, против микроорганизмов, предполагает, что он может использоваться в качестве альтернативного терапевтического средства при определенных заболеваниях, особенно при раневой инфекции.

    Lusby и др. [6] сообщили, что мед, не являющийся коммерчески доступным антибактериальным медом (, например, , мед манука), может обладать эквивалентной антибактериальной активностью против бактериальных патогенов. Рост бактерий, вызывающих желудочные инфекции, таких как S.typhi , S. flexneri и E. coli подавляются медом Туаланг в низких концентрациях. Сообщается, что мед Tualang эффективен против E. coli , S. typhi и S. pyogenes [54], и, таким образом, при пероральном приеме в чистой неразбавленной форме этот мед может помочь ускорить выздоровление. от таких инфекций. Мед эффективен при использовании в качестве заменителя глюкозы при пероральной регидратации, а его антибактериальная активность сокращает продолжительность бактериальной диареи.

    В настоящее время новые тенденции устойчивости к противомикробным препаратам бактериальных патогенов ожоговой раны представляют собой серьезную проблему [55]. Таким образом, мед с эффективными противомикробными свойствами против устойчивых к антибиотикам организмов, таких как MRSA и MDR P. aeruginosa, Acinetobacter spp .. и членов семейства Enterobacteriaceae , которые были связаны с инфекциями ожоговых ран и внутрибольничными инфекциями, очень ожидается [55], [56].

    В целом, непредсказуемая антибактериальная активность нестандартизованного меда может препятствовать его внедрению в качестве противомикробного средства из-за вариаций антибактериальной активности in vitro и различных видов меда.В настоящее время продается ряд медов со стандартными уровнями антибактериальной активности, из которых наиболее известны мед манука ( Leptospermum ), а также мед Tualang ( Koompassia excelsa ). Мед медицинского класса (Revamil, medihoney), который может быть средством местной антибактериальной профилактики из-за его широкого спектра бактерицидной активности или лечить местные инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам, а также чувствительными к антибиотикам бактериями. , следует рассматривать для терапевтического использования.Более того, горный, манука, капилляно и экомед проявили ингибирующую активность против изолятов H. pylori при концентрации 10% (об. / Об.) [57], демонстрируя, что мед местного производства обладают превосходной антибактериальной активностью, сравнимой с коммерческим медом. Поэтому необходимо изучить антимикробную активность других медов местного производства, которые еще не прошли испытания.

    Сноски

    Заявление о конфликте интересов: Мы заявляем, что у нас нет конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Леви С.Б., Маршалл Б. Устойчивость к антибактериальным препаратам во всем мире: причины, проблемы и ответы. Nat Med. 2004. 10: 122–129. [PubMed] [Google Scholar] 2. Mandal S, Pal NK, Chowdhury IH, Deb Mandal M. Антибактериальная активность ципрофлоксацина и триметоприма, по отдельности и в комбинации, против Vibrio cholerae O1 биотипа изолятов Ogawa серотипа El Tor. Польский J Microbiol. 2009. 58: 57–60. [PubMed] [Google Scholar] 3. Мандал С, Деб Мандал М, Пал Н.К. Синергетическая анти- Staphylococcus aureus активность амоксициллина в сочетании с экстрактами Emblica officinalis и Nymphae odorata .Азиатский Pac J Trop Med. 2010; 3: 711–714. [Google Scholar] 4. Basualdo C, Sgroy V, Finola MS, Juam M. Сравнение антибактериальной активности меда различного происхождения против бактерий, обычно выделяемых из кожных ран. Vet Microbiol. 2007. 124: 375–381. [PubMed] [Google Scholar] 5. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К., Саха К. Антибактериальная активность меда против клинических изолятов Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa и Salmonella enterica серовара Typhi.Азиатский Pac J Trop Med. 2010 (принято) [Google Scholar] 6. Lusby PE, Coombes AL, Wilkinson JM. Бактерицидная активность различных видов меда в отношении болезнетворных бактерий. Arch Med Res. 2005; 36: 464–467. [PubMed] [Google Scholar] 7. Мундо М.А., Падилья-Закур О.И., Воробо Р.В. Подавление роста болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения и организмов, вызывающих порчу пищевых продуктов, с помощью отдельных сырых медов. Int J Food Microbiol. 2004; 97: 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Molan PC. Антибактериальный характер меда. Характер антибактериальной активности.Пчелиный мир. 1992. 73: 5–28. [Google Scholar] 9. Тан Х.Т., Рахман Р.А., Ган С.Х., Халим А.С., Хассан С.А., Сулейман С.А. и др. Антибактериальные свойства малазийского меда туаланг против раневых и кишечных микроорганизмов по сравнению с медом манука. BMC Complement Alternat Med. 2009; 9: 34. DOI: 10.1186 / 1472-6882-9-34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Французский ВМ, Купер Р.А., Молан ПК. Антибактериальная активность меда в отношении коагулазонегативных стафилококков . J Antimicrob Chemother.2005. 56: 228–231. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ван ден Берг А.Дж., Ван ден Ворм Э., Ван Аффорд ХК, Халкес С.Б., Хокстра М.Дж., Бекельман С.Дж. Исследование in vitro и антиоксидантных и противовоспалительных свойств гречишного меда. J Уход за раной. 2008. 17: 172–178. [PubMed] [Google Scholar] 12. Molan PC. Доказательства, подтверждающие использование меда в качестве перевязочного материала. Int J Раны нижних конечностей. 2006; 5: 40–54. [PubMed] [Google Scholar] 13. Саймон А., Трейнор К., Сантос К., Блазер Дж., Боде У., Молан П. Медицинский мед для ухода за ранами — все еще «новейший курорт», основанный на доказательствах, Complement Alternat Alternat Med.2008 г. doi: 10.1093 / ecam / nem175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Купер Р.А., Молан П.С., Хардинг К.Г. Мед и грамположительные кокки, имеющие клиническое значение для ран. J Appl Microbiol. 2002; 93: 857–863. [PubMed] [Google Scholar] 15. Купер Р.А., Халас Э., Молан ПК. Эффективность меда в подавлении штаммов Pseudomonas aeruginosa от инфицированных ожогов. J Ожоговое лечение Rehabil. 2002; 23: 366–370. [PubMed] [Google Scholar] 16. Lusby PE, Coombes A, Wilkinson JM. Мед: сильнодействующее средство для заживления ран? J Wound Ostomy Continence Nurs.2002; 29: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 17. Аль-Вайли Н.С., Акмал М., Аль-Вайли Ф.С., Салоум К.Ю., Али А. Антимикробный потенциал меда из Объединенных Арабских Эмиратов на некоторых микробных изолятах. Med Sci Monitor. 2005; 11: 433–438. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ахмед А.К., Хэкстра М.Дж., Хаге Дж., Карим РБ. Медикаментозная повязка: превращение древнего лекарства в современную терапию. Ann Plast Surg. 2003. 50: 143–148. [PubMed] [Google Scholar] 19. Натараджан С., Уильямсон Д., Грей Дж., Хардинг К.Г., Купер Р.А. Исцеление язвы ног, вызванной гидроксимочевиной, колонизированной MRSA, с помощью меда.J Dermatol Treat. 2001; 12: 33–36. [PubMed] [Google Scholar] 20. Данфорд С., Купер Р.А., Молан П.С. Использование меда в качестве повязки при инфицированных поражениях кожи. Nurs Times. 2000; 96: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мисирлиоглу А., Эроглу С. Использование меда в качестве вспомогательного средства при заживлении донорских участков кожных трансплантатов с расщепленной толщиной. Dermatol Surg. 2003. 29: 168–172. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тонкс А.Дж., Купер Р.А., Джонс К.П., Блэр С., Партон Дж., Тонкс А. Мед стимулирует выработку воспалительных цитокинов моноцитами. Цитокин.2003. 21: 242–247. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тонкс А., Купер Р.А., Прайс А.Дж., Молан ПК, Джонс КП. Стимуляция высвобождения TNF-альфа в моноцитах медом. Цитокин. 2001. 14: 240–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 1. Его использование в современной медицине. В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 25. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 2. Научное объяснение его эффектов.В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 26. Blassa M, Candracci M, Accorsi A, Piacentini MP, Albertini M C, Piatti E. Сырой мед миллефиори полон антиоксидантов. Food Chem. 2006; 97: 217–222. [Google Scholar] 27. Visavadia BG, Honeysett J, Danford MH. Медовая повязка Манука: эффективное лечение хронических раневых инфекций. Br J Maxillofac Surg. 2006; 44: 38–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Аллен К.Л., Хатчинсон Г., Молан П.С.Возможность использования меда для лечения ран, инфицированных MRSA и VRE. Первый Всемирный Конгресс Целителей, Мельбурн, Австралия. 2000: 10–13. [Google Scholar] 29. Кингсли А. Использование меда при лечении инфицированной раны. Британский J медсестер. 2001; 10: S13 – S16. [PubMed] [Google Scholar] 30. Абхишек К.Дж., Равичандран В., Мадхви С., Агравал Р.К. Синтез и антибактериальная оценка производных 2-замещенного-4,5-дифенил-N-алкилимидазола. Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (6): 472–474. [Google Scholar] 31. Badawy OFH, Shafii SSA, Tharwat EE, Kamal AM.Антибактериальная активность пчелиного меда и его терапевтическая ценность против инфекции Escherichia coli O157: H7 и Salmonella typhimurium . Rev Sci Technol Int Epiz. 2004. 23: 1011–1122. [PubMed] [Google Scholar] 32. Раджешвари Т., Венугопал А., Вишванатан С., Кишму Л., Венил К. К., Саши Кумар Дж. М.. Антибактериальная активность меда в отношении золотистого стафилококка из инфицированных ран. Фармакологияонлайн. 2010; 1: 537–541. [Google Scholar] 33. Агбагва О.Е., Франк-Петерсайд Н.Влияние сырого товарного меда из Нигерии на отдельные патогенные бактерии. African J Microbiol Res. 2010; 4: 1801–1803. [Google Scholar] 34. Чаухан А., Пандей В., Чако К.М., Хандал РК. Антибактериальная активность сырого и обработанного меда. Electron J Biol. 2010; 5: 58–66. [Google Scholar] 35. Шерлок О, Долан А., Атман Р., Пауэр А, Гетин Дж., Ковман С. и др. Сравнение антимикробной активности мёда ulmo из Чили и мёда манука против метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .BMC Complement Alternat Med. 2010; 10: 47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Муллаи В., Менон Т. Бактерицидная активность различных видов меда против клинических и экологических изолятов Pseudomonas aeruginosa . J Alternat Complement Med. 2007; 13: 439–441. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миорин П.Л., Леви Северная Каролина, Кастодио АР, Бретц В.А., Маркуччи М.С. Антибактериальная активность меда и прополиса из Apis mellifera и Tetragonisca angustula против Staphylococcus aureus .J Applied Microbiol. 2003; 95: 913–920. [PubMed] [Google Scholar] 38. Hassanein SM, Gebreel HM, Hassan AA. Мед сравнивают с некоторыми антибиотиками против бактерий, выделенных от ожоговых инфекций пациентов в больнице университета Айн-Шамс. J American Sci. 2010; 6: 301–320. [Google Scholar] 39. Купер Р. Как мед заживляет раны? В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 40. Kwakman PHS, Johannes PC, Van den Akker, Ahmet G, Aslami H, Binnekade JM и др.Мед медицинского качества убивает устойчивые к антибиотикам бактерии in vitro и устраняет колонизацию кожи. Clin Infect Dis. 2008; 46 DOI: 10.1086 / 587892. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Уэстон Р.Дж. Вклад каталазы и других натуральных продуктов в антибактериальную активность меда: обзор. Пищевая химия. 2000. 71: 235–239. [Google Scholar] 42. Маврик Э., Виттманн С., Барт Г., Хенле Т. Идентификация и количественная оценка метилглиоксаля как доминирующего антибактериального компонента меда манука ( Leptospermum scoparium ) из Новой Зеландии.Mol Nutr Foods Res. 2008. 52: 483–489. [PubMed] [Google Scholar] 43. Банг Л.М., Овсянка С., Молан П.С. Влияние разбавления на скорость производства перекиси водорода в меде и его значение для заживления ран. J Altern Complement Med. 2003. 9: 267–273. [PubMed] [Google Scholar] 44. Адамс CJ, Болт CH, Deadman BJ, Фарр Дж. М., Грейнджер М. Н., Мэнли-Харрис М. и др. Выделение с помощью ВЭЖХ и характеристика биоактивной фракции меда новозеландской мануки ( Leptospermum scoparium ). Carbohydr Res.2008; 343: 651–659. [PubMed] [Google Scholar] 45. Haniyeh K, Seyyed MS, Hussein M. Предварительное исследование антибактериальной активности некоторых лекарственных растений Хузестана (Иран) Asian Pac J Trop Med. 2010. 3 (3): 180–184. [Google Scholar] 46. О’Грейди Ф.В., Ламберт Х.П., Финч Р.Г., Гринвуд Д. Антибиотик и химиотерапия. 7-е изд. Нью-Йорк: «Живой камень Черчилля»; 1997. [Google Scholar] 48. Kwakman PH, Te Velde AA, de Boer L, Speijer D, Vandenbroucke-Grauls CM, Zaat SA. Как мед убивает бактерии. FASEB J. 2010; 24: 2576–2582.[PubMed] [Google Scholar] 49. Молан П.С., Купер Р.А. Мед и сахар как повязка для ран и язв. Троп Докт. 2000; 30: 249–250. [PubMed] [Google Scholar] 50. Таормина П.Дж., Ниемира Б.А., Беушат Л.Р. Ингибирующая активность меда против болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения в зависимости от наличия перекиси водорода и уровня антиоксидантной силы. Int J Food Microbiol. 2001; 69: 217–225. [PubMed] [Google Scholar] 51. Уилкинсон Дж. М., Кавана Х. М.. Антибактериальная активность 13 видов меда против Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .J Med Food. 2005. 8: 100–103. [PubMed] [Google Scholar] 52. Аделеке О.Е., Олайтан Ю.О., Окепекпе Е.И. Сравнительная антибактериальная активность меда и гентамицина против Escherichia coli и синегнойной палочки . Анналы горят пожарами. 2006; 19: n4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Тумин Н., Халим Н.А., Шахджахан М., Нур Изани Н.Дж., Саттар М.А., Хан А.Х. и др. Антибактериальная активность местного малазийского меда. Malaysian J Pharma Sci. 2005; 3: 1–10. [Google Scholar] 56.Эрол С., Альтопарлак У., Акчай М.Н., Челеби Ф., Парлак М. Изменения микробной флоры и колонизация ран у пациентов с ожогами. Бернс. 2004. 30: 357–361. [PubMed] [Google Scholar] 57. Ndip RN, Alertia E, Takang M, Echakachi CM, Malongue A, Akoachere JTK, et al. In vitro антимикробная активность выбранных медов в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori . African Health Sci. 2007. 7: 228–231. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Mulu A, Tessema B, Derbie F. In vitro оценка антимикробного потенциала меда в отношении распространенных патогенов человека.Эфиоп J Health Dev. 2004. 18: 107–112. [Google Scholar] 59. Асади-Пуйя А.А., Пнехшахин М.Р., Бехешти С. Антимикобактериальный эффект меда: исследование in vitro . Rivista Di Biologia. 2003. 96: 491–495. [PubMed] [Google Scholar]

    его лечебные свойства и антибактериальная активность

    Asian Pac J Trop Biomed. 2011 Apr; 1 (2): 154–160.

    Маниша Деб Мандал

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    Shyamapada Mandal

    2 Департамент зоологии, Гуруды College, Narkeldanga, Kolkata-700 054, India

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    2 Департамент зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Индия

    * Автор для переписки: Шьямапада Мандал, кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркелданга, Калькутта-700 054, Инида.Электронная почта: [email protected]

    Поступила в редакцию 2 февраля 2011 г .; Пересмотрено 27 февраля 2011 г .; Принято 28 марта 2011 г.

    © Азиатско-Тихоокеанский журнал тропической биомедицины, 2011 г. Все права защищены.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Действительно, лечебное значение меда было документально подтверждено в старейших медицинских литературах мира, и с древних времен было известно, что он обладает антимикробным свойством, а также ранозаживляющим действием. Целебные свойства меда обусловлены тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажное состояние раны, а его высокая вязкость помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции.Его иммуномодулирующие свойства важны и для заживления ран. Антимикробная активность большинства медов обусловлена ​​ферментативным производством перекиси водорода. Однако другой вид меда, называемый медом без перекиси водорода (, а именно , мед манука), проявляет значительные антибактериальные эффекты, даже если активность перекиси водорода заблокирована. Его механизм может быть связан с низким уровнем pH меда и высоким содержанием сахара (высокая осмолярность), которого достаточно, чтобы препятствовать росту микробов.Мед медицинского качества обладает мощной бактерицидной активностью in vitro и против устойчивых к антибиотикам бактерий, вызывающих несколько опасных для жизни инфекций у людей. Но антимикробная активность некоторых натуральных медов сильно различается, что связано с пространственными и временными различиями в источниках нектара. Таким образом, идентификация и характеристика активного (ых) принципа (ов) может предоставить ценную информацию о качестве и возможном терапевтическом потенциале меда (против некоторых заболеваний человека), и поэтому мы обсудили лечебные свойства меда с акцентом на их антибактериальную активность.

    Ключевые слова: Мед, Антибактериальная активность, Свойство заживления ран, Глюкозооксидаза, Непероксидный эффект, Мед медицинского класса, Антимикробные агенты, Лечебные свойства, Противомикробные свойства, Иммуномодулирующие свойства

    1. Введение

    Противомикробные агенты по сути являются важен для снижения глобального бремени инфекционных заболеваний. Однако по мере развития и распространения устойчивых патогенов эффективность антибиотиков снижается. Этот тип устойчивости бактерий к противомикробным препаратам представляет очень серьезную угрозу для здоровья населения, и для всех видов антибиотиков, включая основные лекарственные средства последней инстанции, частота резистентности растет во всем мире [1], [2].Следовательно, срочно необходимы альтернативные противомикробные стратегии, и, таким образом, эта ситуация привела к переоценке терапевтического использования древних лекарств, таких как растения и растительные продукты, включая мед [3] — [5].

    Использование традиционной медицины для лечения инфекций практиковалось с момента зарождения человечества, и мед, произведенный из Apis mellifera ( A. mellifera ), является одним из старейших традиционных лекарств, которые считаются важными для лечения нескольких заболеваний. человеческие недуги.В настоящее время многие исследователи сообщают об антибактериальной активности меда и обнаружили, что натуральный неотапливаемый мед обладает некоторой антибактериальной активностью широкого спектра при тестировании против патогенных бактерий, бактерий полости рта, а также бактерий, вызывающих порчу пищевых продуктов [6], [7]. В большинстве древних культур мед использовался как в пищевых, так и в медицинских целях. Вера в то, что мед является питательным веществом, лекарством и мазью, пришла в наши дни, и, таким образом, в последние годы была разработана ветвь альтернативной медицины, называемая апитерапией, предлагающая лечение на основе меда и других продуктов пчеловодства от многих заболеваний. включая бактериальные инфекции.В настоящее время продается ряд медов со стандартизованными уровнями антибактериальной активности. Мед Leptospermum scoparium ( L. scoparium ), самый известный из видов меда, как сообщается, оказывает ингибирующее действие на около 60 видов бактерий, включая аэробы и анаэробы, грамположительные и грамотрицательные [8 ]. Тан и др. [9] сообщили, что мед Туаланг обладает разнообразным, но широким спектром действий против многих различных видов раневых и кишечных бактерий.В отличие от глюкозооксидазы, антибактериальные свойства от Leptospermum spp. мед свето- и термостойкий. Натуральный мед из других источников может различаться по эффективности антибактериальной активности в 100 раз, что связано с перекисью водорода [6], [10]. Кроме того, мед гигроскопичен, что означает, что он может вытягивать влагу из окружающей среды и обезвоживать бактерии, а его высокое содержание сахара и низкий уровень pH также могут препятствовать росту микробов.

    Основываясь на обширных поисках в нескольких биомедицинских научных журналах и сетевых отчетах, в этом обзоре мы обсудили обновленные факты и явления, связанные с лечебными свойствами меда, с акцентом на их антибактериальную активность.

    2. Лекарственные свойства

    Мед — древнее средство для лечения инфицированных ран, которое недавно было «заново открыто» медиками, особенно там, где традиционные современные терапевтические средства не действуют. Первое письменное упоминание о меде, шумерская табличка, датируемая 2100-2000 гг. До н.э., упоминает использование меда в качестве лекарства и мази. Аристотель (384–322 до н.э.), обсуждая различные виды меда, называл бледный мед «полезным средством от воспаленных глаз и ран».Сообщается, что мед манука проявляет антимикробную активность против патогенных бактерий, таких как Staphylococcus aureus ( S. aureus ) и Helicobacter pylori ( H. pylori ), что делает этот мед многообещающим функциональным продуктом питания для лечения ран или язвы желудка [10].

    Мед использовался с древних времен как метод ускорения заживления ран [11], а способность меда способствовать заживлению ран была неоднократно продемонстрирована [12], [13].Мед получает признание в качестве средства для лечения язв, пролежней и других кожных инфекций, возникающих в результате ожогов и ран [14], [15]. Лечебные свойства меда можно объяснить тем фактом, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажную среду в ране, которая способствует заживлению, и имеет высокую вязкость, которая помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции [6]. Есть много сообщений о том, что мед очень эффективен для перевязки ран, ожогов, кожных язв и воспалений; антибактериальные свойства меда ускоряют рост новой ткани для заживления раны [16].Меди мед и мед манука обладают активностью in vivo и и подходят для лечения язв, инфицированных ран и ожогов [6], [17].

    Мед при местном применении быстро очищает раневую инфекцию, облегчая заживление глубоких хирургических ран с инфекцией [18]. Применение меда может способствовать заживлению инфицированных ран, которые не поддаются лечению традиционной терапией, т.е. , антибиотиками и антисептиками [18], включая раны, инфицированные метициллин-резистентным S.aureus [19], [20]. Более того, его можно успешно использовать на кожных трансплантатах и ​​инфицированных донорских участках кожных трансплантатов [21].

    Манука, мармелад и пастбищный мед способны стимулировать моноциты, предшественники макрофагов, к секреции TNF-α [22], [23]. С другой стороны, гликозилированные белки могут индуцировать секрецию TNF-α макрофагами, и известно, что этот цитокин вызывает механизм заживления ран. Кроме того, способность меда снижать «высвобождение реактивных промежуточных продуктов» [23] вполне может ограничивать повреждение тканей. активированными макрофагами при заживлении ран.Таким образом, иммуномодулирующие свойства меда важны для заживления ран.

    Поддержка использования меда в качестве схемы лечения язвенной болезни и гастрита исходит из традиционного фольклора, а также из сообщений современности [24]. Мед может способствовать восстановлению поврежденной слизистой оболочки кишечника, стимулировать рост новых тканей и действовать как противовоспалительное средство [24], [25]. Сырой мед содержит большое количество соединений, таких как флавоноиды и другие полифенолы, которые могут действовать как антиоксиданты [26].Сообщалось о клинических наблюдениях уменьшения симптомов воспаления при нанесении меда на раны. Удаление экссудата в ранах, покрытых медом, помогает в лечении воспаленных ран [18].

    3. Антибактериальная активность

    3.1. Потенциальный антибактериальный агент

    Использование меда в качестве традиционного средства от микробных инфекций восходит к древним временам [8]. Были проведены исследования меда манука ( L. scoparium ) [27], который продемонстрировал свою эффективность против нескольких патогенов человека, включая Escherichia coli ( E.coli ), Enterobacter aerogenes , Salmonella typhimurium , S. aureus [6], [27]. Лабораторные исследования показали, что мед эффективен против устойчивых к метициллину S. aureus (MRSA), β- гемолитических стрептококков и устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE) [28], [29]. Однако недавно идентифицированный мед может иметь преимущества или сходство с медом манука из-за повышенной антимикробной активности, местного производства (а значит, доступности) и большей избирательности в отношении важных с медицинской точки зрения организмов [6].Коагулазонегативные стафилококки очень похожи на S. aureus [14], [30] по своей восприимчивости к меду аналогичной антибактериальной активности и более восприимчивы, чем Pseudomonas aeruginosa ( P. aeruginosa ) и Enterococcus видов [14].

    Метод дисковой диффузии — это в основном качественный тест для определения чувствительности бактерий к антимикробным веществам; однако минимальная ингибирующая концентрация (МИК) отражает количество, необходимое для ингибирования бактерий.Следуя методам in vitro , несколько бактерий (в основном с множественной лекарственной устойчивостью; МЛУ), вызывающих инфекции человека, которые оказались восприимчивыми к меду, представлены в.

    Таблица 1

    Антибактериальная активность меда против бактерий, вызывающих опасные для жизни инфекции.

    Бактериальный штамм Клиническая значимость Авторы
    Proteus spps. Септицемия, инфекции мочевыводящих путей, инфекции ран Молан [8]
    Агбагва и Франк-Петерсайд [33]
    Serratia marcescens Инфекции раны Molan 8199
    Vibrio cholerae Cholera Molan [8]
    S.aureus Внебольничная и внутрибольничная инфекция Taormina et al [50]
    Chauhan et al [34]
    Sherlock et al. ]
    E. coli Инфекция мочевыводящих путей, диарея, сепсис, раневые инфекции Chauhan et al [34]
    Sherlock et al 205 [35]
    П.aeruginosa Инфекция раны, диабетическая язва стопы, инфекции мочевыводящих путей Chauhan et al [34]
    Sherlock et al [35]
    [36]
    S. maltophilia Пневмония, инфекция мочевыводящих путей, инфекция кровотока, нозокомиальная инфекция Тан и др. [9]
    A.baumannii Оппортунистический патоген заражает людей с ослабленным иммунитетом через открытые раны, катетеры и дыхательные трубки Tan et al [9]
    A. schubertii Ожоговая инфекция Hassanein et al. 38]
    H. paraphrohaemlyticus
    Micrococcus luteus
    Cellulosimicrobium cellulans

    8 0

    А.baumannii
    H. pylori Хронический гастрит, язвенная болезнь, злокачественные новообразования желудка Ndip et al [57]
    Salmonella enterica serovar

    Mulu et al [58]
    Chauhan et al [34]
    Molan [8]
    Mycobacterium tuberculosis

    Asadi-Pooya и др. [59]

    3.2. Диаметр зоны ингибирования

    Диаметр зоны ингибирования (ZDI) различных образцов меда (5–20%) был определен для E. coli O157: H7 (12–24 мм) и S. typhimurium (0–20 мм) [31]. ZDI меда Nilgiris оказались равными (20–21) мм, (15–16) мм и (13–14) мм для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [ 32]. Агбагва и Франк-Петерсайд [33] исследовали различные образцы меда: мед из Западной Нигерии, мед из Южной Нигерии, мед из Восточной Нигерии и мед из Северной Нигерии, и сравнили их способность подавлять рост S.aureus , P. aeruginosa , E. coli и Proteus mirabilis ( P. mirabilis ) со средним значением ZDI (5,3–11,6) мм, (1,4–15,4) мм, (4,4–13,5) мм и (9,1–17) мм соответственно, при концентрации меда 80–100%. Экстракты сырого и обработанного меда показали ZDI (6,94–37,94) мм против грамположительных бактерий , а именно. , S. aureus , Bacillus subtilis , Bacillus cereus , а также грамотрицательные бактерии, такие как E.coli , P. aeruginosa и S. enterica серовар Typhi [34]. представляет собой ZDI для грамотрицательных и грамположительных бактериальных штаммов меда ulmo и manuka.

    Антибактериальная активность меда ulmo и manuka на основе ZDI, полученного для клинических (C) MRSA и стандартных (S) MRSA, E. coli и P. aeruginosa .

    3.3. Минимальная ингибирующая концентрация

    Анализ МИК показал, что более низкая МИК наблюдалась с медом ulmo ( Eucryphia cordifolia ) (3.1% — 6,3% об.), Чем с медом манука (12,5% об.) Для изолятов MRSA; для штаммов E. coli и Pseudomonas наблюдались эквивалентные МИК (12,5% об. / об.) [35]. МПК для меда Туаланг колеблется от 8,75% до 25%, а для меда манука — от 8,75% до 20% против многих патогенных грамположительных и грамотрицательных бактерий [9]. МПК мануки, вереска, хадикрафта и местного меда против клинических и экологических изолятов P. aeruginosa были зарегистрированы как 10-20%, 10-20%, 11% и 10-20% соответственно [36]. .МИК меда A. mellifera варьировала (126,23 — 185,70) мг / мл и меда Tetragonisca angustula (142,87 — 214,33) мг / мл против S. aureus [37]. МИК для меда египетского клевера составляла 100 мг / мл для S. typhimurium и E. coli O157: H7 [31]. МПК меда Нилгири составляли 25%, 35% и 40% для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [32]. Значения МПК медовых экстрактов находились в диапазоне (0.625–5000) мг / мл, для S. aureus , B. subtilis , B. cereus и грамотрицательных бактерий ( E. coli , P. aeruginosa и S. typhi ). [34].

    При визуальном осмотре МПК меда Туаланг варьировались от 8,75% до 25% по сравнению с МПК меда манука (8,75-20%) против раневых и кишечных микроорганизмов: Streptococcus pyogenes ( S. pyogenes ). ), коагулазонегативные Staphylococci , MRSA, Streptococcus agalactiae , S.aureus , Stenotrophomonas maltophilia ( S. maltophilia ), Acinetobacter baumannii ( A. baumannii ), S. Typhi , P. aeruginosa , Proteus mirabilis , Shigella flexneri, E. coli , Enterobacter cloacae ( E. cloacae ) [9]. Шесть бактериальных штаммов от пациентов с ожоговыми ранами, а именно Aeromonas schubertii ( A. schubertii ), Haemophilius paraphrohaemlyticus ( H.paraphrohaemlyticus ), Micrococcus luteus ( M. luteus ), Cellulosimicrobium cellulans ( C.cellulans ), Listonella anguillarum ( L. anguillarum ) и A. baumannii , МИК C Клевер, чернушка и мед Эльджабалы 35% –40%, 35% –40%, 35% –40%, 25% –30%, соответственно, как сообщалось Hassanein et al . Мед был подавляющим при разбавлении до 3,6% — 0,7% (об. / Об.), Для пастбищного меда 3.4% — 0,5% (об. / Об.), А для меда манука против коагулазонегативных Staphylococci [10]. МИК различных видов меда для различных штаммов патогенных бактерий определялись многими авторами [39]; в этой статье для штаммов бактерий полости рта и штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции, МПК меда обозначены в и.

    МИК четырех разных видов меда (как показано на рисунке) для оральных бактериальных штаммов ( Streptococcus spp., E. coli и S.aureus ).

    МИК различных видов меда для штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции.

    3.4. Исследование времени уничтожения

    Кинетика уничтожения обеспечивает более точное описание антимикробной активности противомикробных агентов, чем МИК [2]. В нашем более раннем исследовании мы изучали способность автоклавированного меда убивать время против E. coli , P. aeruginosa и S. Typhi , чтобы установить потенциальную эффективность такого местного меда (не изученного ранее), собранного из деревни в штате Западная Бенгалия, Индия [5].Чувствительные и устойчивые к антибиотикам изоляты S. aureus , S. epidermidis , Enterococcus faecium , E. coli , P. aeruginosa , E. cloacae и Klebsiella oxytoca были убиты в течение 24 дней. ч. на 10–40% (об. / об.) меда [40]. Таким образом, необходимы дополнительные исследования для установления различных местных медов на основе кинетики уничтожения и их эффективного применения in vivo против инфекций, вызываемых МЛУ.

    4. Механизм и факторы, влияющие на антибактериальную активность

    4.1. Механизм антибактериального действия

    Благоприятная роль меда объясняется его антибактериальными свойствами в отношении его высокой осмолярности, кислотности (низкий pH) и содержания перекиси водорода (H 2 O 2 ) и непероксида. компоненты, , т.е. , наличие фитохимических компонентов, таких как метилглиоксаль (MGO) [41], [42]. Противомикробные агенты в меде представляют собой преимущественно перекись водорода, концентрация которой определяется относительными уровнями глюкозооксидазы, синтезируемой пчелой, и каталазы, происходящей из цветочной пыльцы [41].Большинство видов меда генерируют H 2 O 2 при разбавлении из-за активации фермента глюкозооксидазы, который окисляет глюкозу до глюконовой кислоты, и H 2 O 2 , что, таким образом, приписывает антимикробную активность [43] . Но в некоторых случаях активность перекиси в меде может быть легко разрушена нагреванием или присутствием каталазы.

    Помимо H 2 O 2 , который продуцируется в большинстве обычных медов эндогенным ферментом глюкозооксидазой, было обнаружено, что за уникальную антибактериальную активность меда ответственны несколько других непероксидных факторов [13].Мед может сохранять свою антимикробную активность даже в присутствии каталазы (отсутствие глюкозооксидазы), поэтому этот тип меда считается «непероксидным медом» [8], [13]. Некоторые компоненты, как известно, способствуют неперекисной активности, такие как присутствие метилсирингата и метилглиоксаля, которые были тщательно изучены в меде манука, полученном из дерева манука ( L. scoparium ) [42], [44] ]. В отличие от меда манука, активность ульмёда в значительной степени обусловлена ​​производством H 2 O 2 : 25% (об. / Об.) Раствор ульмёда не проявил заметной антибактериальной активности при тестировании в присутствии каталазы, в то время как В той же концентрации мед манука сохранял свою антибактериальную активность в присутствии каталазы (отсутствие H 2 O 2 ) [35].Ни один из видов активности не зависит от стерилизующей процедуры гамма-облучения [13].

    Мед имеет характерную кислотность с pH от 3,2 до 4,5, что достаточно низко, чтобы подавлять действие нескольких бактериальных патогенов [45]; отображает значения pH различных видов меда. Минимальные значения pH для роста некоторых распространенных патогенных бактерий: E. coli (4.3), Salmonella spp. (4.0), P. aeruginosa (4.4), S. pyogenes (4.5) [46], и, таким образом, в неразбавленном меде кислотность является важным антибактериальным фактором.Антибактериальные свойства меда также происходят из осмотического эффекта его высокого содержания сахара и низкого содержания влаги, наряду с его кислотными свойствами глюконовой кислоты и антисептическими свойствами его H 2 O 2 [47]. Недавнее исследование антимикробных свойств меда in vitro показало, что H 2 O 2 , MGO и антимикробный пептид пчелиный дефенсин-1 являются отдельными механизмами, участвующими в бактерицидной активности меда [48].

    Показатели pH различных видов меда, обладающих антибактериальной активностью

    4.2. Факторы, влияющие на антибактериальную природу меда

    Молан и Купер [49] сообщили, что разница в антимикробной активности разных видов меда может быть более чем 100-кратной, в зависимости от его географического, сезонного и ботанического происхождения, а также от сбора, обработки и хранения. условия. Антибактериальная природа меда зависит от различных факторов, действующих по отдельности или синергетически, наиболее существенными из которых являются H 2 O 2 , фенольные соединения, pH раны, pH меда и осмотическое давление, оказываемое медом.Перекись водорода вносит основной вклад в антимикробную активность меда, и разные концентрации этого соединения в разных медах приводят к их разным антимикробным эффектам [8]. Кроме того, сообщалось, что физические свойства, а также географическое распространение и различные цветочные источники могут играть важную роль в антимикробной активности меда [50]. Несколько авторов сообщили, что разные меды существенно различаются по эффективности их антибактериальной активности, которая зависит от источника растения [6], [7], [51].Таким образом, было показано, что антимикробная активность меда может варьироваться от концентраций <3% до 50% и выше [6], [10], [51]. Сообщается, что бактерицидный эффект меда зависит от концентрации используемого меда и природы бактерий [4], [52]. Концентрация меда влияет на антибактериальную активность; чем выше концентрация меда, тем больше его польза в качестве антибактериального средства [31]. Taormina и др. [50] сообщили, что концентрация меда, необходимая для полного ингибирования S.typhimurium рост <25%.

    5. Заключение

    О микробной устойчивости к меду никогда не сообщалось [53], что делает его очень многообещающим местным антимикробным средством против инфекции устойчивых к антибиотикам бактерий (, например, , MDR S. maltophilia ) и лечение хронических раневых инфекций, не поддающихся лечению антибиотиками. Следовательно, мед использовался как последнее средство. Мед манука широко исследован, и его антибактериальный потенциал известен во всем мире.Эффективность меда, такого как мед Туаланг, против микроорганизмов, предполагает, что он может использоваться в качестве альтернативного терапевтического средства при определенных заболеваниях, особенно при раневой инфекции.

    Lusby и др. [6] сообщили, что мед, не являющийся коммерчески доступным антибактериальным медом (, например, , мед манука), может обладать эквивалентной антибактериальной активностью против бактериальных патогенов. Рост бактерий, вызывающих желудочные инфекции, таких как S.typhi , S. flexneri и E. coli подавляются медом Туаланг в низких концентрациях. Сообщается, что мед Tualang эффективен против E. coli , S. typhi и S. pyogenes [54], и, таким образом, при пероральном приеме в чистой неразбавленной форме этот мед может помочь ускорить выздоровление. от таких инфекций. Мед эффективен при использовании в качестве заменителя глюкозы при пероральной регидратации, а его антибактериальная активность сокращает продолжительность бактериальной диареи.

    В настоящее время новые тенденции устойчивости к противомикробным препаратам бактериальных патогенов ожоговой раны представляют собой серьезную проблему [55]. Таким образом, мед с эффективными противомикробными свойствами против устойчивых к антибиотикам организмов, таких как MRSA и MDR P. aeruginosa, Acinetobacter spp .. и членов семейства Enterobacteriaceae , которые были связаны с инфекциями ожоговых ран и внутрибольничными инфекциями, очень ожидается [55], [56].

    В целом, непредсказуемая антибактериальная активность нестандартизованного меда может препятствовать его внедрению в качестве противомикробного средства из-за вариаций антибактериальной активности in vitro и различных видов меда.В настоящее время продается ряд медов со стандартными уровнями антибактериальной активности, из которых наиболее известны мед манука ( Leptospermum ), а также мед Tualang ( Koompassia excelsa ). Мед медицинского класса (Revamil, medihoney), который может быть средством местной антибактериальной профилактики из-за его широкого спектра бактерицидной активности или лечить местные инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам, а также чувствительными к антибиотикам бактериями. , следует рассматривать для терапевтического использования.Более того, горный, манука, капилляно и экомед проявили ингибирующую активность против изолятов H. pylori при концентрации 10% (об. / Об.) [57], демонстрируя, что мед местного производства обладают превосходной антибактериальной активностью, сравнимой с коммерческим медом. Поэтому необходимо изучить антимикробную активность других медов местного производства, которые еще не прошли испытания.

    Сноски

    Заявление о конфликте интересов: Мы заявляем, что у нас нет конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Леви С.Б., Маршалл Б. Устойчивость к антибактериальным препаратам во всем мире: причины, проблемы и ответы. Nat Med. 2004. 10: 122–129. [PubMed] [Google Scholar] 2. Mandal S, Pal NK, Chowdhury IH, Deb Mandal M. Антибактериальная активность ципрофлоксацина и триметоприма, по отдельности и в комбинации, против Vibrio cholerae O1 биотипа изолятов Ogawa серотипа El Tor. Польский J Microbiol. 2009. 58: 57–60. [PubMed] [Google Scholar] 3. Мандал С, Деб Мандал М, Пал Н.К. Синергетическая анти- Staphylococcus aureus активность амоксициллина в сочетании с экстрактами Emblica officinalis и Nymphae odorata .Азиатский Pac J Trop Med. 2010; 3: 711–714. [Google Scholar] 4. Basualdo C, Sgroy V, Finola MS, Juam M. Сравнение антибактериальной активности меда различного происхождения против бактерий, обычно выделяемых из кожных ран. Vet Microbiol. 2007. 124: 375–381. [PubMed] [Google Scholar] 5. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К., Саха К. Антибактериальная активность меда против клинических изолятов Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa и Salmonella enterica серовара Typhi.Азиатский Pac J Trop Med. 2010 (принято) [Google Scholar] 6. Lusby PE, Coombes AL, Wilkinson JM. Бактерицидная активность различных видов меда в отношении болезнетворных бактерий. Arch Med Res. 2005; 36: 464–467. [PubMed] [Google Scholar] 7. Мундо М.А., Падилья-Закур О.И., Воробо Р.В. Подавление роста болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения и организмов, вызывающих порчу пищевых продуктов, с помощью отдельных сырых медов. Int J Food Microbiol. 2004; 97: 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Molan PC. Антибактериальный характер меда. Характер антибактериальной активности.Пчелиный мир. 1992. 73: 5–28. [Google Scholar] 9. Тан Х.Т., Рахман Р.А., Ган С.Х., Халим А.С., Хассан С.А., Сулейман С.А. и др. Антибактериальные свойства малазийского меда туаланг против раневых и кишечных микроорганизмов по сравнению с медом манука. BMC Complement Alternat Med. 2009; 9: 34. DOI: 10.1186 / 1472-6882-9-34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Французский ВМ, Купер Р.А., Молан ПК. Антибактериальная активность меда в отношении коагулазонегативных стафилококков . J Antimicrob Chemother.2005. 56: 228–231. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ван ден Берг А.Дж., Ван ден Ворм Э., Ван Аффорд ХК, Халкес С.Б., Хокстра М.Дж., Бекельман С.Дж. Исследование in vitro и антиоксидантных и противовоспалительных свойств гречишного меда. J Уход за раной. 2008. 17: 172–178. [PubMed] [Google Scholar] 12. Molan PC. Доказательства, подтверждающие использование меда в качестве перевязочного материала. Int J Раны нижних конечностей. 2006; 5: 40–54. [PubMed] [Google Scholar] 13. Саймон А., Трейнор К., Сантос К., Блазер Дж., Боде У., Молан П. Медицинский мед для ухода за ранами — все еще «новейший курорт», основанный на доказательствах, Complement Alternat Alternat Med.2008 г. doi: 10.1093 / ecam / nem175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Купер Р.А., Молан П.С., Хардинг К.Г. Мед и грамположительные кокки, имеющие клиническое значение для ран. J Appl Microbiol. 2002; 93: 857–863. [PubMed] [Google Scholar] 15. Купер Р.А., Халас Э., Молан ПК. Эффективность меда в подавлении штаммов Pseudomonas aeruginosa от инфицированных ожогов. J Ожоговое лечение Rehabil. 2002; 23: 366–370. [PubMed] [Google Scholar] 16. Lusby PE, Coombes A, Wilkinson JM. Мед: сильнодействующее средство для заживления ран? J Wound Ostomy Continence Nurs.2002; 29: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 17. Аль-Вайли Н.С., Акмал М., Аль-Вайли Ф.С., Салоум К.Ю., Али А. Антимикробный потенциал меда из Объединенных Арабских Эмиратов на некоторых микробных изолятах. Med Sci Monitor. 2005; 11: 433–438. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ахмед А.К., Хэкстра М.Дж., Хаге Дж., Карим РБ. Медикаментозная повязка: превращение древнего лекарства в современную терапию. Ann Plast Surg. 2003. 50: 143–148. [PubMed] [Google Scholar] 19. Натараджан С., Уильямсон Д., Грей Дж., Хардинг К.Г., Купер Р.А. Исцеление язвы ног, вызванной гидроксимочевиной, колонизированной MRSA, с помощью меда.J Dermatol Treat. 2001; 12: 33–36. [PubMed] [Google Scholar] 20. Данфорд С., Купер Р.А., Молан П.С. Использование меда в качестве повязки при инфицированных поражениях кожи. Nurs Times. 2000; 96: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мисирлиоглу А., Эроглу С. Использование меда в качестве вспомогательного средства при заживлении донорских участков кожных трансплантатов с расщепленной толщиной. Dermatol Surg. 2003. 29: 168–172. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тонкс А.Дж., Купер Р.А., Джонс К.П., Блэр С., Партон Дж., Тонкс А. Мед стимулирует выработку воспалительных цитокинов моноцитами. Цитокин.2003. 21: 242–247. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тонкс А., Купер Р.А., Прайс А.Дж., Молан ПК, Джонс КП. Стимуляция высвобождения TNF-альфа в моноцитах медом. Цитокин. 2001. 14: 240–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 1. Его использование в современной медицине. В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 25. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 2. Научное объяснение его эффектов.В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 26. Blassa M, Candracci M, Accorsi A, Piacentini MP, Albertini M C, Piatti E. Сырой мед миллефиори полон антиоксидантов. Food Chem. 2006; 97: 217–222. [Google Scholar] 27. Visavadia BG, Honeysett J, Danford MH. Медовая повязка Манука: эффективное лечение хронических раневых инфекций. Br J Maxillofac Surg. 2006; 44: 38–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Аллен К.Л., Хатчинсон Г., Молан П.С.Возможность использования меда для лечения ран, инфицированных MRSA и VRE. Первый Всемирный Конгресс Целителей, Мельбурн, Австралия. 2000: 10–13. [Google Scholar] 29. Кингсли А. Использование меда при лечении инфицированной раны. Британский J медсестер. 2001; 10: S13 – S16. [PubMed] [Google Scholar] 30. Абхишек К.Дж., Равичандран В., Мадхви С., Агравал Р.К. Синтез и антибактериальная оценка производных 2-замещенного-4,5-дифенил-N-алкилимидазола. Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (6): 472–474. [Google Scholar] 31. Badawy OFH, Shafii SSA, Tharwat EE, Kamal AM.Антибактериальная активность пчелиного меда и его терапевтическая ценность против инфекции Escherichia coli O157: H7 и Salmonella typhimurium . Rev Sci Technol Int Epiz. 2004. 23: 1011–1122. [PubMed] [Google Scholar] 32. Раджешвари Т., Венугопал А., Вишванатан С., Кишму Л., Венил К. К., Саши Кумар Дж. М.. Антибактериальная активность меда в отношении золотистого стафилококка из инфицированных ран. Фармакологияонлайн. 2010; 1: 537–541. [Google Scholar] 33. Агбагва О.Е., Франк-Петерсайд Н.Влияние сырого товарного меда из Нигерии на отдельные патогенные бактерии. African J Microbiol Res. 2010; 4: 1801–1803. [Google Scholar] 34. Чаухан А., Пандей В., Чако К.М., Хандал РК. Антибактериальная активность сырого и обработанного меда. Electron J Biol. 2010; 5: 58–66. [Google Scholar] 35. Шерлок О, Долан А., Атман Р., Пауэр А, Гетин Дж., Ковман С. и др. Сравнение антимикробной активности мёда ulmo из Чили и мёда манука против метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .BMC Complement Alternat Med. 2010; 10: 47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Муллаи В., Менон Т. Бактерицидная активность различных видов меда против клинических и экологических изолятов Pseudomonas aeruginosa . J Alternat Complement Med. 2007; 13: 439–441. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миорин П.Л., Леви Северная Каролина, Кастодио АР, Бретц В.А., Маркуччи М.С. Антибактериальная активность меда и прополиса из Apis mellifera и Tetragonisca angustula против Staphylococcus aureus .J Applied Microbiol. 2003; 95: 913–920. [PubMed] [Google Scholar] 38. Hassanein SM, Gebreel HM, Hassan AA. Мед сравнивают с некоторыми антибиотиками против бактерий, выделенных от ожоговых инфекций пациентов в больнице университета Айн-Шамс. J American Sci. 2010; 6: 301–320. [Google Scholar] 39. Купер Р. Как мед заживляет раны? В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 40. Kwakman PHS, Johannes PC, Van den Akker, Ahmet G, Aslami H, Binnekade JM и др.Мед медицинского качества убивает устойчивые к антибиотикам бактерии in vitro и устраняет колонизацию кожи. Clin Infect Dis. 2008; 46 DOI: 10.1086 / 587892. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Уэстон Р.Дж. Вклад каталазы и других натуральных продуктов в антибактериальную активность меда: обзор. Пищевая химия. 2000. 71: 235–239. [Google Scholar] 42. Маврик Э., Виттманн С., Барт Г., Хенле Т. Идентификация и количественная оценка метилглиоксаля как доминирующего антибактериального компонента меда манука ( Leptospermum scoparium ) из Новой Зеландии.Mol Nutr Foods Res. 2008. 52: 483–489. [PubMed] [Google Scholar] 43. Банг Л.М., Овсянка С., Молан П.С. Влияние разбавления на скорость производства перекиси водорода в меде и его значение для заживления ран. J Altern Complement Med. 2003. 9: 267–273. [PubMed] [Google Scholar] 44. Адамс CJ, Болт CH, Deadman BJ, Фарр Дж. М., Грейнджер М. Н., Мэнли-Харрис М. и др. Выделение с помощью ВЭЖХ и характеристика биоактивной фракции меда новозеландской мануки ( Leptospermum scoparium ). Carbohydr Res.2008; 343: 651–659. [PubMed] [Google Scholar] 45. Haniyeh K, Seyyed MS, Hussein M. Предварительное исследование антибактериальной активности некоторых лекарственных растений Хузестана (Иран) Asian Pac J Trop Med. 2010. 3 (3): 180–184. [Google Scholar] 46. О’Грейди Ф.В., Ламберт Х.П., Финч Р.Г., Гринвуд Д. Антибиотик и химиотерапия. 7-е изд. Нью-Йорк: «Живой камень Черчилля»; 1997. [Google Scholar] 48. Kwakman PH, Te Velde AA, de Boer L, Speijer D, Vandenbroucke-Grauls CM, Zaat SA. Как мед убивает бактерии. FASEB J. 2010; 24: 2576–2582.[PubMed] [Google Scholar] 49. Молан П.С., Купер Р.А. Мед и сахар как повязка для ран и язв. Троп Докт. 2000; 30: 249–250. [PubMed] [Google Scholar] 50. Таормина П.Дж., Ниемира Б.А., Беушат Л.Р. Ингибирующая активность меда против болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения в зависимости от наличия перекиси водорода и уровня антиоксидантной силы. Int J Food Microbiol. 2001; 69: 217–225. [PubMed] [Google Scholar] 51. Уилкинсон Дж. М., Кавана Х. М.. Антибактериальная активность 13 видов меда против Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .J Med Food. 2005. 8: 100–103. [PubMed] [Google Scholar] 52. Аделеке О.Е., Олайтан Ю.О., Окепекпе Е.И. Сравнительная антибактериальная активность меда и гентамицина против Escherichia coli и синегнойной палочки . Анналы горят пожарами. 2006; 19: n4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Тумин Н., Халим Н.А., Шахджахан М., Нур Изани Н.Дж., Саттар М.А., Хан А.Х. и др. Антибактериальная активность местного малазийского меда. Malaysian J Pharma Sci. 2005; 3: 1–10. [Google Scholar] 56.Эрол С., Альтопарлак У., Акчай М.Н., Челеби Ф., Парлак М. Изменения микробной флоры и колонизация ран у пациентов с ожогами. Бернс. 2004. 30: 357–361. [PubMed] [Google Scholar] 57. Ndip RN, Alertia E, Takang M, Echakachi CM, Malongue A, Akoachere JTK, et al. In vitro антимикробная активность выбранных медов в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori . African Health Sci. 2007. 7: 228–231. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Mulu A, Tessema B, Derbie F. In vitro оценка антимикробного потенциала меда в отношении распространенных патогенов человека.Эфиоп J Health Dev. 2004. 18: 107–112. [Google Scholar] 59. Асади-Пуйя А.А., Пнехшахин М.Р., Бехешти С. Антимикобактериальный эффект меда: исследование in vitro . Rivista Di Biologia. 2003. 96: 491–495. [PubMed] [Google Scholar]

    его лечебные свойства и антибактериальная активность

    Asian Pac J Trop Biomed. 2011 Apr; 1 (2): 154–160.

    Маниша Деб Мандал

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    Shyamapada Mandal

    2 Департамент зоологии, Гуруды College, Narkeldanga, Kolkata-700 054, India

    1 Департамент физиологии и биофизики, Медицинский колледж и больница KPC, 1F Raja SC Mallick Road, Джадавпур, Калькутта-700 032, Индия

    2 Департамент зоологии, Колледж Гурудас, Наркельданга, Калькутта-700 054, Индия

    * Автор для переписки: Шьямапада Мандал, кафедра зоологии, Колледж Гурудас, Наркелданга, Калькутта-700 054, Инида.Электронная почта: [email protected]

    Поступила в редакцию 2 февраля 2011 г .; Пересмотрено 27 февраля 2011 г .; Принято 28 марта 2011 г.

    © Азиатско-Тихоокеанский журнал тропической биомедицины, 2011 г. Все права защищены.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Действительно, лечебное значение меда было документально подтверждено в старейших медицинских литературах мира, и с древних времен было известно, что он обладает антимикробным свойством, а также ранозаживляющим действием. Целебные свойства меда обусловлены тем, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажное состояние раны, а его высокая вязкость помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции.Его иммуномодулирующие свойства важны и для заживления ран. Антимикробная активность большинства медов обусловлена ​​ферментативным производством перекиси водорода. Однако другой вид меда, называемый медом без перекиси водорода (, а именно , мед манука), проявляет значительные антибактериальные эффекты, даже если активность перекиси водорода заблокирована. Его механизм может быть связан с низким уровнем pH меда и высоким содержанием сахара (высокая осмолярность), которого достаточно, чтобы препятствовать росту микробов.Мед медицинского качества обладает мощной бактерицидной активностью in vitro и против устойчивых к антибиотикам бактерий, вызывающих несколько опасных для жизни инфекций у людей. Но антимикробная активность некоторых натуральных медов сильно различается, что связано с пространственными и временными различиями в источниках нектара. Таким образом, идентификация и характеристика активного (ых) принципа (ов) может предоставить ценную информацию о качестве и возможном терапевтическом потенциале меда (против некоторых заболеваний человека), и поэтому мы обсудили лечебные свойства меда с акцентом на их антибактериальную активность.

    Ключевые слова: Мед, Антибактериальная активность, Свойство заживления ран, Глюкозооксидаза, Непероксидный эффект, Мед медицинского класса, Антимикробные агенты, Лечебные свойства, Противомикробные свойства, Иммуномодулирующие свойства

    1. Введение

    Противомикробные агенты по сути являются важен для снижения глобального бремени инфекционных заболеваний. Однако по мере развития и распространения устойчивых патогенов эффективность антибиотиков снижается. Этот тип устойчивости бактерий к противомикробным препаратам представляет очень серьезную угрозу для здоровья населения, и для всех видов антибиотиков, включая основные лекарственные средства последней инстанции, частота резистентности растет во всем мире [1], [2].Следовательно, срочно необходимы альтернативные противомикробные стратегии, и, таким образом, эта ситуация привела к переоценке терапевтического использования древних лекарств, таких как растения и растительные продукты, включая мед [3] — [5].

    Использование традиционной медицины для лечения инфекций практиковалось с момента зарождения человечества, и мед, произведенный из Apis mellifera ( A. mellifera ), является одним из старейших традиционных лекарств, которые считаются важными для лечения нескольких заболеваний. человеческие недуги.В настоящее время многие исследователи сообщают об антибактериальной активности меда и обнаружили, что натуральный неотапливаемый мед обладает некоторой антибактериальной активностью широкого спектра при тестировании против патогенных бактерий, бактерий полости рта, а также бактерий, вызывающих порчу пищевых продуктов [6], [7]. В большинстве древних культур мед использовался как в пищевых, так и в медицинских целях. Вера в то, что мед является питательным веществом, лекарством и мазью, пришла в наши дни, и, таким образом, в последние годы была разработана ветвь альтернативной медицины, называемая апитерапией, предлагающая лечение на основе меда и других продуктов пчеловодства от многих заболеваний. включая бактериальные инфекции.В настоящее время продается ряд медов со стандартизованными уровнями антибактериальной активности. Мед Leptospermum scoparium ( L. scoparium ), самый известный из видов меда, как сообщается, оказывает ингибирующее действие на около 60 видов бактерий, включая аэробы и анаэробы, грамположительные и грамотрицательные [8 ]. Тан и др. [9] сообщили, что мед Туаланг обладает разнообразным, но широким спектром действий против многих различных видов раневых и кишечных бактерий.В отличие от глюкозооксидазы, антибактериальные свойства от Leptospermum spp. мед свето- и термостойкий. Натуральный мед из других источников может различаться по эффективности антибактериальной активности в 100 раз, что связано с перекисью водорода [6], [10]. Кроме того, мед гигроскопичен, что означает, что он может вытягивать влагу из окружающей среды и обезвоживать бактерии, а его высокое содержание сахара и низкий уровень pH также могут препятствовать росту микробов.

    Основываясь на обширных поисках в нескольких биомедицинских научных журналах и сетевых отчетах, в этом обзоре мы обсудили обновленные факты и явления, связанные с лечебными свойствами меда, с акцентом на их антибактериальную активность.

    2. Лекарственные свойства

    Мед — древнее средство для лечения инфицированных ран, которое недавно было «заново открыто» медиками, особенно там, где традиционные современные терапевтические средства не действуют. Первое письменное упоминание о меде, шумерская табличка, датируемая 2100-2000 гг. До н.э., упоминает использование меда в качестве лекарства и мази. Аристотель (384–322 до н.э.), обсуждая различные виды меда, называл бледный мед «полезным средством от воспаленных глаз и ран».Сообщается, что мед манука проявляет антимикробную активность против патогенных бактерий, таких как Staphylococcus aureus ( S. aureus ) и Helicobacter pylori ( H. pylori ), что делает этот мед многообещающим функциональным продуктом питания для лечения ран или язвы желудка [10].

    Мед использовался с древних времен как метод ускорения заживления ран [11], а способность меда способствовать заживлению ран была неоднократно продемонстрирована [12], [13].Мед получает признание в качестве средства для лечения язв, пролежней и других кожных инфекций, возникающих в результате ожогов и ран [14], [15]. Лечебные свойства меда можно объяснить тем фактом, что он обладает антибактериальной активностью, поддерживает влажную среду в ране, которая способствует заживлению, и имеет высокую вязкость, которая помогает создать защитный барьер для предотвращения инфекции [6]. Есть много сообщений о том, что мед очень эффективен для перевязки ран, ожогов, кожных язв и воспалений; антибактериальные свойства меда ускоряют рост новой ткани для заживления раны [16].Меди мед и мед манука обладают активностью in vivo и и подходят для лечения язв, инфицированных ран и ожогов [6], [17].

    Мед при местном применении быстро очищает раневую инфекцию, облегчая заживление глубоких хирургических ран с инфекцией [18]. Применение меда может способствовать заживлению инфицированных ран, которые не поддаются лечению традиционной терапией, т.е. , антибиотиками и антисептиками [18], включая раны, инфицированные метициллин-резистентным S.aureus [19], [20]. Более того, его можно успешно использовать на кожных трансплантатах и ​​инфицированных донорских участках кожных трансплантатов [21].

    Манука, мармелад и пастбищный мед способны стимулировать моноциты, предшественники макрофагов, к секреции TNF-α [22], [23]. С другой стороны, гликозилированные белки могут индуцировать секрецию TNF-α макрофагами, и известно, что этот цитокин вызывает механизм заживления ран. Кроме того, способность меда снижать «высвобождение реактивных промежуточных продуктов» [23] вполне может ограничивать повреждение тканей. активированными макрофагами при заживлении ран.Таким образом, иммуномодулирующие свойства меда важны для заживления ран.

    Поддержка использования меда в качестве схемы лечения язвенной болезни и гастрита исходит из традиционного фольклора, а также из сообщений современности [24]. Мед может способствовать восстановлению поврежденной слизистой оболочки кишечника, стимулировать рост новых тканей и действовать как противовоспалительное средство [24], [25]. Сырой мед содержит большое количество соединений, таких как флавоноиды и другие полифенолы, которые могут действовать как антиоксиданты [26].Сообщалось о клинических наблюдениях уменьшения симптомов воспаления при нанесении меда на раны. Удаление экссудата в ранах, покрытых медом, помогает в лечении воспаленных ран [18].

    3. Антибактериальная активность

    3.1. Потенциальный антибактериальный агент

    Использование меда в качестве традиционного средства от микробных инфекций восходит к древним временам [8]. Были проведены исследования меда манука ( L. scoparium ) [27], который продемонстрировал свою эффективность против нескольких патогенов человека, включая Escherichia coli ( E.coli ), Enterobacter aerogenes , Salmonella typhimurium , S. aureus [6], [27]. Лабораторные исследования показали, что мед эффективен против устойчивых к метициллину S. aureus (MRSA), β- гемолитических стрептококков и устойчивых к ванкомицину энтерококков (VRE) [28], [29]. Однако недавно идентифицированный мед может иметь преимущества или сходство с медом манука из-за повышенной антимикробной активности, местного производства (а значит, доступности) и большей избирательности в отношении важных с медицинской точки зрения организмов [6].Коагулазонегативные стафилококки очень похожи на S. aureus [14], [30] по своей восприимчивости к меду аналогичной антибактериальной активности и более восприимчивы, чем Pseudomonas aeruginosa ( P. aeruginosa ) и Enterococcus видов [14].

    Метод дисковой диффузии — это в основном качественный тест для определения чувствительности бактерий к антимикробным веществам; однако минимальная ингибирующая концентрация (МИК) отражает количество, необходимое для ингибирования бактерий.Следуя методам in vitro , несколько бактерий (в основном с множественной лекарственной устойчивостью; МЛУ), вызывающих инфекции человека, которые оказались восприимчивыми к меду, представлены в.

    Таблица 1

    Антибактериальная активность меда против бактерий, вызывающих опасные для жизни инфекции.

    Бактериальный штамм Клиническая значимость Авторы
    Proteus spps. Септицемия, инфекции мочевыводящих путей, инфекции ран Молан [8]
    Агбагва и Франк-Петерсайд [33]
    Serratia marcescens Инфекции раны Molan 8199
    Vibrio cholerae Cholera Molan [8]
    S.aureus Внебольничная и внутрибольничная инфекция Taormina et al [50]
    Chauhan et al [34]
    Sherlock et al. ]
    E. coli Инфекция мочевыводящих путей, диарея, сепсис, раневые инфекции Chauhan et al [34]
    Sherlock et al 205 [35]
    П.aeruginosa Инфекция раны, диабетическая язва стопы, инфекции мочевыводящих путей Chauhan et al [34]
    Sherlock et al [35]
    [36]
    S. maltophilia Пневмония, инфекция мочевыводящих путей, инфекция кровотока, нозокомиальная инфекция Тан и др. [9]
    A.baumannii Оппортунистический патоген заражает людей с ослабленным иммунитетом через открытые раны, катетеры и дыхательные трубки Tan et al [9]
    A. schubertii Ожоговая инфекция Hassanein et al. 38]
    H. paraphrohaemlyticus
    Micrococcus luteus
    Cellulosimicrobium cellulans

    8 0

    А.baumannii
    H. pylori Хронический гастрит, язвенная болезнь, злокачественные новообразования желудка Ndip et al [57]
    Salmonella enterica serovar

    Mulu et al [58]
    Chauhan et al [34]
    Molan [8]
    Mycobacterium tuberculosis

    Asadi-Pooya и др. [59]

    3.2. Диаметр зоны ингибирования

    Диаметр зоны ингибирования (ZDI) различных образцов меда (5–20%) был определен для E. coli O157: H7 (12–24 мм) и S. typhimurium (0–20 мм) [31]. ZDI меда Nilgiris оказались равными (20–21) мм, (15–16) мм и (13–14) мм для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [ 32]. Агбагва и Франк-Петерсайд [33] исследовали различные образцы меда: мед из Западной Нигерии, мед из Южной Нигерии, мед из Восточной Нигерии и мед из Северной Нигерии, и сравнили их способность подавлять рост S.aureus , P. aeruginosa , E. coli и Proteus mirabilis ( P. mirabilis ) со средним значением ZDI (5,3–11,6) мм, (1,4–15,4) мм, (4,4–13,5) мм и (9,1–17) мм соответственно, при концентрации меда 80–100%. Экстракты сырого и обработанного меда показали ZDI (6,94–37,94) мм против грамположительных бактерий , а именно. , S. aureus , Bacillus subtilis , Bacillus cereus , а также грамотрицательные бактерии, такие как E.coli , P. aeruginosa и S. enterica серовар Typhi [34]. представляет собой ZDI для грамотрицательных и грамположительных бактериальных штаммов меда ulmo и manuka.

    Антибактериальная активность меда ulmo и manuka на основе ZDI, полученного для клинических (C) MRSA и стандартных (S) MRSA, E. coli и P. aeruginosa .

    3.3. Минимальная ингибирующая концентрация

    Анализ МИК показал, что более низкая МИК наблюдалась с медом ulmo ( Eucryphia cordifolia ) (3.1% — 6,3% об.), Чем с медом манука (12,5% об.) Для изолятов MRSA; для штаммов E. coli и Pseudomonas наблюдались эквивалентные МИК (12,5% об. / об.) [35]. МПК для меда Туаланг колеблется от 8,75% до 25%, а для меда манука — от 8,75% до 20% против многих патогенных грамположительных и грамотрицательных бактерий [9]. МПК мануки, вереска, хадикрафта и местного меда против клинических и экологических изолятов P. aeruginosa были зарегистрированы как 10-20%, 10-20%, 11% и 10-20% соответственно [36]. .МИК меда A. mellifera варьировала (126,23 — 185,70) мг / мл и меда Tetragonisca angustula (142,87 — 214,33) мг / мл против S. aureus [37]. МИК для меда египетского клевера составляла 100 мг / мл для S. typhimurium и E. coli O157: H7 [31]. МПК меда Нилгири составляли 25%, 35% и 40% для S. aureus , P. aeruginosa и E. coli соответственно [32]. Значения МПК медовых экстрактов находились в диапазоне (0.625–5000) мг / мл, для S. aureus , B. subtilis , B. cereus и грамотрицательных бактерий ( E. coli , P. aeruginosa и S. typhi ). [34].

    При визуальном осмотре МПК меда Туаланг варьировались от 8,75% до 25% по сравнению с МПК меда манука (8,75-20%) против раневых и кишечных микроорганизмов: Streptococcus pyogenes ( S. pyogenes ). ), коагулазонегативные Staphylococci , MRSA, Streptococcus agalactiae , S.aureus , Stenotrophomonas maltophilia ( S. maltophilia ), Acinetobacter baumannii ( A. baumannii ), S. Typhi , P. aeruginosa , Proteus mirabilis , Shigella flexneri, E. coli , Enterobacter cloacae ( E. cloacae ) [9]. Шесть бактериальных штаммов от пациентов с ожоговыми ранами, а именно Aeromonas schubertii ( A. schubertii ), Haemophilius paraphrohaemlyticus ( H.paraphrohaemlyticus ), Micrococcus luteus ( M. luteus ), Cellulosimicrobium cellulans ( C.cellulans ), Listonella anguillarum ( L. anguillarum ) и A. baumannii , МИК C Клевер, чернушка и мед Эльджабалы 35% –40%, 35% –40%, 35% –40%, 25% –30%, соответственно, как сообщалось Hassanein et al . Мед был подавляющим при разбавлении до 3,6% — 0,7% (об. / Об.), Для пастбищного меда 3.4% — 0,5% (об. / Об.), А для меда манука против коагулазонегативных Staphylococci [10]. МИК различных видов меда для различных штаммов патогенных бактерий определялись многими авторами [39]; в этой статье для штаммов бактерий полости рта и штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции, МПК меда обозначены в и.

    МИК четырех разных видов меда (как показано на рисунке) для оральных бактериальных штаммов ( Streptococcus spp., E. coli и S.aureus ).

    МИК различных видов меда для штаммов бактерий, вызывающих раневые инфекции.

    3.4. Исследование времени уничтожения

    Кинетика уничтожения обеспечивает более точное описание антимикробной активности противомикробных агентов, чем МИК [2]. В нашем более раннем исследовании мы изучали способность автоклавированного меда убивать время против E. coli , P. aeruginosa и S. Typhi , чтобы установить потенциальную эффективность такого местного меда (не изученного ранее), собранного из деревни в штате Западная Бенгалия, Индия [5].Чувствительные и устойчивые к антибиотикам изоляты S. aureus , S. epidermidis , Enterococcus faecium , E. coli , P. aeruginosa , E. cloacae и Klebsiella oxytoca были убиты в течение 24 дней. ч. на 10–40% (об. / об.) меда [40]. Таким образом, необходимы дополнительные исследования для установления различных местных медов на основе кинетики уничтожения и их эффективного применения in vivo против инфекций, вызываемых МЛУ.

    4. Механизм и факторы, влияющие на антибактериальную активность

    4.1. Механизм антибактериального действия

    Благоприятная роль меда объясняется его антибактериальными свойствами в отношении его высокой осмолярности, кислотности (низкий pH) и содержания перекиси водорода (H 2 O 2 ) и непероксида. компоненты, , т.е. , наличие фитохимических компонентов, таких как метилглиоксаль (MGO) [41], [42]. Противомикробные агенты в меде представляют собой преимущественно перекись водорода, концентрация которой определяется относительными уровнями глюкозооксидазы, синтезируемой пчелой, и каталазы, происходящей из цветочной пыльцы [41].Большинство видов меда генерируют H 2 O 2 при разбавлении из-за активации фермента глюкозооксидазы, который окисляет глюкозу до глюконовой кислоты, и H 2 O 2 , что, таким образом, приписывает антимикробную активность [43] . Но в некоторых случаях активность перекиси в меде может быть легко разрушена нагреванием или присутствием каталазы.

    Помимо H 2 O 2 , который продуцируется в большинстве обычных медов эндогенным ферментом глюкозооксидазой, было обнаружено, что за уникальную антибактериальную активность меда ответственны несколько других непероксидных факторов [13].Мед может сохранять свою антимикробную активность даже в присутствии каталазы (отсутствие глюкозооксидазы), поэтому этот тип меда считается «непероксидным медом» [8], [13]. Некоторые компоненты, как известно, способствуют неперекисной активности, такие как присутствие метилсирингата и метилглиоксаля, которые были тщательно изучены в меде манука, полученном из дерева манука ( L. scoparium ) [42], [44] ]. В отличие от меда манука, активность ульмёда в значительной степени обусловлена ​​производством H 2 O 2 : 25% (об. / Об.) Раствор ульмёда не проявил заметной антибактериальной активности при тестировании в присутствии каталазы, в то время как В той же концентрации мед манука сохранял свою антибактериальную активность в присутствии каталазы (отсутствие H 2 O 2 ) [35].Ни один из видов активности не зависит от стерилизующей процедуры гамма-облучения [13].

    Мед имеет характерную кислотность с pH от 3,2 до 4,5, что достаточно низко, чтобы подавлять действие нескольких бактериальных патогенов [45]; отображает значения pH различных видов меда. Минимальные значения pH для роста некоторых распространенных патогенных бактерий: E. coli (4.3), Salmonella spp. (4.0), P. aeruginosa (4.4), S. pyogenes (4.5) [46], и, таким образом, в неразбавленном меде кислотность является важным антибактериальным фактором.Антибактериальные свойства меда также происходят из осмотического эффекта его высокого содержания сахара и низкого содержания влаги, наряду с его кислотными свойствами глюконовой кислоты и антисептическими свойствами его H 2 O 2 [47]. Недавнее исследование антимикробных свойств меда in vitro показало, что H 2 O 2 , MGO и антимикробный пептид пчелиный дефенсин-1 являются отдельными механизмами, участвующими в бактерицидной активности меда [48].

    Показатели pH различных видов меда, обладающих антибактериальной активностью

    4.2. Факторы, влияющие на антибактериальную природу меда

    Молан и Купер [49] сообщили, что разница в антимикробной активности разных видов меда может быть более чем 100-кратной, в зависимости от его географического, сезонного и ботанического происхождения, а также от сбора, обработки и хранения. условия. Антибактериальная природа меда зависит от различных факторов, действующих по отдельности или синергетически, наиболее существенными из которых являются H 2 O 2 , фенольные соединения, pH раны, pH меда и осмотическое давление, оказываемое медом.Перекись водорода вносит основной вклад в антимикробную активность меда, и разные концентрации этого соединения в разных медах приводят к их разным антимикробным эффектам [8]. Кроме того, сообщалось, что физические свойства, а также географическое распространение и различные цветочные источники могут играть важную роль в антимикробной активности меда [50]. Несколько авторов сообщили, что разные меды существенно различаются по эффективности их антибактериальной активности, которая зависит от источника растения [6], [7], [51].Таким образом, было показано, что антимикробная активность меда может варьироваться от концентраций <3% до 50% и выше [6], [10], [51]. Сообщается, что бактерицидный эффект меда зависит от концентрации используемого меда и природы бактерий [4], [52]. Концентрация меда влияет на антибактериальную активность; чем выше концентрация меда, тем больше его польза в качестве антибактериального средства [31]. Taormina и др. [50] сообщили, что концентрация меда, необходимая для полного ингибирования S.typhimurium рост <25%.

    5. Заключение

    О микробной устойчивости к меду никогда не сообщалось [53], что делает его очень многообещающим местным антимикробным средством против инфекции устойчивых к антибиотикам бактерий (, например, , MDR S. maltophilia ) и лечение хронических раневых инфекций, не поддающихся лечению антибиотиками. Следовательно, мед использовался как последнее средство. Мед манука широко исследован, и его антибактериальный потенциал известен во всем мире.Эффективность меда, такого как мед Туаланг, против микроорганизмов, предполагает, что он может использоваться в качестве альтернативного терапевтического средства при определенных заболеваниях, особенно при раневой инфекции.

    Lusby и др. [6] сообщили, что мед, не являющийся коммерчески доступным антибактериальным медом (, например, , мед манука), может обладать эквивалентной антибактериальной активностью против бактериальных патогенов. Рост бактерий, вызывающих желудочные инфекции, таких как S.typhi , S. flexneri и E. coli подавляются медом Туаланг в низких концентрациях. Сообщается, что мед Tualang эффективен против E. coli , S. typhi и S. pyogenes [54], и, таким образом, при пероральном приеме в чистой неразбавленной форме этот мед может помочь ускорить выздоровление. от таких инфекций. Мед эффективен при использовании в качестве заменителя глюкозы при пероральной регидратации, а его антибактериальная активность сокращает продолжительность бактериальной диареи.

    В настоящее время новые тенденции устойчивости к противомикробным препаратам бактериальных патогенов ожоговой раны представляют собой серьезную проблему [55]. Таким образом, мед с эффективными противомикробными свойствами против устойчивых к антибиотикам организмов, таких как MRSA и MDR P. aeruginosa, Acinetobacter spp .. и членов семейства Enterobacteriaceae , которые были связаны с инфекциями ожоговых ран и внутрибольничными инфекциями, очень ожидается [55], [56].

    В целом, непредсказуемая антибактериальная активность нестандартизованного меда может препятствовать его внедрению в качестве противомикробного средства из-за вариаций антибактериальной активности in vitro и различных видов меда.В настоящее время продается ряд медов со стандартными уровнями антибактериальной активности, из которых наиболее известны мед манука ( Leptospermum ), а также мед Tualang ( Koompassia excelsa ). Мед медицинского класса (Revamil, medihoney), который может быть средством местной антибактериальной профилактики из-за его широкого спектра бактерицидной активности или лечить местные инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам, а также чувствительными к антибиотикам бактериями. , следует рассматривать для терапевтического использования.Более того, горный, манука, капилляно и экомед проявили ингибирующую активность против изолятов H. pylori при концентрации 10% (об. / Об.) [57], демонстрируя, что мед местного производства обладают превосходной антибактериальной активностью, сравнимой с коммерческим медом. Поэтому необходимо изучить антимикробную активность других медов местного производства, которые еще не прошли испытания.

    Сноски

    Заявление о конфликте интересов: Мы заявляем, что у нас нет конфликта интересов.

    Список литературы

    1. Леви С.Б., Маршалл Б. Устойчивость к антибактериальным препаратам во всем мире: причины, проблемы и ответы. Nat Med. 2004. 10: 122–129. [PubMed] [Google Scholar] 2. Mandal S, Pal NK, Chowdhury IH, Deb Mandal M. Антибактериальная активность ципрофлоксацина и триметоприма, по отдельности и в комбинации, против Vibrio cholerae O1 биотипа изолятов Ogawa серотипа El Tor. Польский J Microbiol. 2009. 58: 57–60. [PubMed] [Google Scholar] 3. Мандал С, Деб Мандал М, Пал Н.К. Синергетическая анти- Staphylococcus aureus активность амоксициллина в сочетании с экстрактами Emblica officinalis и Nymphae odorata .Азиатский Pac J Trop Med. 2010; 3: 711–714. [Google Scholar] 4. Basualdo C, Sgroy V, Finola MS, Juam M. Сравнение антибактериальной активности меда различного происхождения против бактерий, обычно выделяемых из кожных ран. Vet Microbiol. 2007. 124: 375–381. [PubMed] [Google Scholar] 5. Мандал С., Деб Мандал М., Пал Н.К., Саха К. Антибактериальная активность меда против клинических изолятов Escherichia coli , Pseudomonas aeruginosa и Salmonella enterica серовара Typhi.Азиатский Pac J Trop Med. 2010 (принято) [Google Scholar] 6. Lusby PE, Coombes AL, Wilkinson JM. Бактерицидная активность различных видов меда в отношении болезнетворных бактерий. Arch Med Res. 2005; 36: 464–467. [PubMed] [Google Scholar] 7. Мундо М.А., Падилья-Закур О.И., Воробо Р.В. Подавление роста болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения и организмов, вызывающих порчу пищевых продуктов, с помощью отдельных сырых медов. Int J Food Microbiol. 2004; 97: 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 8. Molan PC. Антибактериальный характер меда. Характер антибактериальной активности.Пчелиный мир. 1992. 73: 5–28. [Google Scholar] 9. Тан Х.Т., Рахман Р.А., Ган С.Х., Халим А.С., Хассан С.А., Сулейман С.А. и др. Антибактериальные свойства малазийского меда туаланг против раневых и кишечных микроорганизмов по сравнению с медом манука. BMC Complement Alternat Med. 2009; 9: 34. DOI: 10.1186 / 1472-6882-9-34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 10. Французский ВМ, Купер Р.А., Молан ПК. Антибактериальная активность меда в отношении коагулазонегативных стафилококков . J Antimicrob Chemother.2005. 56: 228–231. [PubMed] [Google Scholar] 11. Ван ден Берг А.Дж., Ван ден Ворм Э., Ван Аффорд ХК, Халкес С.Б., Хокстра М.Дж., Бекельман С.Дж. Исследование in vitro и антиоксидантных и противовоспалительных свойств гречишного меда. J Уход за раной. 2008. 17: 172–178. [PubMed] [Google Scholar] 12. Molan PC. Доказательства, подтверждающие использование меда в качестве перевязочного материала. Int J Раны нижних конечностей. 2006; 5: 40–54. [PubMed] [Google Scholar] 13. Саймон А., Трейнор К., Сантос К., Блазер Дж., Боде У., Молан П. Медицинский мед для ухода за ранами — все еще «новейший курорт», основанный на доказательствах, Complement Alternat Alternat Med.2008 г. doi: 10.1093 / ecam / nem175. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Купер Р.А., Молан П.С., Хардинг К.Г. Мед и грамположительные кокки, имеющие клиническое значение для ран. J Appl Microbiol. 2002; 93: 857–863. [PubMed] [Google Scholar] 15. Купер Р.А., Халас Э., Молан ПК. Эффективность меда в подавлении штаммов Pseudomonas aeruginosa от инфицированных ожогов. J Ожоговое лечение Rehabil. 2002; 23: 366–370. [PubMed] [Google Scholar] 16. Lusby PE, Coombes A, Wilkinson JM. Мед: сильнодействующее средство для заживления ран? J Wound Ostomy Continence Nurs.2002; 29: 295–300. [PubMed] [Google Scholar] 17. Аль-Вайли Н.С., Акмал М., Аль-Вайли Ф.С., Салоум К.Ю., Али А. Антимикробный потенциал меда из Объединенных Арабских Эмиратов на некоторых микробных изолятах. Med Sci Monitor. 2005; 11: 433–438. [PubMed] [Google Scholar] 18. Ахмед А.К., Хэкстра М.Дж., Хаге Дж., Карим РБ. Медикаментозная повязка: превращение древнего лекарства в современную терапию. Ann Plast Surg. 2003. 50: 143–148. [PubMed] [Google Scholar] 19. Натараджан С., Уильямсон Д., Грей Дж., Хардинг К.Г., Купер Р.А. Исцеление язвы ног, вызванной гидроксимочевиной, колонизированной MRSA, с помощью меда.J Dermatol Treat. 2001; 12: 33–36. [PubMed] [Google Scholar] 20. Данфорд С., Купер Р.А., Молан П.С. Использование меда в качестве повязки при инфицированных поражениях кожи. Nurs Times. 2000; 96: 7–9. [PubMed] [Google Scholar] 21. Мисирлиоглу А., Эроглу С. Использование меда в качестве вспомогательного средства при заживлении донорских участков кожных трансплантатов с расщепленной толщиной. Dermatol Surg. 2003. 29: 168–172. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тонкс А.Дж., Купер Р.А., Джонс К.П., Блэр С., Партон Дж., Тонкс А. Мед стимулирует выработку воспалительных цитокинов моноцитами. Цитокин.2003. 21: 242–247. [PubMed] [Google Scholar] 23. Тонкс А., Купер Р.А., Прайс А.Дж., Молан ПК, Джонс КП. Стимуляция высвобождения TNF-альфа в моноцитах медом. Цитокин. 2001. 14: 240–242. [PubMed] [Google Scholar] 24. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 1. Его использование в современной медицине. В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 25. Molan PC. Почему мед эффективен как лекарство. 2. Научное объяснение его эффектов.В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 26. Blassa M, Candracci M, Accorsi A, Piacentini MP, Albertini M C, Piatti E. Сырой мед миллефиори полон антиоксидантов. Food Chem. 2006; 97: 217–222. [Google Scholar] 27. Visavadia BG, Honeysett J, Danford MH. Медовая повязка Манука: эффективное лечение хронических раневых инфекций. Br J Maxillofac Surg. 2006; 44: 38–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Аллен К.Л., Хатчинсон Г., Молан П.С.Возможность использования меда для лечения ран, инфицированных MRSA и VRE. Первый Всемирный Конгресс Целителей, Мельбурн, Австралия. 2000: 10–13. [Google Scholar] 29. Кингсли А. Использование меда при лечении инфицированной раны. Британский J медсестер. 2001; 10: S13 – S16. [PubMed] [Google Scholar] 30. Абхишек К.Дж., Равичандран В., Мадхви С., Агравал Р.К. Синтез и антибактериальная оценка производных 2-замещенного-4,5-дифенил-N-алкилимидазола. Азиатский Pac J Trop Med. 2010. 3 (6): 472–474. [Google Scholar] 31. Badawy OFH, Shafii SSA, Tharwat EE, Kamal AM.Антибактериальная активность пчелиного меда и его терапевтическая ценность против инфекции Escherichia coli O157: H7 и Salmonella typhimurium . Rev Sci Technol Int Epiz. 2004. 23: 1011–1122. [PubMed] [Google Scholar] 32. Раджешвари Т., Венугопал А., Вишванатан С., Кишму Л., Венил К. К., Саши Кумар Дж. М.. Антибактериальная активность меда в отношении золотистого стафилококка из инфицированных ран. Фармакологияонлайн. 2010; 1: 537–541. [Google Scholar] 33. Агбагва О.Е., Франк-Петерсайд Н.Влияние сырого товарного меда из Нигерии на отдельные патогенные бактерии. African J Microbiol Res. 2010; 4: 1801–1803. [Google Scholar] 34. Чаухан А., Пандей В., Чако К.М., Хандал РК. Антибактериальная активность сырого и обработанного меда. Electron J Biol. 2010; 5: 58–66. [Google Scholar] 35. Шерлок О, Долан А., Атман Р., Пауэр А, Гетин Дж., Ковман С. и др. Сравнение антимикробной активности мёда ulmo из Чили и мёда манука против метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus, Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .BMC Complement Alternat Med. 2010; 10: 47. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Муллаи В., Менон Т. Бактерицидная активность различных видов меда против клинических и экологических изолятов Pseudomonas aeruginosa . J Alternat Complement Med. 2007; 13: 439–441. [PubMed] [Google Scholar] 37. Миорин П.Л., Леви Северная Каролина, Кастодио АР, Бретц В.А., Маркуччи М.С. Антибактериальная активность меда и прополиса из Apis mellifera и Tetragonisca angustula против Staphylococcus aureus .J Applied Microbiol. 2003; 95: 913–920. [PubMed] [Google Scholar] 38. Hassanein SM, Gebreel HM, Hassan AA. Мед сравнивают с некоторыми антибиотиками против бактерий, выделенных от ожоговых инфекций пациентов в больнице университета Айн-Шамс. J American Sci. 2010; 6: 301–320. [Google Scholar] 39. Купер Р. Как мед заживляет раны? В: Манн П., Джонс Р., редакторы. Мед и исцеление. Великобритания: Международная ассоциация пчеловодства; 2001. [Google Scholar] 40. Kwakman PHS, Johannes PC, Van den Akker, Ahmet G, Aslami H, Binnekade JM и др.Мед медицинского качества убивает устойчивые к антибиотикам бактерии in vitro и устраняет колонизацию кожи. Clin Infect Dis. 2008; 46 DOI: 10.1086 / 587892. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41. Уэстон Р.Дж. Вклад каталазы и других натуральных продуктов в антибактериальную активность меда: обзор. Пищевая химия. 2000. 71: 235–239. [Google Scholar] 42. Маврик Э., Виттманн С., Барт Г., Хенле Т. Идентификация и количественная оценка метилглиоксаля как доминирующего антибактериального компонента меда манука ( Leptospermum scoparium ) из Новой Зеландии.Mol Nutr Foods Res. 2008. 52: 483–489. [PubMed] [Google Scholar] 43. Банг Л.М., Овсянка С., Молан П.С. Влияние разбавления на скорость производства перекиси водорода в меде и его значение для заживления ран. J Altern Complement Med. 2003. 9: 267–273. [PubMed] [Google Scholar] 44. Адамс CJ, Болт CH, Deadman BJ, Фарр Дж. М., Грейнджер М. Н., Мэнли-Харрис М. и др. Выделение с помощью ВЭЖХ и характеристика биоактивной фракции меда новозеландской мануки ( Leptospermum scoparium ). Carbohydr Res.2008; 343: 651–659. [PubMed] [Google Scholar] 45. Haniyeh K, Seyyed MS, Hussein M. Предварительное исследование антибактериальной активности некоторых лекарственных растений Хузестана (Иран) Asian Pac J Trop Med. 2010. 3 (3): 180–184. [Google Scholar] 46. О’Грейди Ф.В., Ламберт Х.П., Финч Р.Г., Гринвуд Д. Антибиотик и химиотерапия. 7-е изд. Нью-Йорк: «Живой камень Черчилля»; 1997. [Google Scholar] 48. Kwakman PH, Te Velde AA, de Boer L, Speijer D, Vandenbroucke-Grauls CM, Zaat SA. Как мед убивает бактерии. FASEB J. 2010; 24: 2576–2582.[PubMed] [Google Scholar] 49. Молан П.С., Купер Р.А. Мед и сахар как повязка для ран и язв. Троп Докт. 2000; 30: 249–250. [PubMed] [Google Scholar] 50. Таормина П.Дж., Ниемира Б.А., Беушат Л.Р. Ингибирующая активность меда против болезнетворных микроорганизмов пищевого происхождения в зависимости от наличия перекиси водорода и уровня антиоксидантной силы. Int J Food Microbiol. 2001; 69: 217–225. [PubMed] [Google Scholar] 51. Уилкинсон Дж. М., Кавана Х. М.. Антибактериальная активность 13 видов меда против Escherichia coli и Pseudomonas aeruginosa .J Med Food. 2005. 8: 100–103. [PubMed] [Google Scholar] 52. Аделеке О.Е., Олайтан Ю.О., Окепекпе Е.И. Сравнительная антибактериальная активность меда и гентамицина против Escherichia coli и синегнойной палочки . Анналы горят пожарами. 2006; 19: n4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Тумин Н., Халим Н.А., Шахджахан М., Нур Изани Н.Дж., Саттар М.А., Хан А.Х. и др. Антибактериальная активность местного малазийского меда. Malaysian J Pharma Sci. 2005; 3: 1–10. [Google Scholar] 56.Эрол С., Альтопарлак У., Акчай М.Н., Челеби Ф., Парлак М. Изменения микробной флоры и колонизация ран у пациентов с ожогами. Бернс. 2004. 30: 357–361. [PubMed] [Google Scholar] 57. Ndip RN, Alertia E, Takang M, Echakachi CM, Malongue A, Akoachere JTK, et al. In vitro антимикробная активность выбранных медов в отношении клинических изолятов Helicobacter pylori . African Health Sci. 2007. 7: 228–231. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 58. Mulu A, Tessema B, Derbie F. In vitro оценка антимикробного потенциала меда в отношении распространенных патогенов человека.Эфиоп J Health Dev. 2004. 18: 107–112. [Google Scholar] 59. Асади-Пуйя А.А., Пнехшахин М.Р., Бехешти С. Антимикобактериальный эффект меда: исследование in vitro . Rivista Di Biologia. 2003. 96: 491–495. [PubMed] [Google Scholar]

    Лекарственный мед

    Что такое лечебный мед?

    Люди использовали мед из-за его целебных свойств на протяжении тысячелетий, но до относительно недавнего времени многие, занимающиеся современной медициной, отвергали его как «альтернативный», непроверенный и неэффективный.Тем не менее, все большее количество научных исследований в настоящее время показывают эффективность меда для ухода за ранами, здоровья кишечника и хорошего самочувствия. Его эффективность связана с активностью антибактериальных агентов в меде, которые могут контролировать инфекцию и способствовать заживлению.

    Распространенное заблуждение — мед — стандартный продукт. Однако вкус, цвет и антимикробная активность меда будут сильно различаться в зависимости от того, какие цветы посещают пчелы, чтобы собрать нектар, который они превращают в мед.

    Все меды обладают антимикробными свойствами (т.е. уничтожение микробов) до некоторой степени за счет ферментов, продуцирующих перекись водорода. Некоторые виды меда также содержат метилглиоксаль (MGO), который обладает антибактериальным и антимикробным действием в этих медах.

    Если уровень MGO превышает 500 в их рейтинге, мед считается лекарственным в его использовании.

    Ниже приведены несколько примеров использования меда медицинского качества.

    Чтобы купить наш новый биоактивный мед Gather By, посетите наш магазин меда.

    Мед для оказания первой помощи порезов, ран и ожогов

    • Подавляет рост болезнетворных бактерий в области раны
    • Обеспечивает влажную среду заживления ран
    • Помогает удалить мусор и грязь с места раны
    • Помогает минимизировать образование корок и рубцов
    • Обеспечивает защитный барьер между повязкой и раной
    • Помогает предотвратить прилипание и раздражение повязки к месту раны
    • Антиоксиданты уменьшают повреждения, вызываемые свободными радикалами в области раны
    • Стимулирует высвобождение цитокинов, что уменьшает воспаление и ускоряет процесс заживления ран. 1

    Для ухода за полостью рта и горла

    • Облегчение симптомов боли в горле
    • Облегчение симптомов воспаления десен
    • Средства для лечения язв во рту
    • Поддержание здоровой пищеварительной функции
    • Облегчение несварения желудка
    • Содержит натуральный сахар

    Чтобы купить наш новый биоактивный мед Gather By, посетите наш магазин меда.

    Почему этот биоактивный мед часто называют медом «Желейный куст»?

    Jellybush получил свое название от густого гелеобразного меда, который пчелы собирают с вида растений, произрастающих в Австралии и Новой Зеландии, — Leptospermum.Биоактивный мед Jellybush содержит как перекись водорода, так и метилглиоксаль (MGO). Оба этих химиката были исследованы учеными в Австралии и во всем мире, и было показано, что они обладают антимикробными свойствами. Вот эти виды меда:

    • Высокое содержание антиоксидантов
    • Ферменты с высоким содержанием перекиси водорода
    • Высоко в MGO

    Антиоксиданты, содержащиеся в меде, также способны уменьшить воздействие свободных радикалов. Эти природные свойства придают меду мощные очищающие свойства с доказанной пользой для здоровья при приеме внутрь или наружном нанесении на кожу.

    Не все медузы из желейных кустов и манука активны, поэтому перед использованием в лечебных целях всегда выбирайте мед, который прошел проверку на его биологическую активность.

    Вот рейтинговые системы, о которых вам нужно знать:

    Активный мед Leptospermum перед упаковкой тестируется в независимых лабораториях для проверки уровня непероксидной активности в меде во время упаковки. Партии меда присваивается рейтинг MGO, чтобы показать уровни метилглиоксаля в меде.

    В Новой Зеландии мед Leptospermum обычно называют медом Manuka, и часто, помимо рейтинга MGO, на банке печатается параллельная система оценок, Уникальный фактор Манука или рейтинг UMF. Это рейтинговая система с торговой маркой, недоступная для австралийских производителей и упаковщиков меда.

    Несколько избранных высококачественных австралийских медов Leptospermum имеют свою собственную систему оценки с торговой маркой, которая называется Unique Leptospermum Factor (ULF), и на этикетках будет указан этот рейтинг вместе с эквивалентной нумерацией MGO.Медицинские меды, использующие рейтинг UMF и ULF, покажут количество UMF или ULF не менее 12+.

    Сезонные колебания цвета и текстуры меда из желейных кустов или лептоспермумов могут возникать из-за одновременного цветения других видов растений, но активность всегда гарантирована.

    ULF ПРЕДЛАГАЕМОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УРОВЕНЬ MGO
    20+ УХОД ЗА РАНОЙ И РТА 800 мг / кг
    15+ ЛЕКАРСТВЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ 550 мг / кг
    10+ ЗДОРОВЬЕ ПИЩЕВАРЕНИЯ 260 мг / кг
    5+ ТЕХНИЧЕСКАЯ ДОЗА 150 мг / кг

    Чтобы купить новый продукт Gather By Bioactive Honey, посетите наш магазин меда.

    О рейтинговой системе ULF

    Найдите время, чтобы прочитать и понять важность рейтинговой системы ULF для меда Jellybush. В то время как мед Jellybush получил все большее освещение в прессе, часто разница между обычным медом Jellybush и медом Jellybush не различается на этикетке банки.

    Рейтинг ULF является показателем силы антибактериального эффекта. Оценка 12+ считается подходящей для терапевтических целей.Этот мед называют «биоактивным», хотя большая часть обычного меда Jellybush все еще продается как активный, если он не показывает рейтинг MGO и / или рейтинг UMF / ULF, его активность будет связана с ферментами, производящими перекись водорода, а не с метилглиоксаль в меде.

    Рейтинг ULF — это ваша гарантия того, что этот австралийский мед манука был протестирован и подтвержден на предмет его антибактериальной активности.

    Что означает слово «биологически активный»?

    Это относится к способности меда австралийского Leptospermum уничтожать или подавлять рост многих бактерий и грибов.Уровень этой «активности» или антимикробного качества определяется с помощью специальных лабораторных тестов.

    Два типа «активности» в меде Leptospermum:

    1. Активность перекиси водорода

    Первая и наиболее распространенная форма антибактериальной активности связана с медленным высвобождением перекиси водорода с помощью фермента глюкозооксидазы, присутствующего в меде.

    Способность различных видов меда выделять перекись водорода сильно различается, при этом некоторые виды меда обладают не более антибактериальными свойствами, чем сахар.Причина этого изменения, вероятно, связана с тем, что фермент, ответственный за выделение перекиси водорода, чувствителен как к теплу, так и к свету, а также к другим природным химическим соединениям в некоторых медах. Этот фермент можно деактивировать под воздействием тепла, света и природных фитохимических веществ и снизить способность меда выделять перекись водорода. Вот почему при тестировании некоторых медов в лабораториях они не обнаруживают никаких признаков активности перекиси водорода.

    The Gather By Методы холодного отжима и упаковка из янтаря помогают сохранить биологическую активность меда, который мы поставляем на рынок.

    2. Уникальный фактор лептоспермума + ULF (TM) или активность без перекиси водорода

    Уникальный фактор Leptospermum связан с присутствием природного фитохимического вещества, идентифицированного как метилглиоксаль (MGO). Это антибактериальное свойство уникально для меда, произведенного из растений Leptospermum. Компонент метилглиоксаля (MGO) вместе с небольшим процентом других фенольных соединений отвечает за сильные противомикробные свойства ULF, обнаруженные в Jellybush Honey.

    Уникальный фактор лептоспермума (ULF) более стабилен, чем антимикробный эффект перекиси водорода в меде, поскольку на него быстро не влияет разбавление.

    Эта активность, не связанная с перекисью водорода, была впервые обнаружена в Новой Зеландии профессором Питером Моланом, чьи исследования были сосредоточены на антибактериальных эффектах меда манука (из видов Leptospermum Scoparium). Профессор Питер Молан придумал термин «уникальный фактор мануки» применительно к этому антимикробному эффекту.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *